Особенности репродуктивного здоровья женщин при воздействии психотравмирующих факторов (28.06.2010)

Автор: Рафиева Зарина Хамдамовна

Возможно, что это результат проведения комплексных мероприятий по лечению и профилактике, что в свою очередь, повлекло повышение защитных сил ослабленных детей, способствовало их оздоровлению и наиболее полному восстановлению здоровья детей, родившихся у матерей подвергшихся воздействию психоэмоционального стресса последствий военного конфликта.

Для оценки уровня заболеваемости детей, родившихся от матерей, подвергнувшихся психоэмоциональному стрессу в качестве контроля использовали заболеваемость по г. Душанбе.

Дети, родившиеся от матерей, которые получили психоэмоциональный стресс во время военного конфликта, представляют особую когорту динамического наблюдения. Так как психо-эмоциональный стресс, полученный женщинами в 1992-1997 годах, представлял собой локальный конфликт, продолжающийся до 2003 года, а женщины проживали все это время в зоне конфликта. Основными отдаленными последствиями этого стресса на детей, рожденными этими женщинами, по классификации И.Е. Воробцовой, признается генетическим и представляет повышенный риск перенатальных последствий (рис.2).

Рис. 2. Уровни нервно-психического развития детей и подростков.

В исследовании представлены результаты 14-17 летнего мониторинга за состоянием здоровья детей, рожденных от матерей, перенесших психо-эмоциональный стресс в зоне военного конфликта.

Клиническая характеристика особенностей развития детей, родившихся у женщин, перенесших стресс, выполнена за 16 лет (1993-2009 гг.). Проведена оценка физического, нервно-психического, полового развития общепринятыми методами за период с 1991 по 2008 гг. Изучена структура заболеваемости наблюдаемых детей, взаимосвязь заболеваемости детей с показателями здоровья женщин, их матерей, структура их заболеваемости.

Основными показателями физического развития детей принято считать средние значения массы тела, роста, окружности грудной клетки и головы.

Для оценки физического развития детей и его гармоничности у каждого ребенка определяли степень отклонения антропометрических показателей и сопоставляли с региональными нормативами. При отклонении средних значений на 1 сигму (X+8) показатель расценивался как средний, в пределах от Х=8 до Х=25 и от Х-8 до Х-28 - как, соответственно, выше и ниже среднего и свыше Х=28 и ниже Х-28 - как соответственно, высокий и низкий. У детей первой группы наблюдения в большей степени страдают показатели массы тела по сравнению с длиной, причем недостаток массы регистрируется в 1,2 раза чаще, чем ее избыток.

У детей второй группы отмечается преимущественное отклонение массы по отношению к длине. В период новорожденности отмечаются недостаток массы с отчетливой тенденцией роста массы в дошкольном, раннем школьном и особенно в подростковом возрасте.

У детей третьей группы в 1,8 раза чаще отмечаются отклонения массы по отношению к длине, превалирует недостаток массы на всем протяжении детского возраста, в меньшей степени проявляясь в дошкольном и школьном возрасте.

У детей четвертой группы наблюдения значительная часть детей имеют отклонения и негармоничность физического развития. Следовательно, нарушения физического развития чаще диагностируется у детей третьей и четвертой групп наблюдения, т.е, у детей родившихся через 7 и 10 лет поле возвращения их матерей из эмиграции. Наиболее уязвимым во всех четырех группах наблюдается период новорожденности и дошкольный.

По итогам исследования отмечается: среднее развитие на 7,3% чаще встречалось у детей контрольной группы, чем у детей, родившихся от матерей подвергшихся стрессу. Число детей с высоким и выше среднего показателем физического развития было также несколько меньше у детей, родившихся у матерей, подвергшихся психоэмоциональному стрессу.

Процент детей у таких матерей с физическим развитием ниже среднего и низким был на 20,3% больше, чем у детей контрольной группы.

Анализ состояния здоровья детей, родившихся от матерей получивших психоэмоциональный стресс в зоне конфликта показал, что у них отмечается преобладание патологии центральной нервной системы, которая выражается в астеноневротических и гипертензионных синдромах, причем у каждого пятого ребенка они сочетаются с вегетативно-висцеральными расстройствами (кардиопатия, дискинезия желчевыводящих путей, пароксизмальные состояния). Задержка психоречевого развития у таких детей наблюдается в 21% случаев.

У детей из семей, получивших психоэмоциональные травмы, в 70% случаев отмечалась астения, проявляющаяся чрезмерной утомляемостью, раздражительностью, беспокойством за собственное здоровье, ипохондрическими проявлениями, очевидно обусловленными хроническим стрессом на прошлые конфликты.

Нервнопсихическое развитие (НПР) детей контрольной группы, у большинства из них и после родов и в периоды всего наблюдения соответствует их биологическому возрасту по всем ведущим линиям анализаторов, т.е. является нормальным.

Задержка НПР детей первой группы на уровне 1 степени регистрировались у них в возрасте 1-3 месяца (15%), была аналогичной в 4-6 месяцев, снижаясь к возрасту двух лет (12,5%), а к трем годам – до 7, 5%. Задержка НПР 1 степени в 90% случаев на 1-2 эпикризных срока. Задержка НПР II степени диагностировалась в большей степени в возрасте 7-9 месяцев (20%), снижаясь к трем годам до 7,5%.

Дети второй группы имели задержку НПР по 3-4 и даже 5 показателям (в возрасте 1-3 и 3-6 месяцев) (20,6% и 17%), к 1 году и на втором году жизни, снижаясь до 7,5%. В этой группе детей в возрасте 9 месяцев наблюдалось (1,6%) атипичное и негармоничное развитие, которое было таковым до конца первого года (1,6%) и на втором году жизни (1,6%).

Изредка нормальное НПР регистрировалось в третьей группе детей, т.е. реже, чем в других группах (45,6%-55,5%). Исключение составили дети в возрасте от 7 до 12 месяцев (60,0%-75,3%). Наименьшее количество детей, имевших нормальное НПР, наблюдалось в возрасте 6 месяцев (43,7%), с увеличением их возраста возрастал названный удельный вес, который к концу раннего периода составил 60%.

Большинство детей с задержкой НПР регистрировались в четвертой группе, в которой ее степень на 1-2 годах жизни по 2-3 анализаторам была у 20,2% детей в первые 3 месяца жизни. Она снижалась к 9 месяцам до 13,5% и до 4,2 к трем годам. Задержка НПР II степени по 1-4 и редко 5 анализаторам наблюдалась чаще в 3 месячном – до 17,7%, в 6 месячном возрасте – 10,0%, через 3 года понижалась до 4,2% случаев. Задержка III степени наблюдалась чаще в 3 и 6 месяцев (13,5%).

Таким образом, нормальное, соответствующее биологическому НПР регистрировалось в 320 (64%), опережение в НПР – в 36 (7,1%), задержка в НПР – в 147 (28,9%) случаев в течение всего раннего возраста. Все случаи нарушения анализаторов у этих детей приходились на различное число эпикризных сроков. Чаще отмечается задержка на один (48,4) реже – на два эпикризных срока (26%). При этом моторный коэффициент в 61,3% случаев приближался к 50%.

Таким образом, в исследованных группах детей регистрировались нарушения нервно-психического развития в дошкольном и младшем школьном возрасте, которые в подростковом возрасте проявлялись в виде страхов, часто связанных с экстремальными ситуациями, с частой сменой настроения, нарушением внимания, отсутствием потребности в общении с другими детьми, преобладанием отрицательных эмоций.

Нарушения в половом развитии выявлено у детей подросткового возраста, родившихся от матерей, перенесших психотравмирующий стресс в первой, второй и третьей группах наблюдения. В контрольной группе данного нарушения не наблюдалось.. Следует отметить, что у части детей, особенно у девочек основной группы низкие темпы полового созревания наблюдались с 9-летнего возраста: задержка в формировании молочной железы, оволосения лобка и подмышечной области и наступления менархе, при отсутствии у мальчиков возрастной динамики размеров половых органов. В то же время и у тех и у других созревание репродуктивной системы происходило без каких-либо конституциональных особенностей.

Таким образом, у детей, родившихся в семьях находившхися под влиянием психотравмирующих факторов, нарушались процессы закладки и созревания репродуктивной системы и формирование гипоталамо-гипофизарно-гонадных взаимосвязей.

В экспериментальных условиях исследовались эффективность влияния стресса и дефицита белка в рационе питания на репродуктивную функцию и состояние потомства 20 белых крыс. Выявлены изменения параметров красной крови и уровня pH при комбинированном воздействии. У подопытных животных установлены иммунодефицит и аллергизация организма, о чем свидетельствуют изменения параметров клеточного и гуморального иммунитета. Результаты проведенных исследований показали, что хроническое воздействие стресса приводит к развитию анемии (85%), снижению энзиматической активности клеток периферической крови на 22,4 – 26,0% по сравнению с контрольной группой, различным изменениям иммунного статуса подопытных животных (табл. 1).

При комбинированном влиянии - стресса и дефицита белка в рационе наблюдается снижение адаптационных возможностей организма в виде тканевой и клеточной гипоксии, аллергизации и анемизации организма, что приводило к выраженным изменениям в репродуктивной системе, проявляемой нарушением эстрального цикла и патологий яичников. При кратковременном воздействии изученных факторов на организм животных отмечены функциональные расстройства структурной трансформацией фолликулярного аппарата с разрастанием в нем соединительной ткани, что свидетельствует об угасании функции органа.

Таблица 1.

Основные показатели подопытных животных

Показатели Опыт Контроль

Гемоглобин, г/л 107,2 ± 0,90* 118,2±1,0

Мертворождаемость, % 10* 6,1

Коэффициент лактации, % 53,3±6,1* 84,2±2,95

Коэффициент выживаемости,

% 68,9±3,8* 82,9±2,82

Возраст эструса, дни 126,1±1,01* 105,3±0,53

Примечание:* - p<0,05 при сравнении с показателями контрольной группы.

Экспериментальное исследование показало наличие повышенного числа мертворожденных и погибших животных сразу после рождения, увеличение постнатальной смертности в течение 4 недель развития. Наибольшая гибель потомства отмечена в 1-2 недели жизни.

На 14 крольчихах исследовалось воздействие холодового стресса на их потомство. После воздействия холодового стресса и белковом дефиците увеличилось число мертворожденных и погибших сразу после новорождений, а также общая постнатальная смертность в последующие 4 недели развития оставшихся живыми особями. Наибольшая гибель последних отмечена в первую же неделю их жизни.

При воздействии холодового стресса на 2 и 4 неделе жизни у молодняка отмечено снижение прироста веса тела, а при сочетанном воздействии стресса и дефицита белка – в течение всех первых 4 недель наблюдения. В опытной группе животных, испытавших влияние холодового стресса на фоне дефицита белка, масса тела, соответствующая животным контрольной группы, восстанавливалась к концу второго месяца после рождения.

В половозрелом возрасте у них, относящихся к первому поколению, отмечается особенно высокая частота нарушений генеративной функции нарушения эстрального цикла. При совместном воздействии холодового стресса и дефицита белка в пищевом рационе на потомство в антенатальном периоде приводит к еще более выраженным и длительным соответствующим отдаленным эффектам воздействия стресса на организм.


загрузка...