Аллегорический смысл в обиходном, художественном и религиозном типах дискурса. (28.09.2012)

Автор: Грасс Елена Павловна

Ибо Он поступит, как человек, который, отправляясь в чужую страну, призвал рабов своих и поручил им имение свое: и одному дал он пять талантов, другому два, иному один, каждому по его силе; и тотчас отправился. Получивший пять талантов пошел, употребил их в дело и приобрел другие пять талантов; точно так же и получивший два таланта приобрел другие два; получивший же один талант пошел и закопал его в землю и скрыл серебро господина своего. По долгом времени, приходит господин рабов тех и требует у них отчета. И, подойдя, получивший пять талантов принес другие пять талантов и говорит: господин! пять талантов ты дал мне; вот, другие пять талантов я приобрел на них. Господин его сказал ему: хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего. Подошел также и получивший два таланта и сказал: господин! два таланта ты дал мне; вот, другие два таланта я приобрел на них. Господин его сказал ему: хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего. Подошел и получивший один талант и сказал: господин! я знал тебя, что ты человек жестокий, жнешь, где не сеял, и собираешь, где не рассыпал, и, убоявшись, пошел и скрыл талант твой в земле; вот тебе твое. Господин же его сказал ему в ответ: лукавый раб и ленивый! ты знал, что я жну, где не сеял, и собираю, где не рассыпал; посему надлежало тебе отдать серебро мое торгующим, и я, придя, получил бы мое с прибылью; итак, возьмите у него талант и дайте имеющему десять талантов, ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет; а негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов. Сказав сие, возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит! (Мф 25:14-30).

Эта притча о слугах противопоставляет не двух персонажей, а трех: одному хозяин дал пять талантов, другому два таланта, третьему один талант. В рассказе действуют четыре основных персонажа. Но первые два функционируют одинаково в качестве положительной модели. В таком случае, в притчи «три персонажа» – это хозяин, два хороших слуги вместе и плохой. Подведение счетов в заключительной сцене является образ Страшного суда, на котором все люди будут отчитываться Богу за свою жизнь. Дополнительные подробности о поступках и участи дурного слуги и печальная концовка притчи превращает ее в трагическую: главный урок мы извлекаем из судьбы слуги.

Интерпретируя притчи, мы находим три основные темы, по одной на каждого персонажа: 1) подобно хозяину, Бог дает людям часть своих ресурсов и хочет, чтобы они достойно ими распоряжались; 2) подобно двум хорошим слугам, народ получит награду за хорошее применение этих ресурсов; 3) подобно плохому слуге, те, кто не распорядится своими дарами, будет наказан.

Работники в винограднике.

Небесное подобно хозяину дома, который вышел рано поутру нанять работников в виноградник свой и, договорившись с работниками по динарию на день, послал их в виноградник свой; выйдя около третьего часа, он увидел других, стоящих на торжище праздно, и им сказал: идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, дам вам. Они пошли.

Опять выйдя около шестого и девятого часа, сделал то же. Наконец, выйдя около одиннадцатого часа, он нашел других, стоящих праздно, и говорит им: что вы стоите здесь целый день праздно? Они говорят ему: никто нас не нанял. Он говорит им: идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, получите. Когда же наступил вечер, говорит господин виноградника управителю своему: позови работников и отдай им плату, начав с последних до первых. И пришедшие около одиннадцатого часа получили по динарию. Пришедшие же первыми думали, что они получат больше, но получили и они по динарию; и, получив, стали роптать на хозяина дома и говорили: эти последние работали один час, и ты сравнял их с нами, перенесшими тягость дня и зной. Он же в ответ сказал одному из них: друг! я не обижаю тебя; не за динарий ли ты договорился со мною? возьми свое и пойди; я же хочу дать этому последнему то же, что и тебе; разве я не властен в своем делать, что хочу? или глаз твой завистлив оттого, что я добр? Так будут последние первыми, и первые последними, ибо много званых, а мало избранных.

Как и притча о талантах, история работников в винограднике изображает хозяина со множеством работников, но на этот раз эти герои различаются во времени, когда они были наняты. Пять групп рабочих пришли, соответственно, в первый, третий, шестой, девятый и одиннадцатый час, то есть с шести утра до пяти вечера. После краткого упоминания первых четырех групп следует более подробный диалог хозяина с рабочими, нанятыми в одиннадцатый час, то есть на самом деле сопоставляются лишь две группы – все, нанятые в течение дня, и пришедшие в последний час.

Возникает вопрос, насколько безусловно это противопоставление. Рефрен «последние станут первыми, и первыми последними» подразумевают категорическое противопоставление. Этими же словами завершается отрывок, непосредственно предшествующий притче, что подтверждает такое предположение. Мф 19:23-30 предлагает награды тем, кто оставит все, чтобы следовать за Иисусом, и грозит отлучением от Царства всем, кто рассчитывает купить вход в него своими богатством.

В пользу более мягкого сопоставления говорит сама притча, в которой все рабочие получают равную плату, независимо от продолжительности труда, а также тот факт, что притча обращена исключительно к ученикам, которых символизируют рабочие. Ранее нанятые рабочие не означают противников Иисуса, ведь они тоже получают награду. Просто им недостает премии, на которую они понадеялись, увидев необычную щедрость хозяина по отношению к опоздавшим.

Теперь можно выделить три главные темы, связанные с тремя группами персонажей. Все эти темы относятся к статусу человека перед Богом на последнем суде: 1) первая группа работников аллегоризирует справедливое отношение ко всем («что следовать будет, дам вам»), т.е. никого не обделят; 2) последняя группа аллегоризирует идею: многие, не столь заслуженные люди, получат награду по воле Бога; 3) Хозяин аллегоризирует истину: все подлинные ученики равны в глазах Божьих.

В заключении диссертации подводятся итоги работы и определяются перспективы исследования, которые мы видим в дальнейшем изучении градации аллегорического смысла в текстах современной массовой культуры (включая кинотексты), в песнях и произведениях художественной литературы, относящихся к разным направлениям.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

Статьи в рецензируемых журналах, рекомендованных

ВАК Минобрнауки России

Грасс, Е.П. Интерпретативная глубина смысла аллегорический высказываний в паремиологии / Е.П. Грасс // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. Серия «Филологические науки». – №2 (66). – 2012. – С. 29–32 (0,4 п.л.).

Грасс, Е.П. Интерпретация басен: уровни смысла аллегорических образов / Е.П. Грасс // Вестник Ленинградского государственного университета имени А.С. Пушкина. Серия «Филология». – №1. – 2012. – С. 44–52 (0,5 п.л.).

Грасс, Е.П. Аллегорические образы в монотематических, дитематических и политематических религиозных притчах: герменевтический анализ / Е.П. Грасс // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия «Языкознание». – №1 (15). – 2012. – С. 224–228 (0,4 п.л.).

Статьи в сборниках научных трудов

и материалов научных конференций

Грасс, Е.П. Шкала аллегорического смысла в паремиологии / Е.П. Грасс // Меняющаяся коммуникация в меняющемся мире – 5: сборник статей: материалы Международной научно-практической конференции / отв. ред. Г.Г Слышкин, И.С. Бессарабова. – Волгоград: Изд-во ВАГС, 2010. – С. 57–59 (0,4 п.л.).

Грасс, Е.П. Дискурсивная специфика притчи: интерпретативные стратегии / Е.П. Грасс // Коммуникативные аспекты современной лингвистики и лингводидактики: материалы Международной научн. конференции / отв. ред. А.В. Простов. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2011. – С 116–120 (0,4 п.л.).

Грасс, Е.П. Аллегорическая репрезентация человеческих недостатков в баснях / Е.П. Грасс // Концептуальные и семантико-грамматические исследования: памяти проф. Е.А. Пименова: сборник научных статей. / отв. ред. М.В. Пименова. Серия «Филологический сборник». Москва: ИЯ РАН. – №11. – 2011. – С 281–286 (0,5 п.л.).

Грасс, Е.П. Мораль как составляющие аллегорической основы басни / Е.П. Грасс // Актуальные проблемы лингводидактики и лингвистики: материалы 4 Международной научно-практической конференции / под. ред. Л.А. Миловановой. – Волгоград: Парадигма, 2012. – С 28–33 (0,4 п.л.).

ГРАСС Елена Павловна

АЛЛЕГОРИЧЕСКИЙ СМЫСЛ В ОБИХОДНОМ, ХУДОЖЕСТВЕННОМ

И РЕЛИГИОЗНОМ ТИПАХ ДИСКУРСА

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Подписано к печати 28.09.12. Формат 60х84/16. Бум. офс.

Гарнитура Times. Усл. печ. л. 1,3. Уч.-изд. л. 1,4. Тираж 110 экз. Заказ .

Издательство ВГСПУ «Перемена»

Типография Издательства ВГСПУ «Перемена»


загрузка...