Традиции Андрея Платонова в философско-эстетических исканиях русской прозы второй половины XX – начала XXI вв. (31.05.2010)

Автор: Серафимова Вера Дмитриевна

Изучение произведений Платонова «по горизонтали», в историко- культурном контексте эпохи, позволило установить, что значение наследия писателя для дальнейших философско- эстетических исканий русской прозы заключалось в глубине и самобытности осмысления им жизни человека, оказавшегося свидетелем трагического хода национальной истории, в художественном совершенстве прозы, в «магическом языке»(Ю.Нагибин). Творчество Платонова обозначило важный фактор развития общественной мысли, эстетики, культуры. Благодаря его художественным открытиям русская литература обрела новый способ видения и оценки событий, реализовав ключевые составляющие возрожденной в 1920-30-е годы «экзистенциальной парадигмы культуры», зафиксировавшей постоянный интерес художника к онтологическим, сущностным проблемам бытия.

Диахронический подход к прозе А.Платонова, охватывающий «вертикальные контексты» его творчества – связи с предшественниками (А.С.Пушкиным, Н.В.Гоголем, М.Е.Салтыковым-Щедриным, Ф.М. Достоевским, Л.Н. Толстым, А.П. Чеховым) и теми, кто пришел в русскую литературу значительно позднее, – был намечен в работах А.Н.Варламова, С.П.Залыгина, Н.В.Корниенко, Н.М.Малыгиной, В.А.Свительского и др. Ученые удачно реализовали этот подход, но задачи создания обобщающего монографического труда о месте и роли прозы Платонова в диахронических связях русской литературы исследователи перед собой не ставили. Между тем о влиянии художественного наследия Платонова на дальнейшие философско-эстетические искания русской прозы, как об очевидном факторе, задающем важнейшие линии ее развития, говорили сами участники литературного процесса. О значении уроков, полученных у Платонова как духовного учителя есть свидетельства Ю.Нагибина, В.Бокова, Ю.Трифонова, Ф.Сучкова, Л.Бородина и др. «Платонов – предвестник и предтеча многих и многих талантов будущего, которые станут изображать не только мир в людях, как это было до сих пор, но и людей в мире», – считает С. Залыгин, определяя место и роль творчества Платонова в художественных исканиях русской прозы и перспективах ее развития как ключевое. Современное литературное пространство многие литературоведы и писатели рассматривают как «постплатоновское». «Проза Платонова есть главный рассказ о бытии человеческом. Он не создал духовного учения, но взгляд его на человека и на мир, как ценность, содержит в себе ценнейший нравственный и духовный опыт – философию существования». «Платонов разделяет век пополам: в течение своей жизни свидетель и диагност, после смерти – пророк». Перспективный путь изучения особенностей восприятия современными писателями художественного наследия Платонова нам видится в том, чтобы «соединить» указанные выше парадигмы анализа платоновской прозы: «синхронической», учитывающей литературные контексты его эпохи, и «вертикальной», направленной на постижение феномена «самого метафизического русского писателя ХХ века» в диахроническом аспекте. Данная диссертационная работа призвана развить намеченные исследователями перспективы в изучении платоновских традиций.

В дальнейших рассуждениях мы исходим из гипотезы, что воздействие творческого наследия А.Платонова на русскую прозу второй половины XX-начала XXI вв. обусловлено продуктивностью его художественных решений, связанных с глубиной постановки и разрешения онтологических, нравственно-этических, сущностных проблем бытия, гуманистическим пафосом, вниманием к внутреннему миру человека, своеобразием художественного метода писателя, реалистического в своей основе, подлинной художественностью прозы, творческим отношением Платонова к познаваемой действительности, т.е. ее пересозданием, «неослабным коррективом своим чувствам». Без изучения влияния творчества А.Платонова на русскую литературу нельзя составить полноценного и целостного представления о путях ее развития.

Круг изучаемых в этом отношении писателей включает авторов, которые действительно репрезентативны для выявления аспектов влияния Платонова-художника на литературный процесс последующих десятилетий. При выборе имен писателей, творчески преемствующих и развивающих традиции А.Платонова, мы ориентировались на тех, которые сумели выразить поэзию и трагедию русской жизни, когда идеей многих стали идеи, враждебные русскому самосознанию. Это и представители «деревенской прозы», не без основания названной С.Г.Бочаровым «великой». Это и Ю.Трифонов, автор «московских повестей», ставших началом целого направления в русской литературе второй половины ХХ века – «городской прозы». Это и Л.Бородин, представитель неореалистической тенденции, в прозе которого получают сходное с Платоновым разрешение идеи «преображения души», реальности «падшего» мира. В исследование включены представители различных эстетических ориентаций, что позволяет сделать вывод о специфике прочтения «платоновского слова» и особенностей влияния А.Платонова на процесс формирования разных векторов отечественной словесности. Нами учитываются также высказывания самих писателей о воздействии прозы А.Платонова на становление их поэтического мастерства. Об информационной ценности высказываний автора о своем творчестве мы ориентируемся и на работу М.М.Бахтина «Эпос и роман» (О методологии исследования романа)», отметившего, что именно прямые высказывания авторов помогли ему в выявлении специфических свойств исследуемых им романов.

Объект исследования – проза, публицистика, литературно-критические статьи А.Платонова, творчество русских прозаиков второй половины ХХ – начала ХХI вв., в философско-эстетических исканиях которых существенное значение имеют платоновские традиции (В. Белова, Ю. Казакова, В. Шукшина, В.Распутина, Ю.Трифонова, Л.Бородина и др. авторов). Для выявления глубинного родства прозы А.Платонова с русской классической и мировой литературой привлекаются произведения А.С.Пушкина, Ф.М.Достоевского, Л.Н.Толстого, С.Т.Аксакова, Л.М.Леонова, Е.И.Замятина, М.А.Шолохова, Б.А.Пильняка, Дж.Оруэлла и др. Конкретные формы преемственности, «сближения-отталкивания» различных художественных миров рассматриваются с учетом преломления в анализируемых произведениях философских идей Платона, Аристотеля, Ж. Руссо, Вл.С.Соловьева, Н.А.Бердяева, В.В.Розанова, П.А.Флоренского, В.И.Вернадского, Н.Ф.Федорова, К.Э.Циолковского, Л.Н.Гумилева, С.Л.Франка, Ф.Ницше, А.Бергсона, О.Шпенглера.

Предмет исследования – выявление преемственных литературных связей, традиций и новаторства в художественных исканиях рассматриваемых в исследовании писателей в указанный период, воздействие классического литературного наследия А.Платонова на прозу Ю.Казакова, В.Белова, В.Шукшина, Ю.Трифонова, В.Распутина, Л.Бородина и др. художников, историко-генетические, типологические связи творчества названных писателей, формирующих значимую линию развития русской литературы ХХ-начала ХХI вв.

Цель диссертационного исследования – выявить преемственные литературные связи, традиции и новаторство в философско-эстетических исканиях писателей второй половины ХХ - начала ХХ1 вв. в сопоставлении с классическим наследием А.Платонова, уяснить, как и какие традиции поэтики А.Платонова, его «философия существования», поиски им «вещества жизни» получили творческое переосмысление и развитие в художественной практике писателей разных литературных поколений и сделать выводы о развитии писателями определяющей линии творчества А.Платонова в постановке и разрешении онтологических, нравственно-этических, философско-эстетических проблем, о различных формах и типах взаимосвязи рассматриваемых в диссертации писателей с художественным миром А. Платонова.

Для достижения поставленной цели в диссертации решаются следующие задачи:

– обобщить и дополнить существующие знания о том, как в процессе творческой полемики и взаимодействия с классической русской и современной ему литературой формировались мировоззренческие взгляды и эстетические принципы А. Платонова;

– сопоставляя малоизученные статьи А. Платонова с его вершинными произведениями, дать характеристику концептуально важных для его художественной системы констант: «идея жизни», «сокровенный человек», «философия существования», «душа мира», «смысл отдельного и общего существования», «человечество-организм», «обнажившееся сердце и др.;

– дать представление о наиболее характерных особенностях платоновской концепции русской жизни и национального характера, по возможности соотнеся их с концепциями других писателей, игравших заметную роль в литературном процессе XX - начала ХХI вв.;

– выяснить, какими философскими и эстетическими установками руководствовались сопоставляемые авторы в своем художественном творчестве, отстаивая идеи преемственности;

– установить основные типы взаимодействия, определяющиеся сходством мышления, мировоззренческих презумпций, творческого метода писателей и концепции человека в их произведениях, принципов психологического анализа;

– выявить закономерности связей, «сближений» и «различий» на стилистико-языковом, сюжетно-композиционном, нравственно-эстетическом, философском уровне в решении тем искусства, природы и таких онтологических проблем, как жизнь, смерть, свобода, любовь, дети, семья, творчество, хлеб, вода и др.

Научная новизна диссертации заключается в установлении парадигмы художественных контактов писателей второй половины XX - начала ХХI вв. с творчеством А. Платонова, в системном осмыслении этих связей как традиции и в выявлении типологических особенностей данной традиции на исследуемом в диссертации материале. Конкретно новые положения работы, выносимые на защиту:

1. Доказана продуктивность для последующей литературы платоновского подхода к герою, в основе которого лежит принцип, позже ставший известным как пассионарная теория этногенеза Л.Н. Гумилева.

2. Важная для А. Платонова философская концепция, учение Н. Федорова о бессмертии и воскрешении умерших средствами науки, – в образной форме интерпретированное писателем, – позже было художественно освоено последователями Платонова уже как черта его художественного мира.

3. Впервые решен ряд историко-литературных проблем:

а) Выявлены схожие установки на философское осмысление жизни в прозе Ю.П. Казакова и А.П. Платонова.

б) Наблюдения, сделанные над полем типологических схождений между А.Платоновым и В. Беловым, показали важность для В. Белова платоновской притчевости. Функционирование притчевого начала в «Привычном деле» восходит к «Усомнившемуся Макару» А. Платонова.

в) Указаны общие черты и существенные отличия приемов психологического анализа в прозе А.П. Платонова и Ю. Трифонова.

г) Обоснована сходная оценка полярных сторон русского характера, двуединства человеческой души, позиция рассказчика, отождествляющего себя с демократической средой, способного противостоять деструктивным силам бытия в прозе В.М. Шукшина и А.П. Платонова.

д) Доказана типологическая близость мотивной структуры («идеи жизни» и «порядка внутри себя»), определяющей сюжетную основу произведений А.Платонова и В. Распутина, основ метафизического миропознания их героев.

е) Творческий диалог Л.И. Бородина с А.П. Платоновым впервые изучен на фоне художественных достижений Ф.М. Достоевского. Это позволило более точно определить преемственную связь образов героев-правдоискателей в их прозе, сходство в решении проблем человеческого сознания, в способах психологического анализа, в разработке христианских мотивов, мотива странничества, взаимодействия утопического и антиутопического начал.

4. Диссертация активно вводит в научный оборот малоизученные материалы ранней публицистики А. Платонова, а также ранее почти не рассматривавшиеся в научном контексте произведения современных прозаиков:

а) изучены доминирующие идейно-смысловые концепты в повести А.Платонова «Сокровенный человек» и в романе В. Березина «Свидетель» (о ценности человеческой жизни, реальности самоликвидации человека);

б) актуализация платоновских традиций в рассказе В. Шпакова «Железный Ренессанс» (демифологизация мифов об «общепролетарском доме» и «стальной коннице»);

в) преломление платоновского опыта в романе В. Сорокина «Голубое сало».

5. Концептуально новая сущность исследования: продемонстрирована специфика нового прочтения платоновских традиций представителями различных эстетических направлений; отмечены особенности влияния Платонова на формирование разных векторов отечественной словесности. Обращение к генетическим и типологическим схождениям позволило продемонстрировать укорененность творчества А. Платонова в пространстве традиционной духовной русской мысли. Доказано, что именно включение произведений А.Платонова в «вертикальный» историко-литературный контекст с использованием «онтологического подхода позволяет выйти на концептуальный уровень, понять ключевое эстетическое качество русской литературы XX - начала ХХI вв. – следование плодотворной, долгоживущей тенденции гуманизма как этического и философского явления, отметить «всеобщность» этого свойства.

Названные вопросы подняты и решены в контексте проблемы традиции и новаторства впервые.

Методологическую основу диссертационного исследования составляют труды крупнейших отечественных и зарубежных ученых. Типологическое изучение литературы рассматривается в современной науке как потребность строить исследовательское обобщение на прочной методологической основе: «Необходимость типологического подхода к материалу становится особенно очевидной при постановке таких исследовательских задач, как сравнительное изучение литературы». Для решения стоящих перед нами задач важны концепции ученых, представляющих сравнительно-историческое направление, – Ю.М.Лотмана, А.Н.Веселовского, Д.Д.Благого, А.С.Бушмина, М.В.Храпченко, Н.В.Осьмакова, Н.И.Пруцкова, В.М.Жирмунского, М.П.Алексеева и др. Установление типологических связей творчества писателей различных эпох помогает лучше понять индивидуальное своеобразие каждого и уточнить общие параметры литературного процесса. Еще А.Н.Веселовский в лекции «О методах и задачах истории литературы как науки»(1870) отметил: «История литературы в широком смысле этого слова – это история общественной мысли, насколько она выразилась в движении философском, религиозном и поэтическом и закреплена словом (…) сравнительный метод откроет ей в этой более тесной сфере совершенно новую задачу – проследить, каким образом новое содержание жизни, этот элемент свободы, приливающий с каждым новым поколением, проникает старые образы, эти формы необходимости, в которых неизбежно отливалось всякое предыдущее развитие». Побуждающим является для нас положение: «…даже установленный факт знакомства одного писателя с творчеством другого не может полностью объяснить сходства сюжетов, образов, приемов в их произведениях – остается вопрос, почему писатель воспользовался именно этими художественными открытиями».

Мы исходим из того, что типологические соответствия обусловлены сходством систем художественного мышления, что плодотворным является изучение литературных традиций, которые «раскрывают их участие в формировании личности писателя и его жизненного миросозерцания, в развитии его художественного мышления и его собственной творческой силы». Выявление типологических аналогий не означает невнимания к индивидуальному своеобразию. Существенными в конкретных методах исследования для нас являются доводы А.А.Газизовой при рассмотрении вопросов художественной типологии: «Типологические явления возникают объективно и не предполагают сознательного следования тем или иным образцам. (…) типология означает общность того, что несходно по внешним признакам, по видимым качествам (…) в типологических сопоставлениях писателей нужно больше опираться на сходство типов мышления, нежели на сходство изображаемого материала».

Типологическая связь выражается многообразно: «в основополагающих принципах воспроизведения, интерпретации и «озарении действительности», в проблемно-тематическом содержании, в стиле и в жанре, в общей структуре произведений, в эстетической позиции писателей. Под контактным видом связи разумеются те конкретные соприкосновения и сцепления, переклички, а иногда и совпадения, которые обнаруживаются во взаимных отношениях произведений».

Историко-генетический анализ опирается на генетическое родство. Применяя историко-функциональный анализ мы следим за тем, как в контексте «большого времени» живет и воспринимается художественное целое, ставшее литературной традицией. В исследовании мы используем методику компаративистского анализа (компаративизм (лат. comparativus – сравнительный). «Обычно различаются сходства и аналогии типологические, т.е. возникающие независимо друг от друга благодаря общности исторического развития, и прямые «влияния» и связи при контактах различных литератур».

При рассмотрении поэтики сопоставляемых произведений мы используем онтологический подход. Он необходим для констатации углубленного внимания писателей к бытийным аспектам в художественном отображении мира, к фундаментальным проблемам человеческого существования. Приемы онтологического анализа текста предложены в работах В.Н.Топорова, Е.Толстой-Сегал, М.А. Дмитровской, Л.В.Карасева, Н.А. Шогенцуковой и др. В задачу онтологической поэтики входит поиск, интерпретация смыслов литературных произведений с целью выявления тех аспектов «персональной мифологии» автора, которые могут служить моделью, образцом, эмблемой для обозначения целого типа онтологического смыслостроительства, имеющего отношение к очень многим людям. Как уже было отмечено платоноведами, философская система А.Платонова выражена в художественной форме. В основе этики и теории познания Платонова лежит философская антропология. «Сознание, будучи отношением рефлексивным, приковывает человека к своему собственному «я» и к телу, в котором существует человек. Одновременно с этим человек выходит из круга природной, космической жизни и приобретает отдельное, замкнутое в своих границах существование. (…) Платонов исследует две возможности восстановления человеком утраченной целостности: этический путь – избавление от себя посредством соединения с другими людьми (в романах «Чевенгур», «Счастливая Москва») и путь гносеологический – воссоединение с миром посредством его освоения, (…) через познание (повесть «Котлован»)».

Термины «онтологический подход», «онтологическая поэтика» ввел Л.В.Карасев: «В литературе онтологические интуиции сказываются и в самой потребности автора в создании «второй реальности», и в особенностях устройства текста, в сюжетных ходах, мотивах поступков персонажей и в различных деталях. Исследование этого смыслового слоя (обычно закрытого для автора текста) я назвал онтологической поэтикой или онтологическим подходом к литературе». Нами используется разработанная Карасевым методика «иноформного анализа» или «поэтика реконструкции» для нахождения «иноформ», «реконструирующих» «исходные» смыслы в ряде вариантов (иноформ), похожих или мало похожих друг на друга, но обладающих несомненным внутренним единством». Продуктивно предложение Н.А.Шогенцуковой «раскрывать» и «расшифровывать» мифосимволы и мифометафоры, опираясь на понимание символа как кода бытия и языка бессознательного, что расширяет область применения терминов «онтологическая поэтика», «онтологический подход».

С учетом всего лучшего в опыте, накопленном отечественным и зарубежным литературоведением, диссертационная работа строится на сочетании историко-генетического, историко-функционального, сравнительно-исторического и онтологического подходов.

Помимо известнейших философов, теоретиков, историков литературы, на которых мы опираемся в своей работе, мы изучили труды исследователей творчества А.Платонова и современных авторов. Нами учитывались работы отечественных и зарубежных исследователей русской литературы – В.В.Агеносова, Л.Ф.Алексеевой, О.Ю.Алейникова, Л.А.Аннинского, К.А.Баршта, Г.А.Белой, А.Ю.Большаковой, В.В.Васильева, Т.И.Васильевой, А.Н.Варламова, В.Ю.Вьюгина, А.А.Газизовой, М.Геллера, Х.Гюнтера, Л.Дебюзер, О.В.Дефье, М.А.Дмитровской, А.А.Дырдина, А.П.Казаркина, Л.В.Карасева, Н.В.Корниенко, Н.Д.Котовчихиной, В.А.Коваленко, А.В.Кулагиной, В.А.Лазарева, Н.М.Малыгиной, О.Меерсон, Ю.И.Минералова, Е.Г.Мущенко, Т.А.Никоновой, Н.Г.Полтавцевой, В.А.Свительского, С.Г.Семеновой, В.К.Сигова, В.П.Скобелева, Е.Б.Скороспеловой, В.А.Славиной, Е.Толстой-Сегал, Л.А.Трубиной, Л.П.Фоменко, Н.П.Хрящевой, В.А.Чалмаева, Роберта Чандлера, А.В.Шаравина, С.И.Шешукова, Л.А.Шубина, Е.Д.Шубиной, В.В.Эйдиновой, Е.А.Яблокова и др.

Теоретическая значимость работы заключается в открытии новых методологических подходов к изучению историко-литературного процесса второй половины ХХ - начала ХХI вв., в исследовании произведений современных прозаиков в свете преемственности традиций русской классики, А.Платонова, М. Булгакова, М. Шолохова, А. Солженицына, Ю. Трифонова, А.Твардовского и других писателей, в возможности использования материалов диссертации в дальнейшем научном исследовании проблемы «русская классическая литература и современный литературный процесс»; в уточнении и использовании применительно к конкретному материалу теоретических понятий, таких, например, как «сравнительно-исторический подход», «традиция», «преемственность», «постреализм», «компаративизм», «магический реализм», «антиутопия», «онтологическая поэтика», «персональная мифология», «постмодернизм», «мифосимволы» и др. Наблюдения и выводы, сделанные в работе, могут быть учтены при исследовании типологических характеристик произведений русской литературы, проблем сравнительно-исторического изучения литературы ХХ - начала ХХI вв.

Практическая значимость работы заключается в возможности использования ее материалов, положений и обобщающих выводов в вузовских курсах по истории русской литературы ХХ-начала ХХ1 вв., в школьной практике, на спецкурсах и спецсеминарах по творчеству рассматриваемых в диссертации писателей.


загрузка...