Личность в переговорах: субъектно-бытийных подход (26.12.2011)

Автор: Танасов Георгий Георгиевич

Танасов Георгий Георгиевич

Личность в переговорах:

субъектно-бытийный подход

Специальность 19.00.01 – Общая психология,

психология личности и история психологии

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора психологических наук

Краснодар

Диссертация выполнена на кафедре психологии личности

и общей психологии

ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет»

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

Забродин Юрий Михаилович

доктор психологических наук, профессор

Знаков Виктор Владимирович

доктор психологических наук, профессор

Скрипкина Татьяна Петровна

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Московский государственный

университет имени М.В. Ломоносова»

Защита состоится 24 февраля 2012 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 212.101.06 в ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет» по адресу: 350040, Краснодар, ул. Ставропольская, 149.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет».

Текст автореферата диссертации размещен на официальном сайте Высшей аттестационной комиссии Минобрнауки России: referat_vak@obrnadzor.gov.ru

Автореферат разослан «____» ноября 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета О.В. Засядко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы обусловлена необходимостью научного осмысления феноменологии и выявления закономерностей субъектной активности личности в переговорах (ее понимания, самопонимания, переживаний, поведения) с позиции фундаментальной закономерности ее бытия и со-бытия с Другим – ее направленности на обретение и поддержку своей идентичности.

Значимая роль переговоров в разнообразных жизненных ситуациях, важность знаний об этой области проблем вызывают повышенный интерес к их изучению (А.Г. Асмолов, Г.В. Солдатова, М.М.Абдуллаева, О.В. Аллахвердова, О.А. Митрошенков, Н.Ю. Белоусова, В.И. Курбатов, А.С. Евдокименко, В.А. Кременюк, М.М. Лебедева, Р.И. Мокшанцев, М.А. Хрусталев, Г.Г. Почепцов, Р.Э. Волтон, Р.Б. Маккейрси, Р. Фишер, У. Юри, У.Ф. Линкольн, О.Дж. Бартос, Дж.К. Харсани, А. Рапопорт, П.Р. Янг, С.Б. Бачарач, Э.Дж. Лавьер, М.Р. Берман, Дж. Брокк, П.Х. Гуливьер, У. Зартман, Д.Г. Пруит, Г. Раиффа, A. Страусс, М.Х. Базерман, Г.O. Фор, В. Мастенбрук, К. Джонсон и др.), но этому интересу свойственен преимущественно инструментальный подход. То есть, с одной стороны, личностному фактору придается все большее значение в анализе социальных, культурных, экономических и прочих процессов. На протяжении XX в. кардинально изменялись представления о психологической составляющей человеческого ресурса, вовлекаемого в выполнение социальных задач, профессиональных и прочих функций, так как «неосязаемые» ранее аспекты человеческого фактора становятся все более важными и все более способствующими эффективности социальной и профессиональной деятельности (Ю.М. Забродин, Н.А. Носов). С другой стороны, в анализе переговоров преобладает инструментальная интерпретация, не чувствительная к достижениям и теоретико-методологическим трендам современной психологической науки о личности.

В предпринятом исследовании анализ активности личности в переговорном процессе осуществляется с позиций субъектно-бытийного подхода, в котором продолжены традиции гуманистической интерпретации личности со свойственным ей акцентом на самоактуализации, экспансии внутреннего во внешние пространства бытия личности (К. Гольдштейн, А. Ангьял, А. Маслоу, Г. Олпорт, К. Роджерс и др.); диалогической ориентации в рассмотрении личности – акцент на роли отношения с Другим в ее бытии (Л. Фейербах,

Э. Гуссерль, М. Бубер, Ж. Лакан, Л.С. Выготский, М.М. Бахтин, В.Н. Мясищев, М.К. Мамардашвили, Б.Ф. Ломов, А.А. Бодалев, Ж. Деррида, Ю. Хабермас, А.Г. Асмолов, Дж. Шоттер, Д.А. Леонтьев, В.А. Янчук, Г.В. Дьяконов и др.); субъектного подхода к человеку – акцент на активной, преобразовательной позиции в отношении к бытию (Б.Г. Ананьев, С.Л. Рубинштейн,

А.В. Брушлинский, К.А. Абульханова-Славская, А.Г. Асмолов, В.В. Знаков, А.Л. Журавлев, В.А. Петровский, З.И. Рябикина, Л.Н. Ожигова, Е.А. Сергиенко, Г.Ю. Фоменко и др.); психологии человеческого бытия – акцент на нераздельности, целостности личности и ее бытия (В.В. Знаков, А.О. Прохоров, Д.А. Леонтьев, Ф.Е. Василюк, З.И. Рябикина, В.А. Лабунская, Т.П. Скрипкина, Л.Н. Ожигова, Г.Ю. Фоменко, Н.В. Гришина, А.Р. Тиводар и др.).

В субъектно-бытийном подходе личность рассматривается как полипространственная система, ориентированная в своей субъектной активности на обретение, поддержку целостности, и, одновременно, на расширение своей бытийности. К важнейшим из процессов бытия личности относится становление и поддержка субъектом своей личностной идентичности (З. Фрейд,

Э. Эриксон, Дж. Марсия, Х.Маркус, Дж. Мид, Х. Тэджфел, Г. Олпорт,

К. Роджерс, А. Маслоу, К. Левин, А.Г. Асмолов, Р. Бернс, Д. Мак-Адамс,

Т.Г. Стефаненко, З.И. Рябикина, Л.Н. Ожигова, О.В. Лукьянов, Е.Г. Сомова и др.). Современные российские психологи при изучении проблем идентичности обращают внимание именно на ее онтологический аспект (В.В. Знаков, Е.А. Сергиенко, Ф.Е. Василюк, О.В. Лукьянов и др.). Бытийность предстает как повседневность, в которой личность продолжает (продлевает) себя, подтверждая субъектной активностью свою реальность, объективируя свой субъективный мир и утверждая непрерывность своей личностной идентичности во времени и в изменяющихся системах отношений с другими людьми. Л.С. Выготский, М. Фуко, Ж. Делёз и др. подчеркивали важность акцента на процессуальности, если мы хотим понять истинную природу изучаемых явлений. Личность – это интегрирующая инстанция психики (К. Юнг, А. Адлер,

Б.Г. Ананьев, С.Л. Рубинштейн, С. Мадди, К.А. Абульханова, А.В. Брушлинский, В.В. Знаков, Е.А. Сергиенко, В.А. Петровский, З.И. Рябикина и др.) и одновременно процесс непрерывающейся бытийности. Личностная идентичность – это «mainstrim», т.е. процесс, направляющий интеграцию и в этом качестве выполняющий системообразующую (соединение прошлого, настоящего, будущего личности; гармонизация исполняемых ролей и др.), регуляторную, смыслообразующую функции. Рассмотрение личностной идентичности как процесса предполагает постоянный вектор субъектной активности, обусловливаемый направленностью личности на самоопределение, на поиск поддержки и подтверждения своей идентичности. Названный фактор является существенным регулятором и объяснительной причиной многих особенностей понимания мира, самопонимания, переживаний, поведения человека. (Триада «понимание – переживание – поведение», к которой мы обращены в исследовании феноменологии субъектной активности личности в переговорах, является, по словам А.В. Юревича, «фундаментальной психологической триадой», сложившейся в истории научного осмысления психологической феноменологии). При этом поддержка личностной идентичности – не вполне рефлексируемый личностью, зачастую не явный мотив, обусловливающий ее субъектную активность. Сложившееся, исполненное гармонии со-бытие личности с Другим предполагает усиление чувства идентичности у каждого из партнеров (Э. Эриксон, К. Роджерс, А. Лэнгле, В.А. Лабунская, Ю.А. Менджерицкая, З.И. Рябикина, Е.Г. Сомова, А.Р. Тиводар и др.). Это происходит в близких, дружеских отношениях, в отношениях любви и принятия. Но мир отношений также наполнен противоречиями, неприятием, конфликтными коллизиями, возникающими из-за того, что сталкиваются интересы взаимодействующих индивидов. Такие ситуации, в которых оппонент стремится ослабить другую личность, разрушая с этой целью ее чувство идентичности, – также реальность повседневной жизни.

Переговоры – особый случай со-бытийности, в котором предваряющей характеристикой является знание участников о столкновении их интересов, о возможной конфронтационной настроенности оппонента. В этой ситуации, когда Другой видится «противником», он продолжает оставаться важной частью бытия личности, как актор, способный подтвердить ее идентичность и таким образом продолжить ее бытийность в том качестве, в котором личность видит (самопонимает) себя, или «прервать» ее бытийность в этом качестве.

Таким образом, переговоры – конкретная актуальная ситуация общения, со-бытийности, в которой личность продолжает оставаться субъектом, ориентирующим свою активность на достижение и поддержку личностной идентичности. Эта не явная, не вполне рефлексируемая мотивация сохраняет роль регулятора в понимании и интерпретации оппонента, в самопонимании, в актуализации сопровождающих переговоры переживаний, в действиях по самопрезентации, а также в иных действиях, направленных на оппонента. Неизученность этого влияния и его важность для понимания и прогноза возможных эффектов переговорного процесса, а также возможных следствий для личности, как субъекта переговоров делают обозначенную проблему актуальной и в теоретико-методологическом, и в практическом плане.

Новизна и значимость поставленной проблемы обусловлены неявным, закрытым для обыденной рефлексии характером влияния потребности личности в поддержке своей идентичности в различающихся обстоятельствах переговорных отношений. К таким обстоятельствам относится статусное соотношение субъекта переговоров и его оппонента (статус равный или статус оппонента выше) и соотношение гендерной идентичности субъекта (мужчина/женщина) с гендерной идентификацией оппонента (мужчина/женщина). Непрояснённый характер этих зависимостей, неопределенность психологической феноменологии (понимание, переживания, поведение субъекта переговоров) и сопутствующих эффектов переговорного процесса обусловливают значимость исследований в этой области.


загрузка...