Грамматические формы и категории глагола как новая лингвистическая парадигма (на материале нахских языков) (28.03.2011)

Автор: Барахоева Нина Мустафаевна

– изучение семантических основ противопоставления синтетических и аналитических форм ингушского глагола;

– в связи с предыдущей задачей определяется и необходимость выявления и исследования компонентов аналитических форм и конструкций ингушского глагола;

– установление количества глагольных форм и их семантического потенциала в ингушском языке;

– проведение системно-комплексного анализа грамматических форм и категорий глагола: разграничение и описание каждой грамматической категории и грамматических форм их выражения в системе ингушского глагола в свете современных лингвистических теорий;

– определение статуса и выявление грамматических форм выражения категории времени в системе ингушского глагола;

– выявление типов каузативов и граммем залога в системе ингушского глагола;

– определение статуса и грамматических форм выражения категорий аспекта и фазовости в системе ингушского глагола;

– выявление и описание типов наклонений со значением ирреальной и эпистемической модальности в системе ингушского глагола;

– выявление и описание грамматических форм со значением эвиденциальности и типов информации в системе ингушского глагола.

Теоретической базой данной работы послужили исследования отечественных и зарубежных лингвистов в области теории языка и общей морфологии [В.В. Виноградов, Ю.С. Маслов, А.В. Бондарко, В.З. Панфилов, Н.Д. Арутюнова, М.М. Гухман, И.А. Мельчук, В.А. Плунгян, Ш. Балли, В. Comrie, J.L. Bybee, T. Givon, F.R. Palmer]; научные работы по проблематике глагола в кавказских языках [П.К. Услар, Г.П. Сердюченко, Г. Шухардт, М.А. Кумахов, А.В.Юлдашев, А.Г. Магомедов, Л.П. Чкадуа, З. Керашева, А.Г. Гюльмагомедов, С.М. Хайдаков, А.С. Чикобава, К.В.Ломтатидзе, Н.Т. Гишев, А.Х. Шарданов, К.Р. Керимов, С.М Махмудова, Мамиева , С.Х. Шихалиева и др.], исследования по грамматике нахских языков [П.К. Услар, Н.Ф.Яковлев, З.К. Мальсагов, Ю.Д. Дешериев, К.З. Чокаев], а также и работы по глаголу в системе нахских языков [Т.И. Дешериева, Р.И. Долакова, С.М. Мовтаев, В.Ю. Гиреев, М.Ш. Дагиров, А.И. Халидов, Р. Пареулидзе].

Теоретическая значимость исследования определяется тем, что в работе рассматриваются актуальные вопросы соотношения грамматических форм и выражаемых ими грамматических значений, вопросы определения статуса грамматических категорий в естественных языках, а также уточняются некоторые вопросы актуализации грамматических категорий применительно к данному исследованию.

Теоретическое значение могут иметь выявленные при исследовании критерии образования и функционирования грамматических форм, грамматических оппозиций форм, установление семантической наполненности каждой грамматической словоформы глагола; исследование категорий таксиса, фазовости, аспекта, наклонения, глагольной актантной деривации и форм их передачи. В работе реализованы возможности синхронного метода исследования языковых явлений, предлагается ряд новых гипотез и предположений.

Теоретические выводы работы могут способствовать дальнейшему, более углубленному исследованию вопросов, связанных с исследованием глагола в естественных языках. Результаты исследования могут быть полезными и для решения задач общей морфологии и типологического исследования нахских языков.

Практическая значимость работы определяется, в свою очередь, теоретической значимостью предлагаемого исследования. Результаты исследования могут быть использованы при разработке курсов лекций и вузовских учебников, при составлении спецкурсов, учебно-методических пособий и программ по типологии и грамматике нахских языков. Представленная в работе новая терминология в описании глагольной части речи также может быть использована для унификации терминологии и терминосистемы грамматики нахских языков.

Научная новизна данного исследования состоит в том, что впервые в теории языка в сферу комплексного исследования морфологических средств выражения семантических граммем в естественных языках нами вовлекается материал нахских языков; предпринимается попытка всестороннего анализа грамматических форм и категорий нахского глагола; в грамматику нахских языков вводится оппозиция аналитические / синтетические формы глагола, выявляются основы оппозиции аналитических и синтетических форм; по-новому исследуется глагольная деривация (каузатив и залог); в новом русле рассматриваются категории времени, аспекта и наклонения; исследуется взаимосвязь между категориями аспекта и фазовости в системе ингушского глагола; в системе наклонений выявляется наличие типов наклонений со значением эпистемической модальности (пробабилатив, поссибилатив, миратив); предлагается анализ эвиденциальных значений (заглазности ситуации, и типов информации) и форм их выражения;

На защиту выносятся следующие положения:

1. В работе представляется новая парадигма грамматических форм и грамматических категорий глагола, построенная на основе оппозиции аналитические / синтетические формы в грамматике нахских языков. Данная оппозиция рассматривается в качестве основной оппозиции в системе ингушского глагола. Она охватывает все семантические зоны глагола и пронизывает всю глагольную лексику нахских языков и базируется на выражении следующих грамматических глагольных категорий: времени, залога, аспекта (вида), фазовости, наклонения, эвиденциальности.

2. В исследовании впервые предлагаются критерии и семантические основы выделения аналитических форм в системе нахского глагола. Основы функционирования аналитических форм, противопоставление синтетических и аналитических форм нахского глагола построены на базе реализации нескольких семантических граммем. Аналитические формы ингушского глагола распределены строго по семантическим значениям, передаваемым данными формами: темпоральные значения, аспектуальные значения, значения глагольной деривации, модальные и эвиденциальные значения.

3. Структура аналитических форм глагола включает причастно-деепричастную формы основного глагола СВ или НСВ и вспомогательный глагол. В качестве вспомогательных глаголов нами отмечаются пять лексем: да / есть, хила /становиться, далла / находиться где-либо, латта / стоять, дала / стать. Данные лексемы в составе аналитических форм десемантизируется частично либо полностью.

4. В исследовании представлена новая система форм выражения категории времени, которая охватывает (в настоящем, прошедшем и будущем) более 24-х грамматических форм глагола (синтетические и аналитические). Данные формы выражают временные, аспектные, фазовые, эвиденциальные и таксисные значения кумулятивно.

5. Глагольная актантная деривация в ингушском языке представлена в работе типом повышающей деривацией (каузативами). В ингушском языке выделяются два типа каузативов: каузатив, образованный при участии глагола дита (в, й, б) / оставить, и каузатив, образованный при участии глагола де (в, й, б) / делать. Первый тип стандартного каузатива имеет фактитивное и пермиссивное прочтения, второй тип каузатива имеет манипулятивную интерпретацию.

6. Исследуя категорию залога в качестве одного из типов глагольной актантной деривации, и, характеризуя ее в качестве деривационной и непоследовательно-коррелятивной грамматической категории, в ингушском языке нами отмечается наличие специализированных грамматических форм (синтетических и аналитических) глагола для выражения залоговых отношений в языке в рамках номинативных и эргативных конструкций предложения.

7. Категория аспекта характеризуется в системе нахского глагола в качестве словоизменительной (альтернационной, последовательно-коррелятивной) категории, актуализирующейся как синтетическими, так и аналитическими формами.

8. Грамматическая категория фазовости передается аналитическими формами инхоатива, континуатива и терминатива. Причем терминатив имеет несколько разновидностей в зависимости от степени близости ситуации к полному завершению.

9. Категория наклонения рассматривается как грамматический показатель семантической категории модальности. Автором впервые в нахских языках выделяется в качестве грамматикализованной (помимо объективной (реальной и ирреальной)) и субъективная (эпистемическая) модальность.

В системе типов наклонений со значением ирреальной модальности (помимо традиционно принятых в грамматике ингушского языка типов наклонений), нами выделяются: юссив, совмещенный с фактитивным каузативом; гортатив; гортатив, совмещенный с оптативом; условное наклонение (кондиционалис); условно-желательное наклонение.

Методологической основой исследования является положение о диалектической связи между грамматической формой и грамматическим значением, признание взаимосвязи и взаимообусловленности грамматических форм и категорий, что позволило положить в основу исследования системный подход к изучению категориальных значений и грамматических показателей этих значений в системе нахского глагола.

Для решения поставленных задач в реферируемой работе привлекаются следующие методы исследования: описательный метод, заключающийся в исследовании характеристик грамматических форм глагола в разных контекстах; метод функционального анализа; метод семантического анализа глагольных форм, предполагающий выявление особенностей функционирования глагольной формы на парадигматическом и синтагматическом уровнях языка, а также и особенностей транспозиции грамматических форм глагола; индуктивный метод, т. е. систематизация конкретных наблюдений за языковыми фактами и их обобщение в теоретические положения, сравнительный метод, объяснительно-разъяснительный метод; в работе применяются также и приемы когнитивного метода анализа.

Достоверность исследования основана на логической последовательности использования теоретического материала для доказательства предложенной гипотезы, на представительности выборки практического материала работы, а также на приемлемости методов и методологии исследования, на которых построена данная работа.

Апробация исследования. Основные положения и выводы данного исследования представлены в ряде публикаций и докладов на международных и межвузовских научно-практических конференциях.

Структура и объем исследования. Реферируемая диссертационная работа состоит из введения, пяти глав и заключения. К работе прилагается список использованной литературы и источников библиографии. Общий объем работы составляет 382 страницы машинописного текста. К основному тексту прилагается библиографический список и перечень источников анализируемых материалов, включающий более 400 наименований отечественных и зарубежных лингвистов.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении определяются цели и задачи исследования, аргументируется выбор и актуальность темы исследования, указывается объект, цели и задачи работы, ее научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, обосновываются принципы и методы исследования, обозначаются научные положения, выносимые на защиту.

В первой главе работы «Лингво-теоретические и методологические основы изучения грамматических форм и категорий глагола в нахских языках» представлены теоретические проблемы и история изучения рассматриваемых вопросов в рамках нахской лингвистики.

Известно, что глагол, являющийся предикативным центром предложения, изучается в языкознании как часть речи, содержание которой сводится к выражению грамматического значения действия (реализующегося во времени) или состояния, и выступающая в предложении преимущественно в качестве сказуемого.

Изучение глагола как части речи в кавказоведении имеет свою давнюю традицию [Услар 1888; Сердюченко 1947; Шухардт 1950; Шарданов 1955; Кумахов 1964; Чкадуа 1970; Юлдашев 1965; Гюльмагомедов 1975; Хайдаков 1975; Чикобава 1976; Ломтатидзе 1976; Керашева 1984; Магомедов 1988; Гишев 1985; Маллаева 1998; Керимов 2002; Шихалиева 2005 и др.]. Вопросы глагола нахских языков поднимались в работах [Дешериева 1979; 1988; Долакова 1961; Мовтаев 1975; Гиреев 1988; Дагиров 1988; Халидов 2006; Пареулидзе 2008] .

Установлено, что глагол является в нахских языках самой емкой частью речи (по количеству форм, категорий и выполняемым функциям). Практически всеми исследователями нахских языков в качестве основных глагольных категорий рассматриваются аспект / вид, наклонение и время. Некоторыми лингвистами отмечается и наличие категории залога в нахских языках [Халидов 2006; Чрелашвили 2007].

В анализе же основ выделения грамматических категорий и определения их грамматического статуса мнения нахских лингвистов расходятся.

В свете проблем, связанных с изучением грамматических категорий глагола, вполне закономерной является, на наш взгляд, постановка вопроса о соотношении грамматических категорий с грамматическими формами их выражения в нахских языках. Совершенно очевиден тот факт, что без установления наличествующих в языке грамматических форм глагола, без определения их семантического наполнения и функционального статуса, без установления их связи с выражаемыми ими грамматическими значениями (семантическими граммемами), невозможно представление полноценной системы глагола в целом. В связи с этим, отметим, что при анализе глагола за пределами внимания нахских языковедов остались аналитические формы глагола (за исключением форм, образованных вспомогательным глаголом да (в, й, б) / есть). Не выявлены не только значения и функции данных форм в нахских языках, но даже анализ компонентов, входящих в состав аналитических форм, остается за рамками научных исследований.

Одновременно нужно отметить, что аналитические формы и особенности их функционирования в нахских языках до сих пор не становились предметом специального анализа, и является причиной нерешенности весьма актуальных проблем нахского глагола, касающихся средств выражения семантических зон аспектуальности, модальности, темпоральности, таксиса, эвиденциальности. Представляется, что исследование значений вышеуказанных (аналитических) форм в совокупности с синтетическими формами глагола, изменит представление о данной части речи и ее категориях в нахских языках.


загрузка...