Общность коллективных представлений правового сознания  в условиях  дифференциации  современного  российского  общества (26.10.2009)

Автор: Петрулевич Ирина Анатольевна

выявлен комплекс эвристических методологических идей современных зарубежных подходов к анализу правосознания и обоснована необходимость их применения в российских условиях, что объясняется адекватностью этих подходов процессам становления индивидуализированного массового общества информационного типа;

выделен комплекс противоречивых коллективных представлений в области права, идентичных для всех социальных групп, и показан интеграционный потенциал позитивных представлений для перспективного развития правового государства;

эмпирически обоснована противоречивость доминант массового правового сознания, которая проявляется в низком уровне доверия к правовым институтам, с одной стороны, и распространенности формы законопослушного правового поведения – с другой;

обосновано, что укрепление негативных коллективных правовых представлений и воспроизводство недоверия к правоохранительным органам в массовом сознании обусловлены наличием в профессиональном сознании работников правоохранительных органов негативных коллективных правовых представлений, которые реализуются в их профессиональной деятельности;

определена идентичность оценок правового порядка российского общества, присущих экспертному и обыденному сознанию;

установлено единство правовых экспектаций различных групп социально дифференцированного российского общества, концентрирующихся вокруг ожидаемой динамики правопорядка от его социоцентристской направленности к персоноцентристской;

обосновано усиление интеграционной функции правового сознания и возможность рассмотрения его в качестве реально функционирующей идеологии, интегрирующей различные социальные группы российского общества.

На защиту выносятся следующие основные положения:

Для социокультурного анализа правового сознания трансформирующегося российского общества эвристическим потенциалом обладают следующие методологические принципы, сформулированные в классических концепциях правосознания:

гегелевский принцип деления правового сознания на высоконравственное, позитивно относящееся к праву и государству, и негативное, который более корректен и социологически операционален, чем утвердившееся в российской науке разделение правосознания на «развитое» и «неразвитое»;

методологический принцип осознания права (Гегель) – адекватного и искаженного; а также положение о социальной опасности негативного правового сознания бюрократии (чиновников), которая может быть преодолена через контроль их деятельности со стороны суверенного главы государства сверху и через социальные институты снизу;

методологический принцип марксизма о социокультурной дифференцированности правового сознания имущественно различающихся социальных слоев, что проявляется в одновременном сосуществовании в обществе нескольких форм правового сознания;

методологические установки Вебера о разном «радиусе» действия различные видов правосознания, функционирующих в обществе, и их борьбе, обусловленной противоречиями материальных интересов их носителей;

методологические положения Эрлиха относительно: а) наличия латентных ценностей, которые проявляются в отношениях повседневности и определяют неправовые практики; б) наличия представлений в массовом правосознании о возможностях нарушения прав населения, даже гарантированных законом; в) необходимости сравнения результатов эмпирических исследований правосознания населения, сегментированного по этническим и территориальным группам.

2. Несмотря на различие современных зарубежных теоретических моделей правового сознания (когнитивно-конструктивистская; психолого-поведенческая; гендерно-специфическая и модель правового сознания как знания и мнения о праве), базовым основанием для них выступает принцип, сформулированный в классических социологических концепциях, а именно: исследование и интерпретация содержания правового сознания должны учитывать социокультурную, профессиональную, этническую и иную стратификационную дифференциацию населения.

3. Переход российского общества к современных коммуникативным технологиям и информационным принципам организации социальных взаимодействий актуализирует использования эвристического потенциала современных подходов к исследованию правового сознания в массовом индивидуализированном обществе, а именно:

инновационные идеи когнитивно-конструктивистского подхода Н. Лумана, в частности: а) понимание права как пространства пребывания, легитимации и разрешения конфликтов; б) положение о правовом сознании как инвариантном и соотнесенном с предметно-смысловым содержанием реальности, с прошлым, будущим; в) рассмотрение правового сознания как основы для определения релевантности события для системы права и обеспечения подключения системы права к другим социальным системам общества в интересах сохранения его стабильности;

инновационные идеи психолого-поведенческого подхода: а) интериоризация права правовым сознанием через правозначимые явления; б) включение в эмпирическое исследование правового ценностного сознания населения не только их мнения о реально функционирующем праве, но и правовых экспектаций, представлений относительно «желаемого» права или желаемых тенденций развития правовой системы;

подход KOL («знание и мнения о праве»), который рассматривает правосознание как изменяющиеся во времени отношения между индивидуумом и правом; дифференциации этих изменений в зависимости от позиций в обществе социальных субъектов; наличие в обществе множества функционирующих моделей KOL, познание которых возможно через следующие составляющие: «чувство права», «правовая этика», «правовое знание».

4. Правовое сознание формируется в историко-культурном процессе и содержит традиционные глубоко укоренившиеся в сознании населения ценности – «коллективные представления» относительно права как деперсонифицированного символического макросоциального образования. Они включены как в рефлектируемый, так и в нерефлектируемый мир повседневных взаимодействий. Сопоставление наиболее распространенных пословиц относительно права и соответствующих современных ценностных суждений позволяет выделить комплекс противоречивых коллективных представлений, идентичных для всех социальных групп: «право – гарант общенародной и личной безопасности», «закон не всегда справедлив и прав», «закон имеет право быть неправым», «представители закона используют служебное положение в корыстных, коррупционных целях», «закон не всегда действует в интересах своего народа», «демократия и правопорядок в России принципиально возможны». Их социокультурный смысл для современного российского общества состоит в интеграционном потенциале на основе двух представлений позитивного содержания: «право – гарант общенародной и личной безопасности» и «демократия и правопорядок в России принципиально возможны».

5. Систематизация теоретических исследований позволяет выделить и эмпирически верифицировать противоречие доминант правового сознания и реальной модели правового поведения, присущее всем социальным слоям российского общества: с одной стороны, фиксируется низкий уровень доверия к правовым институтам, несовпадение идеала восстановительного права и признание его реально репрессивного характера, а с другой стороны – выявлена готовность к законопослушному поведению.

6. На основании эмпирических исследований правового сознания работников правоохранительных органов обнаружено наличие в нем универсальных для российского общества коллективных представлений: «закон не всегда справедлив и прав», «закон имеет право быть неправым», «представители закона используют служебное положение в корыстных, коррупционных целях», «закон не всегда действует в интересах своего народа», которые реализуются ими в практиках повседневной профессиональной деятельности. Это укрепляет негативные коллективные правовые представления массового сознания и воспроизводит недоверие к правоохранительным органам.

7. Сравнительный анализ оценок правового порядка, сложившегося в современном российском обществе, со стороны рядовых представителей различных социальных групп и экспертов в области права позволяет установить их четкие корреляции. В частности, на индивидуальном уровне сознания правовой порядок характеризуется как несправедливый, склонный к насилию, вынуждающий человека искать пути, обходящие правовые нормы; на уровне экспертных оценок законопроектов выделяются такие характеристики, как отклонение ряда из них от принципа соблюдения прав и свобод личности, несоответствие части из них принципам и методам противодействия коррупции.

8. Сравнительный анализ правовых экспектаций основных социальных слоев российского общества показывает их концентрацию вокруг утверждения ценности правопорядка и изменения его основного содержания с социоцентристской направленности на персоноцентристскую. Социально активные группы населения (средний и базовый слои) видят эту динамику в обеспечении свободы предпринимательской деятельности, защите от произвола бюрократии; квалифицированная рабочая сила – в гарантии занятости и развитии производственного сектора экономики; мигранты – в упрощении процедуры натурализации, открытия собственного бизнеса, защите от произвола чиновников и представителей правоохранительных органов. Социально пассивные слои населения (нижний бедный слой), не прогнозируя позитивных изменений в своей жизни, тем не менее сохраняют надежды на расширение социальных программ и помощи со стороны государства. Восприятие этих экспектаций государственными органами, творящими и реализующими право, обеспечивает развитие его респонсивности.

9. Обобщение эмпирических исследований ценностных ориентаций населения российского общества, которые проводились на протяжении последнего десятилетия, позволяет зафиксировать следующие тренды: 1) утверждение идеи «законности и порядка» как мотивационного коллективного представления; 2) укрепление единой гражданско-правовой идентичности, которая усиливается и модифицируется в более позитивные смыслы под влиянием регулирования социальных трансформаций; 3) усиление значимости правовых ценностей в эпоху глобализации в массовом сознании. Их совокупность свидетельствует об усилении интегрирующей функции правосознания в условиях сохраняющейся значительной социально-экономической дифференциации общества и о функционировании этих представлений в качестве реальной идеологии, интегрирующей все слои российского общества.

Научно-практическая значимость работы. Проведенный в диссертационном исследовании теоретический анализ правовых ценностей, норм и ожиданий основных социальных групп российского общества может быть полезен при разработке концепции правового просвещения населения редакциями различных телерадиокомпаний, а также при разработке образовательных программ, направленных на формирование профессионального правового сознания в средних специальных и высших юридических образовательных учреждениях. Полученные результаты исследования представляют интерес для работников пресс-служб правоохранительных органов, следственного комитета и судебных органов, непосредственная деятельность которых связана с коммуникативным менеджментом данных организаций и управлением восприятием населением функционирования правовых институтов.

Теоретико-методологические и практические результаты определяются актуальностью проблемы коррекции коллективных представлений правового сознания основных социальных групп российского общества, сформированных на протяжении многих веков функционирования авторитарного политического режима в России. Решение этой проблемы непосредственно определяет эффективность государственных программ, направленных на становление правового государства в России; в частности, эффективность усилий, направленных на преодоление коррупции и масштабной теневизации всех сфер функционирования общества.

Теоретико-методологический результат диссертации выражен во включении в научный оборот идей, обоснованных зарубежными исследователями (Е. Эрлихом, Н. Луманом) в работах, пока не переведенных на русский язык; а также в апробации современных методологических подходов к изучению правового сознания.

Материалы диссертационного исследования могут найти применение в высшей школе при чтении курсов: «Социология культуры», «Социология права», спецкурсов по проблемам социологии правосознания на юридических факультетах высших учебных заведений; а также могут быть использованы для организации и проведения мониторинга правового сознания различных групп населения.

Результаты диссертации используются автором при чтении курсов в Педагогическом институте Южного федерального университета, в Ростовском филиале Российской академии правосудия, а также в работе Совета ректоров вузов Ростовской области.

Апробация работы. Результаты диссертационного исследования докладывались и обсуждались на международных, всероссийских и региональных научных конференциях: на II международном конгрессе конфликтологов «Современная конфликтология: пути и средства содействия развитию демократии, культуры мира и согласия» (Санкт-Петербург, 2004 г.), на Всероссийской научно-практической конференции «Национальная идентичность и демографический кризис» (Москва, 2006 г.), на ХIV годичном собрании Южного отделения РАО «Развитие личности в образовательных системах Южно-Российского региона» (Ростов-на-Дону, 2007 г.), на III всероссийском социологическом конгрессе «Социология и общество: пути взаимодействия» (Москва, 2008 г.), на V гендерных чтениях «Социология гендера: методы исследования в различных социальных мирах» (Ростов-на-Дону, 2008 г.), на межвузовских профессорско-преподавательской и студенческой научных конференциях «Судебная власть России на современном этапе общественного развития» (Ростов-на-Дону, 2008 г.) и «Судебная система РФ: становление и развитие», посвященной 15-летию Конституции РФ 1993 г. (Ростов-на-Дону, 2009 г.), на Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Перспектива, 2009 г.» (Нальчик, 2009 г.).

Материалы исследования были отражены в 33 публикациях общим объемом 35,5 п.л., в том числе в изданиях перечня ВАК 11 статей объемом 6,2 п.л. Диссертация обсуждалась и была рекомендована к постановке на защиту в диссертационный совет на кафедре социальных коммуникаций и технологий Педагогического института Южного федерального университета.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, включающих четырнадцать параграфов, заключения, приложений, в которых приводятся линейные распределения опросов населения и образцы глубинных интервью, и списка использованных источников.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертационной работы, характеризуется степень разработанности проблемы, определяются цели и задачи исследования, описывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Теоретико-методологические основания формирования социокультурного подхода к исследованию правового сознания» посвящена выявлению эвристического потенциала, содержащегося в классических концепциях, необходимого для социокультурного исследования правового сознания населения современного российского общества.

В первом параграфе «Методологическое значение концепции позитивного и негативного правового сознания Гегеля как предпосылка социокультурного подхода» рассматривается концепция позитивного и негативного правового сознания, в рамках которой Гегель ставит проблему осознания права гражданами страны, из чего проистекает правильное или ложное отношение человека к государству и, соответственно, праву. Автор солидаризуется с М. Ремизовым относительно того, что гегелевское понимание государства и права не имеет ничего общего с прекраснодушным идеализмом, зато имеет много общего с адекватной социологией. Правовое сознание, по Гегелю, – это разумное осознание отдельными членами общества рациональности права как обязанности и закона, критерий отношения граждан к остальному обществу. В отличие от современных исследователей правосознания, различающих «развитое и неразвитое» правосознание, Гегель представляет его обширную палитру: от высоконравственного, позитивно относящегося к праву и государству правосознания до его негативного типа. Понимание негативного правового сознания Гегель формулирует в достаточно резкой форме – как враждебное отношение к государству. Негативное правовое сознание, отрицательно оценивающее нравственный порядок объективных юридических законов, может, согласно философу, наличествовать во вполне благополучном и стабильном обществе. Далее раскрывается актуальность мысли Гегеля относительно того, что негативное правовое сознание не способно их адекватно интериоризировать, оно воспринимает право «как мертвую, холодную букву, как оковы». В процессе осознания людьми права возможны искажения идеи права, подкрепляемые распространяющимися в стране произволом и неуважительным отношением к закону. Далее рассматривается положение о социальной опасности негативного правового сознания бюрократии (чиновников). В заключение параграфа резюмируется необходимость изучения отношения людей к правовым нормам, государственному нормотворчеству, правовой системе общества в целом с учетом дифференцированности правового сознания граждан. Только так можно понять детерминанты негативного правового сознания и получить «ключи» к устранению деформаций правосознания населения. Гегелевское определение правового сознания оказало значительное влияние на концепции правового сознания основоположников социологической мысли К. Маркса и М. Вебера, каждый из которых по-своему провел импликацию гегелевских тезисов в свою социологию.

Второй параграф первой главы «Обоснование социально-групповой дифференцированности правового сознания К. Марксом и М. Вебером» посвящен анализу рассмотрения К. Марксом и М. Вебером проблемы дифференцированности правового сознания граждан. В марксизме углубляется предложенная Гегелем концепция правового сознания и анализируется обратное воздействие человеческого сознания на общественную жизнь (концепция опережающего отражения).

Оба социолога констатируют социокультурную дифференцированность правового сознания имущественно различающихся социальных слоев, что проявляется в одновременном сосуществовании в обществе нескольких форм правового сознания. По мнению К. Маркса и М. Вебера, между различными типами правосознания, функционирующими в обществе, возможны конфликты. Автор показывает, что Маркс на основе фактического материала обосновал, что препятствием в достижении консенсуса депутатами является их принадлежность к различным социальным слоям, каждый из которых обладает противоположными представлениями о праве. Маркс был уверен в возможности изменения правосознания путем целенаправленного воздействия на него. В заслугу Марксу следует поставить то, что его «Дебаты по поводу закона о краже леса...» являются вообще одним из первых прикладных социологических исследований правового сознания.

Сравнивая идеи К. Маркса и М. Вебера относительно правового сознания, диссертант констатирует следующее. К. Маркс ставит вопрос о доминировании ценностей и установок какого-то одного или двух социальных субъектов, причем последним вовсе необязательно обладать высокой степенью общности, то есть необязательно преобладать количественно. В отличие от него М. Вебер обосновывает более глубокую методологическую установку о разном «радиусе» действия различные видов правосознания, функционирующих в обществе, и их борьбе, обусловленной противоречиями материальных интересов их носителей. Исходя из концепции социального действия, Вебер утверждает, что любое человеческое общество на определенной экономической стадии нуждается в осознаваемых членами общества правилах, регулирующих социальные действия его членов.


загрузка...