ПРОСТРАНСТВЕННОЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫХ РЕСУРСОВ: ВОПРОСЫ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ И ПУТИ СГЛАЖИВАНИЯ НЕРАВНОМЕРНОСТИ (27.04.2009)

Автор: Костусенко Илья Ильич

3. Регионы, зависимые в продовольственном обеспечении от ввоза ресурсов хотя бы одной из трех рассматриваемых продуктовых групп, как правило, «мяса и мясопродуктов» или «молока и молокопродуктов», а иногда «яиц и яйцепродуктов». В данный класс попадают 18 субъектов Российской Федерации, одну треть из которых представляют области Центральном ФО (Костромская, Тульская, Владимирская, Ивановская, Смоленская и Рязанская области). Пять регионов данного класса являются республиками юга страны (Кабардино-Балкарская, Карачаево-Черкесская, Адыгея, Дагестан, Калмыкия), три расположены в Сибирском ФО (Красноярский край, Иркутская область, Республика Алтай), два - Приволжском ФО (Пензенская и Ульяновская области), по одному региону находится в Северо-Западном (Псковская область) и Уральском (Тюменская область) федеральных округах.

Таблица 4. Группы субъектов Российской Федерации по уровню самообеспеченности

основными видами продовольственных ресурсов, 2006 г.*

регионов Число регионов Уровень

7,1-372,6 109,7 8514,1 100,0 11788,1 100,0

*Показатели уровня самообеспеченности приведены без г. Москвы и г.Санкт-Петербурга.

4. Регионы, полностью обеспечивающие себя продовольственными ресурсами хотя бы по одной из трех продуктовых групп, а по остальным, в допустимых пределах, использующие ресурсы ввоза (до 20% от общего объема потребления). В состав данного класса попадают всего 7 регионов: Саратовская, Орловская, Новосибирская, Воронежская и Ростовская области, а также Чувашская Республика и Республика Татарстан.

5. Регионы, полностью обеспечивающие себя продовольственными ресурсами по двум из трех продуктовых групп, а по третьей группе до 20% от общего объема потребления составляет ввоз. К данному классу относятся 8 регионов: Оренбургская, Кировская, Вологодская, Брянская, Курская и Тамбовская области, Алтайский край и Республика Башкортостан.

6. Регионы, полностью обеспечивающие себя продовольственными ресурсами по продуктовым группам «мясо и мясопродукты», «молоко и молокопродукты», «яйца и яйцепродукты» (уровень самообеспеченности по данным продуктовым группам выше 100%). В состав этого класса входит 9 регионов Южного (Ставропольский и Краснодарский края), Центрального (Липецкая и Белгородская области), Приволжского (республики Мордовия, Марий Эл, Удмуртия) федеральных округов, а также Омская область (Сибирский ФО) и Ленинградская область (Северо-Западный ФО).

Для определения ситуации с самообеспеченностью продовольственными ресурсами по продуктовым группам в диссертации предложено использовать межгрупповые коэффициенты самообеспеченности, исчисляемые отношением количества регионов, входящих в состав групп с уровнем самообеспеченности в пределах продовольственной безопасности (80% и выше), к числу регионов с показателями самообеспеченности менее 80%.

Проведенный расчет межгрупповых коэффициентов показывает, что в современных условиях развития экономики АПК в целом по Российской Федерации наихудшая ситуация отмечается с самообеспеченностью регионов мясом и мясопродуктами: коэффициент равен 0,60. По яйцам, группе «молоко и молокопродукты» положение заметно лучше, и коэффициенты, соответственно, равны 1,65 и 1,96.

Как показали исследования, в территориальном аспекте наиболее неблагоприятная ситуация с формированием рассматриваемых продовольственных ресурсов складывается в Дальневосточном федеральном округе. Межгрупповой коэффициент самообеспеченности здесь по мясу и мясопродуктам равен нулю, по молоку и молокопродуктам – 0,12. Неблагоприятная ситуация также в Уральском ФО, где межгрупповой коэффициент самообеспеченности по мясу и мясопродуктам равен нулю и в Северо-Западном ФО, где он по мясу и мясопродуктам составляет 0,12, молоку и молокопродуктам – 0,50.

Наиболее благоприятное положение характерно для Южного и Приволжского ФО, где эти коэффициенты, соответственно, составляют по мясу и мясопродуктам – 2,0 и 2,5; молоку и молокопродуктам – 3,0 и 3,66.

Исследование также показывает, что в одних случаях дифференциация в показателях обеспеченности и самообеспеченности продовольственными ресурсами в пространственном аспекте объясняется существенными различиями между регионами в объективных условиях ведения сельского хозяйства и уровне платежеспособного спроса на продовольствие, что отражается в развитии территориального разделения труда, представляющим собой позитивное явление. В других случаях эти различия сформировались вопреки здравому смыслу, и определяются неконтролируемой экспансией импорта, прежде всего, мяса и мясопродуктов, отсутствием эффективных рыночных рычагов его регулирования.

6. Основные тенденции и закономерности трансформации

распределения продовольственных ресурсов

В диссертации показано, что исходной позицией для трансформации системы формирования и распределения продовольственных ресурсов в Российской Федерации явилось то ее состояние, которое сложилось в годы плановой экономики. К началу перехода к рынку в стране существовала система государственного заказа, которая, с одной стороны, обеспечивала сельскохозяйственным предприятиям гарантированный сбыт продукции, а с другой – концентрировала в руках государства основную часть продовольственных ресурсов. Это давало возможность планового их распределения между регионами, а затем в регионах позволяла делить между фондом личного потребления населением, производственным потреблением, резервным фондом и экспортными поставками.

С точки зрения экономической теории социализма, такой подход обосновывался высоким уровнем общественного разделения труда между отраслью сельского хозяйства и промышленностью в рамках социалистической собственности на средства производства.

В преддверии перехода к рынку группой экспертов Международного валютного фонда, Международного банка реконструкции и развития, Организации экономического сотрудничества и развития и Европейского банка реконструкции и развития, по рекомендации совещания на высшем уровне семи ведущих промышленно развитых стран был подготовлен доклад «Экономика СССР: выводы и рекомендации», который явился стратегией трансформации плановой экономики Российской Федерации в рыночную систему.

Базовой основой трансформации планового принципа формирования и распределения продовольственных ресурсов в рыночную систему явились либерализация цен на продовольствие и торговли продуктами питания, отказ от государственных заказов на поставки продовольствия в централизованные фонды.

Распределение продовольственных ресурсов, осуществляемое в период плановой экономики исключительно на нормативной основе, стало базироваться в новых условиях на рыночном механизме, что привело к серьезной трансформации всей системы продовольственного обеспечения страны.

Прежде всего, произошло сокращение объемов продовольственных ресурсов всех продуктовых групп, кроме картофеля, овощей и бахчевых культур (рис. 4).

Рис. 4. Динамика объемов продовольственных ресурсов основных продуктовых групп в целом по Российской Федерации, 1993-2006 гг.

Вследствие резкого роста цен на продукты питания и снижения реальных текущих доходов населения Российской Федерации сократился его платежеспособный спрос, что выразилось в уменьшении потребления продуктов питания в расчете на душу населения (рис. 5).

Рис. 5. Динамика потребления основных продуктов питания в расчете на душу населения в целом по Российской Федерации, 1991-2006 гг.

Как видно на рис. 5, потребление на душу населения молока и молокопродуктов сократилось относительно других продуктовых групп в большей степени, достигнув своего минимума к 1999 году, в последующем возросло незначительно, увеличившись к 2006 году лишь на 6,7 процентных пункта.

Уровень среднедушевого потребления мяса и мясопродуктов в 2006 году составил 84% к уровню 1991 года. Его динамика за этот период характеризуется спадом до 1999 года (65% относительно 1991 года) и последующим ростом на 19 процентных пунктов. Динамика среднедушевого потребления яиц характеризуется снижением этого показателя до 72% (1996 год) и последующим ростом до 89% (2006 год).

Среднедушевое потребление картофеля, также как хлеба и хлебопродуктов, с вступлением в переходный к рынку период (в особенности в первые годы) существенно возросло, но в отличие от последнего осталось на высоком уровне на протяжении всего рассматриваемого отрезка времени.

Потребление овощей и бахчевых культур в расчете на душу населения уменьшалось лишь в первые годы переходного периода (1992-1994 годы). В последующем отмечается устойчивая положительная динамика: с 79% к уровню 1991 года (1994 год) до 123,3% (2006 год).

Сокращение потребления продуктов питания в расчете на душу населения при этом отмечалось практически в каждом регионе страны. Тем не менее, соотношение степени падения доходов и роста цен варьировало между регионами, что вызвало территориальные различия в платежеспособном спросе, и, в конечном счете, привело к трансформации распределения продовольственных ресурсов в пространственном отношении, дифференциации регионов по уровню потребления продуктов питания (табл. 5).

Сравнительный анализ влияния последствий трансформации распределения продовольственных ресурсов на уровень потребления в разрезе отдельных продуктовых групп показывает, что большая численность регионов страны в настоящее время по мясу и мясопродуктам, молоку и молокопродуктам относится к группе с пониженным, по яйцу и яйцепродуктам – с повышенным уровнем потребления.

Результаты исследования позволяют констатировать, что численность регионов в данных группах растет за счет сокращения их количества в группах с низким уровнем потребления. Группа с высоким уровнем потребления продуктов животного происхождения увеличивается медленно и в нее к 2006 году входило всего 7-8 регионов, или около 10% их общего количества.

Весьма примечательно, что число регионов в группе с низким уровнем потребления, практически для всех рассматриваемых продуктов, является выровненным и находится в пределах от 10 (овощи и бахчевые культуры) до 18 (молоко и молокопродукты). При этом целый ряд субъектов Российской Федерации входит в группы с низким уровнем потребления не по одному, а по ряду продуктов питания: Республика Тыва и Чукотский АО – по пяти; Архангельская область, республики Дагестан и Ингушетия – по четырем, Магаданская область и Республика Адыгея – по трем.

По двум продуктам входят в группу с низким уровнем потребления 11 субъектов Российской Федерации: по мясу и мясопродуктам, молоку и молокопродуктам (Амурская, Владимирская, Ивановская, Тюменская области и Еврейская автономная область), молоку и молочным продуктам, яйцам и яйцепродуктам (Камчатская и Иркутская области, Приморский край), овощам и яйцам (Республика Алтай), картофелю и овощам (Республика Якутия, г. Москва, г. Санкт-Петербург).

Таблица 5. Распределение субъектов Российской Федерации по уровню потребления

основных продуктов питания на душу населения на различных этапах

трансформации экономики в период 1991-2006 годов

Группы регионов

?по уровню потребления Переломные годы

трансформации Продукты питания


загрузка...