Актуализация постмодернистской парадигмы в культуре конца ХХ века (на примере немецкоязычной литературы) (26.07.2010)

Автор: Роганова Ирина Сергеевна

Достижениями культурологических штудий являются, прежде всего, декларация и продвижение современной методологически обоснованной социологии или дискурсивного анализа культуры. Литературоведение, которое в современном европейском дискурсе понимается тоже как культурология, занимается тем, что размещает феномены сугубо литературной культуры в общекультурном пространстве, оно определяет в культуре место массовой и развлекательной литературы или понимание литературной культуры в контексте медиаконкуренции, артперформансов и киберпространства. При этом не становится излишним и подробный филологический, герменевтический, феноменологический и т. д. анализ отдельного текста.

Итак, в работе предлагается рассматривать литературоведение как часть культурологии в соответствии с последними европейскими исследовательскими тенденциями.

Искусство постмодернизма представляет альтернативы органично появившимся способам изображения, образам мышления и ценностной иерархии, и позволяет появиться этим альтернативным вариантам в художественной ткани обоснованными с культурологической точки зрения.

С одной стороны, постмодернизм – понятие, соотносимое с такими направлениями, как реализм и модернизм, – во многом определяется хронологическими рамками, о чем свидетельствует приставка «пост».

С другой стороны, – это явление культурно-историческое, выросшее из ощущения человека конца ХХ века как проблемного.

Так как постмодернизм развивает уже имевшиеся в модернизме проблемы, он может пониматься как парадигма, проявляющаяся в культуре (архитектуре, живописи, музыке, балете) и литературе и имеющая междисциплинарный характер: так культурология сегодня использует литературоведческий, философский, лингвистический, и другие инструментарии. Границы между литературой, наукой и субкультурой при этом исчезают так же, как и очертания воспринимающего субъекта. Новые средства массовой информации создают «environment», окружающую среду (Пепер), синхронную коммуникацию посредством знаков и образов: они переполняют сознание реципиента, который не способен больше расшифровывать содержание и значения, а может только воспринимать «картинки».

Проблема формирования нормативной парадигмы в области гуманитарных наук и традиционной филологии оказалась в центре критической рефлексии. Вопрос литературных эпохальных категорий в результате высветился по-новому.

Постмодернистская парадигма и постмодернистский дискурс сосуществуют в диалектическом двуединстве. Мы попытаемся в нашей работе выделить некоторые основные моменты постмодернистского дискурса в немецкоязычном пространстве: дискурс как семиотический процесс, актуализирующийся в литературной, литературоведческой, культурной, социально-исторической практиках, как «форма знания»; дискурс в узко-лингвистическом смысле как специфика организации речевой деятельности; дискурс как дискуссия о постмодернизме (также мы затрагиваем литературоведческий дискурс); дискурс как реализация философских / постструктуралистских параметров и особенностей постмодернизма и, наконец, дискурс постмодернизма как культурно-исторического явления конца ХХ века.

До сих пор остаются спорными вопросы – состоялся ли постмодернизм в Германии и других немецкоязычных странах как литературное направление, эпоха, было ли влияние его решающим для нового поколения писателей, оформился ли он в систему. Немецкоязычная литература конца ХХ века искала свой «особый путь» развития (немцы, например, всегда говорили о том, что их литература должна развиваться традиционно по-немецки, игнорируя новшества извне, тем самым облегчая себе путь и способствуя сохранению особых ментальных характеристик), и мы попытаемся определить, был ли постмодернизм для нее обусловлен только хронологически или же качественно тоже. Число произведений, насыщенных постмодернистскими элементами и мотивами, с каждым годом увеличивается. Постмодернистская литература пользуется уже ставшими интернациональными средствами. Постмодернизм ХХ века существует вне зависимости от того, «принят» он в отдельно взятой стране или нет. Имеет место основная ассоциация с постмодернизмом как философской системой с постструктуралистским инструментарием.

В современной немецкой гуманитарной науке под грифом «немецкая литература» принято объединять всю немецкоязычную литературу: Германии, Австрии и Швейцарии. Нам представляется разумным также придерживаться данной точки зрения немецких коллег. Мы выбираем позицию, которая позволяет наиболее продуктивно осмыслить происходившие на немецкоязычном культурном пространстве процессы. В противном случае, если учитывать деление по странам и обособлять национальную идентичность, наше исследование бы непомерно разрослось. Мы ограничиваем нашу работу и хронологически: в ней представлены, в основном процессы, происходившие в 1980 – 1990 гг.

Постмодернистский дискурс органично вписался в контекст немецкоязычного культурологического пространства конца ХХ века. Одна из задач нашего исследования – показать специфику этой интеграции.

Обобщающие работы по разрабатываемой нами теме отсутствуют как в Германии, Австрии и Швейцарии, так и в России. В русскоязычных работах нет отдельных исследований, целиком посвященных постмодернистскому дискурсу в немецкоязычном культурологическом поле. Однако уже наблюдается тенденция включения литературы и литературоведения в системное поле культурологии.

Можно отметить книгу «Филология – искусствознание – культурология: новые водоразделы и перспективы взаимодействия»

(Междунар. и науч. конф. : тезисы докладов. – М., 2009), монографию Н.А. Кузьминой «Интертекст и его роль в процессах эволюции поэтического языка (М.: Едиториал УРСС, 2004). О такой же интеграции можно говорить и в отношении научных трудов Вадима Руднева, в которых не делается принципиального разграничения между понятиями культурологии и литературоведения. Частый анализ художественных произведений органично вписывается в культурологическую направленность его работ, пестрящих сравнительными парадигмами. Можно назвать «Энциклопедический словарь культуры ХХ века» (М.: Аграф, 2001) или сборник избранных работ «Философия языка или семиотика безумия» (М.: Издательский дом «Территория будущего», 2007).

Эти же тенденции имеют место в монографии Г.В. Макаровой «Актерское искусство Германии. Роли. Сюжеты. Стиль. Век ХVIII – век ХХ». – (М.: РГГУ, 2000); в сборниках «Символизм и модерн – феномены европейской культуры» (М.: Издательство « Спутник +», 2008), «Город развлечений. Наблюдения, Анализы. Сюжеты» (СПб.: РАН, ГИИ, 2007), «Бремя развлечений. Otium в Европе ХVIII – ХХ вв.» (СПб.: «Дмитрий Буланин», 2006). Идея междисциплинарного изучения художественной культуры актуализируется в книге Н.А. Хренова «Социальная психология искусства: переходная эпоха» (М.: Альфа – М, 2005).

Это лишь некоторые исследования, являющиеся началом этапа интеграции литературы в культурологическое пространство.

О постмодернистских тенденциях в немецкоязычной литературе говорится в монографии Ю. Л. Цветкова «Литература венского модерна. Постмодернистский потенциал» (М., Иваново: Издательство МИК, 2003), в сборнике «Германия ХХ век. Модернизм. Авангард. Постмодернизм» (М.: РОССПЭН, 2008) в ряде статей также в той или иной степени исследователи касаются такого феномена, как постмодернизм. Можно отметить статьи В.Д. Седельника, А.А. Гугнина, В.Ф. Колязина.

Так или иначе, интерес к постмодернизму в немецкоязычной литературе, к изменениям культурной парадигмы хоть и с большим опозданием, появляется в отечественной науке. К сожалению, интерес этот представлен пока что либо исследованием отдельных произведений авторов, либо с точки зрения постмодернистских перспектив, уже обозначенных, но пока никак не оформившихся. Мы же анализируем природу этого явления в целом.

Исследованием проблемы изменения культурной парадигмы как предпосылки трансформаций в немецкоязычной литературе конца ХХ века, проблемы постмодернизма в немецкоязычной литературе, к сожалению, очень мало занимаются зарубежные ученые. Анализ их трудов представлен в главе «Рецепция постмодернизма в немецкой гуманитарной науке».

Обзор работ исследователей позволяет сделать вывод о перспективности направления в исследовании постмодернистского дискурса как основы трансформаций в культурной парадигме и немецкоязычной литературе конца ХХ века.

Особенностью нашей работы, возможно, является то, что академический метод исследования применяется к такому изначально неакадемическому феномену, как постмодернизм (однако мы частично используем и постструктуралистский подход).

Итак, актуальность исследования заключается в обращении к неизученной проблеме постмодернистского дискурса в связи с малочисленными исследованиями данного вопроса в работах зарубежных и отечественных ученых. Актуальность исследования состоит и в том, что оно является первой попыткой в отечественной науке представить глобальную панораму изменения культурной парадигмы как предпосылки трансформаций в немецкоязычной литературе конца ХХ века, исследовать постмодернистский дискурс – основную причину и движущую силу этих трансформаций, а также показать, как немецкое литературоведение становится частью культурологии.

Объект исследования – немецкоязычная литература и культура конца ХХ века, а предметом исследования выступает постмодернистский дискурс.

Материалом исследования являются многочисленные произведения немецкоязычной литературы 1980–1990 годов ХХ века, а также литературно-критические, культурологические, исторические и философские статьи, научно-исследовательские сборники и монографии, посвященные общелитературной и культурологической дискуссии в немецкоязычных странах.

Цель настоящей диссертации – исследование тенденций развития немецкоязычной литературы 1980–1990 годов как части единого культурного процесса, а также исследование постмодернистского дискурса как основной предпосылки трансформаций литературной парадигмы.

В соответствии с общей целью ставятся следующие задачи:

– исследование изменения культурной парадигмы как предпосылки трансформаций в немецкоязычной литературе конца ХХ века;

– исследование влияния немецкого искусства и эстетики масс-медиа на литературную практику: трансформации текстовых форм под влиянием музыкальной практики и живописи, развития традиций описаний музыки и живописи в литературе, проблемы социологического и культурного воздействия на немецкоязычную литературу конца ХХ века медийных технических средств, взаимоотношений литературы и радио в рамках немецкоязычного культурного пространства, феномена Интернета как проекта, соединяющего искусство, литературу и жизнь, в котором в рамках эстетических экспериментов пересекаются границы сфер влияния;

– описание истории развития библиотечного дела и культуры чтения в Германии, сопоставление интенсивности обращения к книге в Германии конца ХХ века с другими медиа; исследование факторов, влияющих на культуру чтения (таких, как уровень образования, семейная социализация, литературная традиция и т.д.);

– описание панорамы развития немецкоязычной литературы конца ХХ века;

– выявление доминирующих направлений, тем и мотивов (особенностей отображения человека и общества конца ХХ века в немецкой литературе и культуре);

– исследование постмодернистской парадигмы в контексте развития немецкоязычной литературы 1980–1990 годов: истории возникновения в немецкоязычной литературе постмодернизма и преломления последнего в свете национальной специфики, истоков постмодернизма на немецкоязычной почве и влияния зарубежной эстетики на формирование постмодернистской парадигмы в немецкой культуре, дискуссии по проблеме актуализации постмодернистской парадигмы в Германии, процесса интеграции постмодернизма в немецкоязычное культурное пространство.

– анализ роли постмодернистского дискурса и определение места постмодернистской парадигмы в немецкоязычной литературе конца ХХ века.

Научная новизна работы состоит в обобщениях, базирующихся на результатах анализа культурной обстановки конца ХХ века, в исследовании постмодернистского дискурса в немецкоязычной литературе восьмидесятых-девяностых годов ХХ столетия и в предпринятой попытке освещения панорамы развития немецкоязычной литературы конца ХХ века в контексте единого культурного процесса.

Теоретическая значимость определяется научной концепцией данного исследования, родившейся, во многом, из полемики с немецкоязычными консервативно настроенными исследователями; данная концепция заключается в том, что мы последовательно доказываем наличие постмодернистского дискурса как основного движущего вектора изменения культурной парадигмы и трансформаций в немецкоязычной литературе конца ХХ века.

Методологическая основа диссертации обусловлена концепциями классической и современной теории и истории культуры, искусства и литературы. В работе применяются следующие методы анализа: культурно-исторический, сравнительный, биографический, герменевтический, феноменологический, постструктуралистский и структурно-семиотический.

В процессе работы привлекались различные культурологические, литературоведческие, философские и психоаналитические концепции как отечественных исследователей – М. Бахтина, И. Ильина, Ю. Лотмана, Н. Маньковской, М. Эпштейна, В. Курицына, С. Хоружего, В. Руднева, так и зарубежных – Р. Реннера, В. Вельша, Л. Фидлера, М. Андреотти, У. Эко, М. Бубера и других.

На защиту выносятся следующие положения:

1). Процесс взаимообогащения, взаимопроникновения и взаимовлияния различных парадигм в конце ХХ века привел к глобальному изменению культурного пространства. Именно в конце ХХ века литература становится объектом изучения в культурологии.

2). Постмодернистский дискурс сыграл активную роль в процессе интеграции немецкого литературоведения в культурологическое пространство.


загрузка...