Повышение качества оказания медицинской помощи детям с урогенитальными инфекциями (27.07.2009)

Автор: Рахматулина Маргарита Рафиковна

Большинство учащихся ВУЗов и школ (68,3% из обследованных) обратились за медицинской помощью в течение первого месяца после появления симптомов заболевания. А в подгруппах II, III и IV, напротив, у большинства детей (94,5%, 68,2% и 55,6% соответственно) наблюдалось длительное течение заболевания. Однако в силу различных причин (нежелание обращаться в кожно-венерологическое учреждение, страх огласки, незнание последствий заболевания для репродуктивного здоровья и др.) учащиеся средних специальных учреждений, воспитанники приютов и беспризорные подростки за медицинской помощью не обращались.

Согласно данным исследования, достоверных различий в частоте предъявляемых жалоб, а также длительности заболевания у девушек и юношей выявлено не было (p>0,05).

При анализе данных гинекологического и урологического анамнеза было показано, что патология мочеполовой системы наиболее часто регистрировалась в анамнезе у воспитанников приютов (у 54,5% обследованных), а наименьшие показатели заболеваемости были зарегистрированы у детей в возрасте до 14 лет и учащихся школ и ВУЗов (у 6,2% и 6,4% обследованных соответственно).

На наличие ИППП в анамнезе указали пациенты всех подгрупп 3 группы, при этом наиболее высокие показатели заболеваемости были зарегистрированы у учащихся средних специальных учреждений (у 37,1% обследованных), среди которых более половины подростков были неоднократно инфицированы ИППП. Невысокие показатели заболеваемости в анамнезе у пациентов IV подгруппы (у 6,5% обследованных) объясняются тем, что большинство из беспризорных подростков до настоящего момента не были обследованы у специалистов.

Основными клиническими проявлениями урогенитальных инфекций у пациентов 1 и 2 групп явились патологические выделения (75,7% и 75,4% соответственно), а также зуд и жжение в области наружных половых органов (62,8% и 60,8% соответственно), тогда как у пациентов 3 группы соответствующие проявления доминировали лишь в I и III подгруппах. Жалобы, косвенно свидетельствующие о восходящем воспалительном процессе (боли внизу живота, контактные кровотечения) достоверно чаще предъявляли пациенты II и III подгрупп (48,6% и 76,5% обследованных соответственно).

При объективном обследовании признаки воспалительного процесса урогенитального тракта (гиперемия, отечность, кровоточивость слизистых оболочек половых органов) в 2,7 раза чаще наблюдались у детей в возрасте до 14 лет, чем у подростков (у 69,5% и у 26,0% обследованных соответственно), а среди подростков – у пациентов III и IV подгрупп (у 43,1% и 63,3% обследованных соответственно), чем у подростков I и II подгрупп (у 7,7% и 15,1% обследованных соответственно).

При физикальном обследовании в большом проценте наблюдений были выявлены патологические выделения из половых путей у социально неадаптированных подростков III и IV подгрупп (у 70,9% и 95,3% обследованных соответственно), при этом обследованные не предъявляли жалоб со стороны мочеполовой системы, рассматривая подобные клинические проявления, как вариант нормы, либо не предавая им должного значения.

Обращает на себя внимание и высокий процент выявления при обследовании клинических проявлений папилломавирусной инфекции у пациентов II, III и IV подгрупп (38,0%, 60,0% и 72,3% соответственно). При этом жалобы на папилломатозные высыпания в области наружных половых органов предъявляли лишь 17,7%, 5,9% и 5,5% пациентов соответствующих подгрупп.

При гинекологическом бимануальном обследовании пациенток клинические признаки ВЗОМТ (болезненность при пальпации, пальпаторное определение увеличенных и пастозных придатков матки) наблюдались достоверно чаще у пациенток 3 группы (у 31,6% обследованных, p<0,05), а внутри группы чаще регистрировались у беспризорных подростков (у 54,1% обследованных). При этом согласно результатам ультразвукового исследования органов малого таза наиболее часто у пациенток всех подгрупп наблюдались признаки хронического эндоцервицита, что может свидетельствовать об инфекционной этиологии воспалительного процесса. Ультразвуковые признаки хронического сальпиноофорита и спаечного процесса яичников и маточных труб достоверно чаще выявлялись у подростков IV подгруппы (31,5% и 33,7% соответственно, p<0,05), что является крайне неблагоприятным признаком в отношении репродуктивной функции в дальнейшем. Одними из главных причин подобного состояния являлась социальная запущенность подростков, оставшихся без попечения родителей, а также вовремя недиагностированные и нелеченные урогенитальные инфекции в анамнезе.

Согласно задачам исследования пациентам всех групп было проведено комплексное микробиологическое исследование и исследование методом ПЦР для идентификации возбудителей ИППП и условно-патогенных микроорганизмов.

Результаты микроскопического исследования продемонстрировали преобладание в клиническом материале, полученном от обследованных детей всех групп, коккобациллярной микрофлоры. Была выявлена корреляционная зависимость от возраста обследованных детей: в 1 и 2 группах детей отмечалось преобладание кокковой микрофлоры над бациллярной либо в равных соотношениях выделялась кокковая и бациллярная микрофлора, в группе 3 наблюдалось преобладание бациллярной микрофлоры над кокковой.

Достоверные различия показателей воспалительной реакции были выявлены при обследовании пациентов I подгруппы по сравнению с другими подгруппам (p<0,01). У 95,7% обследованных учащихся школ и ВУЗов лейкоцитарная реакция, а также количество эпителиальных клеток при микроскопическом исследовании клинического материала соответствовали показателям нормоценоза, при этом лактобациллярные микроорганизмы также достоверно чаще наблюдались в клиническом материале, полученном от детей подгруппы I (у 77,6% обследованных).

У детей в возрасте до 14 лет, а также социально неблагополучных подростков и учащихся средних специальных учреждений более чем в половине наблюдений при микроскопическом исследовании были выявлены признаки воспалительного процесса. Однако, показатели, свидетельствующие о нарушении микроценоза урогенитального тракта с преобладанием анаэробного компонента (представители рода Mobiluncus, Lepthotrix, Peptostreptococcus, а также «ключевые клетки»), достоверно чаще выявлялись у пациентов 3 группы (p<0,05), а внутри группы у воспитанников приютов и беспризорных подростков (у 68,8% и у 67,7% обследованных соответственно).

Возбудители ИППП были выявлены у 3 (2,1%) пациентов группы 1, 17 (11,7%) пациентов группы 2 и 1105 (61,4%) пациентов группы 3 (рисунок 1, таблица 1).

*p - <0,05

Рисунок 1. Результаты лабораторных исследований для идентификации возбудителей ИППП у пациентов 1 и 2 групп.

Таблица 1.

Результаты лабораторных исследований для идентификации возбудителей ИППП у пациентов 3 группы.

Возбудитель ИППП Группа 3 (n = 1798)

подгруппа I

(n = 612) подгруппа II

(n = 523) подгруппа III

(n = 385) подгруппа IV

(n = 278)

абс % абс % абс % абс %

N. gonorrhoeae 1 0,2+0,36 3 0,6+0,67 1 0,3+0.55 3 1,1+1,25

T. vaginalis 1 0,2+0,36 3 0,6+0.67 1 0,3+0.55 2 0,7+1,0

C. trachomatis 12 2,0+1.13 77 14,7+3,09 156 40,5+5,0* 183 65,8+5,69*

M. genitalium 2 0,3+0,44 4 0,8+0.77 4 1,0+1,01 2 0,7+1,0

ВПГ - 1 и 2 11 1,8+1,07 21 4,0+1,71 4 1,0+1,01 7 2,5+1,87

ВПЧ общ. 117 19,1+3,17 189 36,1+4.2 227 59,0+5,0* 192 69,1+5,54*

ВПЧ «высокого онког. риска» 56 9,1+2,32 99 18,9+3,42 107 27,8+4,56 92 33,1+5,64

Положительный результат ИФА и/или RPR на сифилис 1 0,2+0,36 3 0,6+0,67 - - 5 1,8+1,59

Положительный результат ИФА на ВИЧ - - - - - - 1 0,4+0,76

Положительный результат ИФА на гепатиты - - 1 0,2+0,39 1 0,3+0,56 5 1,8+1,59

*p - <0,05

У подростков в наименьшем проценте наблюдений идентифицировали таких возбудителей ИППП, как N. gonorrhoeae и T. vaginalis (0,4% и 0,4% соответственно), наиболее часто регистрировалась хламидийная и папилломавирусная инфекции (23,8% и 40,3% соответственно). Отмечено, что у социально неадаптированных подростков C. trachomatis была выделена из ротоглотки и прямой кишки в 23,4% наблюдений.

Обращают на себя внимание высокие показатели выявляемости хламидийной и папилломавирусной инфекций у воспитанников приютов и беспризорных подростков (у 40,5% и 59,0% в подгруппе III, у 65,8% и 69,1% в подгруппе IV соответственно). При этом выделение ВПЧ «высокого онкогенного риска» также чаще наблюдалось в этих подгруппах.

Сифилитическая инфекция чаще диагностировалась у подростков IV подгруппы. У одного подростка этой же подгруппы был выявлен положительный результат на ВИЧ-инфекцию. Положительные тесты на вирусные гепатиты с нарастающей частотой были выявлены у подростков II, III и IV подгрупп: у 0,2%, 0,3% и 1,8% обследованных соответственно, при этом 5 из 6 инфицированных подростков являлись потребителями инъекционных наркотических препаратов.

По результатам бактериологического исследования для идентификации условно-патогенных микроорганизмов было показано, что индикаторы нормоценоза урогенитального тракта Lactobacillus spp. достоверно чаще выявлялись у пациентов групп 1 и 2 и подгруппы I (у 60,4%, 70,3% и 73,1% обследованных соответственно, p<0,05). У 99 (68,7%) девочек в возрасте от 3 до 9 лет в материале из влагалища были также идентифицированы представители Bifidobacterium. Наиболее выраженные изменения биотопа урогенитальной системы, сопровождающиеся резким снижением количества Lactobacillus spp., были выявлены у пациентов подгрупп III и IV (Lactobacillus spp. идентифицированы у 7,5% и 6,5% подростков соответственно).


загрузка...