Пословичная концептуализация мира в кумыкском языке (31.07.2012)

Автор: Сулаева Жанна Абдулгамидовна

В основе языкового воплощения концепта «время» в кумыкской лингвокультуре помимо универсальных черт лежат и национально-специфические особенности, отражающие особенности менталитета и системы ценностей данного национального сообщества. Особая роль отводится лексемам, характеризующим языковое пространство в его двух основных параметрах: ал «вперёд» – арт «назад», оьр «вверх» – эниш «низ», обусловливая вариативность данной категории: пространство в кумыкской пословичной картине мира может быть представлено как двумерная плоскость. Двухмерность предполагает горизонтальную и вертикальную плоскости пространства. Дюнья дёгерек айлана, инсангъа бир алды багъар, бир арты багъар. Бир оьрню бир эниши. Как видно из примеров, среди слов с релятивным значением были выявлены антонимические парадигмы. Данные лексемы связаны отношением контрарной антонимии.

Понимание времени есть показатель, характеризующий культуру того или иного этноса. «В нем воплощается, с ним связано мироощущение эпохи, поведение людей, их сознания, ритмы жизни, отношения к вещам» [Гуревич 1984: 103]. В кумыкском языке суточные циклы могут иметь как положительную, так и отрицательную характеристику: Гече юрюген эртен сююнер. «Не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня»; Ахшам алмасанг, эртен тапмассан. «То, что вечером не взял, утром не найдешь».

В кумыкских пословицах запечатлена и мысль о беспредельности, бесконечности времени: Тангаланы арты ёкъ «У завтра нет конца». Потеря времени отрицательно характеризует человека: Вакътини зая этмек – гьакъылсыз башны иши. «Потерять время – дело дурной головы».

Время также может выступать как причина изменений, как активная сила, вызывающая изменения. О замангъа я эшек, я эшекни еси оьлер. «К тому времени или ишак умрет, или его хозяин умрет»; О замангъа хыйлы сув эниш агъар «К тому времени много воды утечет».

Наше внимание привлекло проявление национального своеобразия, когда мы рассмотрели функционирование в пословицах названий дней недели как проявление философской категории времени. В кумыкском языке оказывается достаточно распространенным использование лексической единицы жумагюн «пятница». Вероятно, это связано с тем, что пятница занимало особо важное место среди прочих дней недели, поскольку, с точки зрения мусульманских традиций, пятница – это святой день. И пятница не просто выделяется среди других дней недели, а противопоставляется им. Жумагюн гюнлеге ошамас. «Пятница не похожа на другие дни». Это явление еще Ш. Балли называл «мысленным противопоставлением» [Балли 1961: 192], а лексические единицы, участвующие в таком противопоставлении «подразумеваемыми антонимами» [Там же].

Общая ассоциация «жизнь» репрезентирует идею об атрибутивности времени-пространства для человека. Таким образом, время представляется как способ организации жизнедеятельности человека, как условие и показатель движения жизни. Пространство характеризуется представлениями о его физической безграничности и границах восприятия и репрезентируется как условие для существования человека. Гетген яшав оьлю йимик. Яшавну башы ялын, арты кюл.

По содержанию определений время репрезентируется как условие существования человека и движение жизни. В содержании определений пространства присутствуют представления о существовании и непознаваемости мира, о пустоте и предметном мире, о месте присутствия человека в пространстве, об окружающей среде. В определениях содержатся представления о взаимосвязи времени и пространства.

Достоверные различия по параметрам «соотнесенность с жизнедеятельностью человека» и «связь с явлениями и объектами внешнего мира» подтверждают, что пространство репрезентируется через признаки объективной действительности, а время – через связь с жизнью и деятельностью субъекта. В едином отображении каждая из составляющих – время и пространство – имеют собственные определенные характеристики, дополняют друг друга, что четко разделено в вербальных репрезентациях [Семёнова 2008: 17].

3.4. Труд. Критерием для оценки положения человека в обществе, его возможностей является степень его профессиональной компетенции. Прикладной характер профессионализма, работы обусловливает большое количество пословиц, где она противопоставляется лени и болтовне, которые мешают работать, а значит получать материальный результат, иметь уважение в обществе: Ишден ялкъма, ишсизликден ялкъ «Уставай не от работы, а от лени».

Концепт «труд» состоит из природно-физического, этического и социоэтнического уровней, которые отражают доминирующие черты трудолюбия и оппозиционной ему лени. Концепт «труд» реализован в кумыкском языке через лексемы со значением иш «труд», работа», къуллукъ «дело», гьаракат «действие», «деятельность», концепт «лень» – через лексемы ишсюймес, эринчек «ленивый».

Cлова иш «труд», работа», къуллукъ «дело», гьаракат «действие», «деятельность», репрезентирующие один и тот же концепт, актуализируют совершенно разные признаки концепта труд. Эти компоненты содержания лексемы «труд», несомненно, важны для более полного представления концепта труд.

B большинстве кумыкских пословиц концепт иш «труд» предстает как общечеловеческая утилитарно-практическая ценность. Значимым оказывается наличие в пословицах слов, обозначающих положительные чувства и эмоции людей. Данные слова также подтверждают положительное начало труда: эркинлик «свобода», разилик «согласие», сююв «любовь», сююнч «радость», насип «счастье», сарын «песня». Отношение к труду определяет значимость человека в обществе. В пословицах неработающий человек характеризуется как «пустышка»; подчеркивается, что красота и сила человека в труде; что только в труде формируется и проявляется талант и вдохновенье человека: Ишлемеген тишлемес «Кто не работает, тот не ест»; Илмуну тереги тер булан сугъарыла. «Древо науки поливается потом».

Кумыкские пословицы актуализируют концепт труд с временами года, поскольку в жизни четко были противопоставлены относительно сытые осенний и зимний периоды и голодная весенняя пора. Язлыгъы къолай буса, къышлыгъы да шолай болур. «Если весна будет благодатной, зима тоже будет такая».

Картины трудовой жизни кумыкского народа особенно ярко вырисовываются в пословицах, относящихся к животноводству. Это основная отрасль хозяйства в горах. Труд овцевода в кумыкской пословице освещен со всех сторон. Здесь же проявляется и наблюдательность народа, знание повадок животных, умение подмечать мелкие детали их поведения: Эртен тез тургъан къойчуну къойлары эгиз къозлар. «У пастуха, который встает рано утром, овцы окотятся вдвойне».

Конкретный жизненный общественно-исторический, житейский и бытовой опыт кумыков наложил свой отпечаток на художественную форму, язык пословиц и поговорок, определил их национальное своеобразие. Оригинальный язык кумыкских пословиц подчеркивает лексическое богатство указанного языка. Большое количество пословиц реализует компонент иш «труд». Образы концепта иш «труд» выводятся из языкового выражения Ишлемеген тишлемес. «Кто не работает, тот не ест».

Kонцепт иш «труд» представляет собой ментально-когнитивное образование, отражающее систему представлений и понятий об определенном фрагменте действительности. Kонцепт труд является таким образованием, для которого особенно важно языковое выражение, так как лексема иш «труд» является абстрактным понятием и обозначает сущность, обнаруживающую свое бытие в сознании человека через язык.

Пословицы со значением «бездельничать» можно разелить на несколько семантических моделей: абсолютно ничего не делать; бездельничать; болтать, празднословить; заниматься бесполезной и бесплодной деятельностью. Подробнее остановимся на анализе данных семантических моделей в исследуемом языке.

Первая модель отражает самый естественный способ времяпрепровождения для лентяя – ничегонеделание: Гече къыдыр, гюндюз ят, тамакюге бёркюнг сат «Ночью гуляет, утром спит, за табак шапку продаст».

Вторая семантическая модель связана с еще одним способом времяпрепровождения – болтовней или празднословием: кум. Тилде сюек ёкъ «Язык без костей»; Тили булан таш жыяр «Языком камни будет собирать».

Третья семантическая модель связана с выполнением бесполезной, бесплодной и несвоевременной работы: Булутлу гюн инныр яйма «В облачный день не собирайся молотить».

Изобилие названий лентяев и бездельников в языке ни в коей мере не свидетельствует о том, что они превышали число тружеников. Причина данного явления кроется в яркой экспрессивности и оценочности языка. Народный язык живо реагирует на отрицательные стороны общественной жизни, на отрицательные качества, действия и поступки людей появлением новых слов и выражений [Мокиенко1975:47-48]. К положительным же явлениям жизни народная речь относится более спокойно, как к норме, поскольку труд всегда являлся жизненной необходимостью, потребностью для человека, мерилом положительных человеческих качеств. Положительная оценка труда и является причиной небольшого количества пословиц и поговорок – синонимов глагола ишлемек «трудиться». Чем положительнее отношение к труду, тем отрицательнее оценка безделья в огромном количестве пословиц и поговорок, представленных в кумыкском языке. Загьмат – байлыкъны булагъыдыр «Труд – начало богатства».

Труд оценивается как источник жизни на земле, средство материального благосостояния. Подчеркивается, что красота и сила человека в труде, только в труде формируется и проявляется талант и вдохновение человека, и труд, несомненно, является нравственной ценностью в жизни каждого народа. Труд, терпение и умение неразрывно связаны между собой: Билимсиз иш болмас, ишсиз билим болмас «Без знаний нет работы, без работы нет знаний».

В кумыкской языковой картине мира высшая степень мастерства связана также с проявлением мастерства и смекалки: Уста нечик болса, иши де шолай болар «Каков мастер, такова и работа»; Устадан иш къоркъа «Дело мастера боится».

3.5. Жизнь. Концепт яшав – «жизнь» аккумулирует свои эстетические смыслы в пределах предметно-понятийного слоя лексики. Его образуют лексема яшав «жизнь», и семантически близкие лексемы яшама «жить», янгыз «одиноко», арив «красиво» и др., характеризующие жизнь как эстетическую категорию, которая подчеркивает творческое, чувственное и вневременное ее значение.

В пословицах о жизни отражены оценочные мнения о моральных, физических и умственных характеристиках, присущих кумыкскому народу. В них происходит воспитание характера, осмеяние человеческих пороков.

Понимание жизни как сложного и многомерного явления отражено в пословице Яшавда не де бола «В жизни чего только не случается».

Много пословиц, выражающих любовь к жизни, дающих оценку состоянию человека, бедности и богатству, осуждающих трусость, предательство. Аркъан назик ерден уьзюлюр «Веревка рвется в тонком месте»; Кюлеме хоншунга, гелир башынга «Не смейся над соседями, обрушится на твою голову».

Раскрывая глубокий смысл жизни, ее способность наделить силой, мыслью, душой, гармонией даже то, что никогда в привычном смысле не было живым, пословицы одушевляют ее. Яшав юрюй, етишмесенг, янгыз къаларсан «Жизнь идет, если не будешь успевать, останешься один»;

Концепт яшав «жизнь», отражая нравственно-эстетические ценностные ориентиры кумыкских пословиц, проецируется в ментальное пространство социума. Для кумыка одинокая жизнь это не жизнь. Жизнью можно назвать такую жизнь, которая прожита по-человечески, красиво: Янгыз яшав яйнамас. «Одинокая жизнь не процветет»; Яшавлукъну адамлыкъ булан болгъаны яшав. «Жизнь – та, которая прожита по-человечески».

Кумыки большое значение придавали соседям. Когда покупали дом, спрашивали, какие соседи. Об этом говорит и пословица Уьй алгъынча, хоншу ал «Прежде чем приобрести дом, приобретай соседа».

3.6. Гостеприимство. Для народов Кавказа важную часть жизни составляет гостеприимство, доброе отношение к гостю. Отношения гостеприимства предполагают также защиту гостя от возможных посягательств на его жизнь, честь и имущество. У кумыков издавна повелось поселять гостя в самой лучшей и нарядной комнате, стелить самую мягкую постель, кормить лучшей едой. Конь гостя стоял в лучшем стойле и кормился лучше, чем хозяйский. Принцип – все лучшее гостям соблюдается строго. У гостя нельзя спрашивать, сколько времени он будет гостить. Нельзя также сразу спрашивать о цели его визита. О нем узнают постепенно, во время трапезы и беседы. Гостеприимство как представление о радости, демонстрируемой при встрече желанного гостя, передается через образы бровей, раскинутых широко от радости, через образ лица (открытого, приветливого): Къонакъгъа ашынг берме, къашынг бер «Гостя угощай не едой, а бровью». Насипли ожакъ къонакъсыз болмас «Счастливая семья без гостей не бывает».

Антиподами данным образам являются неприветливое отношение к гостю. Такое отношение передается через образы насупленных бровей, сдвинутых бровей, хмурого, неприветливого лица. Не зря в кумыкской пословице говорится Чакъырмагъан ерге ит де бармай «Без приглашения даже собака не идет».

3.7. Дружба. Как и многие другие языки, кумыкский язык богат пословицами и поговорками о дружбе: Къурдашлар тапма тынч, сакълама къыйын. «Легче найти друзей, чем их сохранить»; Досдан аягъан мал болмас. «Нет ничего дороже дружбы»; Халкълыны дослугъу -- душманны бошлугъу. «Дружба народа – победа над врагом».

Причем определенное сходство их составляющих и значения проявляются как в родственных, так и в генетически неродственных языках. Среди паремий о дружбе людей в кумыкском языке встречаются и такие, которые полностью совпадают с пословицами народов Дагестана.

Кумыкские пословицы, которые выражают позитив (дружба, взаимопомощь, уважительное отношение друг к другу) ценятся очень высоко. Между друзьями предполагаются открытые, искренние отношения, в основе которых лежат принципы доброжелательности и взаимопомощи: Дос къара гюнде билинер. «Друг познается в беде»; Досдан аягъан мал болмас. «Нет ничего дороже дружбы». Верность и преданность другу, которую надо доказать перед ним, а также стремление быть примером, образцом для друга выражает пословица Душмангъа туврасын айтсанг, досунга уьлгю болур. «Если врагу скажешь в лицо, то это будет примером для друга».

Кумыкские паремии учат ценить дружбу и взаимопонимание.

3.8. Дом – Родина. Лексическая система языка оказывается наиболее информативной в репрезентации концепта «дом». Дом для кумыка имеет особенное значение. Национальное своеобразие мировосприятия той или иной этнокультурной общности коренится в образе жизни и психологии народа, отраженных в языке семантической структурой языковых знаков. Такое национальное своеобразие запечатлено и в кумыкских пословицах: Уьйню аривлюгю уллу агьлю. «Красивая семья – большая семья»; Эришив бар уьйде берекет болмас. «В сварливом доме нет благополучия».

Понятие Родины обладает в национальном сознании кумыкского народа абсолютной ценностью: Тамурсуз ювшан да оьсмей «Без корня и полынь не растет»; Бакъбакъ да батмакъны излей. «Даже утка ищет болото». Пословицы кумыков характеризуют значимость родины для человека, определяют «Родину» как важную часть жизни.

Продуктивнее всего пословицы творились в те периоды истории народа, которые были богаты событиями социальной и политической борьбы. Таковы, например пословицы Элингны сырын бек сакъла «Не предавай Родину, отдай за нее жизнь»; Батырны батырлыгъы яв гелгенде билинир «Герой покажет себя на войне».

У кумыков чувство любви к родному краю выражено довольно сильно, дружба между людьми и любовь к родине превыше земных богатств и почестей: Бирлик булан эл яшнар «С помощью дружбы расцветет Родина»; Ватаны ёкъну – ватандашы ёкъ «У кого нет Родины, у того нет земляков».


загрузка...