Становление и развитие социально-педагогического механизма защиты прав детей в России (25.09.2012)

Автор: Васильев Вадим Валерьевич

Изучение и анализ исторической литературы и документации в нашем исследовании свидетельствует, что педагогика и право суть взаимодействующие феномены по отношению к правовой защите детей. Характерной особенностью генезиса отечественного права является охрана телесной неприкосновенности – склонность к редкому применению силы или смертной казни, приоритет правовой защиты (С.С. Алексеев). Подобная идея проходит красной нитью сквозь произведения таких видных общественных и политических деятелей XVI –начала XIX вв., как И.С. Пересветов, А.М. Курбский, С. Полоцкий, И.Т. Посошков, В.Н. Татищев, М.М. Щербатов, А.Н. Радищев, М.М. Сперанский, П.И. Пестель, Н.М. Муромцев, В.С. Соловьёв, П.И. Новгородцев и др. Вместе с тем, в исследовании выявлено, что целый ряд учёных-правоведов, историков, педагогов на всём протяжении развития юридической и педагогической науки достаточно резко критиковали государственную власть и судебную систему, и в этом проявилась очередная тенденция – несовершенство судебной системы в отношении отправления правосудия по делам несовершеннолетних (осуждение невиновных, отсутствие справедливого суда и защиты, жестокость наказаний, безнравственность судей, их низкий профессиональный уровень, произвол чиновников, коррупция и т. д.). Кульминация развития российской науки в области права приходится на пореформенный период России, когда в результате Судебной реформы 1864 г. она достигла мировых высот. Исследование показало, что в социально-педагогических взглядах учёных, педагогов и юристов XIX–начала XX в. ярко проявилось стремление общества к милостивому отношению к детям, необходимость гуманного отношения к несовершеннолетним правонарушителям, беспризорным и безнадзорным детям, целесообразность применения к ним мер воспитательного воздействия. Так, например, Б.Н. Чичерин признавал личность абсолютной ценностью, а государство, отмечал он, призвано защищать её свободу и неприкосновенность. Вместе с тем учёные-правоведы одной из основных проблем развития отечественного законодательства считали проблему соотношения права и нравственности, рассмотрения моральных норм как приоритетных для развития права (Н.М. Коркунов, П.И. Новгородцев, Л.И. Петражицкий, В.С. Соловьёв, Б.Н. Чичерин). В этот период происходит гуманизация всей отечественной юридической системы, на которую начинают оказывать влияние демократические взгляды ведущих педагогов-гуманистов, стремившихся повысить общий уровень духовно-нравственной культуры общества и найти оптимальные пути правового воспитания и образования детей и родителей (К.Н. Венцель, А.Я. Герд П.Ф. Каптерев, Н.И. Пирогов, Ф.Ф. Резенер, В.М. Сокорин, Л.Н. Толстой, К.Д. Ушинский и др.). В ходе развития юридической и педагогической теории и практики всё более явной становится тенденция возвышения личности ребёнка, признания его неотъемлемых (прирождённых) прав и свобод, которые должно защитить независимое правосудие.

Введение особых судов для малолетних (впервые в России детские суды начали свою работу в 1910 г. в г. Санкт-Петербурге), не только способствовало оказанию социально-педагогической помощи и защиты детей, но и послужило основной предпосылкой для становления социально-педагогического механизма защиты прав детей в России. Особо примечательным, как показало исследование, является тот факт, что на первый план выходили воспитательные цели, гуманистические идеи воспитания малолетних и несовершеннолетних, признание ценности ребёнка как индивидуума и как члена общества. Идея возмездия и наказания считалась неуместной, и делопроизводство в отношении несовершеннолетних шло по пути смягчения карательного характера закона. При этом, суд по делам несовершеннолетних, занимаясь проблемой борьбы с подростковой преступностью, осуществлял меры по защите прав и интересов беспризорных детей.

Усиление внимания законодателя к личности несовершеннолетнего, переход к идее гуманизма и ориентации на процесс воспитания, а не наказания, способствовало установлению истинных причин преступления в каждом конкретном случае. Это позволяло подобрать наиболее адекватные способы предупреждения и профилактики беспризорности и правонарушений среди несовершеннолетних. Таким образом, появление социально-педагогических предпосылок становления социально-педагогического механизма защиты прав детей как предтечи такого социально-педагогического феномена, как институт защиты прав детей, давало основание говорить о прогрессивных тенденциях, содержащихся в идеях педагогов, юристов и общественных деятелей XIX–начала XX вв. о необходимости признания нравственного начала, гуманистических принципов в отношении к детям с девиантным поведением и защите их прав.

Революционные события 1917 г., приход к власти большевиков и утверждение диктатуры пролетариата прервали развитие российского права и свели «на нет» предпосылки становления правового демократического государства. Такие понятия, как права человека, частное право, оставались только на бумаге, а независимое правосудие заменили репрессивно-карательные органы с диктаторско-репрессивными порядками и оперативным циркулярным регулированием защиты прав детей (С.С. Алексеев).

В 1920–30-е гг. развитие института защиты прав детей осуществлялось в рамках целого ряда декретов и постановлений, которые, с одной стороны, содержали в себе опыт дореволюционной России в деле защиты детей, а с другой – носили характер административно-командного управления вопросами социально-правовой защиты детей, когда всё было подчинено строгим требованиям неукоснительного следования нормам и предписаниям, исходящим со стороны государства. Последнее выражалось в карательной направленности правосудия в отношении несовершеннолетних (репрессии, государственный террор, массовое нарушение прав человека), что держало в страхе всё население страны. От ребёнка в этот период требовалось неукоснительное послушание не только родителям, но и государству, которое взяло на себя ответственность за воспитание подрастающего поколения.

Вместе с тем в 20-е–первой половине 30-х гг. XX в. в России появляется целый ряд школ-коммун и трудовых колоний (И.В. Ионин, А.А. Католиков, А.С. Макаренко, М.М. Пистрак, М.С. Погребинский, В.Н. Сорока-Росинский, С.Т. Шацкий и др.), в которых осуществлялось нравственное, трудовое и правовое воспитание детей, имеющее своей целью остановить волну детской беспризорности, оторвать детей от неблагоприятной среды и создать условия для развития у них положительных моральных качеств и способностей, адекватных целям создававшегося социалистического общества (Т.А. Ромм).

В годы Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.) деятельность по защите прав детей вновь приобретает ярко-выраженный социально-педагогический характер, включая работу органов внутренних дел, образовательных и медицинских учреждений, общественных организаций. Вместе с тем, учитывая экстремальность ситуации, в которой оказалась наша страна во время войны, достаточно сложно дать однозначную оценку социально-педагогическому механизму защиты прав детей, и самому процессу в частности, в этот период.

В послевоенные годы, в период всеобщей разрухи и голода, страну захлёстывает очередная волна беспризорности. Дети, потерявшие родителей (в основном это воспитанники детских домов), являлись участниками совершения различного рода краж и грабежей. В конце 50-х–начале 70-х гг. XX в. в России вновь намечается тенденция сближения права с общественными науками – педагогикой, психологией, социологией, антропологией, историей и т.д. Взгляд на ребёнка сквозь призму гуманитарных наук становится основой для признания его социального статуса как самостоятельного субъекта семейных, образовательных и правовых отношений. Проявление гуманистической направленности воспитательных мер воздействия в отношении несовершеннолетних правонарушителей, восстановление деятельности комиссий по делам несовершеннолетних, направленной на профилактику и предупреждение преступности несовершеннолетних (с обязательным участием работников органов народного образования), усиление гарантий прав несовершеннолетних, привнесение в правозащитную деятельность воспитательного социально-педагогического компонента было значительным достижением в этот период, усиливая воспитательную направленность практики защиты прав детей. Соответственно социальная защита детства выходит на качественно новый уровень – переход от командно-административных методов защиты детства к морально-административным методам. Именно в этот период появляются специалисты, нацеленные на организацию воспитательной работы за пределами школы (работники в сфере культуры, спорта, жилищно-коммунального и социального обеспечения, правоохранительных органов), стремящиеся создать для детей социально-педагогически насыщенную, воспитывающую среду.

Вместе с тем, как показало исследование, принципы прежнего, административно-карательного подхода продолжали иметь место, гуманистические идеалы оставались только на бумаге, а к несовершеннолетним, преступившим закон, по прежнему могли быть применены карательные меры со стороны работников правоохранительных органов, работников уголовно-исполнительной системы, воспитателей и педагогов (особенно в исправительно-трудовых учреждениях для несовершеннолетних и спецшколах закрытого типа, сотрудники которых старались скрыть факты нарушения прав детей).

Формирование демократического права в России фактически началось только после 1985 г. и наиболее активно с 1993 г. – после принятия Конституции РФ, которая закрепила основные принципы функционирования институтов правового гражданского общества и формирования независимого правосудия. Система независимого правосудия, которая приходит на смену административно-карательной системе, призвана утверждать в обществе стабильность и правопорядок, свободу и справедливость, неотъемлемые права и свободы человека, а современный подход к осуществлению процесса защиты прав детей всё более ориентируется на международные стандарты и нормативно-правовые акты и стремится использовать меры гуманистического характера, которые гарантировали бы каждому ребёнку реальное право на удовлетворение своих потребностей и достойную жизнь. Сегодня в правозащитной практике актуально звучит идея правоведов конца XIX –начала XX в. Д.А. Дриля, П.И. Люблинского, П.И. Новгородцева, Н.А. Окунева, И.Я. Фойницкого, суть которой в том, что судебный процесс должен оказывать на детей, обвиняемых в совершении противоправных действий, а так же на всех, кто участвует или присутствует на нём, прежде всего, воспитательное воздействие. В этом контексте особенно остро в настоящее время встаёт вопрос о профессиональной этике не только социальных педагогов, но и судей и сотрудников правоохранительных органов, призванных осуществлять защиту прав детей. В 90-е гг. XX в. возникает острая необходимость в появлении такого специалиста высшей квалификации, деятельность которого имела бы своей целью духовно-нравственное оздоровление общества, помощь в удовлетворении потребностей человека, защиту законных прав и интересов каждой личности – в социальном педагоге и социальном работнике. В рамках работы Временного научно-исследовательского коллектива «Школа-микрорайон» в 1989–1991 гг. под руководством В.Г. Бочаровой осуществляется научно-методическая разработка стандарта новой профессии – социального педагога. В 1991 г. социальная работа получает свой официальный статус и официально зарегистрирована в государственных документах.

Такое положение дел обозначило тенденцию к организации и проведению профилактической работы на основе охранно-защитной концепции, которая основана на идее ненасильственного взаимодействия с детьми; рассмотрения личности ребёнка не только как пассивного объекта воспитания, но и активного его субъекта; сотрудничества детей и взрослых; индивидуального подхода к каждому ребёнку; комплексного подхода к индивидуальной работе с детьми (С.А. Беличева, Г.М. Иващенко). Формирование правовой культуры детей требует педагогически оправданной организации их репродуктивной деятельности (учебной, игровой, творческой), которая должна быть связана с усвоением и воспроизводством образцов, норм, традиций одобряемого обществом поведения (А.Ф. Никитин).

Анализ специальной юридической литературы показал необходимость знания, осознания и понимания специалистами по работе с детьми, всеми субъектами правозащитной деятельности правовых норм, правовых механизмов защиты прав детей, овладения умениями и навыками пользоваться этими знаниями. В этой связи в диссертации показано, что сегодня особенно актуальными становятся совершенствование технологий правозащитной деятельности, поиск наиболее эффективных методик проведения профилактической работы, одной из основных целей которой является формирование у детей чувства психологической (моральной) и физической защищённости.

В ходе исследования было установлено, что наиболее эффективными социально-педагогическими технологиями являются: метод сказкотерапии, арт-терапии, лекционно-семинарские занятия по правовой подготовке, тренинговые занятия, ролевые игры, деловые игры, игры-драматизаци, создание специальных проблемных ситуаций и т. д., направленные на понимание самого себя и «другого». В ходе проведённого исследования была установлена тесная взаимосвязь самых различных форм и методов социально-педагогической работы, основная задача которых заключается в том, чтобы перенаправить активность детей оказавшиеся в трудной жизненной ситуации, состоящих на учёте в полиции, комиссиях по делам несовершеннолетних или на внутришкольном учёте (в том числе и условно осужденных), в социально одобряемое русло, гармонизировать отношения детей с обществом, окружающей средой, с тем, чтобы они увидели более позитивные, а не асоциальные жизненные цели.

В этом отношении использование таких видов общения, как индивидуальная беседа, разъяснение нравственных истин, понятий, норм; внушение, убеждение является наиболее приемлемым и действенным средством воздействия на сознание ребёнка. В этом же ряду – индивидуальная беседа как метод формирования нравственного сознания детей посредством предостережения и предупреждения.

В диссертации отмечается, что современная социально-педагогическая работа в области защиты прав детей характеризуется усилением социально-педагогической направленности содержания и технологий этой деятельности. Изучение и анализ целого ряда исследований позволяет утверждать, что в настоящее время в стране формируется система государственно-общественной защиты прав детей как совокупной деятельности различных социальных институтов (семья, суд, прокуратура, органы внутренних дел, пенитенциарные учреждения, органы опеки и попечения, комиссии по делам несовершеннолетних, Уполномоченный по правам ребёнка, институт социальных педагогов, органы образования, медицинские учреждения, учреждения социальной защиты, общественные организации, церковь). Деятельность этих социальных институтов и закреплённые в них нормы и правила являются содержанием социально-педагогического механизма защиты прав детей в России. С этой точки зрения в диссертации дана краткая характеристика социально-педагогической работы по защите прав детей в рамках деятельности указанных выше социальных институтов. При этом, с одной стороны, выявлены социально-педагогические компоненты в деятельности институтов права, и, с другой стороны, отражена юридическая сторона в деятельности институтов воспитания. Речь идёт о социально-педагогической реабилитации детей «группы риска», которая возможна на основе интеграции воспитательного потенциала всех социальных институтов, направленного на создание действенной системы профилактики девиантного поведения детей и подростков, а также защиты их прав. Современная социально-педагогическая работа в области защиты прав детей требует усиления социально-педагогической направленности содержания и технологий этой деятельности, разработки научно обоснованных представлений о правозащитной деятельности в будущем и об альтернативных путях её развития.

В диссертации представлена прогностическая модель развития социально-педагогического механизма защиты прав детей (см. схему).

Прогноз – в совокупности потенциалов институтов социума, в их взаимодействии и взаимопроникновении, во взаимовлиянии норм права и норм морали. Рассмотрение социально-педагогического механизма защиты прав детей как процесса реализации правовых и моральных норм позволяет определить, как в реальной действительности складываются общественные отношения, и насколько они соответствуют целям, поставленным в законодательстве. Движение от прогноза к реальности, к действительности позволит решать проблему поиска оптимальной меры педагогического и правового (административно-принудительного) воздействия на детей с целью профилактики их асоциального и антисоциального поведения, коррекции поведения с использованием социально-педагогических технологий, а также осуществления социального контроля над преступностью и девиантностью несовершеннолетних. Защита прав детей с девиантным поведением характеризуется необходимостью усиления социально-педагогического компонента в деятельности судебной и уголовно-исполнительной системы.

Результаты проведённого исследования, сравнительный историко-педагогический анализ становления и развития механизма защиты прав детей дают основание сделать ряд выводов:

Историко-педагогический и сравнительно-логический анализ процесса становления и развития механизма защиты прав детей в России показывает, что защита прав детей в России исторически в основе своей отражает не только сугубо юридическую, но и социально-педагогическую, гуманистическую и нравственно-этическую сущность этого процесса. Введение детских судов (ювенальной юстиции), хотя и является дискуссионным, но объективно отражает динамику исторического процесса по защите прав детей.

Ретроспективный анализ показывает, что среди важнейших предпосылок становления социально-педагогического механизма защиты прав детей в России как деятельности всех социальных институтов и элемента социальной структуры общества, является социальный заказ на социально-педагогическое сопровождение правозащитной деятельности в отношении детей. Исследование показало, что социально-педагогический механизм защиты прав детей, находясь на стыке юриспруденции и педагогики, представляет собой единство юридических, педагогических, нравственных норм и его сущностное наполнение выходит за рамки формально-юридических отношений и заключает в себе всю совокупность социально-педагогических и социально-юридических способов защиты прав ребёнка.

Исследование показало, что для успешной организации процесса профилактики правонарушений несовершеннолетних и защиты их прав необходима совместная педагогически обоснованная и насыщенная деятельность институтов социума, включая семью, школу, общественные и государственные учреждения.

Педагогизация правозащитной деятельности институтов социума предполагает, как показало исследование, применение особых социально-педагогических методов и приёмов воздействия на сознание и поведение детей со стороны институтов социума, внедрение социально-педагогических технологий в процесс профилактики девиантного поведения, приоритет охранно-защитных, превентивных воспитательных мер над административно-карательными – т. е. совершенствование правозащитной деятельности в социально-педагогическом аспекте.

Одним из важнейших компонентов эффективности правозащитной деятельности в отношении детей является юридическая и педагогическая грамотность родителей, педагогов и других субъектов правозащитной деятельности и, следовательно, процесс их подготовки, переподготовки, повышения их социально-педагогической и профессиональной компетентности.

Историко-педагогический анализ, проведённый в ходе исследования и анализ существующей практики показали реальную возможность экстраполяции лучших образцов исторического опыта на современную правозащитную деятельность в отношении детей. В частности:

? опыта введения в XIX–начале XX вв. патронатных воспитателей, «особых профессиональных опекунов» (probation officers) и института попечительства, семейного патронажа, детской социальной инспекции (нач. XX в.); включения детей в продуктивную социально-значимую деятельность (освоение детьми различных ремёсел, развитие трудовых навыков и получение начальной профессиональной подготовки), обучения грамоте и обеспечения занятости детей, ориентации воспитательной работы на личность ребёнка (церковно-приходские школы и монастырские приюты для детей-сирот (XVI в.); «гошпитали» Петра I (XVIII в.); Императорское человеколюбивое общество (XIX в.); Гомельская земледельческая колония, Московский городской Рукавишниковский приют (XIX–нач. XX вв.) и др.;

? организации и проведения воспитательной работы с условием исключения угроз, наказаний и принуждения детей; развития у детей гражданского самосознания, чувства долга, чувства ответственности за свои действия, правовая подготовка детей (педагогический опыт К.Н. Вентцеля, П.Ф. Каптерева, Н.И. Пирогова, Л.Н. Толстого, К.Д. Ушинского);

? развития у ребёнка правосознания (осознание своих прав и обязанностей) (Л.И. Петражицкий); опыта создания для детей особой воспитательной среды, и таких условий, в которых они могли бы почувствовать себя защищёнными (социально-педагогический опыт Болшевской коммуны (М.С. Погребинский); школы-коммуны «Красные зори» (И.В. Ионин); Государственной первой опытной станции Наркомпроса (С.Т. Шацкий), трудовой колонии для несовершеннолетних правонарушителей им. М. Горького и трудовой колонии им. Ф.Э. Дзержинского (А.С. Макаренко) и др. (XX в.)).

Проведённое исследование не исчерпывает всех проблем, связанных с защитой прав детей в России. За его рамками остаётся целый ряд вопросов, решение которых может способствовать становлению института защиты прав детей в России в целом, и более динамичному развитию социально-педагогического механизма защиты прав детей, в частности: условия совершенствования социально-педагогической и юридической практики защиты прав детей; изучение и анализ социально-педагогического потенциала институтов социума для защиты детства; развитие системы информационно-методического обеспечения правого воспитания детей, их родителей, педагогов и других субъектов правозащитной деятельности; изучение и развитие технологий правозащитной деятельности по отношению к детям; анализ ведущих тенденций защиты прав детей в России.

Материалы исследования нашли своё отражение

в 9 публикациях общим объёмом 4 печ. л.:

I. Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ.

Васильев, В.В. Становление института защиты прав детей в Советской России (1917–1920 гг.) / В.В. Васильев // Социальная педагогика в России. – 2010. – №6. – С. 80–84.

Васильев, В.В. Социальная педагогика и право / В.В. Васильев // Социальная педагогика в России. – 2011. – №5. – С. 74–82.

Васильев, В.В. Забота о семье, защита прав детей глазами родителей / В.В. Васильев // Социальная педагогика в России. – 2011. – №6. – С. 74–77.

II. Публикации в других изданиях:

Васильев, В.В. Проблема подготовки воспитанников к жизни после выпуска из спецшколы / В.В. Васильев // Психология притеснения: актуальные проблемы: материалы девятой Всероссийской научно-практической конференции, г. Коломна, 24–25 апреля 2009 г. / под общ. ред. М.Н. Филиппова. – Коломна: Коломенский государственный педагогический институт, 2009. – С. 186–187.

Васильев, В.В. Социально-педагогические условия образования специализированных судов по делам несовершеннолетних в России / В.В. Васильев // Профилактика социальных отклонений молодёжи: правовой, психологический и социально-педагогический аспекты: сборник материалов Международной заочной научно-практической конференции 5 апреля 2010 года. / отв. ред. В.А. Попов. – Владимир: ВГГУ, 2010. – С. 169–173.

Васильев, В.В. Из истории возникновения специализированных судов по делам несовершеннолетних в России / В.В. Васильев // Психология притеснения: актуальные проблемы: материалы десятой Всероссийской научно-практической конференции, г. Коломна, 16–17 апреля 2010 г. / под общей редакцией М.Н. Филиппова. – Коломна: ГОУ ВПО «МГОСГИ», 2010. – С. 131–135.

Васильев, В.В. Соборное уложение 1649 г.: дети и семья / В.В. Васильев // Вопросы воспитания. – 2011. – №1 (6). – С. 9–14.

Васильев, В.В. Сущность и особенности социального института защиты прав детей / В.В. Васильев // Башкатовские чтения: «Психология притеснения и деструктивного поведения, профилактика ксенофобии, экстремизма и национализма в детско-подростковой среде»: материалы одиннадцатой Всероссийской научно-практической конференции, г. Коломна, 15–16 апреля 2011 г. / под общ. ред. М.Н. Филиппова. – Коломна: ГОУ ВПО «МГОСГИ», 2011. – С. 141–152.


загрузка...