Медико-социальные аспекты формирования нарушений репродуктивного потенциала у мальчиков подросткового возраста, проживающих в промышленных центрах (30.11.2009)

Автор: Загарских Елена Юрьевна

группа 5 – г. Иркутск, 24 подростка, средний возраст (15,9 ± 0,8 лет), что составило 24 % от общего числа обследованных подростков города.

Группы с патологией, имеющие эндокринные заболевания:

группа 2 – г. Братск, 83 подростка, средний возраст (15,79 ± 0,52 лет);

группа 4 – г. Ангарск, 56 подростков, средний возраст (16,59 ± 0,58 лет)

группа 6 – г. Иркутск, 76 мальчиков подросткового возраста, средний возраст (16,0 ± 0,61 лет).

Оценка стадии полового созревания подростков была проведена по степени появления вторичных половых признаков (Таннер, 1964), данные выражали в баллах.

Нами разработана и применена программа поэтапного осмотра и комплексного обследования мальчиков-подростков 14–17 лет, которая в себя включала следующие этапы:

1 – социально-анамнестическое исследование, включающее в себя заполнение специально разработанных и состоящих из 191 пункта анкет-опросников для мальчиков и их родителей, куда заносились общие сведения о подростке, жалобы и анамнеза жизни и заболевания, а также первичный осмотр, во время которого осуществлялась оценка физического и полового развития, особое внимание уделяли неблагоприятному социальному окружению ребенка, генетическое анкетирование. Полученные фактические материалы регистрировались в индивидуальной карте здоровья и компьютерной базе данных. В дальнейшем эти карты подвергались статистической обработке с целью выявления факторов риска формирования патологии у исследуемых;

2 – всего обследовано 570 человек, углубленное обследование – 273 мальчиков-подростков в возрасте 14–17 лет. На данном этапе применяли инструментальные и лабораторные методы: УЗИ щитовидной железы и органов мошонки, электрокардиография, проводилось исследование уровня гормонов сыворотки крови (ТТГ, Т4св, ЛГ, ФСГ, ПРЛ, тестостерон), на базе лаборатории патофизиологии репродукции – биохимический анализ сыворотки крови (липидограмма, состояние системы ПОЛ – АОЗ);

3 – исследование психологического статуса.

УЗИ щитовидной железы и органов мошонки проводили с использованием аппарата «Aloka SSD-5500 ProSound PHD», Япония, с датчиками, работающими на частоте 7,5 и 5 мГц. При массовом исследовании детей использовали портативный сканер фирмы «Phillips SDR-12000» с датчиком 5 мГц.

Биохимические методы исследования (показатели процессов СРО липидов и АОА) проводились в лаборатории патофизиологии репродукции Учреждения РАМН «НЦ проблем здоровья семьи и репродукции человека» СО РАМН (зав. лаб. д. м. н., профессор, член- корр. РАМН, Л.И. Колесникова). В качестве материала использовались сыворотка крови и гемолизат эритроцитов. Забор крови проводили из локтевой вены, натощак, с 8 до 9 часов утра в соответствии с общепринятыми требованиями. Определялось содержание продуктов ПОЛ: Дв.св. (двойные связи), ДК (диеновые конъюгаты), КД и СТ (кетодиены и сопряженные триены (Волчегорский И.А. и др., 1989). Содержание двойных связей, кетодиенов и сопряженных триенов выражали в отн. ед., диеновых конъюгатов – в мкмоль/л., малонового диальдегида (МДА) – мкмоль/л (Гаврилов В.Б., Гаврилова А.Р., Мажуль Л.М., 1987). Также определялось содержание компонентов системы АОЗ: активность супероксиддисмутазы (СОД) – у.е. (Misra H.P., Fridovich I., 1972), общая антиокислительная активность (АОА) (Клебанов Г.И., Бабенкова И.В., Теселкин Ю.О., 1988), уровень (-токоферола и ретинола – мкмоль/л (Черняускене Р.Ч., Варшкявичене З.З., Грибаускас П.С., 1984), восстановленного и окисленного глутатиона флуорометрическим методом – ммоль/л (Hissin P.Y., Hilf R., 1976).

На базе лаборатории физиологии и патологии эндокринной системы (зав. лабораторией д.м.н., Л.Ф. Шолохов) определялась концентрация гормонов сыворотки крови: трийодтиронина (Т3), тироксина (Т4), тироксина свободного, тиреотропного гормона (ТТГ), пролактина (ПРЛ), лютеинизирующего гормона (ЛГ), фолликулостимулирующего гормона (ФСГ) радиоиммунологическим методом с применением анализатора «Иммунотест» (наборы ООО «Диас», Россия). Иммуноферментный метод анализа применялся для определения уровня кортизола, свободного тироксина (Т4 св.), тестостерона (наборы «Алкор Био», Россия); свободного трийодтиронина (Т3 св.) (наборы ХЕМА), с использованием иммуноферментного анализатора «Ultra Microplate Reader – Elx808» (USA).

Концентрации гормонов ПРЛ, ТТГ, ЛГ, ФСГ выражали в мЕД/мл; кортизола, Т3, Т4, – в нмоль/л, свободных фракций Т3 и Т4, тестостерона, эстрадиола – в пмоль/л.

Генетические методы исследования проводились на базе лаборатории генетики и биохимических проблем онтогенеза (зав. лабораторией – д.м.н. В.В. Шенин).

Для исследования частоты аллелей генов GSTT1, GSTM1 ДНК выделяли из 0,5 мл венозной крови у родителей и детей методом, включающим осаждение ядер клеток, обработку протеиназой К и SDS с последующим осаждением нуклеиновых кислот изопропанолом в присутствии NaI.

Психологические методы исследования проводились на базе лаборатория нейропсихологии детей и подростков, под рук. к.п.н. Полякова. Индивидуально-типологические характеристики определялись с помощью проведения психологической дифференциальной диагностики. С целью изучения личностных особенностей подростков с репродуктивными нарушениями были использованы психодиагностические методики: «Метод цветовых выборов Люшера», «Метод портретных выборов Л. Сонди», Hand-тест (Вагнер), «Рисунок человека» (Маховер), «Кинетический рисунок семьи» (Кауффман), уровень тревожности определялся по методике Спилбергера-Ханина.

Методы математической статистики. Статистический анализ проводили с помощью известных статистических и прикладных программ различными методами параметрической статистики (вычисление средней арифметической (М), средней ошибки (m), средне-квадратичного отклонения (?), достоверности различий средних величин по t-критерию Стьюдента, F-критерию Фишера) (Дюк В., 1997; Гланц С., 1999). Для анализа внутригрупповой взаимосвязи количественных признаков применялся корреляционный анализ Пирсона (для нормально распределенных величин) с определением коэффициента корреляции R (Зайцев В.М., Лифляндский В.И, Маринкин В.И, 2003); многомерным методом кластеров (Лавач С.М., Чубенко А.В., Бабич П.М., 2000; Боровиков В.П., 2001; Юнкеров В.И., Григорьев С.Г., 2002). Для определения близости к нормальному закону распределения количественных признаков использовали визуально-графический метод и критерии согласия Лиллиефорса и Шапиро-Уилка (Реброва О.Ю., 2002; Плавинский С.Л., 2005). В случае отклонения нулевой гипотезы и принятия альтернативной, т.е. когда распределение признака считали отличающимся от нормального, проводили алгебраические преобразования переменных: логарифмирование (log(x!), где x! – значение признака, извлечение квадратного корня (?x!), обратное преобразование (1/x!), возведение в квадрат, во всех исследуемых группах (Петри А., Сэбин К., 2003). Осуществляли проверку распределения преобразованных переменных на соответствие нормальному закону распределения. Применение многофакторного дискриминантного анализа позволило выявить значимость информативных показателей. Проводился классификационный анализ с пошаговым включением переменных и канонический анализ (Халафян А.А., 2008). Результаты представляли в виде уравнения для расчета канонической величины. Расчеты проведены на кафедре информатики и компьютерных технологий Иркутского государственного института усовершенствования врачей (зав. кафедрой – к.ф.-м.н., доцент И.М. Михалевич).

Результаты исследований и их обсуждение

В промышленных городах Восточной Сибири в настоящее время сформировалась своя специфика экологически обусловленной патологии населения. Города Братск, Ангарск, Иркутск – промышленные центры Восточной Сибири, регулярно включаемые в Приоритетный список городов с самым высоким уровнем загрязнения атмосферы.

Важнейшим фактором для формирования многих видов заболеваний, включая репродуктивные нарушения, является состояние воздушной среды.

Основными загрязнителями атмосферного воздуха в городе Братске являются: ОАО «РУСАЛ Братск», предприятия теплоэнергетики (ТЭЦ-6 филиал ОАО «Иркутскэнерго», «Северные тепловые сети» участки № 1 и № 2), ОАО «Группа «Илим» филиал в г. Братске (бывшее ОАО «Целлюлозно-картонный комбинат»), их вклад в суммарные выбросы загрязняющих веществ в атмосферу от стационарных источников составил соответственно 74,79; 9,0 и 3,61 %.

Наибольшее количество специфических загрязняющих веществ поступает в атмосферу от источников предприятий цветной металлургии (смолистые вещества, твердые фториды, фтористый водород), целлюлозно-бумажной промышленности (метилмеркаптан, сероводород, диметилсульфид, диметилдисульфид, скипидар, формальдегид).

Уровень загрязнения атмосферного воздуха очень высокий, обусловлен значительным содержанием в атмосферном воздухе формальдегида, сероуглерода, бенз(а)пирена, диоксида азота, фторида водорода. Наиболее загрязнена центральная часть города.

Основные предприятия, влияющие на состояние воздушного бассейна города Ангарск: ТЭЦ- 9, участок № 1 ТЭЦ-9, ТЭЦ-10 ОАО «Иркутскэнерго» (теплоэнергетика) и ОАО «Ангарская нефтехимическая компания» (ОАО «АНХК»). Их доля в суммарных выбросах города от стационарных источников составляет 61,9 и 17,8 % соответственно.

Среднегодовые концентрации превышали санитарные нормы только по бенз(а)пирену. Превышения максимальных разовых концентраций были зафиксированы по диоксиду серы (1,1 ПДК), диоксиду азота (3,1 ПДК), формальдегиду – (1,4 ПДК), бенз(а)пирену, сероводороду. Концентрации аммиака и фенола не превышали ПДК.

Основной вклад в выбросы загрязняющих веществ в атмосферу в городе Иркутске от стационарных источников вносят предприятия теплоэнергетики (69,2 %). Наибольшее количество специфических загрязняющих веществ поступило в атмосферу от источников Иркутского авиационного завода – филиал ОАО «Научно-производственная корпорация «Иркут».

Уровень загрязнения воздуха очень высокий. Такой уровень определяется концентрациями бенз(а)пирена, формальдегида, диоксида и оксида азота, взвешенных веществ.

Среднегодовые концентрации превышали санитарные нормы по формальдегиду в 4,7 раза, бенз(а)пирену в 4,4 раза, диоксиду азота, взвешенным веществам в 1,6 раза, оксиду азота в 1,3 раза, оксиду углерода в 1,1 раза.

Таким образом, 77,2 % населения Иркутской области проживает в настоящее время в условиях санитарно-гигиенической ситуации от «неудовлетворительной» до «критической» и только 22,8 % – в относительно удовлетворительных условиях (Гос. доклад, 2009).

Описанную неблагоприятную экологическую ситуацию в городах Ангарске и Братске усугубляет более низкая среднемесячная номинальная заработная плата, особенно это отмечается в городе Братске – 18 918 руб. (против 20 481 руб. в Ангарске и 21 805 руб. в Иркутске). К негативным факторам, оказывающим непосредственное влияние на состояние здоровья всего населения в этих городах, в том числе и на репродуктивный потенциал подростков необходимо отнести низкую численность среднего и особенно врачебного персонала. Так в Братске и Ангарске в 2008 г. – на 10 000 человек, по данным официального издания Росстата (Регионы России, 2009) врачебного персонала приходилось 32,0 и 51,0 соответственно; в Иркутске эта величина составляла 118,0. Это сказывается на более низком числе посещений амбулатоно-поликлинических учреждений на 10 000 населения: Братск – 190, Ангарск – 317, Иркутск – 372.

Оценивался социальный статус семьи (возраст матери, полная или неполная семья, наличие/отсутствие профессиональных вредностей у родителей на момент зачатия ребенка, социальный статус матери), влияние психологических и генетических факторов (табл. 1, 2).

Таблица 1

Возраст матери на момент родов (n, %)

Город 15–17 лет 18–25 лет 26–33 лет 34–41 лет

Иркутск 6 (4,3 %) 70 (50,7 %) 54 (39,2 %) 8 (5,8 %)

Ангарск – 92 (46,2 %) 77 (38,5 %) 31 (15,3 %)

Братск 1 (1,4 %) 49 (50,7 %) 40 (41,1 %) 7 (6,8 %)

Из таблицы 1 видно, что возраст матери на момент родов в трех городах находился в возрастном периоде 18–25 лет (Иркутск – 50,7 %, Ангарск – 46,2 % и Братск – 50,7 %) и 26–33 лет (Иркутск – 39,2 %, Ангарск – 38,5 %, Братск – 41,1 %). Среди женщин, которым к периоду рождения ребенка было более 34 лет, наибольший удельный вес отмечен у матерей подростков в г. Ангарске (Иркутск – 5,8 %, Ангарск – 15,3 %, Братск – 6,8 %). Ранних рождений детей значительно меньше, они совсем не зарегистрированы в г. Ангарске, один случай в г. Братске и 6 случаев – в г. Иркутске.

Таблица 2


загрузка...