Психология реализации профессионала в условиях социально-экономических изменений (26.10.2009)

Автор: Ермолаева Елена Павловна

Диспозиционный Самоотождествление с

профессией «Эффект края»

В Главе 3. изложены различные аспекты приложения концепции социальной реализации к исследованию поведения профессионалов в разных средах оперативного типа. В разделе 3.1. показано, что социальная реализация профессионала в средах оперативного типа, где социальные отношения выступают в неявной форме, имеет свою специфику исследования. Идентификационные отношения человека, профессии и общества в конкретных исследованиях выступают как разные формы соответствия субъекта, деятельности и социальной среды в зависимости от операционального содержания деятельности и параметров среды. По критериям требуемой оперативности реагирования, социальной открытости/закрытости, устойчивости, корпоративной приверженности нами выделены следующие типы профессиональных сред: замкнуто-корпоративная, переменно-ситуативная, вероятностно-прогностическая, когнитивно-дискуссионная, эмоционально-конфликтная. Разработаны частные теоретические модели, отражающие одноименные аспекты проявления профессиональной идентичности: этапная, внешне-внутренняя, нормативно-креативная, регуляторно-динамическая, ценностно-ментальная, позиционная. Предложенная типология профессиональных сред и частные модели в совокупности составили комплексную теоретико-методологическую основу для разработки метода многопараметрического исследования идентификационных особенностей реализации профессионала в разных сферах труда оперативного типа.

На основе анализа теорий Хьюпера, Холланда, Осгуда и методологии репертуарных решеток Келли показано, что представление профессиональной идентичности как комплексного образования, включающего субъектные, деятельностные и социальные аспекты, позволяет устанавливать параметры идентификационного соответствия конкретного профессионала, его профессиональной деятельности и социально-профессиональной среды, а также служит индикатором для исследования согласованности/рассогласованности компонентов системы человек–профессия–общество в целом. Многомерный подход к анализу идентичности является одним из перспективных направлений при выборе конкретных методов формирования и коррекции профессиональной идентичности, обеспечивающих наиболее эффективную реализацию профессионала в соответствии с типом профессиональной структуры, этапом профессиогенеза, индивидуальными возможностями и социальными запросами.

В разделе 3.2. представлены особенности субъектности профессионала в средах оперативного типа. Введено понятие «профессиональная среда оперативного типа» для общего обозначения сред, характерных для деятельности управленческого типа: это среда, имеющая тенденцию дестабилизации и выхода из-под контроля человека, и требующая от профессионала вмешательства для своей стабилизации. Проведена дифференциации типов оперативных сред по комплексному показателю, включающему три индекса: информативности среды, оперативности требуемого вмешательства и зависимости исхода от субъектности профессионала. На основе сравнительного анализа и обобщения профессионального поведения операторов, диспетчеров, предпринимателей, управленцев, операционисток банка, космонавтов описаны поведенческие признаки разных форм субъектности по параметрам защищенность/незащищенность от среды, и активность/пассивность субъекта в преобразовании среды. Преобразование оперативной среды в ходе управления представляет собой переход от потенциального информационного пространства субъективизированных значений в актуальное психологическое пространство смыслов, осуществляемый в результате включения профессионалом механизмов селекции, структуризации и локализации. В этом контексте рассмотрены трансформационные механизмы в профессиогенезе человека, которые обеспечивают переход от одной структурной определенности к другой: механизм преобразования психологических структур, механизм информационной и семантической адаптации, механизм ситуативного переключения.

В разделе 3.3. исследованы идентификационные аспекты реализационной психологической готовности профессионала и ее особенности в оперативной среде человеко-машинного типа на базе обобщения наших исследований по психологическому обеспечению тренажерных систем для диспетчеров технологических объектов, летчиков и космонавтов.

По отношению к профессиональной идентичности психологическая готовность выступает как механизм ее реализации в условиях быстрого реагирования. Для проблематики реализации профессионала существенно различение готовности к действию и готовности к деятельности. Наше определение готовности, как меры и качества актуализации психологического потенциала профессионала, в большей степени ориентировано не на констатацию наличной готовности после совершения действия, а на исследование комплекса количественных и качественных характеристик психологического потенциала субъекта до совершения действия с целью прогнозирования его преобразования в актуальную психологическую готовность в условиях совершения действия. Наиболее общая процессуальная характеристика психологической готовности это актуализация «нужного» для данной деятельности в данный момент времени. Адекватное «нужное» — это та часть психологического потенциала человека, которая обеспечивает выполнение требуемой деятельности с заданной эффективностью.

Формирование адекватной психологической готовности к эффективной деятельности в системе — цель подсистемы «человек», достигаемая не в системе человек–машина, а в системе человек–профессия–общество; сформированная психологическая готовность — конечное звено адаптации человека в такой системе и показатель его профессиональной идентичности. Выделены разные уровни обеспечения соответствия субъекта деятельности профессиональным требованиям: структурно-психологический, информационно-коммуникационный и ситуативно-деятельностный.

Интегральный индикатор психологической готовности включает три компонента: интенционный, потенционный, реализационный. Индикатор рассогласования информационных элементов оперативной среды и концептуальных элементов профессионала состоит из тех же трех компонентов, но взятых с обратным знаком. Полное рассогласование среды и субъекта (рассогласование во всех трех звеньях) означает отсутствие информационно-психологической основы для деятельности и невозможность осуществления целенаправленного осмысленного управления.

В разделе 3.4. идентификационный механизм блокировки психологической готовности рассматривается как один из факторов снижения социальной безопасности деятельности профессионала. Уровень достигнутого профессионализма и структура профессиональной идентичности влияют на безопасность не безусловно; их действие обусловлено типом оперативной среды, ведущей формой реагирования субъекта в оперативной среде и фактором социального отягощения.

На основе сравнительного анализа разбора происшествий на воздушном и водном транспорте, электростанциях по вине персонала мы выделили типы профессиональных ситуаций, в которых допускают ошибки опытные профессионалы:

опасные ситуации, требующие творческого решения, где сосредоточенность на творческой задаче сопровождается переключением внимания с нормативных на другие механизмы поведения и изменением образа ситуации;

опасные ситуации с онтогенной (эффект привыкания), социогенной (коллективная ответственность) или техногенной (вера во всесилие техники) потерей бдительности;

опасные ситуации, имевшие аналоги в прошлом с неудачным исходом, сформировавшие устойчивую установку на неуспех, сверхкомпенсацией которой выступает повышенная готовность к преждевременным и неадекватным действиям;

опасные ситуации с фактической переадресацией своего права на решение вышестоящему лицу — "эффект генерала".

Мы предположили, что на определенном этапе индивидуального профессиогенеза зависимость между достигнутым уровнем профессионализма и безопасностью деятельности профессионала становится нелинейной из-за неодинаковой скорости формирования инструментального, индивидуального и социального компонентов профессиональной идентичности. Проведенный нами сравнительный анализ аварийных случаев в разных системах с требуемой повышенной социальной ответственностью профессионалов подтвердил, что зависимость безопасности от уровня профессионализма подобна перевернутой U-образной кривой, где пик безопасности приходится не на максимальный, а на некоторый средний – оптимально-безопасный – уровень профессионализма, который характеризуется: наличием операционально-деятельностной идентичности на уровне свободного владения профессиональным инструментарием; индивидуально-профессиональной идентичностью, позволяющей принимать решения уверенно, креативно и самостоятельно; и социальной идентичностью, на уровне профессиональной бдительности, выражающейся в перепроверке альтернатив (рисунок 4).

После «пика безопасности» наступает не усталость, не депрофессионализация, а происходит перестройка психологических оснований деятельности и смена идентичности за счет снижения субъективной значимости ее нормативного (инструментального) компонента на фоне роста доли креативного (индивидуального) компонента, при недостаточной общей развитости социального (ценностно-нравственного) компонента: профессиональной чести, долга, нравственной позиции, чувства ответственности за свои поступки и за других людей.

нормативная креативная социальная время профессиогенеза

Рис. 4. Идентификационная модель блокировки готовности к безопасной деятельности

Пик безопасности для разных профессий расположен в разных точках, в зависимости от того, какие требования они предъявляют к соотношению социального, творческого и нормативного компонентов идентичности, однако во всех профессиональных поступках (не только в сферах социально-ориентированного труда, но, казалось бы, и в сугубо технических профессиях) в той или иной мере присутствует аспект их социальной обусловленности.

Проведенный анализ позволил сделать методологический вывод, ориентированный на психологическую практику: подход к оценке психологической готовности и безопасности профессионала должен быть принципиально переориентирован с традиционной позиции на цели достижения максимального владения управляемым объектом и усиление средств «защиты от дурака» на позицию сбалансированного сочетания субъективных и объективных факторов безопасности при одновременном внешнем техническом обеспечении «защиты от профессионала».

Глава 4. посвящена приложению нашей концепции к исследованию профессионального маргинализма как психологического феномена и особой стратегии социальной реализации профессионалов в затрудненных для самоутверждения условиях.

В разделе 4.1. дается определение, рассматриваются генезис, структура и функции профессионального маргинализама, приводятся теоретические модели и методические принципы его исследования. Эмпирически выявлен и теоретически описан феномен профессионального маргинализма как концептуального и поведенческого антагониста профессиональной идентичности, атрибута «массового профессионального субъекта» и социально-психологического индикатора нестабильных обществ. Профессиональный маргинализм — это следствие потери (или необретения) позитивной идентификации с профессией как в плане самосознания, так и в сфере реального поведения, сущностный психологический признак которого ментально-личностная непричастность субъекта к профессиональной этике и ценностям данной сферы профессионального труда. Превалирование профессионального маргинализма в общественном сознании может выступать как фактор социальной опасности, разрушающий социально значимые профессиональные структуры и отношения.

На основе анализа феноменов неадекватного поведения профессионалов в разных сферах труда проведена типология профессиональных маргиналов: действующие и отверженные (по критерию включенности в трудовой процесс); ригидные, нестабильные и агрессивные (по критерию профессиональной динамики); функциональные и ментальные (по мотивационно-реализационному критерию). Выделены факторы, признаки, исторические, социальные и личностные корни профессионального маргинализма. Показано, что все множество признаков профессионального маргинализма группируется вокруг четырех ядерных свойств — его обязательных качеств или атрибутов, а сами признаки — лишь разные варианты воплощения этих свойств. Эти свойства следующие: неадекватность ментальной базы профессии, выступающая в двух формах: ригидность и подмена ментальности; «потребление профессии» – отношение к ней не как к «конструктивной цели», а как к средству удовлетворения личных потребностей; имитация профессиональной деятельности и профессионального сознания (двойная мораль); «эффект края», как пограничное пребывание человека в профессии.

Типичные условия формирования, свойства и признаки профессионального маргинализма рассмотрены как системно связанные в единой многопараметрической континуальной структуре с профессиональной идентичностью. Предложенный принцип трехуровневой оценки профессионала: по комплексу первичных показателей деятельности и личности профессионала (первый уровень), с учетом их социальной приемлемости (второй уровень), цены для общества и социальной перспективы (третий уровень), – позволил связать проблему соотношения профессиональной идентичности и маргинализма, кроме уже отмеченных ранее качественных зависимостей (этап профессиогенеза, тип профессии, концептуальная основа деятельности, ведущий механизм идентификации), с более широким спектром параметров: зона профессиональной идентичности, диапазон приемлемого качества труда, диапазон непризнанного профессионализма, зоны ментального и функционального маргинализма.

Рис. 5. Обобщенная модель профессиональных срезов

В обобщенной модели профессиональных срезов (рисунок 5) пик профессиональной идентичности (ментальной и функциональной) приходится на профессии продуктивного типа с индивидуализированной концептуальной основой деятельности и высоким уровнем личного мастерства с преобладанием креативных механизмов идентификации. В этом случае любые отклонения от указанных позиций могут расцениваться как относительные признаки профессионального маргинализма. Абсолютным признаком маргинализма является разбалансирование показателей по шкалам 1-2-3-4. Когда, например, для творческого типа профессии конкретный субъект может предложить лишь компетентность и ригидную установку при нормативном механизме идентификации. Соотнесение позиций по шкалам и столбцам позволяет выявлять некоторые общие закономерности формирования профессионального маргинализма.

В разделе 4.2. описана специфика реализации профессионального маргинала в социально значимых видах труда, в качестве которых были рассмотрены не только социономические профессии, но и ряд профессий, где неадекватные действия или технические решения профессионалов имеют заметные социальные последствия.

Исследование феноменов маргинального поведения в социально значимых профессиях относится к проблематике реальной психологии профессионала, в рамках которой особый интерес представляют «действующие» на рабочих местах маргиналы. Для оценки поступков «действующих маргиналов» введено понятие «внутренние идентификационные требования профессии» — ключевое для квалификации их с позиции нормы, идентичности, маргинализма. Это набор тех сущностных, знаковых и функциональных признаков, по которым человек и социум опознают профессию, а сам профессионал идентифицирует себя с ней. При наличии расхождений в идентификационных признаках профессии у общества и у профессионала подключаются показатели "второго порядка", отражающие реакцию общества на социальное несоответствие профессионала.

Выделены основные индикаторы профессионального маргинализма: смещение целевой функции профессии, трансформация социально-профессиональной роли, появление теневых функций профессионала, смысловая инверсия ценностных ориентаций, редукция профессиональных мотивировок, субъективное толкование социальных норм и требований. Выявлена специфика профессионального маргинализма в России как массового психосоциального явления: профессиональный маргинализм носит не локальный, как в стабильных обществах, а тотальный характер; психология маргинала в социально-значимых профессиях проявляется не только на уровне межличностных и внутренних конфликтов, но и в сфере общественного сознания и социально-правовых отношений. Показано, что феномены профессионального маргинализма связаны в структуру целостного явления через свои общие и специфические признаки: информационная, экономическая и ментальная несвобода выбора; персональные модели идентификации по типу «казаться, а не быть»; амбивалентность качеств «пограничного» профессионально-психологического типа личности.

Социально значимые профессии определены как наиболее подверженные влиянию негативных тенденций «точки роста» профессионального маргинализма и, соответственно, как основной полигон для психологического исследования этого феномена. Предложены критерии определения социально значимых профессий: субъектность объекта профессионального воздействия (собственная логика реагирования); встречный «социальный резонанс» (взаимозависимость профессии и общества); высокий уровень значимости профессионального продукта в иерархии социальных ценностей; принадлежность профессии к системе обеспечения общечеловеческих, общенациональных или общекультурных ценностей; преобладание нравственных и качественных критериев оценки.

В разделе 4.3. дается описание теневой функции должностной роли как стратегии социальной реализации действующего маргинала. Появление "теневых функций" обусловлено статусом социально значимой профессии как незаменимого звена функционирования и стабилизации общества, обусловливающего потенциальную возможность использования должностной роли в качестве рычага социального, политического и экономического влияния. Показано, что наиболее подвержены искажению социальных функций следующие типы профессий: традиционно закрытые от общественного контроля потенциально опасные профессии; профессии контактного типа, от которых непосредственно зависит повседневная жизнь и психологический комфорт людей; профессии властного типа, предназначенные быть посредником между гражданами и властью. В неблагоприятных условиях искажение социальных функций в этих профессиях происходит главным образом в направлении отказа от явных в пользу подразумеваемых и теневых.

Теневая функция должностной роли определена как деградация социального назначения профессии и сущностный признак психологии «действующего» профессионального маргинала. Ее цель — подмена декларируемого назначения профессии скрытым личным или корпоративным интересом. Она вызывает изменения на уровнях: индивидуального и общественного сознания (дезадаптация сознания потребителя и «распыление» общественного сознания); изменение ментальности профессионала; искажение социального и психологического содержания профессии. Социально неадекватные профессиональные действия служат системным выражением теневой функции. Выделены реализационные механизмы теневой функции — «компенсация», «замещение» и «защита», которые выступают как деструктивная реакция профессионала на несовершенство социально-профессиональных отношений. В этой проблематике центральное место занимает рассмотрение «сбоев» социальной функции профессионала как системного индикатора «слабых мест» в его отношении с профессией и социумом. Определена грань между теневой функцией должностной роли как феноменом и теневой функцией как тенденцией, отражающей распад внутренних идентификационных оснований профессии и степень маргинальности соответствующего профессионального слоя в условиях изменяющегося общества. Маргинальный профессионал сам может стать социальной нормой там, где отсутствуют единые нравственные критерии оценки социальных функций профессии у профессионала и клиента, у общества и профессиональной группы, и тогда такими критериями оказываются правила, навязанные маргиналами.

Предложены методологические принципы и методические процедуры психологической реконструкции, прогнозирования вероятности появления теневых функций у претендентов на социально значимые должности; разработаны психологические критерии и рекомендации по превентивной защите общества от таких претендентов.

В разделе 4.4. раскрыта диагностическая и регулирующая роль социально значимой профессиональной ошибки, определяемой нами как социально неадекватное профессиональное действие (СНПД). — Это феномен профессионального поведения (поступка, решения, события), отклоняющегося от декларируемого предназначения профессии (профессиональный маргинализм) либо преследующего иные, часто противоположные, социальные цели (теневые функции). Это психологически детерминированное социальное действие, сознательно или неосознанно искажающее целевую функцию профессии и не отвечающее социально востребованным профессиональным нормам. СНПД вплетены в контекст обыденной жизни и воспринимаются массовым сознанием как «профессиональные ошибки». Социальная значимость профессиональной ошибки исторична и включена в социокультурный контекст. Ошибка — оценочная категория и зависит от субъективно и социально обусловленных критериев оценки профессиональных действий.

Повторяющиеся однотипные "ошибки" и неадекватные профессиональные поступки у разных профессионалов, в разных профессиях и на разных уровнях становятся массовой психосоциальной тенденцией и приводят к смене ролевой функции профессии в профессионально-групповом сознании либо «сдвигают» мировоззренческие координаты общества в целом. Признаком того, что такая трансформация произошла, служит отсутствие реакции общества на них как на нарушения. В целом социально значимая профессиональная ошибка — это результат встречного движения профессионала и общества. Некоторые типы профессиональных ошибок и стратегий служат выражением ведущей тенденции в преобразовании социальных функций профессии и ментальности профессионала в эпоху перемен. В отдельных случаях профессиональное действие, первоначально бывшее социально неадекватным, становится стимулом преобразования профессии, появления в ней новых качеств и "точек роста".Трансформация социальных функций профессии при кардинальных преобразованиях в системе человек — профессия — общество приводит к смене профессиональных эпох.

Глава 5. посвящена актуальным современным аспектам социальной реализации профессионалов в изменяющейся России и перспективным направлениям, связанным с реформами и глобализацией, с появлением новых массовых профессий в сфере малого и корпоративного бизнеса, с нравственными проблемами реализации профессионалов в науке и социальной практике, где личная позиция является определяющей. Основной психологический конфликт этого этапа связан с наличием одновременно существующих разнонаправленных тенденций в профессиональной сфере. В субъективном плане этот конфликт переживается как кризис профессиональной идентичности, а в поведенческом выступает в форме психологического сопротивления изменениям в форме различного типа «уходов» от проблем и деструктивных реакций.

В разделе 5.1. рассматриваются идентификационные аспекты общих адаптационных стратегий реализационного поведения профессионала в условиях реформ и глобализации, где происходит относительное усиление роли социальной функции профессии. Эта проблема лежит на линии размежевания "общества" в традиционном понимании и "мегаобщества" как социальной среды глобальной экономики. Каждое из них имеет свои приоритеты и иерархии ценностей. Человек всегда и везде реализуется, «саморазвертывается» сообразно своему внутреннему потенциалу, но формы и масштабы реализации зависят от социальных условий, эпохи или культуры. Это не мешает проявлению инвариантных признаков истинного профессионализма, как, впрочем, и не страхует от «теневых» способов самоутверждения маргиналов.

Для формирования в России новой глобально-ориентированной профессиональной идентичности необходимо преодоление не только прежней профессиональной ментальности (что вполне закономерно для любой страны, изменяющей свой статус в глобальном мире), но и дезорганизующего и деморализующего влияния профессионального маргинализма явившегося следствием потрясений в результате внутренних реформ. Негативные психологические последствия разнонаправленных глобализационных воздействий на профессионала имеют признаки "культурного шока" и "социального стресса". Самоощущение многочисленных групп профессионалов как жертв реорганизационного произвола, приводит к утрате профессиональной идентичности и к появлению "вынужденных" профессиональных маргиналов. Совладающее поведение профессионала рассматривается нами как форма социальной адаптации произвольного субъекта, направленная на преодоление социогенных кризисов профессиональной идентичности, вызванных качественными изменениями отношений профессионала в контексте общецивилизационных стандартов социальной адекватности и безопасности профессий.

Для конструктивной адаптации социальная среда должна обладать определенной степенью открытости для субъекта, а индивид — резервом толерантности, т.е. необходимой степенью открытости для принятия ценностей разных социальных сред. Различные сочетания индивидуальной толерантности и социальной открытости представлены в виде универсальной модели в системе двух координат, одна из которых отражает степень открытости субъекта, другая — степень открытости среды. Умеренные изменения социальной среды, как позитивные, так и негативные, вызывают конструктивную профессионально-преобразовательную активность личности, а чрезмерные, в том числе и позитивные, изменения приводят к стагнации или деструктивной реакции профессионала.


загрузка...