Каспийская модель регионального сотрудничества (27.09.2010)

Автор: Ланда Камиль Газимагомедович

В четвертой главе – «Региональная политика России: безопасность и стабильное развитие» – диссертант исследует приоритеты российской геополитики в регионе (§ 4.1.). Исходя из сложности геополитической ситуации в регионе, автор не мог обойти проблемы обеспечения национальной безопасности России в нем (§ 4.2.), проанализирован роль Дагестана как фактора решения многих проблем Каспийского региона (§ 4.3.).

В данной главе автор выделил основополагающие характеристики приоритетов России в регионе. Как непосредственно входящая в число стран Каспия Россия заинтересована в эксплуатации сырьевых, транспортных и иных возможностей региона. В этой связи любые геополитические изменения в регионе не могут не затрагивать геополитические интересы Российской Федерации, не могут и не должны изолировать ее от участия в региональных процессах и организациях. Россия не может оставаться в стороне при принятии каких-либо решений, касающихся Каспийского региона, другими мировыми державами. Иными словами российская геополитика непосредственно опирается на политико-экономические и социально-культурные процессы в Каспийском регионе и на них ориентирована.

Главный момент во взаимоотношениях государств Каспия в определении Статуса моря, заключался в том, что РФ остается прямым правопродолжателем договоров 1921 и 1940 гг. с Ираном. В соответствии с международным правом правовой статус и режим объекта совместного пользования претерпевают изменения в связи с переменами состава его пользователей. Фактически Россия предлагала прикаспийским странам условия, при которых они до заключения нового договора не могли бы осуществлять никакой деятельности на Каспии без согласования с Россией и Ираном. Формально Россия права, поскольку эти договоры никто не отменял, и согласно международному праву все прикаспийские государства должны были их соблюдать. Любые односторонние действия по их изменению нарушали бы существующий статус Каспийского моря, вели к дестабилизации обстановки в регионе. В целях поддержания региональной безопасности Россия должна иметь широкие возможности для укрепления своего влияния в регионе. Но для этого ей необходимо не ограничиваться вопросами энергетического и военно-политического сотрудничества, а участвовать в решении актуальных для данного региона проблем.

В целом политика России, направленная на активизацию военно-политического сотрудничества в рамках ОДКБ, политического сотрудничества в ШОС и экономического сотрудничества по линии ЕврАзЭС, способна вести к укреплению позиций по всем направлениям. Она может усилить доминирование российских военных, политических и экономических стандартов в Центральной Азии. Для страны Центрально-Азиатского региона, такое сотрудничество взаимовыгодно и, более того, его активизация обусловлено необходимостью противостояния реальным угрозам: терроризму и экстремизму, наркобизнесу, транснациональной преступности.

Защищенность и стабильность государства можно считать обеспеченными, если должным образом гарантирована его безопасность со стороны внешних угроз. Поэтому концепция национальной безопасности, как правило, базируется прежде всего на связке «государство – внешняя среда». Ее основные параметры зависят от базовой установки внешнеполитической стратегии государства на конфронтацию или, наоборот, на сотрудничество. Крупномасштабная военная агрессия против России при наличии у нее потенциала ядерного сдерживания в ближайшие десять лет представляется большинству экспертов маловероятной. Но это не означает отсутствия какой-либо иной угрозы ее национальной безопасности. В этом контексте возникают те трудности, с которыми сталкивается экспертное сообщество при разработке концепции национального интереса. Отсюда следует значимость прояснения специфики национальных интересов на региональном уровне, когда анализируется геополитическая ситуация в жизненно важных регионах каким является Каспийский регион.

В геополитической перспективе объективно сохраняется общность интересов России и интересов других государств по многим проблемам региональной безопасности, включая противодействие распространению оружия массового уничтожения, предотвращение и урегулирование региональных конфликтов, борьбу с международным терроризмом и наркобизнесом, решение острых экологических проблем глобального характера, в том числе проблемы обеспечения ядерной и радиационной безопасности в Каспийском регионе. В то же время «из под волн» Каспия просматривается (де-факто) необходимость определиться с милитаризацией моря в нарушение раннее достигнутых договоренностей. Объединенными усилиями государств Каспия следует создать пятисторонний механизм по контролю над вооружениями на Каспии.

Это предложение актуально еще и потому, что богатый ресурсами Каспий оказался в зоне геополитических и экономических интересов западных стран, в первую очередь США, оказывающих военную помощь Азербайджану, Казахстану и Туркменистану и создающих в регионе военные инфраструктуры. Госдепартамент объявил о том, что страны СНГ, за исключением России, включаются в зону военной ответственности США. По плану военного ведомства США, Центральное командование НАТО возьмет под контроль прикаспийский регион, а европейское командование (войска США в Европе) должно обеспечить порядок на коммуникациях, связывающих Каспийский регион с Западом. Эта позиция госдепартамента США находит понимание у некоторых руководителей бывших советских республик региона. Усиление позиций Соединенных Штатов вызывает обеспокоенность двух других каспийских игроков – России и Ирана. Тегеран не раз выступал против совместных азербайджано-американских военных учений, проводимых под эгидой борьбы с терроризмом.

Автор анализирует реализацию программ обеспечения национальной безопасности России на геополитическом пространстве Каспия, которые включают в себя следующие составляющие:

– общие тенденции развития стран Каспийского геополитического пространства;

– выделение национальных интересов России по основным сферам жизнедеятельности региона;

– конкретные программы экономического, военно-технического, пограничного сотрудничества России со странами Каспийского пространства;

– обеспечение национальных интересов России в каждой из стран региона.

Россия находится в постоянном поиске механизмов укрепления национальной безопасности в Регионе. В развитие имеющихся программ целесообразным видится принятие превентивных мер по охране интересов России в регионе, разработка национальной концепции освоения Каспия. Также необходимо учесть социально-экономические и геополитические аспекты использования ресурсов Каспийского моря и региона, информационного обеспечения хозяйственной, природоохранной деятельности, международно-правовые аспекты решения проблем Каспия, биоресурсов региона в структуре российских приоритетов в регионе, угрозы интересам России в регионе.

Рассматривая специфику Каспийско-Кавказского региона автор выделяет ту роль, которую призван играть многонациональный Дагестан, в решении вопросов функционирования региональной модели сотрудничества. Уникальность республики в том, что ее возможности можно использовать как для реализации программ России на Кавказе, так и для продвижения своих интересов в Каспийском регионе. Являясь наиболее важным и ключевым сегментом российской части Каспийского региона и Кавказа, Дагестан, скорее всего, в обозримом будущем должен стать зоной геополитических интересов сверхдержав в регионе. Чеченский и другие народы, втянутые в конфликты, стали жертвами соперничества геополитических конкурентов России на Каспии. Об этом помнят и знают те, кто разыгрывал и продолжает разыгрывать «дагестанскую карту» в антироссийской политике и ищет очередных жертв из граждан России в регионе.

В современных реальностях Дагестан, в частности с точки зрения стратегии безопасности России на ее южных рубежах, приобретает новое измерение. Стратегическая значимость Дагестана для России определяется, прежде всего, его геополитическим положением на стыке нескольких государств, с которыми Россия в силу целого ряда исторических факторов имеет самые тесные связи. Немаловажен исторический факт, что Дагестан всегда играл ключевую роль и занимал центральное место на Кавказе, и чувствовал ответственность за свои действия и беспокойство за северокавказских народы. К тому же он исторически выработал определенный иммунитет к проблемам самозащиты и самосохранения.

Другая важная для Дагестана проблема – трудности решения национальных вопросов тесно связанных с неразрешенностью социальных, экономических и политических проблем. Когда народы оказываются в сложнейших экономических условиях, они объединяются по принципу этнической солидарности и начинают предъявлять счеты друг к другу. Экономические, социальные и политические проблемы обретают национальную окраску. Внутренние проблемы и противоречия в республиках Северного Кавказа находятся в состоянии социально-экономической стагнации, что способствует возрастанию политической напряженности, проявлениям национального и религиозного экстремизма. Имеются проблемы и в рамках отношений «Центр-регион».

Тем не менее, Федеральный центр начал активные действия по наведению порядка в своих субъектах Каспийского побережья. И на современном этапе создание руководством России Северо-Кавказского федерального округа (СКФО) и назначение А. Г. Хлопонина полпредом, народы Кавказа возлагают огромные надежды. Надеются на стабилизацию и экономическое улучшение, создание рабочих мест, где скрытая безработица доходит до 60 %.Принята новая программа развития СКФО до 2025 г.

Диссертант отмечает, что для сохранения за Россией уникальных геополитических и экономических приоритетов в Каспийском регионе необходимо выработать геостратегию Российской Федерации, основанную на важнейшем базовом принципе, суть которого состоит в том, что укрепление геополитического положения России в Центральной Азии, на Кавказе, в Каспийском регионе в целом немыслимо без укрепления политического единства и улучшения социально-экономической ситуации в приграничных с регионом субъектах Федерации. И в этом плане Республика Дагестан выступает в роли ключевого звена российской геополитики на Каспии, поскольку является не только транзитной или приграничной территорией, но и, что самое важное, обширным полигоном, обеспечивающим формирование единого политического, экономического, культурного, информационного и других пространств на территории стран Каспийского региона.

Эта роль обусловлена высоким экономическим и социальным потенциалом Республики, ее уникальным геополитическим положением, наличием устойчивых национально-этнических, конфессиональных и культурных связей со странами региона, колоссальным опытом в решении основных, типичных для региона, проблем социально-экономического и культурного развития и межнационального общения. Создать условия для использования этих возможностей путем укрепления экономики Дагестана, формирования социально-привлекательного образа и стиля жизни, обеспечивающего консолидацию родственных по культуре народов региона – важнейшее направление российской геостратегии в Каспийском регионе.

Вместе взятые вышеперечисленные проблемы формирует особую геополитическую конъюнктуру на Кавказе, превращая его в важнейшую стратегическую точку опоры, позволяющую доминировать над окружающими пространством. Ранее, до XIX в., эта роль принадлежала преимущественно Дагестану и Прикаспию, тогда как на Центральном Кавказе из-за географической изолированности она была выражена слабее. Здесь, перефразируя геополитический императив Х. Макиндера можно сказать: «Кто контролирует Дагестан, тот контролирует Северный Кавказ, и тем самым владеет ключами от Причерноморья и Каспия».

В Заключении автором подводятся итоги диссертационного исследования, определяются возможные варианты и направления дальнейшей научной разработки темы.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих научных публикациях автора:

I. Монографии и научные издания

1. Магомедов М. Г. (Ланда К. Г.) (Автор 2001 г. официально изменил свою фамилию и имя). Устойчивое развитие в политическом измерении: Монография. Ижевск: Издательский дом «Удмуртский университет», – 2000. – 190 с. (в соавторстве). – 11,4 п. л.

2. Ланда К. Г. Каспийский регион в современной геополитике: Монография. Екатеринбург – Ижевск: Изд-во Института Экономики УрО РАН, 2005. – 147 с. –10,0 п. л.

3. Ланда К. Г. Центральноазиатское направление Российской геополитики: Монография. – Махачкала: RIZO PRESS ПБОЮЛ ГАДЖИЕВ С. С., 2006. – 264 с. – 16,75 п. л.

4. Ланда К. Г. Каспийская модель регионального сотрудничества: Монография. – Москва: Изд-во РАГС, 2008. – 140 с. – 8,8 п. л.

II. Статьи публикованные в изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации для опубликования научных результатов диссертационных исследований

5. Ланда К. Г. Азербайджан в контексте с Каспийским регионом: социально-политический и экономический аспекты // Вестник Московской академии рынка труда и информационных технологий. – М.: Изд-во Мартит, 2006. Июль. № 6 (28). – 0,36 п. л.

6. Ланда К. Г. Россия и страны Центральной Азии Каспийского региона: социально-политический и экономический аспекты // Вестник Московской академии рынка труда и информационных технологий. – М.: Изд-во Мартит, 2006. Сентябрь. № 9 (31). – 0,32 п. л.

7. Ланда К. Г. Иран и Каспийский регион: социально-политический и экономический аспекты // Вестник Московской академии рынка труда и информационных технологий. – М.: Изд-во Мартит, 2006. Октябрь. № 10 (32). – 0,37 п. л.

8. Ланда К. Г. Каспийский регион: исторический, социально-экономический и цивилизационный аспекты // Вестник Московской академии рынка труда и информационных технологий. – М.: Изд-во Мартит, 2006. Октябрь. № 10 (32). – 0,36 п. л.

9. Ланда К. Г. Каспийский регион: модель сотрудничества или раздора? // Власть (общественный и научно-политический журнал). 2008 (март). № 3. – 0,85 п. л.

10. Ланда К. Г. Геополитическая ситуация в каспийском регионе // Государственная служба. – 2008. – май-июнь. № 3. –0,3 п. л.

11. Ланда К. Г. Роль ТНК как «локомотивов» глобализации в Каспийском регионе // Вестник Читинского государственного университета. – 2008. – № 3 (48). – 0,34 п. л.

12. Ланда К. Г. Республика Дагестан в геополитическом пространстве Каспия // Среднерусский вестник общественных наук. – 2009. – № 2. (соавтор: Алибекова С. Я., авторство не разделено). – 0,31 п. л.

13. Ланда К. Г. Геополитические проблемы Каспийского региона // Власть. – 2010. № 5, (май) – 0,4 п. л.

14. Ланда К. Г. Геополитические интересы России в Каспийском регионе – проблема диалога / Геополитика, государственная безопасность, международные отношения: сборник трудов Четвертой международной научно-практической конференции «Проблемы геополитики, геоэкономики и международных отношений. Продвижение НАТО и Евросоюза на восток – проблемы безопасности России, стран СНГ, Европы и Азии». 22-23.06.10., Санкт-Петербург, Россия / под ред. А. П. Кудинова. СПб.: Изд-во Политехн. Ун-та, 2010. 307 с. – 0,41 п. л.

III. Статьи в научных периодических изданиях в сборниках научных трудов

15. Магомедов М. Г. (Ланда К. Г.) Экономические и геополитические приоритеты России в Центральной Азии / Россия и внешний мир. – М.: Изд-во МГСУ «Союз», 2001. – 1,1 п. л.


загрузка...