Система художественного языка танца: специфика, структура и функционирование (31.05.2010)

Автор: Кондратенко Юрий Алексеевич

Кондратенко Юрий Алексеевич

СИСТЕМА ХУДОЖЕСТВЕННОГО ЯЗЫКА ТАНЦА:

СПЕЦИФИКА, СТРУКТУРА И ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ

Специальность 24.00.01 – Теория и история культуры

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора искусствоведения

САРАНСК

Работа выполнена на кафедре культурологии

ГОУВПО «Мордовский государственный университет

им. Н. П. Огарева»

Научный консультант: заслуженный деятель науки РФ,

доктор философских наук, профессор

Воронина Наталья Ивановна

Официальные оппоненты: доктор искусствоведения, профессор

Барабаш Наталья Александровна

доктор искусствоведения, профессор

Бояркин Николай Иванович

доктор философских наук, профессор

Киященко Николай Иванович

Ведущая организация ФОУВПО «Ярославский государственный театральный институт»

Защита состоится «22» сентября 2010 г. в 11.30 часов на заседании диссертационного совета Д 212.117.10 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора философских наук, доктора культурологии, доктора искусствоведения при Мордовском государственном университете им. Н. П. Огарева по адресу: 430005, г. Саранск, пр. Ленина, 15, ауд. 301.

.ed.gov.ru

Автореферат разослан «…» ………… 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат философских наук

доцент Ю. В. Кузнецова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. История балетоведения как отрасли искусствознания (без учета периода донаучного развития теории и истории танца) составляет уже более ста лет. Несмотря на это, в 1992 г. на первой Всероссийской конференции по балетоведению в докладе А. А. Соколова-Каминского было отмечено, что «…балетоведение до сих пор не познало материал своего искусства – собственно танец». Автор выступления определил целый ряд методологических проблем, среди которых основной можно считать преобладание принципов описания над аналитическим осмыслением материала. В результате такого подхода процесс развития искусства «оказывается погребенным под нагромождением подробностей и деталей». Спустя десять лет на очередной конференции балетоведов (2002) вновь был поставлен вопрос о состоянии и перспективах развития теории хореографического искусства. Отмечалось, что балетоведение по-прежнему находится на стадии своего формирования, и пришло время превратить его «в точную науку». В свете сказанного очевидна актуальность обращения к вопросам теории танца, решение которых могло бы способствовать развитию балетоведения как отрасли научного знания, оснащенной современной методологией.

Но какие именно темы и дискуссионные проблемы на сегодняшний день наиболее актуальны в этой сфере исследований? Первая проблема касается определения объекта теоретического анализа. Современное балетоведение в этом вопросе опирается сразу на две противоположные традиции: дореволюционную, которая признавала танец центральным объектом науки, и советскую, отдавшую приоритет области хореографии и балетного театра. В наши дни эти позиции требуют согласования с тем, чтобы создать универсальную теоретическую основу для научного изучения танцевального искусства в самом широком исследовательском контексте.

Вторая проблема связана с разработкой методологии, отвечающей сегодняшнему уровню развития гуманитарной науки. Традиционная система методов в теории и истории танца, начиная с 20-х гг. ХХ в., складывалась под сильным влиянием музыковедения и театроведения. Это привело к некоторому сужению области научной интерпретации, поскольку в центре внимания исследователей оказались явления, связанные преимущественно с профессиональным искусством. Типичным примером такого ограничения сферы рефлексии служит тот факт, что в теории так и не сложились специальные разделы, посвященные досценическим танцевальным практикам. Как часть народного искусства, указанные практики активно изучаются представителями других гуманитарных наук: культурологии, антропологии и этнологии, а рассматривающие эту область искусства балетоведы чаще всего следуют по кратчайшему пути, заимствуя методологические принципы из этих отраслей гуманитаристики. Очевидно, что наиболее продуктивным направлением для изучения сферы досценической хореографии будет выработка собственных методологических подходов и принципов, специфичных для балетоведческой науки.

За пределами теоретического осмысления оказался не только народный танец, но и обширная область современной хореографии. Художественные объекты, возникающие в этой сфере искусства, до сих пор рассматриваются с позиций классических методологических подходов, во многом опирающихся на марксистскую теорию мимезиса. Однако в искусстве, где господствуют (пост)неклассические системы выражения, трудности с такого рода оценкой осознаются острее всего, поскольку от фиксации могут ускользать факты развития экспериментальных направлений современного танца, которые связаны с непрямым изображением реальности. Еще в двадцатые годы ХХ в. Б. Р. Виппер в своей первой работе «Проблема и развитие натюрморта» отмечал, что даже явления визуального порядка могут быть содержательными по своей природе, поскольку в них отражается определенное понимание видимости и ощущение реальности. Правда, в этом случае содержание выступает лишь как организующая и преобразующая деятельность человека, знак его незримого присутствия, связанного с участием в создании предмета, с отношением к нему, с отношением самих предметов между собой. Такой подход к проблеме мимезиса отличен от классических трактовок, в которых содержание произведения искусства рассматривается в качестве результата прямого отражения действительности. Каков выход из данной ситуации? Вероятно, его нужно искать в опыте неклассических школ современного искусствознания, который дает исследователю определенные преимущества. В одних случаях, не противопоставляя свою методологию принципам традиционной интерпретации, неклассическая система анализа стремится включить в круг исследования те явления художественной практики, которые обходит вниманием классическая наука. В других ситуациях этот опыт позволяет расширить проблемное поле за счет новой, порой более глубокой, интерпретации уже открытых и описанных в классике феноменов.

В связи с проблемой формирования методологической базы науки о танце необходимо обратить внимание на область источниковедения. Здесь острее всего ощущается отсутствие выраженного аналитического подхода. Традиционно при изучении тех или иных авторских концепций в истории балетоведческой мысли не учитывается ряд факторов, важных с точки зрения историографического анализа. Один из них – социально-исторический контекст, связанный с культурными и эстетическими установками конкретной эпохи. Теории прошлого принимаются без необходимого в этих случаях принципа дистанцирования во времени. Их используют в качестве дополнительной аргументации для подтверждения суждений о реалиях современного исследователю периода в искусстве. Характерный пример – типичное для большинства исследований цитирование «Писем о танце» Ж.-Ж. Новерра. Тезисы из этой книги чаще всего используются без какой-либо критической оценки. В итоге игнорируется тот факт, что, при возможном созвучии идей Новерра современности, их актуальность может быть понята только в контексте эстетики просветительского классицизма.

Третья проблема связана с совершенствованием и развитием универсального категориально-терминологического аппарата для анализа художественной практики. Можно отметить лишь некоторые случаи тех затруднений, которые возникают в этой связи в балетоведении. Теория танца до сих пор оперирует рядом напрямую заимствованных из классической эстетики терминов и понятий, без какого-либо их специфичного переосмысления, что ведет к отрыву теории от творческой практики. Многие из этих категорий и понятий «морально устарели» в содержательном плане, поскольку сами явления, означаемые этими терминами, в современном гуманитарном знании интерпретируются по-новому. Примером служит ситуация с терминологическим аппаратом, описывающим сферу мимезиса в танце. Его истолкование остается неизменным в балетоведении, по крайней мере, с 60–70-х гг. ХХ в.

Еще одна трудность состоит в том, что в науке о танце отсутствует традиция аналитического подхода к интерпретации содержания специальных терминов, описывающих конкретные явления в рамках художественной практики. Часто складывается ситуация, когда вновь возникающие феномены обозначаются уже имеющимися в арсенале теории понятиями, без какого-либо обновления их смысла; или когда одно и то же явление обладает целым рядом терминологических определений (например, в понятийном аппарате современной хореографии).

Все указанные выше проблемы могут быть разрешены в контексте специальных предметных разделов балетоведения. Наибольшую сложность при этом представляет то обстоятельство, что современная теория танца вообще не предполагает какого-либо разграничения предметных сфер. Однако без этого невозможно различить области теории и истории искусства, установить специфику исследуемых в них феноменов, что, в свою очередь, затрудняет определение роли и места балетоведения в системе искусствоведческого знания. Современное общее искусствознание дает необходимые основания для развития в своих частных отраслях целого ряда направлений, в рамках которых, исходя из определенного предмета, выявляются общие и особенные черты того или иного вида искусства. Речь идет о теориях мимезиса, языка и его морфологии, социологической, антропологической и этноискусствоведческой интерпретации объектов искусства. В данном исследовании внимание сконцентрировано на одном из указанных направлений – теории языка. Поскольку ее основной предмет интерпретируется как феномен, репрезентативно отражающий сущность искусства, перед исследователем открывается возможность разрешить целый ряд вопросов методологического порядка. В контексте сказанного очевидно, что заявленная тема диссертационной работы обладает достаточным эвристическим потенциалом и актуальна с точки зрения современных внутринаучных задач балетоведческой отрасли искусствознания.

Степень теоретической разработанности проблемы. Анализ обширного источниковедческого материала кон. XVIII–ХХ вв. свидетельствует о том, что специфика художественного языка танца начала привлекать внимание исследователей в эпоху преромантизма. Основной массив сочинений, касающихся теоретического осмысления феномена танца как одного из видов изящных искусств, принадлежит балетным критикам этого периода, что и обусловило методологическую непоследовательность в изложении затрагиваемых ими вопросов. Поэтому в качестве источников для исследования историографии балетоведческой мысли того времени были привлечены работы небольшого круга авторов. В них, по мнению диссертанта, полнее всего представлена картина аналитических подходов к изучению процессов, протекавших в сфере танцевального искусства. Особого внимания заслуживает цикл статей А. И. Тургенева «Орхестрика» (1810–1811), в котором затронут широкий спектр вопросов, касающихся проблемы соотношения танца и пантомимы в балетном спектакле, границ выражения, видовой специфики танца и принципов его классификации. Новые элементы в концепции Тургенева были установлены путем ее сравнения с взглядами Ш. Компана, Ж. Ж. Новерра, Н. М. Яновского.

Проблема поэтической природы танцевального языка, критериев его выразительности оказалась в центре внимания критиков в эпоху романтизма    (Р. М. и В. Р. Зотовы, Ф. А. Кони, В. А. Ушаков). К концу этого периода относится сочинение К. Блазиса «Танцы вообще. Балетные знаменитости и национальные танцы» (1864), которое дает полноценную картину эволюции взглядов на специфику танцевального искусства, поскольку оно соединяет ранние (преромантические) и более поздние (романтические) представления автора. Кроме того, творчество Блазиса оказало влияние на концепции многих авторов кон. XIX в.

С 70-х гг. XIX в. формируется потребность в систематичном и концептуальном изложении проблем в теории танца. Центральное место в историографии этого периода занимает исследование К. А. Скальковского «Балет. Его история и место в ряду изящных искусств» (1882), где довольно подробно анализируются системы танцевального языка и намечаются основные линии развития этой проблематики в дальнейшем. К тому же времени относится большой массив литературы о танце: сочинения Л. М. Нелидовой и Н. П. Петрова, посвященные вопросам выразительности танцевального движения; А. А. Плещеева по истории балетного театра; А. Я. Левинсона, В. Я. Светлова, С. Н. Худекова по общим проблемам теории и истории хореографии. Нельзя не отметить оригинальное сочинение Г. Князева «Основания эстетики в приложении к балетному искусству» (1912), в котором теория танца выводится из эстетических концепций тех лет. Характерными для данного периода исследованиями могут считаться некоторые теоретические работы 20–30-х гг. ХХ в. Они подводят своеобразный итог развитию дореволюционной балетоведческой мысли: труды А. Л. Волынского, В. П. Ивинга, А. Я. Левинсона, С. М. Лифаря,  Ф. В. Лопухова, написанные в традиции формальной школы искусствознания; сочинения Л. Д. Блок, в которых дается оригинальное историко-теоретическое осмысление феномена классического танца; статьи и письма М. М. Фокина, обосновавшего новое понимание выразительности танцевального языка.


загрузка...