Социальные риски транзитивного общества (30.08.2011)

Автор: Шопенко Анатолий Дмитриевич

5. Отмечено, что экономические реформы проводятся при полном игнорировании «человеческого фактора». Человек привычно отнесен к «издержкам» при реализации экономических и политических идей. В результате на различных этапах трансформаций значительная часть населения или не успевает адаптироваться, или вообще оказывается неадаптивной к принятому направлению трансформаций. Подобных рисков можно избежать, если направленность реформ заранее известна, а принимаемые законодательные акты апробируются и корректируются на основе результатов социологических исследований.

Только информация, полученная эмпирическим путем до начала реализации программы способна снизить социальные риски от ее реализации. На основе такого прогноза можно вносить изменения в предлагаемые программы.

6. Выделено социологическое и социотехническое направления в изучении социально-экономических процессов в современном обществе. Социологические исследования дают информацию о реальных социально-экономических процессах в транзитивном обществе, которая может быть использована для снижения рисков от принимаемых решений; социотехническое направление широко используется в интересах определенных социальных групп, извлекающих прибыль из производства рисков, поскольку производство рисков становится фактором изменения структуры общества, перестройки его по степени подверженности рискам.

7. На эмпирическом уровне, на примере социально-экономической самоорганизации доказано, что одномоментно перейти от советской практики регулирования социально-трудовых отношений, основанной на идеологии гармонии между всеми субъектами трудовых отношений к развитой системе социального партнерства невозможно. Можно заимствовать идеологию партнерства (трипартизм), можно реорганизовать советские профсоюзы в ФНПР, можно создать объединения работодателей, можно обязать местную администрацию воспроизводить реальность в виде договоров и соглашений, но обеспечить реальное взаимодействие трех сторон без четкого понимания собственных интересов и интересов партнеров практически невозможно.

И работодателям и наемным работникам необходимо время для осознания своей новой социально-экономической роли и перехода к процессам самоорганизации. Попытки форсировать административными средствами реальное развитие социальных процессов только продуцируют новые риски. Риски отсутствия реальной самоорганизации проявляются в постоянном вынужденном вмешательстве государства в социально-трудовую сферу с целью разрешения возникающих конфликтов.

8. Обосновано, что исследование рисков как фактов массового сознания опирается на две посылки:

-стохастический характер любых социально-экономических решений и действий в условиях рыночной экономики. В современной отечественной рыночной экономике кроме реального вероятностного характера экономики, существует и относительность т.н. «человеческого фактора» в отечественном бизнесе. В нашей экономике никто не может дать гарантий исполнения, а тем более проконтролировать исполнение решения частным предприятием в условиях существования противоречивых экономических интересов хозяйствующих субъектов и отсутствия нормативной культуры рыночных отношений;

- существованием «каузальной атрибуции» как факта массового сознания, согласно которой человек не ведет себя как ученый, выводящий причинно-следственные связи на основе корреляционного анализа, а действует исходя из своего понимания, своей интерпретации причинно-следственных связей в мире. Человеческое сознание всегда стремиться создать непротиворечивую картину мира и приписать кому-либо ответственность за те или иные негативные события.

От субъекта приписываемой ответственности зависит социально-политическое поведение в обществе и, соответственно, риски управленческих решений.

9 . В эмпирическом исследовании каузальной атрибуции получен факт убывания приписываемой ответственности по «властной вертикали»: 4,2 местной власти, 3,8 балла региональной власти, 3,5 балла Правительству. Полученный результат говорит о постепенном отходе от «государственного мышления» к «приватизации» жизни на региональном и местном уровнях.

В то же время, оценка основных препятствий к выходу из кризиса показала, что респонденты главным фактором считают неэффективные действия всей системы государственного управления.

Это означает, что, несмотря на навязываемый средствами массовой информации тезис о полной зависимости нашей экономики от цен на мировых рынках, массовое сознание склонно относить негативные тенденции в экономике к неэффективному и некомпетентному управлению, что многократно увеличивает риски экономической и политической стабильности транзитивного общества.

Теоретическое значение работы

Теоретическое значение работы состоит в постановке и обосновании проблемы социальных рисков современного общества как непосредственного следствия принимаемых экономических решений. На теоретическом уровне обосновано и на практических примерах показано, что в транзитивном обществе существует асинхронность социальных и экономических процессов. Следствием асинхронности являются вызванные социально- экономическими причинами катастрофы современного общества, непосредственно вытекающие из неспособности экономических субъектов реализовать предоставленные права и возможности ведения хозяйственной деятельности (проблема «неэффективного собственника») и отсутствие надежных социальных и государственных методов контроля за деятельностью хозяйствующих субъектов.

Практическая значимость и апробация результатов исследования

На практическом уровне обоснована необходимость постановки проблемы социально-экономических рисков как самостоятельного объекта социологических исследований. Обосновано различие между социологическим и социотехническим подходом в изучении рисков. На основании авторских исследований влияния экономического кризиса на занятость, роли социальной самоорганизации в снижении производственных рисков, каузальной атрибуции в снижении социально-политических рисков и других исследований теоретические положения работы доведены до уровня конкретных методических рекомендаций органам государственного муниципального управления и апробированы в деятельности Правительства Санкт-Петербурга. Материалы диссертации используются в учебном курсе «Конфликтология» Санкт-Петербургского государственного инженерно-экономического университета.

Основные теоретические и практические положения и результаты диссертационного исследования обсуждены на научно-практических конференциях, в том числе на Шестой Всероссийской научно-практической конференции 23-24 апреля 2009г. (г. Санкт-Петербург), Юбилейной X межвузовской конференции аспирантов и докторантов, посвященной 10-летию научной школы кафедры финансов и банковского дела 3,4 декабря 2008 года (г. Санкт-Петербург), Второй научно-практической конференции 22 апр. 2005г. (г. Санкт-Петербург), Методической и научно-практической конференции (22-24 сентября 2003 г.) (г. Санкт-Петербург).

По теме диссертации опубликовано 40 научных трудов общим объемом более 53 авторских печатных листов.

Структура работы.

Работа состоит из введения, пяти глав, заключения, списка использованной литературы, приложения.

II. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

1. Рискология и социальные риски как научное направление

В последнее десятилетие рискология формируется как междисциплинарное направление, изучающее риск как таковой во всех его проявлениях. Рискология имеет, с одной стороны, собственные специализированные понятия, категории (опасность, риск-менеджмент и т.д.), теоретические построения (например, концепция «общества риска») и, с другой стороны, практические методы исследования (эксперимент, моделирование, наблюдение, документальный анализ и пр.), диагностические средства (методы сбора и анализа информации — такие, как мониторинг, тестирование, опрос и т.п.).

Выделение в качестве особого направления социальной рискологии является одним из возможных вариантов обозначения масштабной синтетической совокупности исследовательских направлений, являющихся, в свою очередь, частным направлением в общем комплексе научных дисциплин, изучающих проблемы риска. Социальная рискология анализирует и предлагает решения насущных актуальных и потенциальных проблем (имеющих место или только возможных), а также исследует теоретические аспекты возможных практических решений, в конечном счете, ориентируясь на задачи, поставленные социальной практикой. Как только субъективно осознается риск нежелательного развития событий (независимо от соответствия истинности/ложности этого осознания объективно-реальной ситуации), возникает потребность в оценке вариантов и последствий, "включается" рисковые части социологии, политологии, социальной психологии и других дисциплин, имеющих практические наработки, готовые к использованию для анализа ситуации с целью решения практических проблем.

В этом случае объектом социальной рискологии может стать любое звено социальной системы, погруженное в ситуацию социального риска, а предметом те стороны, свойства и отношения объектов, которые связаны с проблемной ситуацией - возникновением, развитием и управлением совокупностями социальных рисков.

Социальная рискология всегда политически-ориентирована (проблемные ситуации имеют политическую составляющую), активно и результативно стремясь к пониманию и объяснению проблемных социально-политических явлений. Политические науки выступают в качестве социально-упреждающих, прогностических и социально-оптимистических дисциплин, позволяющих работать в направлении поиска адекватных механизмов предвосхищения и недопущения нежелательных социальных явлений и процессов.

Социальная рискология всегда экономически ориентирована (проблемные ситуации имеют экономическую составляющую). Переходная экономика, "неоднозначность" приватизационных процессов, "пронизанность" ситуаций теневыми, незаконными, коррупционными отношениями создают предпосылки для многократного взаимного усиления социогенных и техногенных рисков.

Одним из первых импульсов, подстегнувших интерес к данной проблематике и во многом обусловивших дальнейшее развитие российской социологии риска, стала чернобыльская катастрофа 1986 г. Более двадцати лет со времени чернобыльской катастрофы оказались решающими для становления отечественных исследований риска. За это время тема риска, прежде неявно присутствовавшая в исследованиях по теории вероятностей, математической статистике и экономике "капиталистического общества", превратилась в одно из ведущих научных направлений в естественных и гуманитарных дисциплинах. Так, в МГУ была создана междисциплинарная исследовательская лаборатория, организаторы которой заявили о необходимости учета социальных аспектов рисков любого происхождения - техногенного, природогенного и социогенного, ввели в научное употребление термины "социология риска" и "социальная рискология".

Идея состояла в том, что без социологических и социально-психологических исследований, без понимания социальной составляющей техногенных или природогенных кризисов не может быть адекватного понимания ситуации, поскольку люди с их психологией, мнениями и стереотипами являются важнейшей составной частью любого технологического процесса или производственного комплекса. Эта идея, получившая одобрение научного сообщества, была продиктована тем, что социальная практика критических ситуаций различного происхождения в России в значительно степени вызвана транзитивным характером современного российского общества.

2. Социальные риски процесса транзитивности

Источники опасности социального происхождения в транзитивном обществе определяются состоянием, внутренне присущим общественно-политическому строю, социально-экономическому положению страны, реализуемым в виде совокупности условий, не обеспечивающих соответствие среды жизни человека его жизненным потребностям. В частности, такое состояние может вылиться в конфликт как высшую ступень в развитии социальных и политических противоречий в обществе, характеризующихся острым столкновением сторон (людей, социальных и политических групп). Конфликт зарождается в конфликтной среде, которая в свою очередь определяется такими характеристиками, как экономическое состояние общества, социальное самочувствие населения, авторитет власти.

Переход от планово-административной экономики к рыночной в нашей стране значительно осложнен асинхронностью социальных и экономических процессов. Принятие новых правил «экономической игры» и создание экономических и правовых механизмов их реализации требует несравнимо меньших временных затрат нежели те, которые необходимы для полной смены типа экономического поведения населением страны. За более чем за 70-летний период симбиоза идеократии и администрирования в стране сложилась огромная инерция мышления, образовался тип личности «советский человек» с определенным поведением в социально-экономической системе, полное преодоление которого потребует смены поколений.

Экономические итоги почти уже 20 лет реформирования российской экономики состоят, прежде всего, в том, что к середине текущего десятилетия в России в основном завершен переход к рыночной экономической системе. Создана система базовых правовых норм и других институтов, обеспечивающих развитие рыночных отношений. Достигнута высокая степень открытости российской экономики. Внешнеторговый оборот в 2007 году составил 45 процентов валового внутреннего продукта, что является одним из наиболее высоких показателей для стран с развитой экономикой. В условиях развивающегося мирового финансового кризиса российская финансовая система (при активной поддержке государства) показала свою устойчивость.

Преодолены тенденции социальной конфронтации в обществе, наблюдавшиеся в 90-е годы. Развиваются институты гражданского общества. Снизились политические и экономические риски ведения предпринимательской деятельности. О международном признании успехов России свидетельствует получение статуса страны с рыночной экономикой и инвестиционного кредитного рейтинга.

Формируется новая система государственного управления, опирающаяся на нормативно закрепленное разграничение полномочий Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований. В процесс государственного управления внедряются современные методы и механизмы стратегического планирования и управления по результатам, идет их увязка с механизмами принятия бюджетных решений, в первую очередь в рамках программно-целевого подхода.

Проведены реформы налоговой и бюджетной системы, принят пакет законов о земельной и судебной реформе, реализованы меры по снижению административной нагрузки на малый бизнес. Показатели социально-экономического развития Российской Федерации, достигнутая макроэкономическая стабильность и финансовая устойчивость свидетельствуют о результативности проведенных системных преобразований. Преодолен спад производства и потребления 90-х годов. Сегодня Россия восстановила утраченный за 90-е годы уровень социально-экономического развития. В 2007 году объем валового внутреннего продукта составил к уровню 1991 года 110 процентов.

Рис. 1. Рост ВВП России в 2003-2008 гг.

Однако целый ряд социальных факторов сдерживает дальнейшее развитие экономики. Уровень конкурентоспособности современной инновационной экономики в значительной степени определяется качеством профессиональных кадров, уровнем их социализации и компетентности. Россия не сможет поддерживать конкурентные позиции в мировой экономике за счет дешевизны рабочей силы и экономии на развитии образования и здравоохранения. Для России ответ на этот вызов предполагает преодоление имеющихся негативных тенденций в развитии человеческого потенциала, которые характеризуются:

сокращением численности населения и уровня занятости в экономике;

растущей конкуренцией с европейскими и азиатскими рынками в отношении квалифицированных кадров;


загрузка...