Идеология как атрибут социального бытия (26.07.2010)

Автор: Жилина Вера Анатольевна

Рассмотрение идеологии через ее атрибутивность социальному бытия качественно меняет понимание альтер- и эго-идеологий. Данное деление идеологии несет в себе иное содержание, отличное от тождественности классововсти. Социальноые характеристики человека здесь будут представлены следующим образом. Эго-идеология указывает на противостояние субъекта не-я объекту. Альтер-идеология представляет собой переживание из-самого-себя поступков другого человека. Другими словами, идеология не раскрывает интересы класса для человека, а проявляет общее духа в конкретно социализированном сознании человека Отсюда субъект идеологии снимает в себе изначальную сложность бытия человека: что первично – подчинение субъекта опыту или формирование этого опыта через субъекта.

В раскрытии эссенциальных и экзистенциальных подходов антропологии определяется специфика субъектности идеологии. Субъект идеологии выступает связующим звеном других свойств субъектности бытия, так как в сути есть снятие разрыва живущего и познающего человека. Именно это позволяет заключить, что поступок есть реальная единица анализа социального бытия. Тогда субъектность не искусственное ограничение человека, а формальная характеристика всех способов отношения человека к миру. Следовательно, в носителях идеологии раскрывается атрибутивность идеологии социальному бытию.

В §2 «Экзистенциальные свойства субъектов идеологии» для конкретизации социальных характеристик человека, формируемых в нем через идеологию, носители идеологии рассматриваются в социальной динамике. Так как субъект идеологии являет себя в диалоге индивидуального сознания с самим собой, с иным по отношению к себе и с общим духа, то в его анализе с необходимостью значимы проблемы смысла. Поэтому субъект идеологии структурируется согласно герменевтическому подходу. Соответственно для раскрытия экзистенциальных свойств носителей идеологии выделяются субъект речи, субъект рассказа, субъект действия и субъект ответственности [П. Рикер]. Тем самым, атрибутивность идеологии социальному бытию раскрывается в явленности разумно-идеального начала в действиях человека. Если атрибутивность обнаруживает качество социального бытия, то выделенные субъекты конкретизируют свойства, образующие единство этого качества. В результате социальное бытие не утрачивает личностного измерения.

Поэтому обращение к герменевтическому опыту исследования субъекта приводит к уточнению самих выделяемых структур. Так, субъект речи не только фиксирует отличие человека от животного мира, но в структуре субъекта идеологии вскрывает такую черту этого отличия как уникальность и неповторимость человека в мироздании. В отличие от традиционно герменевтического толкования субъект рассказа не только концентрирует в себе авторство человека в развертывании собственной жизни, но и обнаруживает через себя самостоятельность самосознания. Субъект действия не только характеризует вмешательство в мир и собственную жизнь, но являет деятельное начало бытия в целостности, когда социальные характеристики человека вырастают из обособления предметов деятельности и закрепления способов овладения ими. Субъект ответственности, соответственно, прежде всего, тогда предполагает рефлексию, определенным образом снимая в себе особенности первого, второго и третьего. Через такие уточнения свойств аргументируется комплексный характер становления идеологического субъекта: это одновременно закрепление результатов поиска внутреннего «я», и фиксирование познавательного отношения к миру, и отражение формирования межличностных отношений. Специфика субъекта идеологии обусловлена диалектикой микро и макромира.

Анализ особенностей развертывания субъекта идеологии показывает зависимость содержания конкретных форм духа от доминирования в нем той или иной структуры. Например, формирование принципа ксмоцентризма в натурфилософских школах детерминировано субъектом действия в структуре субъекта идеологии. Выделение субъекта действия в качестве ведущей характеристики атрибутивности идеологии социальному бытию базируется на той содержательной части идеологии, где переход у человека от собственного сознания к реальности мира тождественен переходу от мира у сознанию. Идеология в обращенности к социальным характеристикам человека направляет его деятельное начало, которое еще не обрело самостоятельности. Миф и логос живут одной жизнью. Субъект действия допускает самоидентификацию, но в состоянии неопределенности. Как следствие при таком специфичном преломлении идеологией социального бытия фактически реальность оторвана от человека. Остальные структуры субъекта идеологии также отделены от непосредственного носителя: субъект ответственности воплощен в законах космоса, субъект рассказа займет нишу в метемпсихозе, субъект речи закрепляет за человеком статус вещи. Тенденции изменения субъекта действия позволяют проследить влияние идеологии на трансформации контекста социального бытия. В частности, обосновать закономерность закрепления за игрой статуса качества социального бытия.

Аналогично прослеживается детерминированность специфики подходов к бытию в зависимости от доминирования субъекта речи, рассказа и ответственности. В частности, Субъект речи выдвигается в качестве ведущей силы среди структур субъекта идеологии через содержательный компонент идеологии, в котором фиксируется причастность человека к гармонии мира через созидание этой гармонии. В атрибутивности идеологии социальному бытию субъект речи проявляет свойства бытия через его стабильность. И человека через определение самостоятельности души. Фактически идеология закрепляет замкнутость я на себя.

В доминировании субъекта рассказа свойства идеологии как атрибута социального бытия раскрываются в процессах единства самооценки и самоконтроля. Именно из этой структуры субъекта идеологии как ее носителя складывается осознание равноправности человека бытию. Идеология конкретизирует социальные характеристики человека через опосредование его самосознания самосознанием другого. Экзистенциальные свойства субъекта идеологии развертываются через определенность смысла, свободы, творчества. Одновременно корректируется толкование состояний духа как отражения общего в социальном бытии. Например, в философии данная структура субъекта идеологии представляет я как актуальность чистого я. В свою очередь, возможно снятие дилеммы: эссенциальна или экзистенциальна природа человека.

Выделение субъекта ответственности коренится на закреплении в идеологии принципиального отличия социального бытия от представлений человека о нем. Атрибутивность идеологии социальному бытию раскрывается через свойство человека соотносить собственную уникальность с общими закономерностями уникальности мира. Рассмотрение процессов объективации – творчества как свойств социального бытия позволяет заключить, что субъект ответственности как структура субъекта идеологии закрепляет непреходящую ценность мира для человека. Обращенность идеологии к человеку как ее носителю через данную структуру субъекта идеологии оформляет умение проникать в тайны бытия. Экзистенциальные свойства субъекта идеологии разворачиваются через трансформации свободы человека: от исполнительской формы через внутреннюю и внешнюю к реальности свободной воли.

В главе 5 «Объектность идеологии как направленность на другого.» были выявлены качества основных процессов раскрытия идеологии в движении социума как реализация специфики социального бытия. Диалектическая изменчивость социального бытия представлена через взаимодействие его свойств и отношений, когда свойство фиксирует уникальность каждой части бытия и стадии его развития, а отношение воплощает в себе преемственность. Соответственно для выявления уникальности и преемственности идеологии с другими атрибутами социального бытия необходимо сопоставление ее с инобытийной для нее формой проявления. Инобытием идеологии как единства многообразия содержательных уникальностей личностных мировоззрений выступает социализация. Рассмотрение идеологии в процессах формирования социальности позиционирует ее в качестве атрибута в смысловых основах социального бытия. Целостность свойств идеологии демонстрирует открытость ее атрибутивности как выражение незавершенности социального бытия. Открытость бытия здесь определена как его доступность мышлению человека в результате соответствующих усилий сознания.

В § 1 «Атрибутивность идеологии социальному бытию в диалектике «я» и «не-я»» на основе выделения содержания экзистирующего я идеология определяется как оформление Dasein, где результатом выступает снятие Заботы в социализации. Социализация концентрируется исключительно в результате – в личностном, идеология учитывает и индивидуальное, и личностное в человеке. Сложность идеологии как атрибута социального бытия в ее непрерывной подвижности: индивидуальное не создает реальности, оно фактически небытийно личности. Отсюда противоречие личностного и индивидуального и есть область становления человека.

Тогда идеология разворачивается в области, где человек старается не думать, как и что он думает, когда он и позволяет любому объекту вступить в круг бытия [Хайдеггер М.]. Такая экзистенция выступает для человека эссенцией. Идеология трансформирует в себе ту часть бытия, куда вбираются смысложизненные цели, чем способствует становлению человека человеком через его вопрошание о бытии. Другими словами, атрибутивность идеологии социальному бытию демонстрирует его специфичность через качество преодоления человеком тождественности с собой, тогда как иные типы бытия разворачивают именно тождественность сущего с самим собой. Сущее – то, что существует, экзистенция – уровень бытия. Формирование содержания экзистирующего я и есть область существования самой идеологии. Соответственно выводится, что идеология являет себя в бытии экзистенции, когда бытием становится сам человек

Такое экзистенциальное пространство неизбежно снимает в себе время, следовательно, человек напрямую определяется в собственной историчности. «Я» не только требует тождественности, но и утверждает эту тождественность в абсолютизации ставшего. Тогда идеология демонстрирует себя в оформлении этого прошлого. То есть идеология через «таковое» индивидуальности в Я ведет к «Я есть» [Бубер М.]. Социализация лишь видит результат – Я есть. Атрибутивность идеологии социальному бытию демонстрирует следующее его качество: личностное «есть» не бывает тождественно застывшим. Оно в достижении существует только тогда, когда поддерживается усилием человека изнутри. Следовательно, идеология изначально диалектична в сущностном «требовании» усилий со стороны человека.

На этих основаниях разворачивается атрибутивность идеологии в дилеммах бессубъектности и безобъектности, полноты и неполноты бытия. Идеология придает смысл бытию, выводит человека за границы экзистенции, тем самым, наполняя человека содержанием. Это дает возможность определить данный атрибут социального бытия как безопорную опору бытия. Как и любой другой тип бытия социальное бытие обезличивает сущее. Идеология – это явленность всеобщности безличности бытия в индивидуальной неповторимости человека. Бытие безобъектно и бессубъектно. Идеология направляет человека к деятельности. В идеологии личность есть причина самой себя и одновременно она есть средство и функция бытия. Тем самым, в качестве атрибута социального бытия идеология раскрывает его качественную полноту, тогда как количественное понимание полноты ведет к отчуждению. Если бытие человека есть возможность состояться в бытии, т о идеология – это действительность такой возможности.

Идеология в качестве атрибута социального бытия устремляет экзистенцию к другому как совокупности действий данного я. Это позволяет понять причины доминирования общества над личностью в традиционных концепциях идеологии – в них самосознание человека, в обращенности к которому и усматривается сущность идеологии, берется как данность. Отсюда неизбежна агрессивность социализации. Будучи атрибутом, идеология на самом деле демонстрирует собой процессуальность экзистенции, следовательно, процессы социализации рассматривает в качестве внутренне сущностного раскрытия человека.

В §2 «Целостность уровней идеологии как атрибута социального бытия» атрибутивность идеологии социальному бытию рассматривается через конкретное соотношение процессов «подчинения» и «определения» внутри социализации, что позволяет структурировать анализируемый атрибут в конкретных формах, обозначенных как уровни идеологии. Для этого используются следующие характеристики социального бытия. «Экзистенциональная» в качестве констатации непосредственного включения в бытийные процессы; «историческая» как определение «разрыва» - наличие в бытии в определенное время и в определенном месте пространства; «включающая» как отражение результата противоречия между общностью бытия и единичностью его носителя; «позиционная» как закрепление развертывания бытия в отношениях человека к иному. Соответствующими уровнями идеологии становятся: включающая – экзистенциональная, включающая – историческая, позиционно – экзистенциональная, позиционно – историческая идеологии. Специфика атрибутивности идеологии социальному бытию вследствие такого структурирования раскрывается через ответ на вопрос: «Как есть человек?»

Включающая – экзистенциональная идеология раскрывает символический характер человеческого бытия, где разворачивается предрешения выбора объективности или необъективности. Тем самым, автор утверждает, что именно этот уровень идеологии соприкасается со смысловой нагрузкой бытия в целом. Одновременно анализ включающей – экзистенциональной идеология, согласно данной работе, позволяет доказать, что субъективность человека, как его качественное отличие от всего остального в мире равноправна бессубъектным закономерностям бытия. Через приобщение человека к имеющемуся знанию о мире включающая – экзистенциональная идеология ведет к формированию личностных действий, пересечение которых и образует поле развертывания социального бытия. Личностное действие представляет собой развертывание фондов социального бытия. Соответственно идеология как атрибут социального бытия преемственно констатирует его изменчивость. Конкретизация развития социального бытия в человеческой истории здесь предстает как трансформация способов приобщения человека к знаниям о мире.

Включающая – историческая идеология отграничивает человека в поле собственной разумности. Этот уровень идеологии рассматривается в решении противоречия самого Разума, когда объективация детерминирует неизбежность несовместимую с беспредельностью разумности. Тогда данный уровень преемствен с предыдущим в том, что теперь решается проблема самой возможности осмысления бытия. Обоснование явления сущности идеологии в этих процессах дается в диалектике принадлежности – непринадлежности процессов формирования «Я». Гносеологический подход обнаруживает в этом уровне идеологии корни сомнения, как неотъемлемой характеристики человеческого существования. Налицо безосновность и беспричинность личностного бытия. Отсюда, например, все основные институты регуляции действий человека – мораль, право предстают не просто как нормы, а как сосредоточие правил, которые не изобретаются.

Будучи конкретизацией «включающего» характеристики социального бытия включающая – экзистенциональная и включающая – историческая идеологии дают «Самость» «Я». Позиционные идеологии демонстрируют активный характер идеологии в процессах отрицания имеющихся «Я» и «Я» появляющихся.

Позиционно – экзистенциональная идеология являет себя в оформленности возможности и действительности, реальности и идеальности. Наиболее близка позиция автора концепции реальной экзистенции Н.Гартмана в его онтологии многослойного бытия. В целом позиционно – экзистенциональная идеология демонстрирует наличие в так-бытии моментов вот-бытия и наоборот. Данный уровень идеологии экзистенцию интерпретирует как общее, а эссенцию как индивидуальное. Атрибутивность идеологии социальному бытию являет себя через самоидентификацию «Я». Бытие-для себя самодостаточно. Процессуально выводя на социализацию как результат, идеология лишает последнюю статуса внешней принудительной силы по отношению к становлению человека. «Подчинение» и «определение» человека в обретении им социального статуса предстает как «созидание» и «уникализация» того, что первоначально его определяет и подчиняет себе. Идеология как атрибут социального бытия являет реальность мира социума.

Позиционно – историческая идеология стабилизирует в себе все свойства атрибутивности идеологии, раскрываемые предшествующими уровнями идеологии. Поэтому в субъекте этот тип идеологии являет себя в выходе за пределы этого субъекта. Позиционно – историческая идеология выводит человека в область решения. Соответственно идеология явлена в ценностном смысле. При обращенности этого уровня идеологии к человеку свобода раскрывается через выбор позиции к миру. В результате человек ставит проблему самому себе относительно самого себя. «Самость», трансцендируя, предстает в виде ценности, на которую и устремлен весь поиск. Одним из результатов проведенного анализа становится обоснование открытости идеологии в выходе личности за свои пределы. Этот уровень идеологии являет себя в невозможности полагания мира абсолютно внешним по отношению к человеку и одновременной несводимости последнего к коллективности. Соответственно проблемы свободы человека исследуются в контексте временности-вечности. Идеология разворачивает человеку его конечность не как переход в состояние, противоположное бытийности, а как прерыв непрерывности социального бытия: решение – настоящее, то есть прошлое в будущем.

В заключении диссертационного исследования в краткой форме подводятся итоги, излагается суть авторской позиции.

Основное содержание диссертационного исследования отражено в следующих публикациях:

Монографии

Идеология: новый взгляд. Монография. //В.А.Жилина. – Новосибирск. ЦРНС,2009 – 162с. – 9,41п.л.

Онтологическая детерминация логики развития традиционного рассмотрения феномена идеологии//Гуманитарные проблемы современности: человек и общество. Монография // Д.А.Астафьев. О.В.Власова, Ю.С.Воротникова и др. /Под общей ред. С.С.Чернова – Книга 8 – Новосибирск: ЦРНС, 2009 – 267с.- с.58-95 – 2,3 п.л.

Идеологические основы политической коммуникации // Особенности политических коммуникационных процессов современной России: монография. / Под ред. Балынской Н.Р. – Екатеринбург. УрАГС, 2010 – 162с. – с. 32-43 – 0,75 п.л.

Статьи в ведущих рецензируемых журналах

Онтологические основания мифологических игр разума// Вопросы культурологии. М.: Панорама, 2008 № 10 С.15-23 – 1 п.л.

Формальность как сущностная черта идеологического отражения мира// Вопросы культурологии. М.: Панорама, 2009 № 4 C.8-15 – 1 п.л.

Грани уникальности человеческого духа в развертывании идеологических процессов// Вопросы культурологии. М.: Панорама, 2009 № 9 C.4-9 – 1 п.л.

Культура как развертывание разумности человека// Вопросы культурологии. М.: Панорама, 2009 № 4 C.12-18 – 1 п.л.

Онтологические основания цикличности в развертывании человеческого духа// Вестник ЧелГУ Философия Социология Культурология Вып.11 11/2009 с.28-35 – 1 п.л.

Онтологический анализ религии в соотношении с идеологическими процессами общественного сознания // Вестник ЧелГУ Философия Социология Культурология Вып.12 18/2009 с.24-31 – 1 п.л.

Проблема определения идеологического субъекта// Вестник ЧелГУ Философия Социология Культурология Вып.13 29/2009 44-51 – 1 п.л.

Онтологическое основание идеологических процессов развертывания объективированных форм мировоззрения // Вестник Якутского госуниверситета им. М.К. Аммосова. - 2009. - Т.6, №2. - С.112-117 – 1 п.л.

Парадигма коммуникативного аспекта образования// Философия образования №3 28/2009 Новосибирск С. 189-196 – 1 п.л.

Онтологическое единство мифологических и идеологических процессов// Социально-гуманитарные знания – 2009 - №10 – 174-181 – 0,5 п.л.

Особенности диалектической проблематики в социальных воззрениях И. Канта // И. Кант и философская мысль России: история и современность: Материалы междун. науч.-теор. конфер. – Оренбург: ИПК ГОУ ОГУ, 2005. – С.63-66 – 0,24 п.л

Проблемы соотношения онтологии и аксиологии // Ценности интеллигибельного мира: Сб. материалов науч. конфер./ Под ред. А.М. Арзамасцева. – Вып. 2. – Магнитогорск: ГОУ ВПО "МГТУ", 2005.С.90-95 – 0,36 п.л.

Анализ реалистических и номиналистичесикх трактовок социальности// Новые идеи в философии. Выпуск 14. Акт. проблемы науч. философии. Межвуз. сб. науч. тр. Том 2. Пермь, 2005.С.24-27 – 0,24 п.л.


загрузка...