Вариативно-интерпретационное функционирование текста: теоретико-экспериментальное исследование (29.03.2010)

Автор: Ким Лидия Густовна

Онтологическая обусловленность постановки проблемы и направлений ее решения определяется объективными свойствами как объекта, так и субъекта интерпретационной деятельности. Потенциальная множественность вариантов интерпретации текста детерминирована свойствами языка-объекта: потенциалом его вариативности, реализуемым в речевой, в том числе рецептивно-интерпретационной деятельности, асимметрией формы и значения языкового знака, антиномией его значения и значимости, его «объективностью» и «субъективностью», имеющими следствием «присвоение» языкового знака адресантом и адресатом, условным и отражательным характером значения языковой единицы, ее референциальной неопределенностью и субъективной интерпретируемостью.

Потенциальная множественность вариантов интерпретации текста обусловлена также свойствами субъекта интерпретации, чья интерпретационная деятельность носит активный, креативный и продуцирующий характер. Деятельность интерпретатора представляет собой автономный, в определенном смысле независимый от замысла автора процесс, характеризующийся собственной интенциональностью и субъектностью. Кроме того, вариативность интерпретации отражает качественное разнообразие типов интерпретационной деятельности, в определенной мере коррелирующих с языковой способностью языковой личности, разнообразие, проявляемое в субъективности интерпретации.

Гносеологическая обусловленность постановки обозначенной проблемы и направлений ее решения определяется противоречием двух научных подходов в вариантологии, квалифицирующих и оценивающих вариативность языковых проявлений. С одной стороны – традиционного, предписывающего, субъективистского, провозглашающего нормой единственность формально-смысловых соответствий языковых единиц, которые, с этой точки зрения, носят конвенциально обусловленный характер. Вариативность при этом трактуется как «фактор сопротивления» нормальной, т. е. нормативной, деятельности, направленной на приведение в одно-однозначное соответствие замысла и реализации замысла – в аспекте говорящего – или реализации замысла и его понимания – в аспекте слушающего (Н. П. Колесников). Одним из проявлений этого подхода в лексикологии, как отмечает А. Зализняк (2006), является введение Ж. Жильероном терминов «омонимиофобия» и «полисемиофобия»; отчасти данью этой идеологии считается принятый в Московской семантической школе термин лексема как слово в определенном значении, создающий иллюзию избавления от многозначности. С другой стороны – современного, описывающего, объективистского, признающего плюрализм и вариативность в качестве основополагающего принципа научного знания и познания (В. Г. Гак, В. В. Ильин). Этот научно-методологический подход, связанный с идеей плюрализма взглядов и концепций, коррелирует с постулируемым нами тезисом о смысловом многообразии текста в процессе его функционирования в пространстве адресата и о нормативности такого функционирования.

Доминирование в лингвистической вариантологии первого из названных подходов определило общее отношение к смысловой вариативности интерпретационного проявления текста как явлению ненормативному, периферийному, противоречащему идее первичности, главенства говорящего и его замысла относительно слушающего, чья речевая деятельность рассматривается как вторичная, результат которой предопределяется говорящим. Сказанное объясняет неизученность сущности множественности интерпретации как объективного явления.

Вместе с тем итоги развития лингвистической и, в частности, семантической теории последних трех десятилетий доказывают, что «многозначность стала восприниматься не как отклонение от нормы, а как одно из наиболее существенных свойств всех значимых единиц языка, как неизбежное следствие основных особенностей устройства и функционирования естественного языка».

В данной работе множественность и вариативность интерпретационного функционирования текста рассматриваются как объективное, необходимое и нормальное, то есть естественное и всеобщее, проявление свойств языка и языковой способности языковой личности, а следовательно, как ядерное, составляющее любую речевую коммуникацию, в противоположность традиционному подходу, при котором вариативность интерпретации текста оценивается как периферийное явление, лежащее в сфере коммуникативной неудачи, непонимания, конфликтной или манипулятивной коммуникации, в сфере игрового речевого взаимодействия или демонстрации ораторского мастерства. В работе обосновывается положение, согласно которому любой текст как репрезентант языкового функционирования реализуется множественностью смысловых вариантов.

Таким образом, объектом данного исследования является феномен интерпретации текста; предметом – вариативное функционирование интерпретируемого текста в речевой деятельности субъекта-интерпретатора.

В качестве интерпретируемого текста мы рассматриваем объект рецептивно-интерпретационной деятельности, результатом которой является интерпретирующий текст.

Интерпретирующий текст как результат рецептивного ментально-речевого процесса в генетическом аспекте является вторичным текстом, находящимся в отношениях формально-смысловой детерминации относительно интерпретируемого текста, а в функциональном аспекте интерпретирующий текст есть результат аспектуальной, функционально-направленной и субъективно-детерминированной компрессии интерпретируемого текста.

Интерпретируемый и интерпретирующий тексты представляют собой функционально-смысловое единство, которое уподобляется отношениям аргумента и функции как детерминированного соответствия единиц одного множества единицам другого множества.

Цель исследования заключается в разработке модели вариативно-интерпретационного функционирования текста, включаемой в парадигму вариантоцентрической концепции языка.

Данная цель предполагает постановку и решение следующих задач:

1) выявить общие принципы вариантоцентрической концепции языка, проявляющиеся на уровне текста в пространстве его интерпретационного функционирования;

разработать адресатоцентричную модель вариативно-интерпретационного функционирования текста, представив языковую и речевую единицы описания смысловых дифференциаций текста;

выявить объективные системно-функциональные и субъективные функционально-деятельностные факторы, детерминирующие множественность смысловых вариантов текста;

представить типологию интерпретационных стратегий субъекта, которые отражают проявление вариативности интерпретационной деятельности и характер его языковых способностей, влияющих на интерпретационный результат;

5) разработать и применить систему лингвистических экспериментов, позволяющих моделировать текстовые и персонологические условия, влияющие на функционирование текста в аспекте смысловой вариативности и позволяющие эксплицировать потенциал смысловой множественности текста.

Гипотезы предпринятого исследования следующие:

1) вариативность интерпретационного функционирования текста является частным проявлением языковой вариативности;

2) вариативно-интерпретационное функционирование текста детерминируется взаимодействием системно-функциональных и функционально-деятельностных факторов.

Методология, методы и методики исследования. Методологическую основу исследования вариативно-интерпретационного функционирования текста составляют диалектическая теория соотношения формы и содержания языка в их единстве и противоречии, теория взаимодетерминации языковой системы и речевой деятельности, а также теория коммуникативной деятельности автора и интерпретатора.

Изучение явления вариативности интерпретационного функционирования текста выполняется в русле современной коммуникативно-деятельностной лингвистики и осуществляется в рамках такого научного направления, как лингвистический функционализм, и его частных проявлений: лингвовариантологии, лингвоперсонологии, лингвистического интерпретационизма.

Исследование факторов, детерминирующих реализацию вариативно-смыслового потенциала текста и способствующих экспликации смысловых версий интерпретируемого текста, осуществляется методом лингвистического эксперимента.

К настоящему времени сложились три подхода к выявлению множественного смыслового потенциала текста: интуитивно-субъективный (метод самонаблюдения, или интроспекции), описательный (метод наблюдения) и экспериментальный. Первый из них заключается в обращении исследователя к своему лингвистическому опыту; на основе применения этого метода выполнено, например, исследование, посвященное выявлению языковых и текстовых факторов синтаксической омонимии (Н. П. Колесников). Второй метод заключается в научном описании таких языковых единиц (слов, предложений), формальная организация которых создает условия для нейтрализации разных значений, реализующихся в их речевом функционировании (А. А Зализняк, О. А. Лаптева). Третий метод предполагает обращение к коллективному языковому сознанию реципиентов путем их тестирования в различных формах.

Не умаляя очевидных позитивных качеств первых двух методов, следует подчеркнуть специфические достоинства экспериментального метода, которые были отмечены еще И. А. Бодуэном де Куртенэ (1963) и Л. В. Щербой (1965) и продемонстрированы при исследовании разных единиц и явлений языка. Особенности экспериментального метода заключаются в оперативности получения с его помощью необходимой информации; стандартности этой информации как следствии стандартности текстовых заданий; возможности неоднократного воспроизведения опытных речевых условий, а значит, и надежности получаемых результатов; объективности научного результата, обеспеченного возможностью такой постановки эксперимента, при которой константные и вариативные условия эксперимента (варьирование задания, текста или его компонентов) позволяют выявить детерминирующие множественность интерпретационного результата системно-функциональные и функционально-деятельностные факторы; возможности экспликации потенциальных и / или импликативных смысловых компонентов текста. Верификационные возможности экспериментальных методов в лингвистике активно использовали и убедительно доказали их эффективность О. И. Блинова (1984, 2007), Н. Д. Голев (2000), М. Дебренн (2006, 2008), Ю. Н. Караулов (1981, 1988), В. В. Левицкий, И. А. Стернин (1989), Г. А. Мартинович (2008), О. Н. Селиверстова (1976, 1980), а также исследователи в области психолингвистического (А. А. Залевская, Н. В. Рафикова, Л. В. Сахарный, Ю. А. Сорокин, Р. М. Фрумкина и др.) и лингвосинергетического направлений (К. И. Белоусов, Н. А. Блазнова, Г. Г. Москальчук и др.). Как заметил Ю. Н. Караулов, «языкознание ныне приобретает статус науки экспериментальной».

Метод лингвистического эксперимента является способом выявления и познания вариативного многообразия смысловой структуры текста; он позволяет, с одной стороны, эксплицировать латентный процесс интерпретации смыслового содержания текста при его восприятии реципиентом и эксплицировать смысловые версии интерпретируемого текста, совокупность которых рассматривается как реализация его смыслового потенциала, а с другой – экспериментальные условия представляют собой моделирование сильных и слабых позиций функционирования текста, влияющих на характер актуализации / нейтрализации вариативности его смыслового проявления.

В зависимости от конкретной задачи исследования и верифицируемых параметров в предлагаемой диссертационной работе используются разные типы экспериментов:

1) семантизирующий, заключающийся в истолковании формы интерпретируемого текста; задачей этого эксперимента является экспликация смысловых версий интерпретируемого текста; этот тип эксперимента предполагает метаречевую деятельность интерпретатора (интерпретационно-метатекстовую деятельность), объектом которой является интерпретируемый текст, а результатом – интерпретирующий текст;

2) диалогический, заключающийся в речевом реагировании на содержащуюся в тексте информацию; такая речевая реакция обычно представляет собой ответную реплику на сопровождающий текст вопрос-задание; обычно это реплика да / нет, подкрепляемая аргументирующим суждением;

3) клоуз-тест, заключающийся в формально-смысловой процедуре достраивания текста, заполнении пробела в тексте; задачей этого эксперимента является верификация смысловых версий интерпретируемого текста; этот тип эксперимента предполагает речевую порождающую деятельность интерпретатора как способ интерпретации текста (интерпретационно-текстовую деятельность).

Во всех случаях механизм лингвистического эксперимента общий. Специфика экспериментальной схемы предполагает первоначальное движение интерпретационно-порождающего процесса, детерминированного формально-смысловой организацией интерпретируемого текста, от текста к сознанию и последующее – от сознания к тексту. Под воздействием стимульных дискурсивных единиц испытуемый воссоздает коммуникативное задание, декодируя текстовые элементы (позиция слушающего), и затем, владея стратегией порождения, создает высказывание (позиция говорящего). При этом и его деятельность в качестве слушающего, и его деятельность в качестве говорящего носят интерпретирующий, т. е., как уже было подчеркнуто, креативный, а потому относительно самостоятельный характер (о самостоятельности и креативности процесса понимания речи писали В. Гумбольдт (1964), А. А. Потебня (1976), и на материале различных типов текстов это показывают Н. Д. Голев (2007), Н. И. Колодина (2001), Н. Д. Марова (2006) и другие).

Участниками эксперимента являются студенты 1?5-х курсов факультета филологии и журналистики Кемеровского государственного университета. Такое ограничение состава участников соответствует условиям и задачам эксперимента – выявить роль системно-языковых и функционально-деятельностных факторов, влияющих на вариативность интерпретационного результата, нейтрализовав влияние внешнего по отношению к исследуемым характеристикам – социально-возрастного – фактора.

Материал и источники исследования

Исследование выполнено на материале интерпретирующих текстов, полученных методом лингвистического эксперимента. Исходными, т. е. стимульными при проведении эксперимента, выступают тексты малого формата (преимущественно рекламные тексты, слоганы, объявления, тексты-ярлыки, тексты-надписи и прочие), характеризующиеся сильной прагматической и / или суггестивной интенциональностью. Смысловая вариативность таких текстов носит в разной степени латентный характер. Использование для экспериментов текстов малого формата объясняется также их лаконичностью и автосемантией, смысловой цельностью и законченностью, что имеет определенные преимущества при организации и проведении эксперимента.

Материалом для экспериментальной проверки научной гипотезы являются как интерпретируемые тексты, извлеченные из различных изданий, содержащих объявления, рекламный материал и прочее, так и тексты, смоделированные нами для верификации того или иного положения. Последние обычно представляют собой модификацию реальных текстов, которым задаются параметры, требующие экспериментальной проверки.

Всего при выполнении данной научной работы было использовано 35 исходных текстов, на основе которых было разработано и предложено испытуемым 45 заданий. В результате лингвистического эксперимента было получено 4 000 интерпретирующих текстов, послуживших непосредственным речевым материалом исследования.

Научная новизна исследования

Впервые предметом лингвистической вариантологии становится текст как совокупность семантико-прагматических смыслов, проявление / нейтрализация которых осуществляется в процессе интерпретационного функционирования текста при его восприятии субъектом-интерпретатором. Таким образом, феномен варьирования текста исследуется как результат языковой деятельности не продуцента (например, художественного или научного текста), а его реципиента. При этом реципиентом в исследовании выступает рядовой носитель языка, осуществляющий речемыслительную деятельность в естественных условиях.

Разработана модель вариативно-интерпретационного функционирования текста, отражающая представление о бесконечной смысловой валентности знака. Вариативность как универсальное свойство языка, обусловленное его системно-структурной, семиотической и функциональной природой, с одной стороны, и вариативность языковой, в частности интерпретационной, деятельности как отражение языковой способности носителей языка, с другой стороны – детерминируют вариативность интерпретационного функционирования текста.

В работе выделена и охарактеризована единица описания вариативно-интерпретационного функционирования текста – интерпретирующий текст, которая является онтологической и гносеологической единицей, связанной генетическими, синхронно-генетическими и функциональными связями с интерпретируемым текстом.


загрузка...