Игровые практики в политическом процессе (26.10.2009)

Автор: Ветренко Инна Александровна

Третий параграф «Игра как метод изучения современного политического процесса» демонстрирует научно-методологическую основу игры как самостоятельного метода исследования политических процессов через призму преимуществ и недостатков других общеизвестных методов.

Использование игрового метода в политологии делает необходимым глубокое осмысление и обобщение объективных закономерностей функционирования и развития общества, которые дают возможность получить более широкие формы организации науки и обеспечивают междисциплинарное исследование актуальных социальных и политических предметов.

Обобщим признаки и специфические особенности игры как технологии, что необходимо в данном аспекте для моделирования ее как метода исследования политических процессов.

Во-первых, игра обладает всем комплексом методологических принципов, в данном плане она самодостаточна, как не одна другая технология.

Во-вторых, игра имеет ценные социальные особенности, которые не присуще другим социальным технологиям, а именно, игра «снимает» все различия, в том числе и социальные: возрастные, служебные, властные и другие.

В-третьих, игра концентрирует все свои свойства и специфику на решении конкретных проблем в политическом пространстве.

Таким образом, игре свойственна ситуационность и активное воздействие на участников игры. Перечисленные свойства игры особенно ценны для процесса исследования научных политических проблем.

Подводя итог по данной главе, отметим, что практическая направленность игры выражается и в том, что она способна вырабатывать научно обоснованные прогнозы о тенденциях развития политической жизни общества. В этом проявляется одна из ценнейших ее функций как самостоятельно метода исследования - прогностическая функция. Игра в политике способна дать:

- как количественные параметры политических событий и явлений, так и качественные, что для постижения сущности политического процесса особенно необходимо. Игра позволит увидеть общее и закономерное в разрозненных типах социального и политического поведения;

- долгосрочный прогноз о диапазоне возможностей политического развития той или иной страны на данном историческом этапе;

- альтернативные сценарии будущих процессов, связанных с каждым из выбираемых вариантов крупномасштабного политического действия;

- основу для игрового моделирования политических процессов, которое позволяет различным наука и дисциплинам обмениваться своими исследовательскими средствами и приемами. При построении игровых моделей в политики используются разработки математиков, биологов, психологов, экономистов и др.;

- возможность рассчитать вероятные потери по каждому из альтернативных вариантов, включая побочные эффекты. Но наиболее часто политологи при помощи игрового моделирования дают кратковременные прогнозы о развитии политической ситуации в стране или регионе, перспективах и возможностях тех или иных политических лидеров, партий и т.д.

Кроме того, игру можно использовать в прикладных целях для анализа текущих политических ситуаций и выбора оптимальных решений, разработки стратегий по заказу как государственных, так и корпоративных структур.

Игра имеет непосредственную практическую значимость для разработки государственной политики. На основе политологических исследований посредством игрового метода можно вырабатывать критерии выделения политически значимых общественных проблем, обеспечивать необходимую информацию, формировать социальную, национальную и оборонную политику правительства, предотвращать и разрешать социально-политические конфликты.

В четвертой главе «Место и роль игровых практик в политическом процессе» показана роль и определено значение игры в рамках конкретных политических процессов, таких как политические конфликты, политические переговоры, политическое консультирование.

Первый параграф главы «Игровые технологии при разрешении политических конфликтов» раскрывает сущность политических конфликтов, причины их возникновения, типы, специфику и отличия от других видов социальных конфликтов, а также возможности их разрешения и урегулирования.

В своем исследовании мы рассматриваем политический конфликт как один из видов политического процесса, противоположным ему видом выступает политическое сотрудничество (партнерство). Политический конфликт является наиболее распространенным источником и формой политических изменений, в соответствии с нашим озвученным выше подходом – политический процесс есть изменение, конфликт выступает как один из возможных вариантов взаимодействия политических субъектов, а, следовательно, видом политического процесса.

Понимание политических конфликтов требует особых, новых понятийных средств. В методологическом плане наиболее приемлемым для исследования конфликтов является экзистенциально-коммуникативный подход, который в отличие от рационалистических методов, ориентированных на поиск сущности и смысла познаваемых феноменов, направлен на внедрение, внесение смысла в конфликтную ситуацию, прояснение для участников конфликта их действительного положения в создавшемся конфликтном политическом пространстве. В связи с этим мы предлагаем игровой подход для разрешения политического конфликта. В разгоревшемся конфликте смысл уже отсутствует, это ситуация бессмысленная и остановить конфликтное столкновение можно только путем приобретения участвующими в нем субъектами смысла, понимания, что между людьми всегда больше общего, нежели того, что их разъединяет, даже если речь идет о властных полномочиях, политических ресурсах и безопасности государства.

При рассмотрении различных способов применения игры при решении политических конфликтов, мы основывались на теории игр, а также исследованиях Н. Ховарда, Дж. Нэша, Н. Фрэзера, К. Хайпеля, М. Килгорома.

Именно указанные выше методологические разработки стали основой для игрового анализа Кубинского конфликта 1962 года.

Такой выбор эмпирического объекта для анализа обусловлен рядом причин. Во-первых, этот международный политический конфликт является наиболее известным и ярким событием XX века, к которому было приковано внимание миллионов людей во всем мире, поскольку он имел мировую значимость и в качестве игроков (участников политического конфликта) выступали мощные мировые державы, задающие тон мировой политике. Под угрозой существования тогда оказался весь мир. Во-вторых, было предпринято много исторических и политологических исследований по изучению Кубинского кризиса 1962 г., сделано много выводов и прогнозов как политический конфликт мог разрешиться. Следовательно, нам представляется интересным сравнить уже существующие теории и выводы с результатами, полученными с помощью нашего игрового анализа. К тому же упомянутые исследования создали хорошую фактологическую основу для игрового моделирования.

Игровое моделирование данного конфликта позволило получить нам полный расклад по возможным исходам конфликта, определить оптимальные стратегии, потери и выигрыши всех сторон политического конфликта, проанализировать возможные последствия каждого исхода для мирового сообщества.

Предложенный и практически примененный нами алгоритм для игрового анализа политических конфликтов включает в себя следующие этапы:

- выявление истории конфликта, определение возможных вариантов ходов (действий) и обозначение временной точки для игрового анализа;

- выявление подлинных участников конфликта (игроков);

- просчет возможности исходов, основанный на рациональной обработке выявленных на первом этапе возможных действий и субъективном анализе;

- определение всех предпочтений игроков, составление векторов предпочтений;

- определение стабильности всех исходов для каждого игрока;

- вычисление множества решений, т.е. точек стабильности и равновесия для каждого игрока и общих для всех;

- определение наиболее вероятного решения из образовавшихся.

Однако при всех очевидных преимуществах игрового анализа политических конфликтов мы выявили егослабые места. Зависимость числа стратеги игроков от числа их индивидуальных действий, порождает практические сложности анализа политических конфликтов. Так, при анализе 10 независимых действий игроков необходимо в игре рассмотреть 1024 возможных исхода. К тому же некоторые исходы невозможно структурировать и описать. Другой проблемой в игровой методике является то, что она чрезмерно загромождена математическими расчетами, алгоритмами, анализами с разных научных сфер, что порождает некоторую эклектичность с одной стороны, и требует высокого уровня подготовки (специальных знаний из различных научных сфер) от специалиста, проводящего игровое моделирование с другой. К тому же игра при разрешении политических конфликтов нацелена на рациональный выбор решения, а человек не настолько совершенен, чтобы все время мыслить рационально.

Во втором параграфе «Значение и роль игры в политических переговорах» продемонстрированы возможности игры в политических переговорах в двух направления. Во-первых, следует отметить, что анализируемая нами ранее математическая теория игр, теория метаигр, а также игровое моделирование способны принести пользу в выборе стратегии переговорного процесса, выстраивая его на рациональности и полезности.

В качестве практического примера на основе игрового подхода мы определяем рациональный исход политических переговоров для двух сторон по вопросу дележа территорий. Игроки предлагают (по очереди) дележ территории на две части, причем другой игрок может сначала только отказаться или принять предложение. Поскольку подобного рода переговоры могут продолжаться бесконечно, при помощи игрового моделирования мы определяем оптимальный выход из него для всех участников.

Вторым направлением применения игр в политических переговорах являются создание идеальных игровых моделей поведения. Подобные модели у некоторых исследователей носят название стратагемы. Данное название пришло к нам еще из древности и означает оно военную хитрость.

Область значений этого понятия простирается от ничтожной уловки – до целой запланированной системы поведения в затруднительной, исключающий прямой образ действий ситуаций, причем контрагент приводится в широком смысле слова – в инсценируемое противоположной стороной и часто воздействующее своей театральностью положение, в котором он не теряет ориентацию. Все выявленные критерии позволяют нам подчеркнуть игровую природу стратагем.

На наш взгляд, они и есть те идеальные игровые модели поведения, которые можно «примерять» при проведении тех или иных политических переговоров, все зависит от статуса, участников и самое главное от решаемой проблемы для того, чтобы добиться желаемого исхода. Об этом свидетельствует содержание этих занятных игровых рекомендаций.

Тридцать шесть известных китайских стратагем (игр) мы разделили на шесть групп в зависимости от той цели, которую они помогают достичь в рамках политических переговоров:

- имитационные игры, т.е. своего рода создание иллюзорной действительности. К примеру, «Из ничего сотворить нечто», «Притвориться глупцом не теряя головы», «Украсить сухое дерево искусственными цветами»;

- маскирующие игры, их цель имеющиеся обстоятельства делаются скрытыми от взгляда другой стороны. Например, «Обмануть императора, чтобы он переплыл море», «На востоке поднимать шум, на западе нападать», «Скрывать за улыбкой кинжал»;


загрузка...