Репрезентация субъекта познания в языке (26.10.2009)

Автор: Магировская Оксана Валериевна

Уровень эмпирического познания первичен. В его основе лежат чувственное восприятие и сопутствующая ему практическая деятельность. Они позволяют субъекту познания осуществлять концептуализацию конкретно-предметных сущностей в рамках их онтологических признаков. Результатом эмпирического познания является формирование предметных концептов, представляющих собой многообразие и фрагментарность мира. В своей совокупности они охватывают пространство отдельных сущностей и их перцептивно воспринимаемых, объективных свойств.

Отражательно-регистрирующая специфика эмпирического познания не предполагает осуществления на данном когнитивном уровне процессов концептуализации и категоризации в их полном объеме. Для этого требуется интеграция с деятельностью мыслительной, которая представлена понятийным осмыслением и осмыслением интерпретативно-оценочным.

Понятийное осмысление носит объективно-логический характер. Оно представляет собой уровень проникновения в сущность реальной действительности с целью понять особенности ее устройства. Такой способ ментальной обработки имеющейся информации и знаний предполагает системность, которая, выходя за пределы чувственного восприятия, значительно расширяет возможности познания. В результате происходит формирование концептов и категорий, обобщающего потенциала которых достаточно для того, чтобы в наиболее общих чертах «охватить» все пространство реальной действительности. Иными словами, создаются базовые концептуально-категориальные смыслы, которые обеспечивают целостность и успешность процесса познания. В их основе лежат универсальные категории и мыслительные стратегии, образующие в своей совокупности общую для отдельной лингвокультурной общности систему когнитивных схем осмысления мира.

Интерпретативно-оценочное осмысление вторично. Оно опирается на результаты предшествующих уровней познания. Его основными признаками являются субъективность, индивидуальность и производность. Данный уровень познания включает интерпретацию и оценку как частную форму ее проявления. В своей совокупности они приводят к формированию особой системы понимания и объяснения мира. Иерархически завершая общий процесс познания, интерпретативно-оценочное осмысление выступает в качестве ведущего в общей речемыслительной деятельности, т.к. в рамках коммуникации обеспечивает фокусировку внимания на определенном фрагменте реальной действительности, его участниках и их отдельных признаках.

Многоуровневый и универсальный характер познания обусловливает многоуровневость и универсальность функциональной представленности субъекта познания. На основании того, что из всех выявленных в лингвистике антропоцентрических координат собственно когнитивными являются три, а именно: наблюдатель (в данном исследовании во избежание терминологической многозначности обозначенный как субъект эмпирического познания), интерпретатор и субъект оценки, и последние две координаты в широком смысле осуществляют единую интерпретативно-оценочную деятельность, становится ясной необходимость поиска новой координаты. Данная координата репрезентирует уровень первичного осмысления. На этом основании она терминологически определяется как субъект понятийного осмысления. В результате соотношение ‘координатная представленность субъекта познания – основные уровни познания’ является следующим:

- эмпирическое познание ? субъект эмпирического познания;

- понятийное осмысление ? субъект понятийного (первичного, базового) осмысления;

- интерпретативно-оценочное осмысление ? субъект вторичного (интерпретативно-оценочного) осмысления (интерпретатор и субъект оценки).

Специфика иерархической организации общекогнитивной деятельности обусловлена особенностями процессов концептуализации и категоризации на каждом уровне познания. В проводимом исследовании она фиксируется статусом каждой из координат функциональной представленности субъекта познания относительно параметра ‘базовости – производности’. В результате субъект эмпирического познания выступает в качестве первичной антропоцентрической координаты и определяется как начальная координата процесса познания, основным свойством которой является перцептивная способность индивида взаимодействовать с окружающей действительностью в рамках чувственного восприятия или предметной деятельности. Субъекту понятийного осмысления приписывается базовый характер. Это отражено в его определении как базовой координаты процесса познания, с помощью универсальных когнитивных механизмов осуществляющей отбор наиболее существенных знаний для концептуализации и категоризации мира и их системную конфигурацию. Субъект вторичного осмысления является координатой производной. Этот статус применим к двум конкретным координатам его проявления – интерпретатору и субъекту оценки. По определению, основное свойство интерпретатора заключается в способности субъективного понимания и объяснения реальной действительности посредством наложения индивидуальной сетки концептуальных структур на знания, уже имеющиеся и представляющие собой результат созданных в рамках предшествующих видов когнитивной деятельности первичных концептов и базовых моделей концептуализации и категоризации, и знания, вновь полученные. В свою очередь, субъект оценки характеризуется избирательностью и целенаправленностью деятельности, в основе которой лежит потребность подвести познаваемую сущность под определенный выбранный оценочный критерий.

Результаты системного анализа уровней познания и соответствующих им координат функциональной представленности субъекта познания в наиболее общем виде отражены в нижеприведенной таблице (см. таблица 1):

Таблица 1.

Координата функциональной представленности субъекта познания Уровень познания Тип осуществляемой когнитивной деятельности Статус

в целостном процессе познания

субъект эмпирического познания эмпирический восприятие и предметная деятельность первичный

субъект понятийного осмысления понятийный понятийное обобщение базовый

субъект интерпретативно-оценочного осмысления (интерпретатор и субъект оценки) субъективный, вторичный (интерпретативно-оценочный) интерпретация

и оценка производный

Уровневый характер познания проявляется в уровневом характере организации языка как особой системы его репрезентации. Выделение уровней лексической, грамматической и модусной категоризации [Болдырев 2005а, 2005б, 2006] доказательно подтверждает правомерность целого ряда выводов:

- вывода о речемыслительной деятельности как результате взаимодействия трех онтологических систем – мира, языка и человека (его сознания);

- вывода о ведущем типе знания для каждой онтологической системы;

- вывода о трех аспектах гносеологической функции языка.

Целостность антропоцентрической системы функциональной представленности субъекта познания, предполагающая тесное взаимодействие всех выявленных координат, обусловливает интегративный характер выдвигаемой концепции. Он позволяет учитывать особенности взаимодействия всех видов когнитивной деятельности субъекта познания и языковых уровней их репрезентации и показать многоуровневость и сложность конфигурации знаний в общем процессе познания.

Предлагаемая концепция позволила сформулировать основные положения теории концептуальной конфигурации, включающей новый метод концептуально-конфигуративного анализа. Этот метод логично развивает метод концептуального анализа. Он позволяет рассматривать деятельность субъекта познания как когнитивно-языковую конфигурацию знаний, которая включает в себя ориентацию на набор обусловленных уровнями познания стратегий концептуализации и категоризации и их языковую репрезентацию на уровне определенных языковых категорий. С его помощью становится возможным показать антропоцентрическую направленность языковой конфигурации знаний, смоделировать языковую систему как процесс и результат иерархически-организованной когнитивно-языковой деятельности субъекта познания и выявить особенности языковой репрезентации основных координат функциональной представленности субъекта познания на уровне языковых категорий в рамках системы конкретных языковых средств, характерных для отдельно взятого языка.

Решение поставленных задач опирается на ряд выдвигаемых в ходе исследования принципов конфигурации знаний. Принцип концептуально-категориальной обработки информации заключается в том, что формирование знаний опирается на два основных процесса познавательной деятельности – концептуализацию и категоризацию. Второй принцип – структурированности когнитивной деятельности субъекта познания – предполагает, что данные процессы познания имеют определенную специфику на каждом из выделяемых уровней когнитивной деятельности. Учет третьего принципа – концептуальной системности – акцентирует признание важности концептуальной основы для процесса познания. Он позволяет объяснить иерархию основных уровней когнитивной деятельности и особенности конфигурации знаний на каждом из них. Данный принцип лежит в основе положения о языке как особой части концептуальной системы, в рамках которой осуществляется репрезентация различных типов конфигурации. Четвертый принцип – категориальной системности – основан на целесообразности и актуальности исследования языка на уровне его категорий [Лабов 1983, Болдырев 2005а, 2005б]. Он обусловлен необходимостью решения проблемы языковой репрезентации знаний как проблемы категориальной представленности в языке основных типов когнитивной деятельности. В основе пятого принципа – соответствия типов когнитивной деятельности и уровней категориальной организации языка – лежит положение о том, что тесная взаимосвязь языка и сознания в рамках целостной речемыслительной деятельности накладывает отпечаток на устройство языковой системы. Данный принцип отражает стремление языка к наиболее адекватной и полной репрезентации знаний. Это достигается за счет определенной корреляции уровней языковой категоризации и уровней когнитивной деятельности субъекта познания.

Учет перечисленных принципов позволяет сформулировать основное положение, касающееся специфики конфигурации: конфигурация знаний задается субъектом познания на различных уровнях когнитивной деятельности в рамках процессов концептуализации и категоризации и подлежит репрезентации в языке как особой системе конфигурации – конфигурации языковой – на категориальном уровне. Каждый тип конфигурации знаний получает свою репрезентацию на конкретном ведущем языковом уровне, характеризуется собственными когнитивными и языковыми механизмами и системой средств их актуализации. С каждым последующим этапом конфигурации знаний увеличиваются субъективность, степень обобщения и креативности. Иными словами, возрастает глубина познания мира.

Принимая во внимание потенциальную дейктичность всей языковой системы в смысле включенности дейктического компонента, соотносящего знак с деятельностью человека, в семантику любой языковой единицы, категории и структуры, представляется целесообразным рассматривать средства языковой конфигурации знаний на каждом уровне познания в качестве средств репрезентации субъекта познания. Наиболее дейктически ориентированными на субъект познания выступают те лексические единицы, морфологические категории и формы, а также синтаксические конструкции, значение которых содержит в себе особый компонент, прямо или косвенно указывающий на конкретную когнитивную деятельность субъекта познания, активизацию им определенной когнитивной стратегии и осуществление того или иного когнитивного механизма.

В ходе анализа, проводимого на материале современного английского языка, были выявлены следующие особенности репрезентации исследуемой системы координат функциональной представленности субъекта познания.

Субъект эмпирического познания проявляется в языке как субъект первичной конфигурации знаний. Она лежит в основе становления целостной концептуальной системы и в рамках проводимого исследования определяется как несистемная переработка знаний об онтологии мира. Суть первичной концептуальной конфигурации заключается в выделении конкретных предметных сущностей как отдельных материально целостных категорий на основании тех их онтологических признаков, которые воспринимаются органами чувств и соответственно перерабатываются (в данном случае, объединяются и включаются) в конкретно-предметные концепты.

Основным задействуемым когнитивным механизмом выступает обобщение. Его материализация в языке осуществляется с помощью номинации. Порождая большое количество слов языка, она, тем не менее, не охватывает всего словарного состава. Это объясняется ограниченностью когнитивного потенциала восприятия физическими возможностями субъекта эмпирического познания.

В качестве языкового уровня репрезентации данной антропоцентрической координаты выступает лексический. Он указывает на субъект познания двумя группами слов, а именно: существительными, обозначающими конкретно-предметные концепты, и словами различной частеречной принадлежности (преимущественно прилагательными и глаголами), номинирующими перцептивно воспринимаемые признаки. Обе группы выступают в качестве особой языковой параметрической системы, которая обеспечивает возможность дальнейшей конфигурации знаний. В своей совокупности они репрезентируют диапазон эмпирического (непосредственного) знания, получившего в сознании субъекта познания наибольшую выделенность.

Слова, обозначающие признак, указывают на конкретные типы эмпирического взаимодействия субъекта познания с миром. Они, таким образом, профилируют когнитивную способность данной антропоцентрической координаты вычленять и опознавать объективно присущие предметному миру концептуальные признаки. Субъект зрительного восприятия представлен лексическими единицами, номинирующими цвет и цветовую насыщенность (white, black, grey, yellow, orange, pink, red, purple, green, blue, brown, light, pale, dark, etc.), размер (large, small, high, low, long, short, wide, narrow, thick, thin, etc.), форму (round, square, oval, straight, smooth, flat, even, crooked, curved, sharp, shapeless, circle, etc.), зрительно воспринимаемые функциональные возможности (run, jump, fly, crawl, walk, go, wag, climb, swim, curl, wave, sit, stand, lie, etc.). Указание на слуховую активность характерно для слов, обозначающих звук и действия, связанные с его производством (murmur, roar, croak, quack, shriek, moo, hiss, squeak, creak, crunch, whistle, chime, clatter, slam, shoo, flap, flop, bang, rumble, rattle, scream, sing, cry, shout, etc.), а также его интенсивность (loud, low, silent, etc.). На вкусовое восприятие преимущественно указывают прилагательные, материализующие вкусовые особенности предметных сущностей (bitter, sweet, sour, acid, spicy, savoury, mouldy, fresh, tasteless, etc.). Субъект обоняния получает репрезентацию в словах, номинирующих запах (acrid, sweet, rank, stink, stench, etc.), субъект осязания – в словах, обозначающих температурные особенности (hot, sultry, warm, cool, chilly, cold, etc.), влажность / сухость предмета (wet, humid, moist, damp, dry, etc.). Субъект предметной деятельности представлен соответствующими глаголами (press, squeeze, bite, throw, pull, tear, fry, roast, boil, cut, write, etc.), а также прилагательными, номинирующими степень плотности / хрупкости материала (soft, hard, fragile, solid, firm, strong, etc.), вес (light, heavy), которые, в свою очередь, выявляются в результате манипуляции с предметами.

На уровне языкового функционирования в своем прямом номинативном значении слова данной группы служат целям концептуального выделения предметной сущности по определенному признаку. Сохраняя свой потенциал указывать на конкретный вид эмпирической активности, они репрезентируют способность субъекта познания избирательно фокусировать свое внимание на признаках, которые позволяют ему выявлять объективную специфичность концептуализируемой сущности (The last time I saw her she looked yellow and thin [BNC]; ‘Didn’t think you were coming tonight,’ Katherine heard her murmur [BNC]; The butter was rancid, the eggs were overdone, the ham was too salt [Irving 1982: 101]; At once the room was filled with the sweet, fresh smell of mint [BNC]; She felt cold night air on her face [BNC]).

Наименования признаков, формируя основную параметрическую систему конфигурации знания о предметном мире, служат семантической основой его первичной концептуализации. Эксплицитное подтверждение этому в языке проявляется в случаях описательной номинации, которая имеет место, если конвенциальное название той или иной сущности отсутствует либо не представляется возможным в силу определенных коммуникативно обусловленных причин. Как правило, это номинативные словосочетания, состоящие из неопределенного местоимения или, реже, существительного обобщающей семантики и относящихся к ним прилагательных или атрибутивных комплексов с указанием на перцептивные признаки (Something thick and warm fell about his heart if he lied [Bates 1997: 173]; Another waiter brought round a trolley on which were a number of half-eaten gateaux decorated with a white substance [BNC]).

В группе слов, обозначающих конкретно-предметные сущности, признаки избирательной фокусировки внимания субъекта эмпирического познания выявляются в рамках анализа словарных дефиниций. Для каждой предметной сущности совокупность параметров-признаков является специфичной. Она свидетельствует об особенностях ее первичной концептуализации. Обладая способностью создавать яркий и легко запоминающийся образ, что приводит к быстрому опознаванию предметов, она указывает на когнитивную активность субъекта познания – его способность объединять отдельные эмпирически воспринимаемые признаки и формировать конкретный концепт-образ и в дальнейшем пользоваться им как оперативной единицей сознания.

Данная группа слов номинирует концепты, которые характеризуются большой степенью значимости для субъекта. В реальном мире им соответствуют конкретные аналоги, тесно связанные с человеком и его жизнедеятельностью. Это: 1) объекты природного мира (дикие и домашние птицы и животные, рыбы, насекомые, цветы, деревья и кустарники, овощи, фрукты, ягоды, злаки, камни, минералы, металлы, элементы окружающей среды, ландшафтные и природные образования, места обитания животных, явления природы и проявления стихийных бедствий), 2) объекты предметной деятельности (одежда, обувь, украшения, продукты питания и приправы, напитки, жилища, здания, постройки для скота и хранения продуктов, части зданий, предметы мебели, посуда и емкости для хранения, орудия труда, инструменты, предметы домашнего обихода и предметы, необходимые человеку для его жизнедеятельности, музыкальные инструменты и транспортные средства), 3) чувственно воспринимаемые временные промежутки (время суток и времена года).

Анализ словарных дефиниций перечисленной группы слов, направленный на выявление сем, актуализирующих признаки, по которым та или иная предметная категория узнается субъектом познания, позволяет доказать, что первичная конфигурация знаний о каждой предметной категории или группе сходных категорий опирается на конкретные ведущие способы эмпирического взаимодействия с миром. Это, прежде всего, наблюдение, преобладающее в процессе конфигурации знаний о природных объектах, предметная деятельность, выступающая в качестве основной в процессе конфигурации знаний об объектах, созданных человеком, пространственно-временное восприятие в рамках личного опыта, характерное для конфигурации знаний о временных промежутках. Соответственно слова, номинирующие вышеназванные сущности, одновременно репрезентируют направленную и избирательную эмпирическую активность субъекта познания, его способность фокусировать свое внимание на достаточном наборе дифференцирующих признаков.

Так, например, выступая субъектом наблюдения за представителями животного мира, он, прежде всего, опирается на визуальные признаки (размер, форму, окрас, покров, характерные части тела и их особенности: robin –‘small, brownish bird with red breast-feathers’ [OALDCE-II 1982: 230]; camel – ‘long-necked animals, with either one (dromedary) or two humps on its back, used in desert countries for riding and for carrying goods’ [OALDCE-I 1982: 121]), звуковые признаки (goose – ‘a bird that is similar to a duck but larger and makes a hissing (hiss) or honking (honk) noise’ [LDCE 1992: 450]; cricket – ‘small, brown insect, the male of which makes loud short noises by rubbing its leathery wings together’ [LDCE 1992: 243]), а также признаки, характерные для одушевленных сущностей (особенности и возможности передвижения: grasshopper – ‘an insect which can jump high and makes a sharp noise by rubbing its legs against its body’ [LDCE 1992: 457]; ostrich – ‘fast-running bird, the largest in existence, unable to fly, bred for its valuable tail feathers’ [OALDCE-II 1982: 89], характерные действия и повадки: squirrel – ‘a small animal with a long furry tail that climbs trees and eats nuts which it also stores for the winter’ [LDCE 1992: 1024]; woodpecker – ‘kinds of bird that clings to the bark of trees and taps or pecks it to find insects’ [OALDCE-II 1982: 487]) и др.

степени плотности и консистенции (cucumber – ‘a long thin round vegetable with a dark green skin and light green watery flesh, usu. cut in pieces and eaten raw’ [LDCE 1992: 250]; tomato – ‘(plant with) soft, juicy, red or yellow fruit usu. eaten with meat, in salads, and in sauces’ [OALDCE-II 1982: 406]), а также наличия характерных для них плодов и цветов (larch – ‘a tall upright tree with bright green needle-like leaves and hard-skinned fruit (cones)’ [LDCE 1992: 587]; rice – ‘(plant with) pearl-white grain used as a staple food everywhere’ [OALDCE-II 1982: 224]; maize – ‘(the seed of) a type of tall plant grown, esp. in America and Australia, for its ears of yellow seeds’ [LDCE 1992: 632]), вкуса (beet – ‘sorts of plant with a sweet root’ [OALDCE-I 1982: 72]; pepper – ‘(a plant with) a large round or long narrow red, green, or yellow fruit used esp. as a vegetable, with a special, sometimes hot taste’ [LDCE 1992: 762]) и др.

Способами репрезентации субъекта предметной деятельности выступают глаголы, в составе словарных дефиниций указывающие на вид деятельности, в которой или для которой используется предметная сущность (например, chair – ‘a piece of furniture for one person to sit on, which usually has a back, a seat, four legs, and sometimes arms’ [LDCE 1992: 157]), прилагательные, обозначающие вес или степень плотности / хрупкости предмета, которые выявляются в рамках физической деятельности (apple – ‘the fruit of this tree, having red, yellow, or green skin and crisp whitish flesh’ [Collins]; axe – ‘a tool with a heavy metal blade on the end of a long handle, used to cut down trees or split logs’ [LDCE 1992: 61]; glass – ‘a transparent solid easily-broken material made from sand melted under great heat and used esp. to make windows and containers for liquids’ [LDCE 1992: 440]).

Репрезентация субъекта восприятия пространственно-временных промежутков, который опирается на длительное наблюдение за ними и личный опыт, осуществляется путем указания на их эмпирически воспринимаемое проявление (autumn – ‘the season between summer and winter, when leaves change colour and fruits become ripe’ [LDCE 1992: 59]; winter – ‘the season between autumn and spring, when it is cold’ [LDCE 1992: 1208]; night – ‘the dark part of each 24-hour period, when the sun cannot be seen’ [LDCE 1992: 700]), характерную деятельность человека (morning – ‘the first part of the day, from time when the sun rises, usually until the time when the midday meal is eaten’ [LDCE 1992: 678]; evening – ‘the end of the day and early part of the night, between sunset or the end of the day’s work and bedtime’ [LDCE 1992: 347]).


загрузка...