Мировоззренческая парадигма русского космизма: социально-философский анализ (31.01.2012)

Автор: Хабибуллина Зиля Наиловна

Идея проективизма пронизывает основополагающие положения учения русского космизма и служит комплексной логической основой для раскрытия космистского представления о социальной организованности. Проективное отношение к действительности сопоставимо и выступает в качестве своеобразного философского аналога системного исследования проблем устроения общественной и планетной жизни. Поэтому, при рассмотрении русского космизма с точки зрения его социокультурного осмысления надо учитывать проективный характер многих его положений.

Таким образом, такие проекты русского космизма как регуляция природы, ноосфера, «Стратегия Человечества» Н. Моисеева, предполагающие коэволюцию человека и окружающей среды, сыграли важную роль в формировании его мировоззренческих оснований. А экологические проекты современности как энвайронментализм, экософия, экологический феминизм, наоборот, настаивали на решительной смене взглядов на человека, общество и природу.

В третьем параграфе «Формирование социально-экологического сознания человека в русском космизме» прослеживается последовательный процесс развития экологического сознания. Дискуссии вокруг космизма возродили интерес к мировоззренческим идеям и концепциям, которые были выдвинуты в свое время, особенно в нашей стране, для обоснования проектов освоения космоса с помощью средств науки и техники.

Гораздо легче обосновывать единство жизни, разума и космоса, если одушевлять и обожествлять последний и допускать наличие сверхъестественного разумного начала. Но наука, как известно, призвана объяснять мир из наличных явлений и законов, не прибегая к потусторонним силам. Трудность научного утверждения космичности жизни, разума, человека усугубляется и тем, что они даны лишь в своих земных проявлениях. С другой стороны, со времени первого выхода человека в открытое космическое пространство прошло всего полвека. Человеческий опыт по практическому освоению космоса сравнительно невелик. Но несмотря на это научный космизм, имеющий свои естественнонаучные, инженерно-технологические, экономические и социально-политические аспекты, развивается семимильными шагами.

Таким образом, вера во всесилие науки и знания, которая являлась в концепциях русского космизма важнейшим принципом, созвучна нашему времени, поиску новой мировоззренческой парадигмы современного общества. Наряду с идеями космичности человека, верой в космический прогресс, вера в могущество человеческого разума и всесилие науки – именно эти идеи служили основанием уверенности в реальной возможности достижения социального идеала – построения справедливого общества.

Основным ориентиром в человеческой преобразующей деятельности должно стать ее соответствие объективным природным законам и закономерностям. Одной из важнейших задач в этом плане становится последовательное формирование экологического сознания у человека, осознание собственной причастности и ответственности за судьбы природы. Формирование экологического сознания неизбежно ведет к новым ориентациям в хозяйственной и производственной деятельности человека.

В четвертом параграфе «Русский космизм: ценности ноосферной эволюции» отмечается, что чисто технологическое отношение к природе имеет свои границы. Но вместе с тем проекты будущего отнюдь не отбрасывают западную культурную традицию, а напротив, используют ее возможности и идеи. Это прежде всего относится к идеям прогрессивного развития человека и Космоса и ценности творческой личности, которые нашли свою оригинальную разработку в отечественной мысли.

Нам импонирует позиция Н.Н. Моисеева о новом понимании взаимоотношений человека и природы, возможностей развития науки, техники, производства, общества в целом и взаимоотношений различных цивилизаций. В этой связи автором высказывается ряд очень конкретных рекомендаций о выстраивании отношений России со странами Запада и Востока, и о стратегии экономического и культурного развития нашей страны. («Круглый стол» журнала «Вопросы философии», посвященный обсуждению книги Н.Н. Моисеева «Быть или не быть… человечеству? // Вопросы философии. 2000. № 9. С.3-28). Считаем, что космизм возвращает нас к целостному видению мира как единства человека и космоса. Он в состоянии сыграть позитивную роль в соединении идей западноевропейской культурной традиции и восточных философских систем, где человек изначально рассматривался как неотъемлемая часть Космоса, а также помочь в разработке новой метафизики, связанной с новым пониманием отношения человека к окружающему миру.

Представители русского космизма исходят из положения, что ноосферный, космический идеал должен быть раскрыт в доступной форме, чтобы увлечь всех людей. Поэтому наука, как созидательная сила современного мира, должна просвещать и показывать обществу: противостоять против эволюции, идти против нового и объективно-неизбежного, разумного ее этапа, преобразующего мир и природу самого человека, неразумно и бесполезно.

Важным в мировоззрении русского космизма является интерес к человеку, к проблеме его места и роли на Земле и во Вселенной. Характерным является то, что речь идет не о человеке вообще, а о человеке, нацеленном на творчески активную деятельность по преобразованию своей настоящей и будущей сред обитания. Человек для активно-эволюционных мыслителей - существо еще промежуточное, находящееся в процессе роста, далеко не совершенное, но вместе с тем сознательно-творческое, призванное преобразить не только внешний мир, но и собственную природу.

В третьей главе «Антропокосмический потенциал русского космизма для современного общества» автором анализируются антропокосмическая роль человека в системе: «человек-общество-природа» и специфика этических идей космистов.

Замысел первого параграфа «Человек как движущая сила антропокосмической деятельности» связан с возвеличиванием мощи человеческого разума: человек сам, своими собственными усилиями перестраивает себя и мир, утверждая все полезное, отсекая и уничтожая все вредное и ненужное в мире и собственной природе. В этом проявляется безмерная вера в человека и в его призвание к восхождению. Разум человека выступает как космически активное, творческое начало, созидающее новое бытие. Однако же, человек должен понимать, что высокие идеалы способны обернуться оборотной стороной: ставка на безграничные возможности человека, возвеличивание его творческой активности и мощи его разума на деле порой оборачиваются пассивностью в конкретной и трудной работе по сохранению жизни на земле.

Русские космисты выступали против двух крайностей в понимании человека: идеи сверхчеловека как логического следствия развития светского гуманизма и идеи предопределенности человеческого поведения высшей волей. Актуальной проблемой современной цивилизации является «космизация мировоззрения», возвращение человеку чувства «великой ответственности» в осознании своего назначения и согласования человеческой деятельности с объективными космическими закономерностями. Идеи русского космизма дают основание культивирования в человеке ощущения «великой космической сопричастности».

Далее, в современным исследованиях, в которых прослеживается преемственность с отечественными космистскими традициями, продолжает созревать и трансформироваться новые концепты о человеке. Например, С.Н. Корсаков считает, что глобализирующийся мир должен быть миром «целостного» человека. Г.В. Гивишвили выступает за эволюцию нашей Субвселенной, которая с появлением в ней человека переходит из состояния бессознательного целевого в «сознательно целевое». Человек Достроенный (Homo sapiens se ipsum perimplens – человек, себя пополняющий, достраивающий) рассматривается И.М. Фейгенбергом, как продукт и вершина развития биосферы, ставший мощнейшим творцом биосферы и ноосферы. Однако им высказывается предостережение, связанное с последствиями безоглядной активности человека.

Отстаивая мировоззренческое и институциональное значение ноосферной роли науки (по Вернадскому) в гармонизации взаимодействия общества с природой, Василенко В.Н. вводит понятие человека разумного институционального – Homo sapiens institutius. В современном обществе этот подход позволяет учитывать мировоззренческую актуальность ноосферного подхода к организации жизни народов, повышая потенциал жизнеспособности субъектов глобального общества.

Последователями Н.Ф. Федорова возникновение человека рассматривается как венец эволюции: человек является новой значительной качественной ступенью, возникает разум как новое орудие дальнейшей – сознательной эволюции. Или же, наоборот, позиция трансгуманизма – «мировоззрения, согласно которому современный человек не является вершиной эволюции», а является эволюционным звеном или даже как начало эволюции вида Homo Sapiens. Отсюда следуют концепции трансчеловека и постчеловека со всеми вытекающими последствиями. Постулируется право искусственного усовершенствования сегодняшнего «человеческого вида» с помощью различного рода технологий вплоть до переноса мозга человека на другой носитель или создания искусственного человека. Также известна гипотеза трансгуманиста-социолога В. Кишинец о возможном следующим за Хомо Сапиенс звеном в эволюции как появление «человеческого вида» Нано Сапиенс. Разумная жизнь на Земле стремительно завершит свой эволюционный этап и будет далее развиваться в наноформе, по законам саморегулирования.

Таким образом, космисты ставят своей целью направить возможности человеческого сознания на более широкое понимание и развитие высшей, космической точки зрения на жизнь Земли, мироздания, место человека в ней. Такое понимание космоса противостоит индивидуалистической идее антропоцентризма, оторванности человека от макросистем природы и постулируется в русле антропокосмизма, обозначающего целостную картину мира и человека в космической перспективе.

Во втором параграфе «Этические и евгенические идеи русского антропокосмизма» отмечается, что несмотря на абстрактный характер и спорные моменты, «космическая этика» К.Э. Циолковского проводит тезис о том, что все деяния разумных существ должны служить прогрессу всего космического целого и утверждению совершенной счастливой жизни, что остается актуальным и для земного сообщества.

Современный этап развития русского космизма предполагает не только его технико-технологическую интерпретацию, но и усиление его влияния на современные западные течения, получившие развитие в последние десятилетия ХХ века в России. Например, трансгуманизм, который восходит к работам английского биолога Джулиана Хаксли, представляет собой мировоззрение, основанное на осмыслении достижений и перспектив науки, признании возможности и желательности фундаментальных изменений природы человека научно-техническими средствами с целью уничтожить страдания, старение, смерть и значительно усилить физические, умственные и психологические возможности человека, то его вполне можно считать приемником идей русских космистов об освоении человеком новых сред обитания, преодоления смерти и модификации человеческой природы в соответствии с космической эволюцией Вселенной. Вместе с тем, следует отметить, что этическая составляющая трансгуманизма более близка философии Ницше, а также идеологии современных западных «Яппи», нежели идеям Н. Федорова о «воскрешении Отцов».

Считаем, что этические взгляды космистов направлены на весь мир, детерминируя гармонию с природой Земли, признание внутренней ее ценности, биосферного равенства существ, самоограничение ради сохранения Земли, адекватную технологию, достаточную для воспроизводства, недоминирующую науку, опирающуюся также и на традиции и на биорегиональные отношения.

Известны разные варианты этических учений космистов. Например, основной в деле внутреннего нравственного совершенствования человека В. Муравьев называет иммортологическую задачу, т.е. позитивное осмысление бессмертия. Виновницей царящей в мире безнравственности: агрессии, жестокости и других пороков С.Г. Семенова называет смерть. Среди современных последователей эта проблема нашла отражение в «этике неприятия смерти» у В. Варавы, считающего учение Н.Ф. Федорова единственной сотериологической философией, в которой выражен абсолютный нравственный идеал, и дано обоснование абсолютному нравственному смыслу человека.

Мы считаем, что такое многообразие подходов в этических взглядах русских космистов, свидетельствует об особой значимости морально-этической мысли отечественной философии для современного общества. Этические взгляды космистов, в основном, направлены на создание современного общества на гуманных ноосферных основаниях и имеют интенцию пронизывать весь мир, детерминируя гармонию с природой Земли, признание внутренней ее ценности, биосферного равенства. Отсюда можно вывести общую для всех русских космистов форму нравственного императива человечества: не вреди себе, другим видам, среде своей жизни и мысли – природе биосферы.

В третьем параграфе «Антропокосмическая роль человека в системе: «человек-общество-природа» большое внимание уделяется идее глобального эволюционизма как одной из характерных черт русской философии, которую можно рассматривать как производную самобытности нашей философии, которая не подражала Западу, не копировала его, а отличалась своеобразием и оригинальностью мысли.

Принцип покорения природы, господства над ней сегодня, как никогда, обнаруживает свою несостоятельность. Должна произойти смена экологического варварства новым экологическим сознанием, требующим не только выработки, но и массового соблюдения принципов экологической цивилизованности в каждом шаге человеческой жизнедеятельности. В процессе воспитания общественного и индивидуального сознания русские космисты считают первостепенно важным настойчиво укоренять в сознании людей идею конкретной индивидуальной и групповой ответственности (материальной, моральной, правовой) за все происходящее в обществе.

Концепцию ноосферы В.И. Вернадского, о которой много пишут и продолжают связывать с ней надежды на прекрасное будущее, подвергают сравнениям с другими подобными концепциями. Например, «техносферное» общество и цивилизацию, в сфере которых человек, упиваясь своим технологическим могуществом, активно «покоряет природу» во множестве точек Земного шара, в то же время оказываясь не способным представить себе целостную картину последствий своих действий, т.е. осознать реальную угрозу будущему биосферы, а значит, и своей жизни. В связи с этим, следует назвать эволюционную типологию интегрального теоретика Эрвина Ласло, который выделяет четыре микро-ступени в мировой эволюции: Мифос, Теос, Логос и Холос. Первые три уже состоялись в мировой истории, четвертая же, предполагающая новое гармоничное мироустройство, необходима для продолжения всей Земной цивилизации, причем она может осуществляться только в случае появления «новой рациональности». Ноосфера В.И. Вернадского, в общем-целом, преследовала ту же стратегическую цель, как сейчас Холос Э. Ласло.

Сравнивая, безусловно актуальные для всего мирового сообщества концепции биосферы и Геи, к сожалению, вынуждены констатировать, что как биосфера Вернадского слабо известна в англоязычных странах, так и Гея Лавлока – в России.

Таким образом, мы исходим из положения, что идеи русского космизма, несмотря на их максимализм, представляют собой реально действующий фактор современного общественного сознания: ориентация на предельную активность человека, на его разум, вера в возможность разрешить с его помощью любые трудности, как духовные, так и материально-технические, делает русский космизм идейным вдохновителем современной космонавтики. Вера в могущество ноосферного потенциала научного творчества становится постулатом всех экологических концепций и лежит в основе разработки современных моделей устойчивого развития, которые стали сейчас основными в программах конкретных стратегий выживания.

В четвертом параграфе «Преемственность социокультурных идей в русском космизме и его антропокосмический потенциал» прослеживается процесс становления и формирования основополагающих идей русского космизма через преемственность ключевых идей в учениях известнейших представителей космической философии. Такую преемственность можно проследить на примере развития коэволюционной концепции природы и общества или на примере формирования антропокосмического мировоззрения. Нами более подробно прослеживается вопрос о связи этнической истории человечества, в осмыслении Л.Н. Гумилева, с жизнью биосферы Земли, смело применившего его к социальным явлениям, историческим процессам и общественным структурам. Эта связь осуществляется через преемственность в учениях о биосоциальной стороне этноса В.И. Вернадского, Чижевского и других космистов.

Считаем, что вопросы о сущности этнического и цивилизационного разнообразия человечества принадлежат к числу не только дискуссионных, но и самых запутанных проблем, несмотря на обилие литературы, которая в той или иной мере касается этих проблем в этнографическом или социальном плане. Наиболее известные историософические схемы (Г. Гегеля, К. Ясперса, К. Маркса, А. Тойнби) и даже цивилизационные концепции (Н. Данилевского, О. Шпенглера) не внесли ясности в эту проблему. В восполнении этого пробела большую роль сыграли постановки Л.Н. Гумилева о взаимосвязи этногенеза и биосферы Земли, непосредственно опирающиеся, с одной стороны, на работы Вернадского и Чижевского, а с другой – на разработки представителей цивилизационной школы.

Таким образом, на примере характеристики трудов Л.Н. Гумилева продемонстрировали преемственность в использовании наработок и идей русских космистов, которые ранее не были введены в научный оборот; концепция Л.Н. Гумилева о взаимосвязи индивида и социального коллектива, включенного в динамизм исторического развития, актуальна для современной России. Введение этой концепции в научный оборот позволяет приблизиться к пониманию биосоциальной природы этногенеза, связанной с воздействием космических сил, сил внеземного происхождения.

Четвертая глава «Мировоззренческое значение идей русского космизма в современном обществе» посвящена рассмотрению утопических идей русского космизма, их современного потенциала, особенностей идеального социального устройства и роли русского космизма в диалоге разных социокультурных традиций.

В первом параграфе «Русский космизм как мировоззренческий синтез западной и восточной традиций» прослеживается специфика различных культурных традиций в целью выявления особенностей русского космизма.

В современной научной картине мира, ассимилирующей достижения синергетики, формируется новое понимание взаимодействия частей целого и согласованности их изменений. В ситуации выбора человечеством новых стратегий выживания, многие идеи, разработанные в традиционных восточных учениях, согласуются с возникающими в недрах техногенной культуры конца ХХ века новыми ценностями и мировоззренческими смыслами. Это не означает возврата к мировоззрению традиционных обществ, речь идет о реализации эвристического потенциала западной культуры в поиске новых ценностей и об использовании в этом процессе духовного опыта, накопленного в культурах Востока.

Новые мировоззренческие идеи, возникшие в западной культуре второй половины ХХ века и опирающиеся на современные научные представления об окружающей человека природной среде, перекликаются с мировоззренческими установками восточных культур, а также с философией русского космизма. В философии космизма, развивавшей идеи единства человека и Космоса (Н.Ф.Федоров, К.Э.Циолковский, А.Л.Чижевский, В.И.Вернадский и др.), есть немалый эвристический потенциал. В ней, при всем многообразии подходов, можно выделить общие идеи и тематические мотивы, которые оказываются созвучными современным мировоззренческим поискам.

Мы исходим из того, что современный поиск новых смысложизненных ориентиров невозможно представить без диалога различных культур, без их критического осмысления. Соответственно, русский космизм, развивающийся в русле русской философской традиции, но сопоставимый, по многим положениям, с традиционно присущими характеристиками восточного и западного типов мировосприятия, выработал самобытное мировоззрение. Мировоззренческий плюрализм, не отрицающий определенного единства различных культур, наличия в этих культурах своеобразного ядра, образуемого общечеловеческими ценностями, утверждает самоценность культур всех народов.

Таким образом, космизм играет позитивную роль в соединении идей западноевропейской культурной традиции и восточных философских систем, где человек изначально рассматривался как неотъемлемая часть Космоса. Русский космизм, развивающийся в русле русской философской традиции, но сопоставимый, по многим положениям, с традиционно присущими характеристиками восточного и западного типов мировосприятия, выработал самобытное мировоззрение. Космизм возвращает нас к целостному видению мира как единства человека и космоса.

Во втором параграфе «Специфика моделей социального устройства в русском космизме» анализируются многочисленные представления обустройства будущего общества. Обобщенная стратегическая модель планетарного обустройства человечества задается планом «общего дела», который представляет как бы идейный каркас русского космизма. В результате осмысления действительности Н.Ф. Федоров пришел к выводу, что мир пребывает в несвойственном ему «неродственном» состоянии отчужденности, разобщенности.

Такая глобальная идеология всеобщего объединения сподвигает федоровцев к моделированию соответствующего политического строя, идеального для реализации «общего дела». В соответствии с утверждением приоритета «коллективного над индивидуальным», была сформулирована идея совершенной идеократии, строя, при котором все деятельности из построенных на свободной борьбе частных интересов, превращаются в «добровольно-принудительные повинности». Сама идея диктатуры с ее оправданием борьбы против тех, кто может препятствовать «общему делу», втягивает его в «борьбу за выживание». Такая модель политического режима воспринимается как временная мера, необходимая для воспитания людей в духе «общего дела». Внешним основанием, обусловливающим необходимость активно-христианской «диктатуры спасения» выступает слепота и хаотичность природы, для обуздания которой необходимо внешнее обуздание человека, еще не приобретшего новое «творческое», «космическое сознание».

Основным фактором, обосновывающим в воззрениях федоровства антилиберальный государственный порядок, является несовершенство всей природы, включающее и несовершенство человека уже как явление вторичного порядка. Таким образом, в центре оправдания «диктатуры спасения» - натурфилософкая концепция.

Общество будущего изображается К.Э. Циолковским как общество с централизованным управлением, жесткой нравственной дисциплиной, строгим контролем за наследственностью, всеобщей трудовой повинностью и высокой ролью научного знания. Во Вселенной будет создана единая система президентского типа. Она будет руководить жизнедеятельностью разумных животных космоса, которые будут существовать максимально независимо от среды обитания. Со временем возникнет сложное счастливое общество под руководством самого мощного по разуму единого президента. Считаем, что представленный К.Э. Циолковским глобальный социальный проект этического толка содержит как футурологический потенциал, так же и не лишен утопической составляющей осмысления.


загрузка...