Сопоставительная характеристика вербальных средств образности в художественном дискурсе типологически различных языков (на материале произведений английской классики и их переводов на русский и персидский языки) (27.09.2012)

Автор: Ганиева Зарина Арсеновна

2. Сопоставив функционально идентичные средства образности в трех языках, определить сходства и различия между ними в использовании ресурсов языков для их создания.

3. Определить общие закономерности и обусловленные типологическими различиями расхождения в структуре и функционировании средства создания образности.

4. Определить сходства и различия между сопоставляемыми языками в системных связях средств создания образности с выразительными средствами языков другого функционального предназначения.

5. Определить степень влияния на художественный функциональный стиль и систему выразительных ресурсов языка перевода в целом средств образности языка оригинала.

Материалом исследования послужили десять классических произведений художественной литературы на английском языке английских и американских авторов и их семнадцать русских и десять персидских переводов. При отборе произведений диссертант руководствовался критерием насыщенности художественных текстов средствами художественной образности. При этом встала проблема отбора русских переводов, так как немало произведений английской классики переведены на русский многими авторами. Здесь отдавалось предпочтение переводам, выполненным выдающимися представителями русской словесности. Персидские переводы представлены в основном в единственном числе, но, как правило, сделаны признанными мастерами. Теоретической основой исследования явились научные выводы и положения научных статей и монографий российских и зарубежных исследователей.

Методы исследования определялись решаемыми научными задачами. В работе использовались описательный метод, метод контекстуального анализа, словообразовательный анализ, компонентный анализ, сопоставительный анализ. В качестве дополнительных методов использовались анализ, обобщение и интерпретация данных, полученных другими исследователями. Статистический метод использовался для обеспечения достоверности полученных результатов.

Научная новизна исследования определяется главным образом тем, что впервые сопоставительное изучение средств художественной образности осуществляется на материале языков, далеко отстоящих друг от друга на шкале типологической классификации. Впервые исследование вербальных средств создания образности в художественном функциональном стиле английского, персидского и русского языков, обладающих коренными различиями в способах образования номинативных единиц, осуществлено на основе комплексного применения современных лингвистических методов, позволяющих с большей точностью отграничить вербальный образный аппарат, используемый различными авторами и переводчиками, от контекста литературно-сюжетной образности. Впервые раскрывается контраст между персидским языком, тяготеющим к многочленным лексическим конструкциям, и английским языком с характерным преобладанием функциональной конверсии слова с целью экспрессивного выдвижения слова и усиления его смысловой нагрузки в контексте.

Теоретически новым в работе стало последовательное разграничение способов создания образных средств не только между флективным русским языком и аналитическими персидским и английским, но и последовательная идентификация и классификация принципиальных различий в путях реализации аналитизма между двумя названными перимущественно аналитическими языками. Персидский отличается значительным количеством и разнообразием многочленных лексических конструкций, что резко контрастирует с английским языком с его развитой конверсией, то есть зависимостью конкретной роли и семантики слова от места в предложении и контекста.

Положения, выносимые на защиту:

– При всем различии грамматической и словообразовательной систем языков основным ресурсом образных выразительных единиц в них является лексическая система, в которой тропы различного типа, главным среди которых по праву считается метафора, составляют основное средство художественной выразительности языка. Структурная специфика языка оказывает серьезное влияние на конкретные способы образования вербальных средств образности. Флективный русский язык широко использует синтетические словообразовательные и морфологические средства для создания вербальных художественных средств. Преимущественно аналитические по строю английский и персидский языки в создании средств художественной образности пользуются другими способами, опираясь на семантику корневых морфем, а также максимальное использование непосредственного и широкого контекста.

– Между аналитическими английским и персидским языками существуют принципиальные различия в структурировании вербальных средств художественной образности. В английском помимо использования семантики корневых морфем широко применяется опора на контекст, в то время как в персидском языке в структурировании единиц художественной образности используется функциональное разнообразие исконно знаменательных слов, значительная часть которых способна в одном и том же речевом произведении функционировать как в качестве знаменательных слов, так и в служебной роли.

– Русский и персидский языки располагают значительным запасом средств художественной образности, который позволяет им при переводе адекватно предать ту эстетическую информацию, которая заложена в оригинальных английских художественных текстах. Однако, когда речь идет о языках, представляющих существенно отличающиеся культурно-исторические традиции, одной из сложнейших задач обеспечения полноценности художественного перевода является передача национального колорита. При больших культурно-исторических различиях в условиях жизни носителей языков оригинала и перевода язык перевода не может ограничиться лишь своими средствами эстетического выражения, должен в нужной степени отражать образную систему языка оригинала. В этом случае язык перевода неизбежно перенимает систему образов оригинального произведения, вместе с элементами их вербального образного представления, что в итоге приводит к обогащению художественных ресурсов языка перевода. Собственная традиция образности языка перевода налагает известные ограничения на процесс образных лексических заимствований.

Масштаб заимствования художественных образов при переводе зависит от структуры авторской образной наррации и от особенностей авторского выражения. Выдающиеся мастера художественного слова в итоге обогащают художественными образами не только свой язык, но и способствуют появлению новых вербальных художественных средств в языках перевода.

– Значительная часть художественных вербальных средств, распространяясь в своем функционировании за пределы художественного функционального стиля, начинает обслуживать коммуникативную функцию языка, далеко не всегда становясь при этом стилистически нейтральным средством. Не утратив своего экспрессивного содержания, они удовлетворяют часто проявляющуюся в повседневной речевой крммуникации потребность в экспрессивности речи. Эта потребность обусловливает закрепление средств образности в основном фонде языка.

Из трех сопоставляемых в работе языков в этом отношении наиболее показательным представляется персидский язык, основной словарный фонд которого изобилует номинативными единицами разного состава, восходящими к изначально художественным образам. Превратившись частично в стилистически нейтральные номинативные средства, они вввиду сохранившейся очевидной ассоциативной связи с мотивировашими их художественными средствами легко восстанавливаают экспрессивное содержание даже в обыденной речевой ситуации.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что существенно расширяет пространство изучения типологически различных языков, перенося критерии типологического сопоставления в сферу художественной языковой образности. На основе сопоставления способов создания художественных средств типологически разных языков (английского, персидского и русского), обладающих коренными различиями в способах образования номинативных единиц, определяются общие закономерности и структурно обусловленные различия. Теоретически значимым является также определение принципиальных различий в путях создания образных средств не только между флективным русским языком и преимущественно аналитическими персидским и английским, но и между двумя названными аналитическими языками, в котрых резко контрастируют пути реализованного аналитизма.

Практическая значимость исследования состоит в том, что его результаты могут быть использованы в сопоставительном преподавании английскогоо и персидского языков, при разработке лекций и в преподавании теоретических курсов по лексикологии и стилистике английского и персидского языков, в области теории художественного перевода, при составлении учебных пособий и в преподавании практических курсов английского и персидского языков, а также в практичеком переводе.

Апробация работы проводилась на заседаниях кафедры средневосточных языков Военного университета, Международных научных конференциях по актуальным проблемам теории языка и коммуникации на факультете иностранных языков Военного университета 2 июля 2010 года и 1 июля 2011 года, Межвузовских научных конференциях студентов, аспирантов и молодых ученых в Военном университет МО РФ 16 апреля 2010 г., 08 апреля 2011 г. и 4 апреля 2012 г.

В структурном отношении диссертация состоит из введения, трех глав, завершающихся обобщающими теоретическими выводами, заключения и библиографии.

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается выбор темы исследования, ее актуальность, определяются цель и задачи исследования, его объект и предмет, теоретические и методологические основы исследования, научная новизна полученных результатов, теоретическая и практическая значимость исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, дается информация об апробации результатов, краткая характеристика материала исследования, приводится структура диссертации.

Первая глава «Теоретические основы исследования, краткая характеристика исследуемых источников (оригинальных текстов и их переводов)» носит теоретический характер и включает два раздела. В первом разделе «Художественный перевод как разновидность межъязыковых контактов и его специфика в англо-персидском и в англо-русском вариантах» (критический анализ основных положений популярных теоретических концепций). Базовые термины» рассматриваются концепции, непосредственно связанные с решением исследовательских задач, вопросами эстетической функции языка, специфики организации художественного стиля. Ставя перед собой задачу сопоставить вербальные экспрессивные средства, исследователь подвергает анализу с позиций стоящих перед ним творческих задач художественные переводы текстов авторитетных авторов, которым в наибольшей степени удалось использовать ресурсы своих языков. Авторы обогатили арсенал средств образности новыми экспрессивно-семантическими номинативными средствами, функционирование которых не замкнулось рамками художественной литературы, художественного функционального стиля, вышло за его пределы и обогатило общий фонд выразительных средств языка номинативными единицами. Основным фактором расширения функций средств образности, причиной их выхода за пределы художественных текстов, превращения в принадлежность других стилей, в первую очередь, разговорного языка, является стремление к экспрессивности речи, постоянно появляющееся в повседневном общении. Это ведет к постоянному притоку в обиходную речь новых выразительных средств. В результате частого употребления эти средства со временем теряют свою образность, становятся стилистически нейтральными. В итоге возникает потребность оживить повседневную коммуникацию новыми экспрессивными выражениями, чаще всего возникающими в недрах художественного дискурса.

Подход к этой проблематике в работе созвучен с положениями из работы Рецкера Я. И., формулирующей задачу переводчика как передачу средствами другого языка целостно и точно содержание подлинника, сохранив его стилистические и экспрессивные особенности. Под «целостностью» перевода понимается единство формы и содержания на новой языковой основе. Если критерием точности перевода является тождество информации, сообщаемой на разных языках, то целостным можно признать лишь такой перевод, который передает эту информацию равноценными средствами.

Общие принципы дополняются положениями из работ других видных теоретиков художественного перевода. В частности, при критическом разборе положений статьи Дж. Касагаранде «Цели перевода» при общей одобрительной оценке данной в работе градации подчеркивается несогласие с положением, где идет речь о лингвистическом переводе как передаче значения морфем. Главным образом потому, что в структуре типологически разных языков морфема может занимать разное положение по отношению к единицам других уровней. Например, в изолирующих языках морфема стоит в центре всей семантической системы, конкретизируясь в речевых произведениях до обозначения реальных явлений действительности. В исходной форме она обычно семантически неконкретна, абстрактна, чем обусловлена ее способность употребляться для обозначения достаточно широкого спектра близких значений, иногда мало связанных с исходным значением морфемы. Из трех сопоставляемых нами языков в этом отношении особенно интересен персидский язык, где морфема наряду со словом – основной номинативной единицей – обладает очень высокой семантической и структурной самостоятельностью. Являясь достаточно самостоятельной единицей смысла, она способна соединяться с разными другими корневыми морфемами для обозначения разнообразных понятий. Примером может служить морфема ?lud, значение которой по-русски трудно передать одним словом, но оно легко может быть понято с учетом конкретной семантики следующих образованных с помощью этой морфемы слов: a?k?lud «заплаканный», «в слезах» (?lud образует сложное слово с корневой морфемой a?k «слезы»), mehralud «любезный», «учтивый» (mehr «учтивость», «любезность»), zahr?lud «ядовитый», «отравляющий» (zahr «яд»), xun?lud «окровавленный», «кровавый» (xun «кровь»), abr?lud «облачный» (abr «облако»). Однако семантическая аморфность персидской затрудняет четкую индентификацию ее семантики на морфемном в отрыве от контекста уровне при переводе с иностранного языка на персидский. То есть, обязательным элементом такой семантической актуализации будет уровень сложного слова или непосредственный контекст. В любом случае лингвистический перевод невозможен на морфемном уровне, хотя в отдельных изолированных фрагментах, адекватность достижима и на этом уровне.

Классификация переводов и требования к ним в зависимости от цели, которую ставит перед собой переводчик, получили дальнейшее развитие во многих более поздних концепциях перевода.

В свете решения задач диссертации интерес представляют мысли Ф. Шлейермахера о переводе художественных и научных текстов. В художественных текстах содержание создается самими авторами, свободно избирающими предметы, их расположение, которые выступают лишь вместе с речью. Перевод становится трудной проблемой, так как речь строится разными языками по-разному.

Переводчик имеет дело, с одной стороны, с системой чужого языка, а с другой стороны, с творчеством автора, использующего язык относительно самостоятельно и свободно. Ф. Шлейермахер предлагает различить два метода перевода: парафразу и свободное переложение. При парафразе переводчик во главу угла ставит верность отдельным частям подлинника, оперируя элементами обоих языков так, как если бы они были математическими знаками, находящимися в определенном отношении друг к другу. При свободном переложении переводчик стремится создать одинаковое впечатление для своих читателей, каким оно было у читателей подлинника, отказываясь от соответствия его частям. Таким образом, в концепции Ф. Шлейермахера уже имеются элементы ориентации на получателя.

И.В. Гете различал два принципа перевода – один из них требует переселения иностранного автора к читателям перевода, так, чтобы они могли увидеть в нем соотечественника; другой требует, чтобы читатели перевода отправились к этому чужеземцу и применились к его условиям жизни, складу его языка, его особенностям. В переводе эти принципы могут сочетаться, когда переводчик выбирает средний путь.

Для лингвистов английской лингвистической школы характерно рассмотрение языковой структуры как в формальном, так и в семантическом плане, большое внимание к функциональной роли языковых единиц в различных ситуациях речевого общения, стремление увязать общелингвистическую теорию с прикладными аспектами языкознания.

М. А. К. Хеллидей включил переводческую проблематику в собственно лингвистические работы, подчеркивая необходимость включения перевода в объект языкознания. Для него теория перевода – это часть сопоставительного языкознания.

Современный исследователь И. С. Алексеева утверждает, что долговечность художественных текстов обусловлена тем, что они передают эстетическую информацию. Она детально определяет сущность наиболее распространенных в художественном дискурсе средств оформления эстетической информации: эпитеты, сравнения, игра слов, ирония, «говорящие» имена и топонимы, синтаксическая специфика текста оригинала и др.

Н.Д. Финкельберг отмечает, что переводчик обязан, проанализировав форму выражения мысли в оригинале, принять решение о том, насколько коммуникативно значима эта форма и, следовательно, насколько важно воспроизвести ее в тексте перевода. В процессе перевода эти две системы - тезаурус родного языка и тезаурус инонационального языкового коллектива постоянно взаимодействуют, в результате чего формируется смешанный тезаурус, который должен включать не только проекцию разноязычных слов, различающихся по предметно-понятийным и категориальным признакам, но и слов – понятий, которые отличаются по признакам ассоциативного характера. Смешанный тезаурус позволяет переводчику в ряде случаев эксплицировать латентные оттенки значения слова исходного языка.

Образность и образ относятся к сфере понятий очень широких и многоплановых по своему содержанию. Крупный вклад в разработку образа внес А.А. Потебня, который вслед за В. Гумбольдтом развил и конкретизировал идеи о сущности словесно-художественного образа. Одна из самых сильных лингвистических концепций образа принадлежит В.В. Виноградову, согласно которой словесный образ – это образ, воплощенный в словесной ткани литературно-эстетического объекта, созданный из слов и посредством слов.

Мезенин в своей работе по исследованию образных средств языка на материале произведений Шекспира предлагает классификацию образных средств с учетом следующих признаков выражений – носителей образности: структурно-логических, грамматических, лексико-семантических и оценочно-стилистических.

Теоретики нового времени выделили три тропа, построенных на сдвигах значения, и поставили их во главу классификаций, что стало итогом всех предшествующих научных трудов.

Наиболее хорошо разработана в современной лингвистике метафора, которая понимается как модель нового знания, выводимого при сопоставлении двух разноприродных сущностей.

Метафоре принадлежит ведущая роль среди языковых средств создания образности. В.А. Маслова отмечает, что, несмотря на обилие работ по теории метафоры, это явление четко не определенно в лингвистике, ибо представляет собой иррациональное, субъективное и импульсивное явление индивидуальной образности.

В работе Т. Г. Поповой метафора рассматривается как ментальный языковой механизм, влияющий на формирование картины мира и являющийся результатом переработки информации о человеке и среде его обитания. В ее работе метафора понимается как языковое явление, связанное с определенным способом существования в мире.

В. В. Гак, говоря о метафоре в языке, отмечает ее универсальность, проявляющуюся «в пространстве и во времени, в структуре языка и функционировании. Она присуща всем языкам и во все эпохи: она охватывает разные аспекты языка и обнаруживается во всех функциональных разновидностях».

Современная когнитивная лингвистика отказалась от традиционного взгляда на метафору как на сравнение, способ украшения речи или характерного для генеративистов ( Н. Хомский, Л. Н. Мурзин и др.) представления о метафоре как о взаимодействии двух глубинных, базисных структур. Современные когнитивисты (Дж. Лакофф, М. Джонсон, Н. Д. Арутюнова, А. Н. Баранов, Ю. Н. Караулов, В. З. Демьянков, Е. С Кубрякова и др.) рассматривают метафору как основную ментальную операцию, как способ познания, структурирования и объяснения мира.


загрузка...