Интегративная стратегия гендерного подхода в социальном познании (30.03.2009)

Автор: Ключко Ольга Ивановна

В третьей главе «Гендерный подход в изучении российского общества» основное внимание уделяется процессу освоения и трансформации гендерной методологии в отечественном научном дискурсе.

В первом параграфе «Этапы развития и сферы реализации гендерных исследований в России» проведен анализ методологии гендерных исследований в отечественном контексте, определены основные достижения гендерного подхода в изучении российского общества.

В России начала 1990-х годов развитию гендерных исследований способствовали три основных фактора: во-первых, масштабные преобразования, включавшие в себя изменение статусных позиций различных слоев российского общества, во-вторых, возникновение в ходе перестройки независимых женских инициатив и женского движения и, в-третьих, стимулирующую роль сыграли глобализационные тенденции. Понимая неоднозначное положение феминизма в России вследствие советского варианта эмансипации, автор настаивает на признании значительных заслуг женского движения и наличии социальных исследований пола в российской общественной науке.

Отмечая, что основное внимание в развитии гендерных исследований уделяется процессу их институциализации в России, диссертант выявил значительные изменения в понимании самого термина «гендер» и освоении гендерной методологии за последние 15 лет. На основе данного критерия предлагается собственная периодизация развития гендерных исследований в России:

Этап прямого калькирования зарубежного опыта (1980-е - 1996 гг.);

Этап адаптации западных теорий к российскому контексту (1997-2001 гг.);

Этап методологической рефлексии (с 2001 г. и по настоящее время).

Показывая восприятие отечественными исследователями термина «гендер» как феминистского, фиксируется то обстоятельство, что другие методологические основания в виде конструктивистских и постмодернистских идей поначалу не были акцентированы. Каждый этап периодизации характеризуется существенной чертой. На первом этапе – это, прежде всего, прямое, не всегда некритическое освоение зарубежного феминистского опыта. Гендерная проблематика воспринимается как синоним женской, а пол – противопоставлен гендеру. Основным критерием выделения второго этапа полагается появление российских экспериментальных работ, посвященных гендерному анализу российского общества, а также первых учебных пособий по данному научному направлению. Констатируется тот факт, что лишь на последнем этапе впервые в российских гендерных исследованиях возникают попытки критического анализа методологических проблем, искажений и квазигендерных исследований. Несмотря на значительные терминологические разногласия, в исследованиях отечественных авторов гендерному анализу были подвергнуты такие общественные институты, как экономика, политика, право, семья, средства массовой информации, религия. Результатом этого анализа стала констатация гендерной асимметрии и дискриминации в нашей стране.

Одним из существенных достижений является возникновение сообщества гендерных экспертов, появившееся в конце 1990-х годов и принимающее участие в обсуждении законопроектов разного уровня и профиля, а также в их реализации (проекты «Гендерные бюджеты в России», гендерная экспертиза законодательства по четырем сферам: трудовые, репродуктивные права, законодательство о СМИ и миграции; разработка гендерных индикаторов в здравоохранении, гендерная статистика, гендерная экспертиза учебников для высшей школы).

Опираясь на аналитические разработки центров гендерных исследований, автор отмечает, что при нарастании в последние годы научного интереса к гендерной проблематике содержание работ, набор подходов, методов и источников дублируются, не привнося существенной новизны. Среди глубинно не изученных остаются темы: права мужчин и женщин в системе прав человека, гендерные аспекты насилия (домашнее, сексуальное), агрессии (в том числе и аутоагрессии), гендерная асимметрия в сфере формальной и неформальной занятости, семейных, супружеских, профессиональных ролей, женское и мужское политическое участие, новые формы дискриминационных практик. Одна из существенных причин подобного положения – глубокий разрыв между научными исследованиями и применением их результатов на практике.

Выражая согласие с исследователями, которые фиксируют тенденцию усиления гендерного неравенства на фоне формальных действий правительства, автор отмечает усиление гендерного дисбаланса и обозначает факторы, которые препятствуют дальнейшему развитию гендерных исследований: отсутствие государственной политики, направленной на развитие гендерного равенства; превалирование биологического детерминизма в академических науках и, как следствие, в содержании образования разного уровня, неофициальный статус гендерных образовательных программ и учебных курсов; отсутствие тесной взаимосвязи между гендерными экспертами и законодательными и исполнительными органами, а также общественными организациями; возрастание влияния национализма и религиозного фундаментализма, считающих гендерные и феминистские исследования несовместимыми с российскими традициями.

Второй параграф «Биологический фундаментализм и редукционизм в отечественных гендерных исследованиях» посвящен анализу специфических методологических проблем гендерных исследований, обусловленных российским общенаучным и социальным контекстом.

Основное внимание уделяется проблеме формального преодоления теоретико-методологических расхождений между своими и чужими познавательными традициями за счет нивелирования их семантики. Так, по отношению к термину «гендер» выделены следующие смысловые наполнения: в виде универсалистского (расширительного) толкования большинства аспектов, касающихся мужчин и женщин; как обозначения предмета, метода и субъекта гендерного исследования; в качестве новой вербальной оболочки для привычного значения «пол»; как чужое понятие, требующее адаптации и критического осмысления.

Последняя позиция как наиболее продуктивная, но и более сложная в освоении, акцентирует проблему соотношения текста и контекста, что дает возможность понять природу фундаментальных трудностей, которые возникают при культурном переводе и усвоении феминистских и гендерных концептов: противопоставление содержания понятий «пол» и «гендер», «гендер» и «сексуальность»; фиксация двух «гендеров» - мужского и женского, сведение всех форм взаимоотношений людей к якобы гендерным, а затем к биологическим; широкое использование авторитетных, но уже устаревших теорий. Такая ситуация иллюстрирует сложность и нетрадиционность в отечественной науке разделения анатомо-физиологических особенностей, репродуктивных функций, сексуальности и идентичности, связанной с полом.

Фиксируя проблему выбора языка для вербальной репрезентации конкретного социального объекта, диссертант отмечает разрыв философской, теоретико-научной, художественной, обыденной рефлексий по женской и гендерной проблематике, объясняя его и стремлением дистанцироваться от маркировки исследования как профеминистского под влиянием внешней негативной оценки, и своего рода интеллектуальным снобизмом исследователей, влиянием мнений переводчиков текстов феминистской и гендерной критики, наличием большого количества «концептуальных омонимов» — терминов, сходных по звучанию, но обозначающих разные реалии в разных культурах, и, наконец, «эффектом хрестоматии», приводящей к редукции идей феминистской и гендерной критики в российском интеллектуальном поле.

Констатируется незавершенность процесса интеграции гендерного подхода в отечественные социально-гуманитарные науки, что подтверждается результатами гендерной экспертизы учебников для вузов. Внедрение гендерного компонента в систему социально-гуманитарного знания определяется не только как методологическая, но и гуманитарная проблема.

Четвертая глава «Интеграция гендерного подхода в систему отечественного образования» посвящена изучению современного состояния гендерного образования в России.

Первый параграф «Гендерное образование – индикатор и механизм демократического развития общества» фиксирует методологические основы, цели, задачи, стратегии развития гендерного образования и особенности методики преподавания гендерной проблематики.

Понимание образования, с одной стороны, в качестве главного фактора развития, а с другой - как ведущего показателя уровня развития культуры, позволяет ставить задачу ликвидации огромного разрыва между наукой, состоянием российского общества и системой отечественного образования. Проблема формирования социальной идентичности и социального запроса к системе образования является одной из центральных в современной философии и не позволяет игнорировать достижения феминистской и гендерной теорий в этой области. Переход к более гуманному социальному порядку возможен при условии продвижения гендерного измерения в общественное сознание через образование и воспитание, организацию публичного дискурса, чтобы гендерное измерение реальности стало частью социальной рефлексии. Система образования в России по-прежнему носит дифференцированный по полу характер, определяя в дальнейшем разные сферы профессиональной реализации, разную оплату труда и, соответственно, разные уровни и стили жизни для мужчин и женщин.

Автор приводит существенные аргументы в пользу того, что интеграция гендерного подхода необходима как политикам, юристам, менеджерам, педагогам, так и самим исследователям. Гендерный подход способствует более глубокому анализу результатов исследований, пониманию социального и экономического содержания интересов различных групп российского населения; обеспечению социально справедливого характера социально-экономических программ и выполнению взятых на себя государством обязательств по реализации международных конвенций, направленных на снижение гендерной сегрегации и дискриминации по половому признаку.

Среди задач гендерного образования наиболее значимыми являются деконструкция гендерных стереотипов и патриархатного устройства общества, легитимация обсуждения и решения гендерных проблем, развитие социальной идентичности личности на основе эгалитарного мировоззрения и толерантного сознания, освоение гуманистических форм образовательной практики.

Сравнительный анализ гендерного образования за рубежом и в России позволил зафиксировать недостаточную концептуальную обоснованность гендерной педагогики как отрасли отечественной науки, низкую степень подготовленности преподавателей средней и высшей школ в этой области знания, доминирование локальных стратегий, исходящих «снизу» при введении подобных курсов в учебные планы, превалирование традиционных методов при изучении гендерной проблематики и консервативность педагогов, неоправданное связывание гендерного образования с раздельным по половому признаку. Подчеркивается необходимость разработки стратегии информационного обеспечения политики гендерного равенства и расширения гендерного просвещения, экспансии данной проблематики за рамки академического преподавания.

Предметом гендерного анализа в образовании являются: программы и учебные пособия для детей и взрослых, полотипизированные мероприятия (прежде всего - праздники), педагогическое общение, различные виды деятельности (игра, учение, межличностное общение, труд) и само пространство образовательного учреждения, художественная литература, профессиональное сознание педагогов школ, преподавателей вузов и администрации образовательных учреждений.

Предлагается ряд мер по дальнейшей интеграции гендерного подхода в систему отечественного образования: включение гендерной проблематики в государственные образовательные стандарты и в школьные и вузовские учебники; введение гендерной экспертизы учебников социально-гуманитарного профиля; разработка гендерной составляющей практического компонента профессионального образования (учебных, производственных практик, практикумов по предметам); повышение гендерной культуры преподавателей средней и высшей школы, например, в виде курсов на ФПК и стажировок.

Второй параграф «Опыт интеграции гендерного подхода в педагогическое образование Республики Мордовия» посвящен экспериментальному изучению гендерных характеристик и развитию гендерной толерантности субъектов педагогического образования региона, анализу состояния гендерного образования в региональном педагогическом вузе.

Как термин социальной теории, толерантность используется для характеристики ситуаций диалога культур, достижения консенсуса, рационального обоснования приоритетности поиска путей мирного и стабильного сосуществования в условиях многообразия. Как позитивная личностная характеристика толерантность видится важнейшей составляющей социальной зрелости личности, нацеленной на диалогичность восприятия окружающего мира. Разработки С. В. Полениной, О. А. Ворониной, Л. В. Штылевой позволяют считать одним из условий формирования такой личности гендерное равенство, которое одновременно выступает как результат взаимодействия толерантных личностей.

Авторское видение гендерной толерантности как лояльного отношения к чувствам, мыслям, поведению, выходящих за рамки традиционных гендерных стереотипов, подчеркивает единство когнитивного, ценностного и поведенческого компонентов этой социально значимой характеристики. Экспериментальное изучение гендерных характеристик участников образовательного процесса Республики Мордовия показало, что их содержание является преимущественно стереотипным, что является основанием множества гендерных конфликтов. Результаты диагностики студентов показали, что большинство (до 65 %) испытывают на себе негативные последствия гендерного конфликта: хроническую усталость (например, при одновременном выполнении ролей жены, матери и студентки трудно образцово выполнить все роли); чувство вины за несоответствие традиционным гендерным стереотипам (например, «хорошая мать не бросает маленького ребенка на няню или «хороший муж обеспечивает семью»); снижение самооценки, когда выглядят и ведут себя не как «настоящий мужчина» или «настоящая женщина»; агрессия, направленная на тех, кто нарушает установленные гендерные нормы «мужественности» и «женственности»; завышенные требования к окружающим людям, особенно противоположного пола; трудности в выражении и интерпретации эмоций, страх потери самоконтроля, нежелание принять помощь (ограничения традиционной мужской роли); маскировка одаренности и неприятие компетентности у женщин.

В основу методики развития гендерной толерантности были положены такие методы активного обучения, как деловая и ролевая игра, социально-психологический тренинг, проблемные лекции, учебно-профессиональные задачи. Анализ экспериментальных данных позволил выделить и описать уровни развития гендерной толерантности. В исследовании отмечены трудности развития поведенческого компонента гендерной толерантности, что доказывает необходимость комплексного подхода к решению проблемы гендерного просвещения. Под руководством автора на основе данной методики были разработаны и апробированы курс «Гендерная педагогика и психология» для студентов педагогического вуза и работников системы образования, тренинги гендерной толерантности для родителей и старшеклассников, учебная программа «Гендерная психология» для общеобразовательных школ.

Экспериментальное исследование процесса интеграции гендерного подхода в педагогическое образование региона показало, что в содержании профессионального образования педагогов гендерная проблематика практически не разработана. Специальные курсы единичны. Распространено механическое включение гендерной тематики в курсы. Данная тема игнорируется факультетами повышения квалификации и переподготовки кадров для системы образования региона. Автором предложена гендерная составляющая содержания образования на примере специальности «Педагогика и психология» в рамках блока психолого-педагогических дисциплин.

Государственные образовательные стандарты высшего профессионального образования большинства специальностей педагогического профиля не содержат гендерной тематики. Как следствие изучение гендерного компонента является необязательным. Разработка подобных курсов по выбору (спецкурсов) остается делом энтузиастов в рамках их собственной научно-исследовательской работы. Редко используется стратегия внедрения гендерного подхода сразу в несколько предметов общей и предметной подготовки. Опираясь на десятилетний опыт преподавания гендерных курсов, автор подчеркивает, что единичные курсы по выбору не меняют общей картины гендерной стереотипии в сознании студентов, не способствуют развитию гендерной толерантности и культуры.

Многие преподаватели не только средней, но и высшей школы не знакомы с разработками в этом направлении, минимальное количество учебно-методической литературы является еще одним сдерживающим фактором на пути гендерной интеграции. Большинство используемых в психолого-педагогическом образовании учебников и пособий не содержит гендерной тематики. Автор выдвигает гипотезу о том, что именно недостаточная осведомленность педагогов в области гендерных исследований приводит к обоснованию раздельного по половому признаку обучения гендерными различиями.

Анализ образовательной практики (собственной, центров гендерных исследований и ведущих вузов страны) позволил сделать вывод об отсутствии целенаправленной и комплексной политики в области гендерного образования. Отсутствие гендерного компонента в государственных стандартах приводит к его разработке на неофициальном уровне, основанной на личной заинтересованности исследователя, что является недостаточным для изменения общественного сознания. Таким образом, автор приходит к закономерному выводу о том, что современное состояние гендерного образования отражает многие методологические и организационные проблемы гендерных исследований, не позволяя на данном этапе решать возложенные на него задачи.

В заключении подводятся итоги исследования, намечаются перспективы использования гендерного подхода в социальном познании, очерчивается круг наиболее актуальных для изучения аспектов данной области.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях, общим объемом 48,8 п. л.

Монографии и учебные пособия

Ключко, О. И. Методология гендерных исследований: современное состояние и актуальные проблемы: монография / О. И. Ключко; Мордов. гос. ун-т. – Саранск, 2008. – 208 с. (13 п. л.).

Ключко, О. И. Гендерная педагогика и психология: учеб. пособие / И. В. Галанова, Ж. В. Коробанова, О. И. Ключко, Н. Ф. Сухарева, А. Н. Яшкова / под ред. О. И. Ключко. – Саранск : Изд-во Мордов. ун-та, 2005. – 156 с. (9 п. л.).

Ключко, О. И. Мужчина и женщина: проблемы современной социализации: монография / О. И.Ключко. – Саранск : МГПИ, 2002. – 99 с. (5,9 п. л.).

Статьи в рецензируемых журналах

Ключко, О. И. Гендерная стереотипия в изучении актуальных социальных проблем / О. И. Ключко // Общественные науки и современность. – 2008. – № 6. – С. 182-192. (1 п. л.).


загрузка...