Механизмы индукции и потенцирования системных цитопатогенных эффектов токсинов YERSINIA PESTIS и принципы их медикаментозной коррекции (27.07.2009)

Автор: Афанасьева Галина Александровна

±0,72 р<0,001 р1>0,2

р2<0,02 р3<0,001

Примечание: n - во всех группах наблюдения – 15; р – рассчитано по отношению к контролю;

р1 – по отношению к показателям предшествующей стадии интоксикации (1,5-2,0 часа после

сочетанного введения токсинов); р2 – по отношению к показателям аналогичной стадии

интоксикации (дозы ЛПС и «мышиного» токсина ЛД25);

р3 – по отношению к показателям аналогичной стадии интоксикации при введении только ЛПС

(доза ЛД50).

концентрация токсина в крови, становится очевидным и еще один механизм цитолиза клеток крови за счет свободнорадикальной дестабилизации биологических мембран.

Вышеизложенное определило целесообразность установления роли активации свободнорадикальной дестабилизации биологических мембран клеток, а также количественных и качественных изменений клеточного состава периферической крови в нарушениях реологических свойств крови.

В различных вариантах моделирования чумной интоксикации на белых мышах, достигаемых внутрибрюшинным введением ЛПС, «мышиного» токсина и сочетания указанных токсинов Y.pestis в возрастающих дозах, эквивалентных ЛД25, ЛД50 и 2ЛД50 обнаружено прогрессирующее дозозависимое снижение вязкости крови при всех изученных скоростях сдвига (5-300 с??) на фоне падения показателей гематокрита, ИАЭ, ИДЭ (табл. 3).

Аналогичная закономерность выявлена и на белых крысах при использовании ЛПС и комбинированного воздействия ЛПС и «мышиного» токсина в дозах, эквивалентных ЛД50 (р<0,02).

В соответствии с полученными данными снижение вязкости крови при низких скоростях сдвига в динамике чумной интоксикации обусловлено развитием эритропении, ограничивающей возможность образования эритроцитарных агрегатов в потоке крови, а при скоростях сдвига в диапазоне около 300 с?? - связано с нарушением деформируемости мембран эритроцитов. Указанное положение находит подтверждение и в литературе (Гущин А.Г., Муравьев А.В., Шаечкина И.К., 2000; Ройтман Е.В., Фирсов Н.Н., Дементьева М.Г. и соавт., 2000; Блохина Т.А., Назаров С.Б., Чемоданов В.В., 2001; Ройтман Е.В., 2003; Bozzo J., Hernandez M.R., Galan A.M. et al., 2000).

Анализируя приведенные выше результаты исследований в целом, следует заключить, что снижение осмотической резистентности эритроцитов, нарастание процента гемолиза в связи с накоплением в них продуктов липопероксидации,

развитие тромбоцитопении, повреждений эндотелия сосудов за счет свободных радикалов, циркулирующих в системном кровотоке, являются факторами, определяющими нарушения коагуляционного потенциала крови, составляющими основу развития геморрагического синдрома при чуме.

Аргументация этого вывода нашла подтверждение в последующих исследованиях коагуляционного гемостаза и установлении патогенетической взаимосвязи его нарушений с активацией процессов липопероксидации.

Состояние про- и антикоагулянтного звеньев гемостаза и активности системы фибринолиза было изучено у белых мышей в динамике различных видов чумной интоксикации, достигаемой введением возрастающих доз ЛПС, а также сочетания

ЛПС и «мышиного» токсина чумного микроба – ЛД25, ЛД50 и 2ЛД50, а также у белых крыс при использовании ЛПС и комбинированного воздействия ЛПС и «мышиного» токсина в дозах, эквивалентных ЛД50.

????????.? Как показали результаты экспериментальных исследований, в динамике различных форм чумной интоксикации возникала прогрессирующая, дозозависимая недостаточность прокоагулянтного звена системы гемостаза, на что указывали удлинение активированного парциального тромбопластинового времени (р<0,02) и протромбинового времени (р<0,001) свертывания крови, а также активация антикоагулянтных и фибринолитических механизмов, что подтверждалось увеличением тромбинового времени свертывания (р<0,001), активацией антитромбина III (р<0,001), уменьшением показателей фибринолиз-теста (р<0,02), увеличением содержания в плазме крови растворимых фибрин-мономерных комплексов (р<0,001). Одновременно было отмечено падение содержания фибриногена (р<0,02), вплоть до полной несвертываемости плазмы крови при тяжелой форме патологии (табл. 4). В варианте моделирования чумной интоксикации с использованием ЛПС в дозе, эквивалентной ЛД50, обнаружена корреляционная взаимосвязь возрастания уровня ГПЛ в плазме крови с увеличением важнейших показателей коагуляционного механизма гемостаза: АПТВ-тестом (r=0,47; р<0,05), протромбиновым временем (r=0,41; р<0,02), тромбиновым временем (r=0,45; р<0,05). Полученные результаты позволяют сделать вывод о важной патогенетической значимости активации свободнорадикального окисления и недостаточности антирадикальной защиты клеток крови в патогенезе нарушений внешнего и внутреннего механизмов формирования протромбиназы, а также активности антикоагулянтной и фибринолитической систем под влиянием токсинов чумного микроба.

До настоящего времени не проводилось исследований по установлению взаимосвязи интенсификации процессов липопероксидации с нарушениями системной гемодинамики, регионарного кровотока и микроциркуляции, что и определило направление наших последующих исследований.

Для частичного решения вопроса о состоянии системной гемодинамики проводились ультразвуковые допплерометрические исследования параметров кровотока в аорте у белых мышей в динамике различных форм чумной интоксикации, достигаемой введением ЛПС в возрастающих дозах (от ЛД25 до 2ЛД50) и сочетания ЛПС и «мышиного» токсина в дозах, эквивалентных ЛД50. Общей закономерностью нарушения системной гемодинамики при различных формах чумной интоксикации белых мышей является прогрессирующее дозозависимое снижение средней скорости кровотока по сечению сосуда, средних скоростей кровотока в систоле и диастоле по

мере утяжеления клинических проявлений патологии. Сочетанное использование токсинов сопровождалось более выраженными расстройствами системной гемодинамики у белых мышей (табл. 5).

В опытах на белых крысах в динамике чумной интоксикации, достигаемой введением ЛПС в дозе ЛД50 и сочетанным воздействием ЛПС и «мышиного» токсина в дозах, эквивалентных ЛД50, обнаружена аналогичная закономерность снижения интенсивности кровотока в аорте, а также в бедренных и сонных артериях.

Изменения системной гемодинамики и регионарного кровотока в указанных вариантах моделирования чумной интоксикации сопоставлялись с состоянием микроциркуляции в тканях сердца, легких, печени, почек, тонкого кишечника, селезенки, которое оценивалось патоморфологическим методом исследования с использованием окраски срезов гематоксилин-эозином.

Закономерными патоморфологическими проявлениями оказались значительные нарушения микрогемодинамики вследствие повреждения структур сосудистых стенок микроциркуляторного русла тканей внутренних органов, усиливающегося по мере утяжеления клинических проявлений патологии. Как оказалось, в динамике интоксикации происходило повреждение стенок артериол в виде их отека, утолщения, набухания и вакуолизации эндотелия, слущивания его в просвет сосудов, заполнение расширенных вен гемолизированными и сладжированными эритроцитами с измененной структурой мембран, выявляемой при использовании окрашивания «оранжевым, красным, голубым» и «желтым, красным, голубым».

Одновременно формировались признаки повышенной проницаемости сосудов, появлялись распространенные мелко- и крупнофокусные кровоизлияния на фоне чередования участков ишемии и венозной гиперемии в тканях исследуемых внутренних органов. Расстройства микроциркуляции сопровождались развитием изменений органоспецифических элементов в виде кариопикноза, кариолизиса, набухания или сморщивания ядер клеток, явлений зернистой и гидропической

дистрофии, некроза, разрыхления и фрагментации волокон, перицеллюлярного отека и т.д.

Указанные патоморфологические изменения коррелировали с тяжестью клинических проявлений патологии, избыточным накоплением продуктов липопероксидации, нарушениями коагуляционного потенциала крови, расстройствами регионарного кровотока в динамике чумной интоксикации, достигаемой введением ЛПС и сочетанным воздействием ЛПС и «мышиного» токсина Y.pestis.

Данные современной отечественной и зарубежной литературы свидетельствуют о том, что биологические эффекты бактериальных токсинов, в том числе ЛПС и

Таблица 5

Сочетанное воздействие ЛПС и «мышиного» токсина Y.pestis (доза ЛД50) на показатели гемодинамики в аорте белых мышей

Серии экспериментов

Показатели

Контроль Сроки развития интоксикации после введения ЛПС

1,5 - 2 часа

4,0 часа

10,0 часов

(средняя скорость кровотока)

(13,47; 14,01)

11,90 (11,56; 12,20)


загрузка...