Кожевенно-сапожное ремесло Великого Новгорода X-XVII вв. (комплексное исследование) (27.01.2012)

Автор: Осипов Дмитрий Олегович

Описанный выше процесс «высушивания» грунта, для значительной территории Великого Новгорода прослеживается уже с конца XV в, что способствовало формированию традиции ограничения исследования новгородского материала временем потери новгородской независимости. В то же время, как показывает практика, на отдельных участках исторического центра города «мокрый слой» сохраняется вплоть до конца XVII в. В частности, обувь позднесредневекового периода зафиксирована при раскопках в Новгородском Кремле, на Федоровском раскопе, а также в вышележащих напластованиях Троицкого XIII и XIV раскопах, где были обнаружены не характерные для Новгорода обувные детали XVII-XVIII вв.

В будущем, количество таких объектов, скорее всего, будет увеличиваться за счет активизации охранных раскопок. Кроме того, позднесредневековая обувь расширяет возможности для корректного сравнения новгородской коллекции с материалами других древнерусских городов, где доминирует обувь XV-XVII вв.

Методика исследования. До тех пор, пока «археологическая кожа» не стала массовым материалом, проблем с ее описанием и систематизацией не существовало. Масштабные раскопки в городах и, как следствие, накопления таких коллекций, как на территории России, так и в Западной Европе, потребовало создания специальных методик описания находок и разработки схем обувного конструирования.

Для систематизации обувной коллекции Великого Новгорода была использована наиболее удачная, по мнению исследователей, классификационная схема, разработанная Е.И. Оятевой (Оятева Е.И. К методике изучения древней кожаной обуви // АСГЭ. Вып. 15. Л., 1973), дополненная новыми признаками, соответствующими высокой обуви жесткой конструкции.

Исследование хранящихся в музее коллекций проводилось органолептическим методом (визуальным исследованием), с применением фото и графической фиксации. Описание и систематизация новгородской обуви выполнялось с учетом качества кожевенного сырья, формы, деталей, характера и местоположения шва. При этом разделялись такие подсистемы как морфология, технология и материал, которые хотя и связаны между собой, развиваются обособленно.

Для исследования сырьевой базы новгородских сапожников было проведено определение видовой принадлежности 182 образцов кожи, выполненное на факультете товароведения и экспертизы товаров (сырья) животного происхождения московской ветеринарной академии им. К.И. Скрябина.

Практической значимостью работы является комплексное исследование кожевенно-сапожного ремесла Великого Новгорода, позволяющее построить периодизацию поступательного развития этого направления ремесленной деятельности.

Анализ обувных коллекций дает возможность определить степень распространения и время бытования отдельных моделей, реконструировать схему их раскроя, сборки и декорировки. Значительное количество обуви иностранного производства, зафиксированной в разных частях города, свидетельствует о высоком уровне развития торговых и культурно-исторических связей Великого Новгорода.

Материалы раскопок в сочетании с данными письменных источников дают возможность получить представление о видах кожевенного сырья, способах его доставки, приемах обработки и пр. Определенный интерес представляют «кислые колодцы», отмеченные в актах передачи недвижимости времени шведской оккупации, что указывает на использование при выделке кожи и меха подземные воды минеральных источников.

Выводы диссертации представляют интерес для изучения ремесла древнерусского города. Они могут быть использованы в работах археологов, историков костюма, культурологов и антропологов.

Апробация результатов исследования. Основные положения и результаты исследования отражены в докладах, прочитанных на международных, всероссийских и региональных конференциях, съездах и семинарах (Объекты культурного наследия в современном обществе (Музеи Московского Кремля), Новгородском семинаре (кафедра археологии МГУ), Новгородской конференции «Новгород и Новгородская земля. История и археология» II и III-м археологических съездах, проходивших в Суздале (2008 г.) и Старой Руссе (2011 г.). По теме диссертации автором был опубликован ряд статей в различных сборниках (Вестник НовГу, Вестник МГОУ, Новгород и новгородская земля), и журналах (Древняя Русь. Вопросы медиевистики, Российская археология, Родина, Проблемы истории, филологии, культуры.).

Структура и основное содержание работы.

Диссертация состоит из введения, шести глав и заключения. В шести приложениях к диссертации представлены: альбом иллюстраций (приложение № 1), терминологический словарь (приложение № 2), каталог находок, включающий 18 696 предметов (приложение № 3), результаты видового определение изделий из кожи, выполненные на факультете товароведения и экспертизы сырья животного происхождения МВА им К.И. Скрябина (приложение № 4). В приложение также выведено описание металлических обувных подковок и обувных шипов (приложение № 5), а также размерные характеристики новгородской обуви, построенные на результате обмеров 3024 подошв (приложение № 6).

Во введении работы обосновывается выбор темы, ее практическое значение, ставится проблема, разрешению которой посвящена данная диссертация, определяется материальная база исследования (археологический материал и письменные источники) и хронологические рамки исследования (X-XVII вв.). Здесь же представлена структура работы с кратким содержанием глав и приложений, а также перечислены основные публикации и доклады, посвященные исследуемой теме.

Глава I «Характеристика источников и историографический обзор».

Источники. Основой для изучения кожевенно-сапожного производства средневекового Новгорода, особенно раннесредневекового периода, являются археологические коллекции. В начале главы дается краткая характеристика семнадцати новгородских раскопов, расположенных во всех пяти концах (административных районах) Великого Новгорода. В характеристике обозначено время раскопок, представлено имя их руководителя, указана площадь исследования, мощность и дата культурных напластований, а также численность обработанной автором коллекции «археологической кожи». Наиболее многочисленной является коллекция Троицкого раскопа, площадь которого на сегодняшний день составляет 7000 м2. С территории I – XIV Троицких раскопов собрано 11 626 деталей кожаной обуви жесткой и мягкой конструкции, основная часть которых датируются XI - XV вв.

Собранные и организованные в базу данных находки, дают возможность проследить время бытования тех или иных конструкций, появление определенных технологических приемов, изменения качества материала, качество его выделки.

Комплексный подход, применяемый для исследования кожевенно-сапожного ремесла, предполагает активное использование письменных источников. Несмотря на их малочисленность и лапидарность, содержащиеся в них сведения способствуют решению целого ряда вопросов. В частности, в берестяных грамотах №№ 261-264, единый документ найденный на усадьбе «Е» Неревского раскопа, (стратиграфическая дата 70-90-е гг. XIV в.) (Зализняк А.А. Древненовгородский диалект. М., 1995. С. 510-511), содержится важная информация для понимания эволюции термина «сафьян». О сырьевой базе кожевников дают представления грамоты № 133 и № 622 (стратиграфическая дата вторая половина XIV-нач.XV в.), № 153, 266/275, 384 (XII-XIV вв.) где упомянуты шкуры нерпы, лося и оленя (Янин В.Л. Зализняк А.А. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1984-1989 гг). М., 1993. С. 150).

Несомненный интерес для исследования кожевенно-сапожного ремесла, представляют новгородские писцовые, лавочные (оброчные) книги. Самые ранние из перечисленных выше письменных источников относятся к последней четверти XVI столетия, однако содержащаяся в них информация дает возможность лучше представить условия организации производства и быта ремесленников более раннего периода. Так, несмотря на тяжелое положение, сложившееся в Новгороде на момент переписи, в лавочных (оброчных) книгах упомянуты зажиточные ремесленники, имевшие несколько лавок, или владевшие каменными лавками. Так, сапожник Терентий Иванов, проживавший на Никитиной улице, держал 6 лавок. Проживавший на той же улице кожевник Карпик владел двумя лавками (Бахрушин, С.В., Лавочные книги Новгорода Великого, 1583 г. М., 1930. С. 38). Отдельные кожевники занимали административные должности. В частности, в «Записной книге купчих, закладных и меновых на дворы в Великом Новгороде 7099 г» (сентябрь 1590-август 1591 гг.) неоднократно упомянут сотский Дослане ул. – Сидор Федоров, сын кожевник, а также сотский Борковой улицы Нечай Оксентьев, сын кожевник (Великий Новгород во второй половине XVI в. СПб., 2001. С. 118-172).

Представление о динамике экспорта русских кож на протяжении XIV-XVII вв. дают документы из немецких городов. По мнению А.Л. Хорошкевич, русские кожи, как товар, появляются на западном рынке лишь в XV в., хотя регулярность и объем поставок в то время еще были невелики (Хорошкевич А.Л. Торговля Великого Новгорода в XIV-XV вв. М., 1963 С. 156). С конца XV в. структура русского экспорта стала существенно меняться. Воск и пушнину стали теснить кожа, сало и ворвань (Хорошкевич, 1980. С. 27).

Историография новгородского кожевенно-сапожного ремесла очень невелика. Однако для полноты изложения историографический очерк представлен в общем контексте истории исследования кожевенно-сапожного ремесла, начало которого следует относить ко второй половине XIX века. В начале XX в. появляется несколько справочников и пособий, являющихся своего рода систематизированными этнографическими материалами по кустарному кожевенному производству, на фоне которых выделяется монография Г. Поварнина, опубликованная в 1912 г. (Поварнин Г.Г. Очерки мелкого кожевенного производства в России. СПб., 912).

Новый этап в истории изучения средневекового кожевенно-обувного производства целесообразно связывать с привлечением массового археологического материала, связанного с началом широкомасштабных полевых исследований начатых под руководством А.В. Арциховского в 1932 г. В первый же сезон на раскопе, заложенном у ц. Ильи Пророка, в заполнении одной из построек, которую А.В. Арциховский определил как «избу сапожника» XII в., были обнаружены многочисленные отходы от раскроя обуви.

Расширение площади городских раскопок в 40–х гг. XX в., способствует появлению специальных исследований археологических коллекций. Уникальные особенности «мокрого слоя» Новгорода и значительная площадь исследованной территории способствуют собирательному описанию и атрибуции кожаных предметов, приведенных в работе Л.И. Якуниной «Новгородская обувь XII-XIV вв.» (Якунина Л.И. Новгородская обувь XII-XIV вв. // КСИИМК. Вып. XVII. М.-Л., 1947), которая фактически является первой советской публикацией посвященной «археологической коже». Однако это исследование было проведено без описания конструктивных деталей и стратиграфического анализа находок, что, в совокупности с использованием в качестве аналогий этнографических коллекций различных регионов России, привело автора к серьезным ошибкам в датировке находок.

Следующим шагом в разработке археологического материала, как одного из видов исторических источников, можно считать обобщающую статью С.А. Изюмовой, где были использованы материалы Неревского раскопа Новгорода Великого (Изюмова С.А. К истории кожевенного и сапожного ремесел Новгорода Великого. // МИА. 1959. Вып. 65). Обширная коллекция, охватывавшая период с XI по XV вв., позволила автору провести статистическую обработку массового материала по ярусам застройки, выстроить типологическое членение обуви, проследить ее конструктивное изменение и способы орнаментации. Во второй части работы рассмотрена технология сапожного ремесла, способы реализации продукции, места расселения ремесленников и многие другие вопросы, существенно продвинувшие методику разработки археологических источников. Следует отметить, что для своего времени, работа С.А. Изюмовой являлась эталоном для сравнительного изучения кожевенно-сапожного производства в городах Восточной Европы. В 1967 г. эта статья была опубликована на английском языке, и в последующие годы на нее стали ссылаться не только отечественные, но и зарубежные исследователи.

Количественный рост коллекций кожаных предметов из раскопок городов в разных регионах Восточной Европы привел к необходимости более детального и разностороннего анализа находок с привлечением физико-механических и химических анализов кожевенного сырья. Такие анализы были сделаны на материалах Полоцка (Штыхов Г.В. Древний Полоцк. Минск, 1975. С. 72- 73), Витебска (Левко О.Н. Витебск XIV - XVIII вв. Минск, 1984. С. 99-100) и Минска (Соболь В.Е. Минск XIV - XVIII вв. Л., 1988. С. 18). Особенно примечательны работы Г.В. Штыхова, исследовавшего кожевенную мастерскую XIII в. на Верхнем Замке Полоцка (Штыхов Г.В. Древний Полоцк. Минск, 1975. С. 42). Полученные экспериментальные данные открыли новые возможности для выявления технологии выделки кож, техники пошива и декорирования обуви.

Новый этап в изучении истории кожевенно-сапожного ремесла связан с деятельностью научного сотрудника ИИМК РАН А.В. Курбатова. Со второй половины девяностых годов начинают выходить его работы, в которых ставится задача сбора всего объема находок, включая обрезки от раскроя, обладающих высокой информативностью, формулируются принципы создания эталонных коллекций и схемы их описания. (Курбатов, А.В. Методические аспекты историко-археологического анализа средневекового кожевенного производства. // Проблемы хронологии и периодизации в археологии. Археологические изыскания. Вып. 3. Л., 1991; Курбатов, А.В. Опыт исторической интерпретации изделий кожевенно-обувного производства // Древний Псков. Исследования средневекового города. СПб., 1994). Образцовой можно считать обработку материала, собранного этим исследователем при раскопках Тверского Кремля в 1993-1997 гг. Тверская коллекция изделий из кожи, включающая обрезки от раскроя насчитывающая более 90 тысяч предметов, была описана, систематизирована и сдана на хранение в местный музей. Одной из важнейших задач исследователь видит в использовании материалов широкомасштабных раскопок прежних лет, хранящихся в музейных фондах.

Описание и систематизация кожаной обуви Новгородской земли продолжена в дипломных работах молодых исследователей - выпускников кафедры археологии МГУ. Обработке кожи посвящена дипломная работа И.В. Ситниковой, исследовавшей технологию сапожного ремесла по материалам Нутного раскопа. Особый интерес представляет описание двух сапожных мастерских, работавших на территории одной усадьбы во второй половине XIV – первой половине XV вв. На основании анализа производственных отходов И.В. Ситникова делает заключение о работе ремесленников сапожников на рынок, что отражает тенденцию к товарности производства (Ситникова И.В. Обработка кожи в Древнем Новгороде (по материалам Нутного раскопа) Дипломная работа. Научный руководитель член-корр. АН СССР В.Л. Янин. Библиотека кафедры археологии МГУ. М., 1981).

Туфли Неревского раскопа были исследованы в дипломной работе Д. И. Соловьева, представившего различные формы верха туфель и типы орнаментов. Изучение данного материала позволило автору выделить традиционные для формы раскроя верха, а также отметить редкие экземпляры, не характерные для Новгородской обуви XI-XIII вв. (Соловьев Д.И. Кожаная обувь (туфли) средневекового Новгорода по материалам Неревской коллекции Дипломная работа. Научный руководитель профессор д.и.н. А.С. Хорошев. Библиотека кафедры археологии МГУ. М., 1999).

Среди работ современных европейских специалистов, занимающихся исследованием средневековой обуви, представляющих интерес для истории новгородского кожевенно-сапожного ремесла, следует отметить исследования Грёнман-ван Ваатеринге (Голландия), рассматривающего коллекцию археологической кожи из Сведенборга XII-начала XVI вв. (Groenman-van Waateringe W. Leather from medieval Svendborg // The archaeology of Svendborg, Denmark. Vol. 5. Odense, 1988. Р. 71), а также современные исследования польских ученых, к которым принадлежат труды Беаты Висковской и Анны Ковальской (Польша) (Wywrot-Wyskowska Beata «Skornictwo w lokacyjnym ko?obrzegu. XIII-XV wiek» Szczecin, 2008; Kowalska Anna B.Wczesno?redniowieczne proce ze Szczecina – gro?na bro?, skuteczne narz?dzie czy dzieci?ca zabawka?; Die fruhmittelalterliche Schleuder von Szczecin – gefahrliche Waffe, nutzliches Werkzeug oder Kinderspielzeug?; // Materia?y zachodniopomorskie. Rocznik Naukowy Muzeum Narodowego w Szczecinie tom IV/V 2007/2008. Szczecin. 2010).

Глава II «Описание и систематизация коллекций «археологической кожи» и производственных отходов». В начале главы рассматривается существующая в настоящее время проблема описания и систематизации коллекций «археологической кожи» и производственных отходов. Здесь же дана характеристика отобранной новгородской коллекции и представлена методика ее обработки.

Проблемы систематизации и описания обувных коллекций. Очевидно, что для определения уровня развития кожевенно-сапожного ремесла, особую ценность имеют не единичные (пусть даже очень редкие) вещи, а весь объем находок, поскольку массовая продукция ремесленников несет в себе всю информацию, собранную в ходе эволюции промысла (Джонс Дж. Инженерное и художественное проектирование М., 1976. С. 35). Количественный рост коллекций кожаных предметов из раскопок городов в разных регионах Восточной Европы требует их детального и разностороннего анализа. Однако далеко не везде обработка коллекций «археологической кожи» выполняется на должном уровне. Специфика этой категории археологических находок требует знакомства с принципами конструирования обуви, приемами ее раскроя и сборки, а также владения терминологией сапожного ремесла.

В свое время, для описания и систематизации массовых обувных коллекций автором диссертации, совместно с Ю.А. Лихтер, была разработана специальная методика системного описания и классификации коллекций кожаной обуви, дающая возможность описывать и систематизировать найденные в слое обувные детали на стадии камеральной обработки, без привлечения специалистов-обувщиков, опубликованная в виде брошюры (Осипов Д.О. Лихтер Ю.А. Системное описание и классификация кожаной обуви. Методические рекомендации. М., 2004). Организация исследования по принципам системного подхода позволяет создать классификацию, при помощи которой можно выявить направленный процесс развития различных подсистем (технологии, материала, морфологии и функции) и выявить связь между ними. Стандартизацию описания облегчает возможность современного программного обеспечения, позволяющая создавать виртуальные базы данных. Основные положения методики системного описания использовались и при обработке обувной коллекции Великого Новгорода.

Методика полевой фиксации и обработки коллекции «археологической кожи». Коллекции «археологической кожи» являются основным, постоянно пополняющимся источником для исследования кожевенно-обувного производства. Во влажном, гумусированном слое Великого Новгорода детали кожаной обуви встречаются повсеместно. Значительный процент составляют полные наборы деталей одного изделия, что для коллекций других древнерусских городов большая редкость. При раскопках сапожных мастерских или мест массовой утилизации их отходов, количество обувных деталей и обрезков от раскроя достигает десятков тысяч единиц!

Практика камеральной обработки археологического материала, сложившаяся еще на начальной стадии раскопок, предусматривала отбор основной массы кожаных предметов. Для коллекции отбирались как целые формы, так и разрозненные детали, а также их фрагменты. Взятые из слоя находки хранятся в фондах НГОМЗ с шифром, где указано наименование раскопа, номер пласта и квадрата. Полевые описи, составленные по правилам археологического черчения, дают представление о форме детали, ее размерах, типе швов и способе декорировки, что позволяет использовать полевые описи для формирования электронной базы данных.

В камеральной лаборатории НАЭ, работающей на базе Центра по организации и обеспечению археологических исследований НГОМЗ, проводится необходимая обработка и первичная реставрация всего объема «археологической кожи», передаваемого после окончания раскопок в фонды археологического отдела Новгородского государственного объединенного музея – заповедника, где за 80 лет систематического археологического изучения (с 1932 г.) накоплена уникальная по количеству и разнообразию коллекция средневековых кожаных изделий, основную часть которой составляет обувь. Отмытая в камеральной лаборатории кожа хранится в сухих проветриваемых помещениях при температуре, исключающей ее усыхание и плесневение.

Наиболее информативные находки подлежат консервации и реставрации. Благодаря квалифицированной работе музейных реставраторов, основная часть принятой на хранение кожи поддерживается в хорошем состоянии, сохраняя свою мягкость и гибкость. Тесное сотрудничество НАЭ и НГОМЗ способствуют организованному доступу в археологическое хранение для работы с материалами раскопок, содержащихся в соответствии со всеми правилами музейного хранения.

Для работы над диссертацией автором были просмотрены все полевые описи указанных выше раскопов, а также исследованы музейные коллекции НГОМЗ, где хранятся сами вещи. Для их датировки привлекались научные отчеты, хранящихся в архиве Института археологии РАН, а также многочисленные публикации материалов раскопок. Для фиксации скоплений производственных отходов анализировалась статистика распределений изделий из кожи, представленная в отчетах по пластам и ярусам. В отдельных случаях, в качестве уточняющей информации, привлекались полевые дневники начальников участков, хранящиеся на базе НАЭ.

В работе использованы коллекции семнадцати раскопов, расположенных в разных концах средневекового города. Общее количество находок, составляющих базу данных, насчитывает 18 860 единиц. Кроме этого, при работе над темой были использованы материалы, обработанные автором ранее. К ним, в частности, относится коллекция Десятинного раскопа 2010 г. насчитывающая 836 находок, по материалам которой автором диссертации было написано приложение к научному отчету 2008 года (Осипов Д.О. Коллекция изделий из кожи Десятинного раскопа в Новгороде / Приложение к Отчету о проведении охранных археологических исследований на месте строительства жилого дома по адресу г. Великий Новгород ул. Добрыня д. 9 /27 и ул. Десятинная д. 25 /10 в квартале 128 в 2008 г. Т. 28 С. 110-124. ОПИ ИА РАН 2010. Т. 28. Приложение 15. С. 110-124). Таким образом, для исследования задействован материал всех крупных новгородских раскопов (Неревский, Троицкий, Десятинный, Федоровский), а также менее масштабных охранных и научных исследований с хорошей стратиграфией и надежной датировкой культурного слоя.

На площади раскопов, материалы которых были использованы для подготовки диссертации, помимо обилия обувных деталей, были зафиксированы производственные комплексы кожевенных и сапожных мастерских, содержащие многочисленные скопления обрезков от раскроя, отходы кожевенного ремесла, остатки производственных помещений и инструменты ремесленников.

Глава III «Технология кожевенного и сапожного ремесла». С глубокой древности кожа, как один из видов природных источников сырья, занимала в жизни человека особое место. По доступности, повсеместному распространению и восполняемости ресурсов, она уступает только дереву. После специальной обработки, шкуры животных превращались либо в меховой товар, либо в различную по качеству выделки кожу.


загрузка...