Психология реализации профессионала в условиях социально-экономических изменений (26.10.2009)

Автор: Ермолаева Елена Павловна

Раздел.5.2. посвящен рассмотрению проблемы малого бизнеса как сферы профессиональной реализации с позиции преодоления психологических барьеров, как условия и механизма переидентификации профессионалов, пришедших в бизнес из других профессий. Психологический барьер — это субъективизированное преломление проблемной ситуации с точки зрения ее потенциальной угрозы в виде синдрома страха перед непредвиденным исходом своих действий в этой ситуации.

Выделены объективные и субъективные факторы психологических барьеров к предпринимательству, их общие и специфические черты. Среди последних выделены барьеры реальные (порожденные действительно существующими причинами) и барьеры мнимые, мифические, связанные с предрассудками, предубеждениями.

На основе анализа и обобщения большого количества эмпирических фактов из разных источников разработана типология психологических барьеров, включающая: барьеры личной инициативы, ложной установки, автономности, достижения, риска, коммуникации, восприимчивости к новому, – которые являются независимыми друг от друга и в целом охватывают всю проблемную область факторов, препятствующих освоению новых видов массовых предпринимательских профессий. Конкретные типы психологических барьеров соотнесены с видами предпринимательских профессий, где они оказывают наибольшее влияние. В соответствии с этим принципом разработана классификация, которая может служить ориентиром как при определении типа барьера, так и при поиске подходящего для данного человека вида предпринимательства. Показано, что для получения более достоверных результатов, каждый барьер должен измеряться сразу по трем показателям: самооценке качеств личности, формирующих барьер, оценке его другими людьми (предположительной или реальной) и оценке наличия барьера по данным тестирования или других методов измерения барьера, – сравнительный анализ которых служит основанием для выбора конкретных путей воздействия на барьер, а именно: следует ли действовать на сам барьер, либо на сопутствующие ему побочные факторы, а также следует ли провести дополнительную диагностику, если уже примененные методы тестирования вызывают сомнение.

Универсальная трактовка преодоления психологических барьеров, как одного из механизмов профессиональной переидентификации, основана на общем понимании любого психологического барьера как специфической формы проявления "синдрома страха" перед неизвестным, имеющего две стороны: боязнь утраты привычного и страх перед новым, непривычным (рисунок 6).

В рамках этой модели каждый тип барьера может быть описан в зависимости от соотношения в нем этих двух параметров. Первая группа барьеров включает барьер восприимчивости к новому и барьер личной инициативы, специфику которых составляет преобладание "страха принятия нового". Вторую группу образуют барьер риска и барьер ложных установок, которые преимущественно описываются как формы "страха утраты старого". И, наконец, третья группа состоит из психологических барьеров, сочетающих в разных пропорциях то и другое. Это барьер автономности, барьер коммуникации, барьер достижения.

Универсальный механизм воздействия на любой барьер — "творческое разрушение", в котором элемент "разрушения" направлен на "страх утраты старого", а элемент "творчества" снимает "страх принятия нового". В зависимости от того, какой из этих элементов преобладает, методы воздействия на психологические барьеры могут быть антагонистические (когда снятие барьера достигается путем разрушения механизмов "защиты старого") и неантагонистические, адаптивные методы, преодолевающие психологические барьеры путем их нейтрализации или приспособления к ним.

Рис. 6. Типология психологических барьеров, механизмы и методы их преодоления

В разделе 5.3. рассматриваются идентификационно-корпоративные аспекты реализации профессионала. Социально-адекватная корпоративная идентичность профессионала синтезирует в себе отдельные черты инструментально-деятельностной и социальной идентичностей, не подменяя каждую из них, а дополняя. Профессиональные поступки на основе только корпоративной идентичности вызывают эффект непредсказуемого «негативного социального последействия». Различные профессиональные структуры в коммерческой сфере имеют неодинаковый реализационный потенциал: корпоративная среда замкнутого типа более устойчива, чем переменно-ситуативного или вероятностно-прогностического типа, в силу чего ее реализационный потенциал выше, но в долгосрочной перспективе она может оказаться менее эффективна, чем корпорация когнитивно-дискуссионного типа, занимающаяся инновациями.

На основе сравнительного анализа истории развития ряда известных корпораций показано, что реализационный потенциал корпорации зависит от наличия главной идеи, цели и программы ее функционирования (миссии фирмы). Миссия фирмы связана с потребностями общества и формами потребления ее продукта. Если миссия отвечает социальным потребностям общества, то она открыто провозглашается и претворяется в жизнь. Если миссия не соответствует общественным потребностям, а отражает интересы только очень узкой группы людей, возможно, даже в ущерб интересам остальных граждан, – то она реализуется в скрытой от общества форме и может трактоваться как разновидность поведения во враждебной среде. В любом, даже нестабильном обществе, присутствует «генеральная» идея. Она может быть настолько нетрадиционна в качестве «идейного» начала, что общество формально ее не принимает, но если фирма поняла и использовала суть этой «идеи» в своей миссии, то она всегда обеспечит себе кратковременный успех на психологических ожиданиях людей. Наиболее эффективны миссии, открыто отражающие в качестве «идеи» перспективные потребности всего общества или большинства населения. Реализационный потенциал конкретной корпоративной структуры обусловлен соотношением степени дозволенной свободы поведения сотрудника как в интересах корпорации, так и в своих собственных интересах.

В разделе 5.4. рассматриваются нравственные проблемы и регуляторы реализации профессионала в сфере науки и социальной практики. Для современного этапа характерны две тенденции: с одной стороны, нарастающая потребность общества в повышении нравственности и социальной ответственности профессионалов, принимающих важные для страны решения, с другой стороны, реальное снижение престижа нравственности и ответственности в системе индивидуальных ценностей россиян. Особенно показательны эти две тенденции в сфере науки и в управленческих структурах, в которых более чем в других сферах, трактовка целей, функций и качества труда зависит от личной нравственной позиции его субъекта.

Сформированные профессиональным обучением морально-этические установки в условиях, не позволяющих их реализовать, как правило, подвергаются трансформации и приобретают более прагматическую направленность. Социогенные изменения структуры ценностных ориентаций личности происходят преимущественно на "середине" профессионального пространства, в отличие от «краев», где остаются идентичные профессионалы-творцы и маргиналы с психологией потребителя.

Каждая эпоха порождает соответствующие ей социально-психологические типы профессионалов, в том числе и ведущие социальные типы ученых; смена эпох служит кризисным фактором для испытания жизнеспособности наиболее типичных представителей прежней эпохи. На основе сравнительного анализа дневников и мемуаров ученых, а также воспоминаний о них, показано, что индифферентными, нечувствительными к смене эпох, а потому и самыми стойкими являются видоспецифичные для научной сферы труда психологические профессиональные типы ученых, для которых научное самотворчетво является внутренней потребностью и незаменимой ценностью.

Одна из основных форм расщепления нравственных основ личности профессионала, проявляется в феномене "двойной морали". Среди ученых этот феномен проявляется в отрицании науки как нравственной категории, следствием чего являются социально-опасные научные открытия, за практику применения которых их авторы снимают с себя моральную ответственность. Наиболее выражен феномен «двойной морали» в социальной практике политиков и управленцев разного уровня у которых безнравственность часто выступает под личиной целесообразности, государственных интересов, служения отечеству, научного и военного приоритета.

Следует указать на неоднозначность роли принципов целесообразности и нравственного выбора в профессиональной деятельности. Они могут выступать как дополняющие друг друга однонаправленные установки на социально-полезный результат, так и в качестве альтернативных ценностных позиций и основы для противоположных стратегий профессионального поведения. Как психологические регуляторы принципы целесообразности и нравственного выбора включаются в условиях априорной несформированности структуры профессиональных ценностей или ее распада при внезапных негативных макросоциальных изменениях профессиональной среды. Степень влияния нравственных позиций на профессиональное поведение зависит от исходной социальной неопределенности профессиональной среды или силы, длительности и масштабности ее негативных изменений.

Сценарии нравственной регуляции профессионального поведения идут либо по линии позитивного сочетания "разрешительной" и "запретительной" стратегий, либо внутренней борьбы между ними и выбора субъектом одной из них. А критериями такого выбора являются нравственная интуиция, отражающая неосознанную системную работу мозга по учету всего множества факторов, сопутствующих проблеме, и нравственная позиция — системообразующий фактор профессионального решения.

В Заключении дается обобщение результатов проведенного исследования, приводятся выводы по диссертации и выделяются аспекты, наиболее перспективные для дальнейшего исследования.

1. Разработано новое научное направление «психология социальной реализации профессионала», которое показало свою пригодность и эффективность для описания и изучения широкого круга вопросов, связанных с закономерностями профессиогенеза и сменой социально-профессиональных эпох и реализационных стереотипов, динамикой профессиональной идентичности в меняющемся социально-экономическом пространстве, реализационным поведением профессионалов разных идентификационных типов, профессиональным маргинализмом как новым психологическим феноменом и адаптационной стратегией некоторых категорий профессионалов в реформируемой России.

2. С позиции предложенной трехкомпонентной структуры профессиональной идентичности дано новое толкование таких известных психологических феноменов, как субъектность профессионала, профессиональная готовность и социальная безопасность деятельности. Рассмотрены актуальные современные и перспективные проблемы реализации профессионалов в России: пределы преобразования идентичности и типичные стратегии совладающего поведения профессионалов в условиях глобализации; преодоление психологических барьеров по отношению к новым видам массовых профессий в сфере бизнеса; корпоративные аспекты и нравственные проблемы социальной реализации профессионалов.

3. Показано, что подход к социальной реализации профессионала на основе ведущей роли профессиональной идентичности в системе отношений человек–профессия–общество является продуктивным. Тот факт, что идентичность в профессиональной сфере выходит за пределы личности и несет одновременно с функцией личностного самоопределения еще и функцию соответствия профессиональным требованиям и социальным запросам, а также то, что она выступает как «результирующая» в системе отношений человека с профессией, обществом и самим собой, позволяет в диаде с ее антиподом — профессиональным маргинализмом — использовать их в качестве инструмента для исследования проблем реализации и адаптации профессионала как личности и как члена общества в условиях перемен, включая вовлечение России в глобализационные процессы, которые неизбежно сказываются и на социально-профессиональных отношениях.

4. Представление социальной реализации профессионала в системе идентификационных отношений человек–профессия–общество позволило подойти к определению идентификационной специфики и реализационных эталонов ряда профессиональных эпох. Специфика профессиональной эпохи и идентификационный тип профессионала обусловливают стратегии и психологические механизмы его социальной реализации. Успешность реализации профессионала в каждой из профессиональных эпох может быть оценена по близости его стратегии к реализационному эталону эпохи. Это позволяет выработать не только механизмы оценки реализационного потенциала конкретной эпохи, но и психологические критерии перехода от одной эпохи к другой. А на этой основе определять тенденции изменения профессиональных отношений и своевременно вырабатывать превентивные стратегии социальной адаптации профессионалов к грядущим переменам.

5. Для выработки таких стратегий будут иметь значение наши данные, что во всех профессиональных эпохах присутствуют инвариантные и специфические признаки как профессионально идентичного, так и маргинального поведения, а «реализационный эталон» каждой эпохи включает три компонента: адекватный эпохе идентификационный тип профессионала; массового профессионального субъекта как носителя ведущей адаптационной тенденции и «реализационный стереотип» — сферу социальной активности, втягивающую профессионалов других профилей. В качестве механизмов совладания с проблемами карьерного роста и адаптации к переменам могут найти применение и выявленные нами стратегии реализации: интенционно-реализационная модель как бесконфликтное развертывание профессионального потенциала в социуме может быть актуальна в периоды стабильности при наличии свободы профессионального выбора; модель рационализации иррационального поможет адаптироваться к профессиональной изоляции и в других условиях, ограничивающих свободу профессионального выбора; модель инверсии ценностных ориентаций может быть использована в переходные периоды между профессиональными эпохами, когда происходит распад прежних и складывание новых социально-профессиональных отношений.

6. В рамках предложенной концепции уже решены некоторые проблемы: выявлена трехкомпонентная структура профессиональной идентичности и показана ее роль в формировании и функционировании психологической готовности в потенциально опасных технических системах; инверсионный и адаптационный механизмы переидентификации профессионала соотнесены со степенью критичности происходящих социально-экономических перемен; выделены не только идентификационные типы профессионалов, но и оптимальные для каждого типа условия, способы и направления их социальной реализации; описано явление действующего профессионального маргинализма как нового массовидного социально-психологического феномена в условиях перемен; показано, что действующий маргинализм — это особая стратегии социальной реализации активного профессионального субъекта в неблагоприятной среде; описан феномен легализации теневых функций профессиональной роли при смене критериальных ориентиров в оценке социумом адекватности профессионала; определена диагностическая и регулирующая роль теневых профессиональных функций и социально значимых профессиональных ошибок, рассмотрены причины формирования психологических барьеров, препятствующих широкому приобщению людей к новым видам массовых профессий в сфере бизнеса. Типология барьеров приведена в соотнесении с видами массовых предпринимательских профессий, предложены методы диагностики и преодоления психологических барьеров, которые могут быть использованы в практике психологического консультирования и социально-профессиональной реабилитации лиц, утративших работу и ведущих поиск новой сферы деятельности.

7. Представление профессионала как центрального звена в системе отношений человека, профессии и общества позволило выявить новые аспекты исследования закономерностей адаптационного поведения при разрушении привычных отношений как внутри, так и вне профессионального пространства; предложить социально-адаптационные стратегии совладающего поведения профессионалов в условиях размывания и коммерциализации социально необходимых и массовых профессий; минимизировать психологические последствия снижения социально-экономического статуса интеллектуально емких профессий, учитывать при разработке антикризисных мероприятий по господдержке профессионалов дифференциацию профессий на высокоадаптивные и низкоадаптивные в условиях рыночной экономики и глобализации.

По материалам диссертации опубликовано более 70 научных трудов, общим объемом 70 п.л.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

Монографии:

Ермолаева Е.П. Психология социальной реализации профессионала. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2008. (21,5 п.л.).

Ермолаева Е.П. Предпринимательство: самодиагностика и преодоление психологических барьеров. М.: Академия, ИП РАН, 1996. (4.8 п.л.).

Статьи в научных журналах, рекомендованных ВАК РФ:

Ермолаева Е.П. Социальные функции и стратегии реализации профессионала в системе «человек—профессия—общество» // Психологический журнал. 2005. № 4. С.30-40.

Ермолаева Е.П. Теневые функции должностной роли в структуре профессионального маргинализма // Психологический журнал. 2003. № 3. С.56-65.

Ермолаева Е.П. Профессиональная идентичность и маргинализм: концепция и реальность // Психологический журнал. 2001 № 4. С.51-59.

Ермолаева Е.П. Психология профессионального маргинала в социально значимых видах труда // Психологический журнал. 2001 № 5. С.69-71.

Ермолаева Е.П. Преобразующие и идентификационные аспекты профессиогенеза // Психологический журнал. 1998. Т. 19. № 4. С.80-87.

Статьи в других научных журналах, коллективных монографиях и сборниках:

Ермолаева Е.П. Критерии оценки руководителей в корпорациях с позиции трехкомпонентной структуры профессиональной идентичности // Психология сегодня: теория, образование, практика / отв. ред. А.Л. Журавлев, Е.А. Сергиенко, А.В. Карпов. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2009. С. 87-94.

Ермолаева Е.П. Некоторые аспекты концепции социальной реализации профессионала в свете идей Б.Г. Ананьева // Методология комплексного человекознания и современная психология / отв. ред.А.Л. Журавлев, В.А. Кольцова. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2008. С. 168-176.

Ермолаева Е.П. Совладающая активность профессионала в контексте неоднозначных влияний глобализации //Актуальные проблемы психологии активности личности. Краснодар, 2008. С.125-130.

Ермолаева Е.П. Психологическая специфика исследования социальной реализации человека в профессии // Проблемы фундаментальной и прикладной психологии профессиональной деятельности /отв. ред. В.А. Бодров, А.Л.Журавлев. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2008. С.395-416.

Ермолаева Е.П. Идентификационные и корпоративные аспекты реализации «миссии фирмы» // Культура и поведение в организации: российский опыт: сборник научных трудов / под ред. С.П. Дырина, А.Л. Журавлева, Т.О. Соломанидиной. М.; Набережные Челны: ИП РАН: Изд-во Институт управления: РЭА им. Г.В. Плеханова. 2008. С. 44-51.


загрузка...