Развитие высшей школы Сибири в конце 1950-х - начале 1990-х годов (27.04.2009)

Автор: Петрик Валерий Владимирович

В диссертации доказывается, что одним из направлений усиленной идеологизации жизни студенческих коллективов в рассматриваемый период времени являлось проведение властными структурами общественно-политической практики (ОПП). Целью ее было привлечение студентов к выполнению различного рода общественно-политической работы, к участию в органах студенческого самоуправления.

Анализ документов показал, что хотя повсеместное внедрение ОПП в сибирских вузах началось с 1974 г., когда вышло в свет «Примерное положение об общественно-политической практике в высших учебных заведениях», однако ее организационная структура начала формироваться еще на рубеже 1950–1960-х гг. На эти годы приходится введение в отдельных сферах общественной жизни самоуправления, зарождение факультетов общественных профессий, которые в совокупности и стали основой ОПП. Наметившиеся в то время тенденции в сторону демократизации, попытки укрепить связь школы с жизнью позволили этим формам устояться и найти применение на практике.

Вместе с тем в работе подчеркивается, что в 1970-е – первой половине 1980-х гг. прогрессивные формы общественно-политической практики, возникшие в начале изучаемого периода, заформализовывались. Исходя из идеологических стереотипов, ОПП (с 1974 г.) планировалась и организовывалась на основе комплексного плана коммунистического воспитания студенческой молодежи на весь период обучения. Во всех высших учебных заведениях Сибири были созданы советы по ОПП, в состав которых вошли представители администрации, партийных, комсомольских и профсоюзных организаций. Подводя итоги исследования данной проблемы, диссертант пришел к выводу, что для руководящих вузовских структур, осуществлявших контроль за ОПП, было характерным усиленное внимание формальной стороне – разработке единых комплексных планов воспитательной работы и недостаточное – их реализации.

В исследовании подробно рассмотрена деятельность факультетов общественных профессий (ФОП). Установлено, что настоящий размах данная форма воспитания студенчества во внеучебное время получила в 1966–1967 гг., когда Минвузом РСФСР было утверждено в сентябре 1966 г. «Положение о факультетах общественных профессий высших учебных заведений». По решению местных органов власти в этот период были созданы ФОПы в большинстве сибирских вузов. Делается вывод, что факультеты общественных профессий делали полезное дело: они расширяли кругозор как советских, так и иностранных студентов, обучавшихся в институтах и университетах региона, организовывали их досуг и вовлекали в культурную жизнь своих городов.

Автор отмечает, что вузовские коллективы Сибири большое внимание уделяли трудовому воспитанию будущих специалистов, которое в изучаемый период осуществлялось в разнообразных формах и направлениях. Среди них наибольшее развитие получило движение студенческих строительных отрядов.

В диссертации проанализирована производственная и общественно-политическая работа бойцов стройотрядов во время трудового семестра. Безвозмездное участие в агитационной, культурно-массовой, интернациональной, шефской работе среди населения мест формирования и дислокации ССО являлось одной из форм проявления гражданской зрелости и патриотизма студенческой молодежи. Однако, подчеркивается в исследовании, вместе с отмеченными достижениями, стройотряды испытывали определенные трудности, связанные с потребительским отношением к ним ряда организаций на местах, волевыми подходами партийных и комсомольских органов к вопросам планирования работы, недостаточной профессиональной подготовкой бойцов. Кроме того, имелись серьезные недостатки в управлении движением, а также в организации общественно-политической работы страдавшей излишней заформализованностью.

В разделе характеризуется состояние нравственно-эстетического воспитания студенчества в высших учебных заведениях Сибири. Отмечено, что в вузах была разработана система вовлечения студентов в общественную жизнь коллективов через развитие клубов по интересам, тематических вечеров, музыкальных лекториев, кинолекториев, экскурсий в художественные музеи, университетов культуры, студенческой самодеятельности, самодеятельного искусства.

Другой наиболее характерной формой воспитательной работы со студентами во внеучебное время в 1960–1980-е гг., считает автор, являлось интернациональное воспитание, носившее классово-политический характер. Им утверждается, что по замыслу, оно прямо было нацелено на воспитание как советских, так и иностранных студентов в духе пролетарского интернационализма, дружбы и братства народов в рамках «социалистического содружества», «братской солидарности» с трудящимися и молодежью всех стран в борьбе против империализма и реакции. Имелось в виду прививать будущим специалистам навыки общественно-политической работы, способствовать расширению кругозора, формированию культуры и межнациональных отношений.

В диссертации довольно подробно изложена многосторонняя работа вузовских коллективов Сибири по развитию физической культуры и спорта. Эта работа в вузах проводилась через кафедры физвоспитания и спортивные клубы добровольного студенческого спортивного общества «Буревестник». В ряде вузов региона физкультура и спорт в конце 1950-х – начале 1990-х гг. носили массовый характер. В подтверждение, приводятся многочисленные факты.

Автором раскрываются и меры, предпринимавшиеся по решению проблемы связанной с приостановлением роста негативных явлений среди студенческой молодежи. Ректораты, общественные организации, анализируя причины роста правонарушений, справедливо отмечали, что в профилактике подобных явлений одной из важнейших задач является организация досуга и быта студентов. При этом важное внимание обращалось на работу среди молодежи, проживающей в общежитиях.

В заключении раздела, автор диссертации приходит к выводу, что проблема воспитательной работы со студентами во внеучебное время в конце 1950-х – начале 1990-х гг. стояла в центре внимания вузовских коллективов Сибири. Однако чрезмерный крен в сторону формирования «научного мировоззрения», «политической сознательности» студенчества, привел к снижению общекультурного уровня молодежи, деформации личности, порождали аполитичность, равнодушие в студенческой среде, что особенно заметно проявилось в резком возрастании правонарушений. Не имели положительного воздействия на студентов и различные формы идейно-политического воспитания, появлявшиеся вслед за решениями очередных съездов и пленумов ЦК КПСС. А так как эти решения носили преимущественно декларативный характер, не несли в себе нового содержания, то и принимаемые в вузах меры сводились к одному и тому же идеологическому содержанию.

В четвертом разделе второй главы «Выпуск специалистов, их распределение и использование в народном хозяйстве» внимание уделено исследованию противоречий между потребностями народно-хозяйственного комплекса Сибири в кадрах специалистов и сложившейся в рассматриваемое время практикой их подготовки, распределения и трудоустройства.

Автором утверждается, что к началу изучаемого периода в Сибирском регионе ощущалась острая нехватка высококвалифицированных кадров прежде всего по дефицитным специальностям промышленности, строительства, транспорта, сельского хозяйства. В этой связи местные органы власти, вузовские коллективы, руководствуясь положением Закона Верховного Совета СССР от 24 декабря 1958 г. «Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в стране», где акцентировалось внимание на необходимости преимущественной подготовки специалистов-инженеров, развернули целенаправленную работу по реализации выдвинутых задач.

Как показано в диссертации, во второй половине 1960-х – первой половине 1980-х гг. руководство страны, несмотря на наметившийся в высшей школе отрыв обучения от жизни, который привел к снижению качества подготовки специалистов, все же пошло на существенное увеличение масштабов подготовки кадров по инженерным специальностям. По некоторым традиционным направлениям имело место даже перепроизводство инженеров, связанное с отсутствием точных данных о потребности в кадрах того или иного профиля, а также параллелизма и дублирования в подготовке кадров из-за ведомственной принадлежности вузов.

В то же время автором подчеркивается, что ощущалась острая нехватка инженерно-технических кадров по новым профилям специальностей – робототехническим системам и комплексам, порошковой металлургии, вычислительным машинам, комплексам, системам и сетям, лазерной технике и др.

Проанализированы и меры направленные на осуществление выпуска таких категорий высококвалифицированных кадров, как экономистов, товароведов, учителей, специалистов по университетским специальностям, работников здравоохранения, сельского хозяйства, культуры и искусства.

В диссертации приведена динамика роста численности выпуска специалистов высшей школой Сибири в рассматриваемых хронологических рамках.

Большое место в разделе занимает материал, посвященный распределению выпускников сибирских вузов и использованию их в экономике и социально-культурной сфере. Автором отмечается, что в советский период механизм трудоустройства выпускников институтов и университетов строился на основе централизованного планирования и управления подготовкой и распределением молодых специалистов. Выпуск из учебных заведений централизованно определялся в пятилетних планах, а распределение велось исключительно по годовым планам. Из системы планирования подготовки и распределения были практически исключены местные управленческие структуры, что не позволяло учитывать реальные условия жизни и трудоустройства в регионе.

В диссертации подробно рассмотрено такое негативное явление, как неприбытие выпускников вузов по окончании учебы к месту назначения. Проведенный анализ позволяет говорить о том, что общие условия хозяйствования в конце 1950-х – первой половине 1980-х гг. вели к тому, что предприятия и организации не были заинтересованы в эффективном использовании получаемых кадров. Это приводило к их массовой переквалификации и текучести.

В разделе раскрыты основные трудности и проблемы связанные с подготовкой, распределением и трудоустройством выпускников вузов во второй половине 1980-х – начале 1990-х гг. Исследование показало, что в эти годы усиление самостоятельности предприятий и организаций в вопросах финансирования своей деятельности и формирования структуры кадров пришло в противоречие с системой централизованного планирования, подготовки и выпуска специалистов, их распределения и использования в хозяйственной деятельности.

В третьей, заключительной главе «Научно-исследовательская деятельность вузов», также включающей в себя четыре раздела, анализируется процесс развития организационных форм и основных направлений научных исследований в высших учебных заведениях Сибири. Подробно характеризуются такие проблемы, как осуществление связи вузовской науки с производством, международное научное сотрудничество, научно-исследовательская работа студентов во внеучебное время.

В первом разделе главы «Основные формы и направления научных исследований», рассмотрены главные формы организации науки в сибирских вузах, а также вопросы координации и планирования исследований, расширения сотрудничества академической и вузовской науки, участие ученых сибирских вузов в научных съездах, конференциях, совещаниях; освещаются основные направления их деятельности в ведущих областях естественных, технических и гуманитарных наук.

Показано, что первые проблемные и отраслевые лаборатории (ПНИЛ и ОНИЛ) были организованы в ряде ведущих вузов региона (ИГУ, ТПИ, СМИ, НИИЖТе и др.).

Автор указывает, что наряду с проблемными и отраслевыми лабораториями, важнейшей организационной формой исследований являлись научно-исследовательские институты (НИИ), созданные при наиболее крупных высших учебных заведениях, обладавших значительным авторитетом и большим опытом организации научных исследований. Исторически сложилось так, что в Сибири к их числу относился ряд томских, иркутских и новосибирских вузов. Проведенный анализ позволяет говорить о том, что научно-исследовательские учреждения при институтах и университетах этих городов были представлены в основном крупными НИЛ, НИИ и вычислительными центрами (ВЦ), что совершенно нехарактерно для других вузов региона. Причина в том, что абсолютное большинство таких учебных заведений были откровенно слабыми, испытывали острый недостаток в оборудовании, служебных помещениях и не имели необходимых ресурсов для создания собственных НИИ и ВЦ.

Отмечается, что в условиях Сибири, располагавшей обширной сетью научно-исследовательских учреждений и вузов, большое значение имели проблемы координации исследований. С учетом этого обстоятельства, в соответствии с приказом МВ и ССО РСФСР от 22 ноября 1961 г., в Томске (при ТГУ) и Иркутске (при ИГУ) были образованы Западно-Сибирский и Восточно-Сибирский советы по координации и планированию НИР по техническим и гуманитарным наукам. В конце 1960-х гг. оба совета были преобразованы в научно-методические советы. Они занимались координацией научно-исследовательской деятельности высших учебных заведений региона, стремились направить усилия ученых на решение кардинальных проблем научно-технического прогресса. В состав советов входили экспертные комиссии, которые курировали работу вузов в различных областях естественных, технических и гуманитарных наук. Их членами являлись авторитетные ученые.

Автор диссертации утверждает, что в процессе планирования и координации исследований укреплялись связи вузовской, академической и отраслевой науки. Важное значение придавалось расширению взаимодействия высших учебных заведений региона с Академией наук СССР и ее Сибирским отделением. В подтверждение приводятся многочисленные факты.

Показано, что одной из важнейших форм координации НИР являлись научные съезды, конференции, совещания. При участии ученых сибирских вузов проходили многие межвузовские научные конференции и совещания в других вузах страны.

Исходя из анализа мер, направленных на совершенствование организационных форм научной деятельности высшей школы, диссертант подчеркивает, что они состояли в том, чтобы привести эти формы в соответствие с требованиями научно-технического прогресса, поднять уровень работы вузов как центров фундаментальных и прикладных исследований.

Большое место в разделе занимает материал, посвященный развитию основных научных направлений в высших учебных заведениях Сибири. Автором утверждается, что нельзя назвать буквально ни одной отрасли естественных, технических и гуманитарных наук, которая бы не находилась в поле зрения ученых.

Отмечается, что в важнейших исследованиях для нужд народного хозяйства участвовали ученые сибирских университетов. Университетская наука характеризовалась возможностью проведения фундаментальных, поисковых НИР, работавших на перспективу и дававших впоследствии основу для прикладной и опытно-конструкторской деятельности.

Показано, что в изучаемый период значительные успехи в развитии научно-исследовательской работы были достигнуты в ведущих университетах региона – Томском, Иркутском и Новосибирском. Этому способствовало то обстоятельство, что в них гораздо раньше сложились большие коллективы ученых, возникли научные школы, использовались эффективные формы организации вузовской науки. Руководство вузов стремилось сконцентрировать усилия научно-педагогических работников на разработке крупных комплексных проблем.

Так, в частности, поступательное развитие научных исследований в Томском госуниверситете было связано прежде всего с укреплением университетских НИИ. Над крупными проблемами физики, радиофизики и кибернетики работал Сибирский физико-технический институт при ТГУ. Здесь сложилась старейшая в регионе и стране научная школа физики твердого тела. Сотрудники Научно-исследовательского института прикладной математики и механики совместно с профессорско-преподавательским коллективом родственных факультетов достигли весомых результатов в области теоретической и современной прикладной математики, механики жидкости и газа, небесной механики, автоматизации научных исследований и технологических процессов. Учеными Научно-исследовательского института биологии и биофизики при ТГУ, Сибирского ботанического сада и биолого-почвенного факультета исследовались реакции человека, животных и растений на действия различных экстремальных факторов, велись изыскания проблем охраны природы, преобразования почв и растительности региона, реконструкции и изучения фауны пушных зверей Западной Сибири, были достигнуты успехи в области генной инженерии.

В диссертации содержится подробная характеристика исследований ученых Томского госуниверситета в области биологических, географических, физико-математических, химических, геолого-минералогических, юридических, гуманитарных и общественных наук. Приведены имена профессоров и преподавателей, многие из которых являлись руководителями признанных научных коллективов и школ.

Автором утверждается, что в 1970-х – начале 1990-х гг. исследовательской деятельностью занимались и молодые сибирские университеты, научная продукция которых тоже имела важное народно-хозяйственное значение. Выполняя рекомендации Минвуза СССР и РСФСР, местных управленческих структур, ректораты, ученые советы, общественные организации Алтайского, Кемеровского, Красноярского, Омского и Тюменского госуниверситетов работали над дальнейшей актуализацией научной тематики, над устранением распыленности и мелкотемья, а также пытались приблизить изыскания ученых к нуждам региона. Названы многие фамилии тех, кто успешно занимался НИР.

В разделе раскрываются меры, предпринимавшиеся по привлечению научно-педагогических работников к участию в крупнейших комплексных региональных программах, таких как «Нефть и газ Западной Сибири», «Сибирский лес», «Охрана природы индустриальных районов Сибири на примере Кузбасса», «Благородные металлы, медь и никель Красноярского края», «Биосистемы», «Человек на Севере», «Нефть и химия», «Енисей», «Энергия» и др.

Заметное внимание автор уделяет характеристике основных научных направлений в сибирских вузах инженерно-технического профиля (политехнических, индустриальных, технологических, металлургических, транспортных, электротехнических и др.). Первое место по объему НИР среди высших учебных заведений Сибири, например, занимал ТПИ – старейший инженерный вуз на Востоке страны. Мощные научные школы, сложившиеся в стенах института, обеспечивали глубину и качество исследований, которые были сконцентрированы на 19 направлениях (каждому из них соответствовало несколько учебных специальностей), определенных вузом в качестве основных. Приведены имена многих известных ученых-политехников, под руководством которых шли наиболее актуальные работы.

В диссертации подвергнуто анализу и состояние научной деятельности группы отраслевых вузов, не входивших в систему МВ и ССО РСФСР (сельскохозяйственных, медицинских, педагогических и культуры). Показано, что профессора и преподаватели медицинских институтов в рассматриваемое время вели работы в области терапии, хирургии, акушерства и гинекологии, педиатрии, стоматологии, микробиологии и других направлений отечественной медицины. Наиболее значительный объем исследований проводился в Томском, Иркутском, Новосибирском и Омском мединститутах. В них сформировались авторитетные научные школы.

Автор подробно остановился на характеристике НИР в сельскохозяйственных институтах региона – Алтайском, Омском, Новосибирском, Бурятском, Красноярском и др. Ученые аграрных вузов участвовали в выполнении как инициативных исследований, решавших частные вопросы для конкретных хозяйств, так и важнейших тем с выходом на регион и отрасль в целом. Ими велись исследования по земледелию, селекции и семеноводству, механизации производственных процессов, мелиорации, землеустройству, технологии молочных продуктов, экономике.

Отмечается, что из 19 педагогических институтов, действовавших в конце 1950-х – начале 1990-х гг. на территории Сибири, наибольший объем НИР проводился в Омском, Новосибирском, Иркутском, Томском, Барнаульском и Красноярском педвузах. При этом особое внимание коллективов этих учебных заведений сосредотачивалось на разработке проблем образования, педагогики и психологии, гуманитарных, естественных и физико-математических наук.

В диссертации отражена и научно-исследовательская деятельность институтов культуры – Алтайского, Кемеровского, Восточно-Сибирского, красноярских институтов искусств и художественного, а также Новосибирской государственной консерватории. Коллективы этих вузов внесли значительный вклад в разработку проблем, связанных с обобщением опыта деятельности культурно-просветительных учреждений региона, организацией библиотечного дела, повышением эффективности использования книжных фондов библиотек, развитием искусства и музыкальной культуры Сибири.


загрузка...