Системно-аналитическая организация потокодвижения при проектировании логистических систем в реальном секторе экономики: теория и методология (31.08.2009)

Автор: Осовцев Виктор Анисимович

Выявленные при реализации этой идеи функции распределения логистических потерь, предложено называть векторными логистическими функциями (ВЛФ). В диссертационном исследовании на конкретных примерах показано, что эти функции имеют не только прикладную, но и теоретико-методологическую ценность, так как позволяют выявлять даже гипотетические экономические взаимосвязи между затратами на продвижение потока в пространстве и во времени, которые определяют его добавленную стоимость.

Методика определения ВЛФ построена на использовании локальных коэффициентов трансформации логистических сопротивлений ri в процессе движения Ni единиц потока через i-е количество участков проектируемой ЛС в пространстве – mi=riS /ri-1 , и во времени – ni= riZ/ri-1, которые рекомендовано «привязывать» к первоначальной стоимости потока – С0.

Выполненный балансовым методом анализ образования логистических потерь в пространстве и во времени позволил разработать метод их определения при различных режимах движения материального потока, основной алгоритм которого в графоаналитической форме представлен на рис.5.

Рис. 5. – Алгоритм определения логистических потерь при различных режимах движения материального потока

а – весь поток без остановки движется до конечного пункта; б – весь поток остается в запасе на промежуточном участке; в – часть потока без остановки движется до конечного пункта, а часть в это время остается в запасе на промежуточном участке; г – часть потока без остановки движется до конечного пункта, а часть, побывав в запасе некоторое время, продолжает движение до конечного пункта; д – весь поток с остановкой на промежуточном участке движется к конечному пункту

В работе на практических примерах показано, что использование приведенного метода определения логистических потерь позволяет получать аналитические зависимости, которые могут эффективно использоваться при рационализации управления логистическими затратами в центрах их образования, предварительно выявленных путем имитационного моделирования.

По авторской гипотезе, которая достаточно хорошо подтверждается современной практикой хозяйствования, любой логистический процесс, имеет предел своего совершенствования, заключающийся в обеспечении сквозного движения материального потока при нулевых запасах. В этой связи предлагается включить в инструментарно-методический аппарат логистики эксергетический анализ, который, являясь по сути системно-аналитической частью широко известного в экономике и маркетинге бенчмаркинга, позволяет оценивать эффективность организации потокодвижения по отношению к этому пределу (эталону).

Данный анализ опирается на понятие о коэффициенте эксергетических потерь, который в логистике зависит от суммы следующих слагаемых:

?Собщ=?Сзап+?Соф+?Сштр+?Стр+?Синф+?Срын+?Снр , (7)

где ?Сзап, ?Соф, ?Сштр, ?Стр, ?Синф, ?Срын, ?Снр – соответственно потери эксергии в стоимостной форме, связанные с содержанием избыточных запасов и неиспользованных основных фондов логистического назначения; вызванные штрафами и неоптимизированными налогами; возникающие из-за неполноты использования трудовых и информационных ресурсов; упущенной выгоды и нерационального использования накладных расходов и т.п.

Тогда коэффициент эксергетических потерь проектируемой логистической цепи можно определить по формуле:

КЕхЛС = 1 – [(Срын – С0) – ?((Спот)]/[(Срын – С0) – ?((Спотmin)] , (8)

где С0 и Срын – соответственно рыночная стоимость материального потока на входе и выходе проектируемой системы; ?((Спотmin) и ?((Спот) – минимальная и расчетная суммы логистических потерь, определяемых по алгоритму на рис.5 в зависимости от варианта движения материального потока.

В работе приводятся примеры расчетов, которые показывают, что результаты эксергетического анализа хорошо дополняют традиционный логистический анализ и могут служить веским аргументом при оптимизации проектных решений. Рассматривая понятие о логистическом сопротивлении с экономических позиций, обращено внимание на его двойной смысл, связанный со спецификой использования внутри и за пределами проектируемой логистической цепи. Показано, что в общем случае динамика рационализации управления логистическими затратами должна быть направлена в сторону создания организационно-экономических условий для уменьшения суммы внутренних логистических сопротивлений (r и в сторону поиска внешней среды с более высокими «внешними» логистическими сопротивлениями R. Такая постановка задачи требует аналитического определения результирующих показателей логистического процесса, ориентируясь на которые можно было бы оперативно управлять соотношениями между динамикой и статикой материального потока в процессе организации потокодвижения в реальном секторе экономики. Системно-аналитическое содержание данной задачи представлено в графической форме на рис.6.

Рис.6. – Сопоставление динамики затрат на логистику в пространстве (C(0,S)

и во времени (Cзап(0,Z) с динамикой стоимости потока в сфере обращения Cпт(Z, S) по отношению к рыночной цене продукта Срын

В результате ее решения методом обобщения указанных параметров на основе законов проводимости и аккумуляции материального потока предложено использовать два результирующих показателя, отражающих качество организации потокодвижения, которые в совокупности определяют ресурсоемкость потока:

1. Количество циклов окупаемости логистических затрат

2. Коэффициент оборачиваемости логистических затрат

где (Спот = С0 + (ZСинф + (SСтр – общие затраты на закупку сырья, за использование логистической инфраструктуры и транспортных единиц, определяемые по алгоритму на рис.5.

Их самым важным достоинством перед такими существующими финансово-экономическими показателями, как: материалоемкость продукции, фондоемкость, запасоемкость и т.п. является то, что они не ограничиваются рамками оборотных средств и объемом реализованной продукции, но еще учитывают характер протекания логистического процесса.

Определение ресурсоемкости потока по формулам (9) и (10) обнаруживает органичную связь между материалоемкостью продукции и ресурсоемкостью потока и одновременно указывает на необходимость четкой увязки периода логистического цикла с периодами циклов снабжения первичными ресурсами, производства и реализации готовой продукции. Это требование значительно осложняет задачу системного анализа логистических затрат и нередко обнаруживает бесперспективность определения эффективности логистической компоненты вне связи с эффективностью всей производственно-коммерческой системы.

В четвертой главе – «Методология принятия проектных решений в условиях неопределенности на основе элементов теории игр» проанализированы основные факторы реализации игрового подхода при проектировании ЛС, определены принципы принятия проектных решений и выбора «центров ответственности» за организацию потокодвижения, разработаны средства отображения динамики экономических компромиссов.

Основная часть задач организации потокодвижения в реальном секторе экономики является выбором проектных и управленческих решений в условиях неопределенности, где «классические» приемы оптимизации обычно не срабатывают или создают иллюзию решения практических задач. Анализ экономических (институциональных) и технократических источников неопределенностей на примере двух концептуальных моделей целеполагания теории фирмы – «агентских издержек» и «ресурсной зависимости» – позволил сделать вывод о том, что путь к обоснованию проектных решений в условиях неопределенности лежит через поиск компромисса, область которого гораздо шире, чем «точка оптимума». В работе обосновано положение, согласно которому дорогу к компромиссу целесообразно прокладывать через логику кооперативных игр, позволяющую рекомендовать следующий алгоритм выбора «центров ответственности» за логистическую организацию потокодвижения.

Поиск обобщенной стратегии действий для достижения общей цели.

Определение степени выгодности участия в проекте потенциальных «центров ответственности».

Установление системы ограничительных условий.

Изучение устойчивости проектируемой ЛС по совокупности критериев, определяющих склонность «центров ответственности» к принятию компромиссных решений и умение работать в одной команде.

Анализ свойств ситуаций равновесия, их значения, смысла и полезности, и по возможности поиск оптимальных состояний в конкретных случаях.

Обобщение способов нахождения ситуаций равновесия и равновесных стратегий с помощью теоретико-игровой конструкции кооперативных игр позволило сформулировать принципы принятия проектных решений в условиях неопределенности. Установлено, что эти принципы подходят как для материальной, так и нематериальной составляющей проекта ЛС. Только в первом случае проектировщик в большей мере имеет «игры с природой», поведение которой относительно предсказуемо, а во втором – игры с «человеческим фактором», поведение, которого менее предсказуемо, но имеет существенные ограничения в рамках складывающихся экономических обстоятельств и стратегических партнерских отношений. Предлагаемые принципы декомпозированы на три группы, отражающие влияние рыночной среды, основные условия для развития партнерских отношений и специфику распределения общей прибыли между «центрами ответственности».

Конкретный подбор потенциальных «центров ответственности» требует экспертной оценки не только их личных качеств, но и совокупности характеристик, которые бы способствовали обеспечению баланса между общими, групповыми и личными экономическими интересами стратегических субъектов проектируемой логистической цепи. Подобный баланс также предлагается определять на основе теории кооперативных игр, позволяющей установить конфигурацию критериев их склонности к принятию компромиссных решений. В целом такая конфигурация должна отражать:

1. Общность мотивации каждого «центра ответственности» общецелевому вектору действий.

2. Самоограничение, выражающееся в способности партнеров к добровольному выполнению взятых на себя коллективных обязательств.

3. Рефлексивность, отражающая адекватность и быстроту реакции «центров ответственности» на сигналы информационных и управляющих потоков от координатора проектируемого логистического процесса.

4. Необходимость, означающая привлечение к участию в проекте субъектов, являющихся носителями требуемых проектом материальных, трудовых, финансовых и других ресурсов.

5. Существенность, которая определяет способность «центра ответственности» не допускать возникновения ситуации, когда его ресурсами распоряжаются другие.

6. Эквивалентность, допускающая возможность различия в собственных капиталах «центров ответственности» и в их долях распределения общей прибыли по результатам логистической деятельности.

7. Сопряженность, когда преимущество имеют субъекты проекта, обладающие высокой степенью унификации информационных, технических, логистических и других технологий по отношению к проектируемой системе.

8. Инвариантность, допускающая возможность выбора «центрами ответственности» различных, хотя и ограниченных задачами достижения общей цели, локальных стратегий и тактик действий.

Учет этой совокупности критериев и следование установленному порядку выработки компромисса помогает целенаправленно осуществлять поиск перспективных «центров ответственности» за реализацию проекта и в определенной степени гармонизировать их экономические интересы.


загрузка...