Институт лидерства в контексте трансформационного общества (на материалах Республики Таджикистан) (27.04.2009)

Автор: Хидирова Махфират Умаровна

Исходя из этого, для устранения угроз и вызовов необходимо направить все усилия на снижение уровня бедности в стране и улучшение социально-экономических условий жизни населения; повысить уровень эффективной деятельности образовательных учреждений и учреждений политической социализации; выработать механизмы совместной деятельности всех политических партий и общественных организаций в деле сохранения обстановки стабильного политического плюрализма; усилить деятельность местных джамоатов для того, чтобы они действительно могли выступать эффективными социальными институтами общества и вносить свой вклад в дело сохранения стабильности на местах; усилить деятельность государственных силовых структур – МВД, Комитета по национальной безопасности и других, которые могли бы поставить барьеры на пути проникновения новых угроз; проводить разъяснительную работу среди населения, способствовать повышению уровня политического сознания и политической культуры.

Осуществление этих мер, несомненно, может обезопасить политическую систему и, вообще, таджикское общество от угрозы распространения радикализма.

Безусловно одну из главных угроз стабильности в Таджикистане представляет наркотрафик. В условиях низкого уровня социально-экономической жизни, особенно нуждающиеся люди могут стать легкой добычей наркобаронов. Само понятие «незаконный оборот наркотиков» свидетельствует о криминальном характере этого действия, и, конечно, здесь необходимы принятия весьма жестких мер.

Учитывая специфику новых угроз стабильности Таджикистана, необходимо, повысить уровень эффективной деятельности политической системы современного Таджикистана. Ранее, как известно, в таджикском обществе, в определенной степени срабатывал иммунитет против различных угроз, теперь же, в случае возникновения новых угроз, необходимы совместные и сплоченные действия многих составных элементов данной системы; как можно быстрее решить существующие социально-экономические проблемы, создать здоровую социально-экономическую обстановку в стране; усилить роль образовательно-воспитательных учреждений с целью формирования у населения, особенно молодежи, устойчивых идеологических позиций, основу которых должны составлять приоритет общечеловеческих ценностей над ограниченно-групповыми установками; формировать и развивать высокий уровень политической культуры, способной помочь личности правильно ориентироваться в условиях идеологического плюрализма и нарастания распространения различных экстремистских и радикальных тенденций; уделять особое внимание охране государственной границы как с Афганистаном, так и с Узбекистаном, поставить преграды на пути распространения наркотиков, оружия и нелегальной литературы, а также чуждых для менталитета таджикского народа радикальных настроений.

Таким образом, анализ специфики новых угроз и вызовов стабильному развитию Республики Таджикистан позволяет удостовериться в правильности дарендорфовской концепции о том, что конфликты и противоречия являются вездесущими явлениями и сопровождают общество на всех этапах его развития. Однако сами противоречия и конфликты не опасны обществу, если уметь правильно ими управлять и направить их в конструктивное русло. В деле их предотвращения и нейтрализации политический лидер играет существенную роль, потому что именно с ним связывают свои надежды рядовые граждане. Наряду с этим, постоянное совершенствование этого важного социального института способствует его укреплению как формы квалифицированной деятельности, динамического взаимодействия личных свойств и социальной системы, усиления центра влияния и социальной перцепции в обществе.

Во втором параграфе «Трансформация института лидерства в процессе развития конфликтогенного общества» отмечается, что социальная структура общества находится в постоянной динамике, что способствует ее постепенному осложнению и совершенствованию, а так же заметно влияет на весь процесс управления социумом. Исходя из этого, необходимо констатировать, что институт лидерства как основной социальный механизм, обеспечивающий равномерный и стабильный характер общественных отношений, также должен находиться в постоянной динамике. Именно динамичность, инициирование обновления, генерирование оптимизма и социальной энергии обеспечивают позитивную функциональность этого важного социального института Наряду с этим, как известно, что в современном мире в развитии института лидерства все ярче проявляются три основные тенденции – профессионализация, институционализация и повышение ресурсной зависимости лидерства.

Усложнение общественных отношений и трансформация социальных структур порождают необходимость в профессионализации политического лидерства, потому что в новых условиях лидерство должно проявляться как отношение к власти. По этому поводу М.Вебер справедливо писал о растущем «превращении политики в « предприятие», которому требуются навыки в борьбе за власть и знание ее методов, созданных современной партийной системой». Действительно, современное общество требует от политического лидера не только концентрации усилий для удержания власти, но и знаний, умений и способностей, позволяющих представить его обществу как политика и личность, высоко стоящую над всеми и пользующуюся приоритетом во влиянии, благодаря личным качествам и знаниям.

Однако, необходимо сказать и о некоторых негативных моментах этого процесса. Прежде всего, важно отметить, что в обществах с еще не сложившейся единой политической культурой и демократическими ценностями, профессионализация института лидерства может превратиться в персонализацию этого института.

Персонализированные лидеры инициируют действия, направленные, главным образом, на достижение, сохранение и расширение личной власти, вне зависимости от последствий этих действий для других людей или социальных институтов. А последствия действий таких лидеров могут создать почву для формирования такого негативного явления, как культ личности.

Вторая тенденция совершенствования лидерства - институционализация- предполагает рассматривать лидерство как социальный институт, охватывающий лидера и его последователей, а также как функциональную систему, обеспечивающую коммуникацию власти и масс. Лидерство в современных обществах обладает механизмами, способствующими его постоянному совершенствованию. И одним из таких механизмов выступает политическая элита, которая должна выступать исполнительным механизмом в проведении социально-политического курса лидера.

Институционализация лидерства также предполагает правовую регламентацию деятельности политического лидера, которая должна включать инструменты юридического контроля за принятием решений, использование обратной связи политик – общество, что способно обеспечить эффективность этого социального института. Важность правовой регламентации особенно возрастает в условиях, когда общество выбрало путь правового демократического государства.

Повышение ресурсной зависимости – это третья тенденция в развитии института лидерства. Некоторые западные формы демократии во многом связывают карьеру общенационального лидера с его финансовыми, человеческими и информационными ресурсами. Иными словами, имидж некоторых современных политиков возрастает благодаря хорошо организованной избирательной компании, или умелому политическому маркетингу.

Трансформация и дальнейшее совершенствование института лидерства в Таджикистане особо важно в условиях, когда в политической жизни, наряду с мужчинами, активизируется позиция женщин. В этом плане в работе особое внимание уделяется проблеме формирования и поддержки молодежных и женских лидеров, и обосновывается это тем, что современные тенденции развития общества требуют активизации всех социальных слоев.

Все это позволяет заключить, что трансформация и дальнейшее совершенствование института лидерства способствуют его укреплению как формы квалифицированной деятельности, жизнеспособности, динамического взаимодействия личных свойств и социальной системы и тд.

В третьем параграфе «Взаимодействие лидеров с другими социально-политическими структурами как фактор трансформации конфликта» анализируются роль и значение лидеров и социально-политических институтов в установлении мира и национального согласия в Таджикистане.

Необходимость мирного разрешения межтаджикского противостояния была требованием и исторической задачей всего таджикского народа, что свидетельствовало о возникновении новой системы ценностей, взглядов относительно мира, единства, сплоченности и ненасилия. Таковой системой стали мировоззренческие установки, которые способствовали возникновению новой идеологии – идеологии мира, способствовавшей мобилизации всех социальных слоев и общественно-политических сил на разрешение межтаджикского конфликта и консолидацию разделенного конфликтом общества. В этом отношении прав У. Матц который писал, что «идеология не структурно-функциональная необходимость открытого общества, а результат исторических случайностей. В фазе мировоззренческих кризисов они вроде костылей подвернулись под руку и как таковые превратились в доминантный элемент политической культуры».  Таким «доминантным элементом» в период глубокого социально-политического кризиса в Таджикистане стало формирование идеологии мира, сконцентрировавшей в себя идеи и ценности, секуляризма и ислама, с учетом их социально-политических и культурно-правовых аспектов. Все это свидетельствовало о том, что в обществе появилась «идея-правительница», выступавшая одним из принципов идеологии мира и отражавшая ценностно-смысловую систему зарождения новой политической культуры, которая основывается на ненасилии ради достижения общих интересов.

Теоретико-концептуальный уровень становления этой идеологии требовал выбора и набора таких принципов и ценностей, как разделение власти и отказ от статуса «победителя».

Необходимость в существовании таких установок была связана с наличием той реальности, согласно которой политическая власть в Таджикистане не могла принадлежать одной группе или определенному региону.

Программно-политический уровень становления новой идеологии предусматривал включение и учет различных средств и факторов, способствующих применимости вышеуказанных ценностей в программно-политическом аспекте. Этот уровень также предусматривал появление новых институтов, которые могли бы обеспечить эффективность практического применения новых ценностей.

Историческая заслуга лидеров обеих сторон в практике миростроительства в Таджикистане заключается в том, что они стремились задействовать различные программы и средства для осуществления намеченных целей по достижению мира в стране, что свидетельствовало о формировании демократического института политического лидерства в стране.

Актуализированный уровень, который характеризует степень освоения гражданами целей и принципов данной идеологии, предусматривает включение различных средств и способов, способствующих применимости вышеуказанных ценностей на практике и их освоения обществом. Этот уровень также предполагает появление новых институтов, которые могли бы обеспечить эффективную применяемость новых ценностей.

Механизмами практической реализации основных установок этой идеологии в Таджикистане были различные политические институты. Для практического осуществления идеологии мира особую роль играли следующие общественно- политические институты:

а) Правительство и оппозиция, которые чувствовали взаимную ответственность за происходившие события. Поэтому, опираясь на свои возможности и права, они всячески способствовали практической реализации идеологии, авторами которой в определенной степени были они сами. Своеобразным механизмом, обеспечивающим взаимодействие Правительства и оппозиции выступала Комиссия по национальному примирению (КНП), которая сыграла важную роль в осуществлении достигнутых договоренностей. Согласно Рашиду Г. Абдулло «КНП была механизмом, созданным сторонами мирного процесса для обеспечения контроля над ходом реализации Общего соглашения, содействия в разработке и осуществлении реформ правительственных структур»;

б) межтаджикский диалог в рамках Дартмутской конференции, который начиная с 1993 г., внес огромный вклад в проведение межтаджикских переговоров. Основной целью организаторов диалога в 1993 г. была проверка способностей групп граждан, вышедших из конфликта, для подготовки программы по национальному примирению, с чем стороны успешно справились;

в) посредничество (на примере России, Ирана, других центральноазиатских государств), которое выступало гарантом выполнения Общего соглашения о мире и национальном примирении – программного документа этой идеологии.

г) средства массовой информации, выступая как четвертая ветвь власти, они сыграли важную роль в подготовке массового сознания к «восприятию» новых идеологических ценностей и установок, выступая средством трансформации общественного сознания, его подготовки к освоению новых, более современных ценностей;

д) Общественный совет, образованный 9 марта 1996 г., который сыграл важную роль в консолидации и взаимодействии различных политических сил республики. Объединившись, партии, движения и организации, подписали Договор об общественном согласии и продемонстрировали тот очевидный факт, что, несмотря на различные идеологические установки и интересы, можно консолидировать свои устремления на достижение общенационального блага.

В осуществлении комплекса мероприятий, направленных на решение задач национального согласия, особое место занимали представители и руководители различных рангов ООН, включая Генерального секретаря, Совета безопасности ООН и другие международные организации.

Миссия наблюдателей ООН в Таджикистане (МНООНТ) проводила миротворческую деятельность. Первая группа наблюдателей ООН прибыла в республику в самый разгар гражданской войны.

Управление Верховного комиссариата (УВКБ) ООН по делам беженцев сыграло огромную роль в решении гуманитарных проблем. УВКБ ООН своей задачей считало возвращение таджикских беженцев и внутренних перемещенных лиц на прежние места жительства.

Программа развития ООН (ПРООН), которая функционирует с 1994 г. в различных регионах республики, финансирует различные микропроекты, имеющие важное значение для регионов, пострадавшие в ходе гражданской войны. Необходимо отметить, что ПРООН проделала огромную работу в самые трудные периоды, обеспечивая население пострадавших районов продуктами первой необходимости, что сыграло важную роль в предотвращении гуманитарной катастрофы.

Таким образом, рациональное взаимодействие объективно-субъективных факторов сыграло решающую роль в установлении мира и стабильности в Таджикистане и подтвердило, что взаимодействие субъективного и объективного, как сложный взаимодетерминированный механизм, способствовало урегулированию социально-политического конфликта, носившего внутренний характер. Стало очевидным, что для эффективного урегулирования конфликтного процесса могут иметь важное значение все структурные элементы общества, начиная от отдельных личностей и заканчивая социально-политическими институтами.

В заключении диссертационной работы сформулированы основные выводы, вытекающие из содержания работы, выдвинуты практические рекомендации и предложения, направленные на совершенствование института лидерства и стабильного развития социума в условиях трансформирующегося общества.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях автора:

Институт лидерства в контексте трансформационного общества (на материалах Республики Таджикистан). Душанбе: Дониш, 2008. 185с.

Политическое поведение и его особенности. Душанбе: Ирфон, 2007. 140с.

Конфликт и лидерство в современном мире (на материалах Таджикистана). Душанбе: Ирфон, 2004. 306с.

Конфликт как социально-политический феномен (Опыт Таджикистана). Куляб: Фарханг, 2000. 90с.

Институт лидерства: теоретико-методологические аспекты.// Известия АН РТ. Серия: Философия и право. Душанбе, 2009. №1. С.

Структура института лидерства в трансформационном обществе // Известия АН РТ. Серия: Философия и право. Душанбе, 2008. №4. С.162-168


загрузка...