Трудовой потенциал пореформенной России: социально-демографические аспекты (25.05.2009)

Автор: Усачев Владимир Иванович

Профессиональная мобильность теснейшим образом связана с реформированием российской экономики. В работе были выявлены группы профессий, характеризующиеся восходящей, нисходящей и иммобильной динамикой. Профессиональная внутрипоколенная мобильность, характеризующая переход из одних профессиональных групп в другие, затронула около 1/3 занятого населения. Причем, в «дореформенный период», она была несколько выше, чем после реформ. В пореформенный период наблюдалось «возвратное движение» к наиболее распространенным профессиям периода начала трудовой деятельности. То есть, лица, имевшие самые массовые профессии в период начала трудовой деятельности «вернулись» к ним в пореформенный период, тем самым, снизив свой профессиональный статус. Межпоколенные сдвиги в профессиональной структуре респондентов и их родителей затронули около 30 % опрошенных. Модель выбора профессий у детей относительно профессиональной структуры респондентов видоизменена еще в большей степени, чем у респондентов относительно их родителей.

Миграционная мобильность, как один из видов социальной мобильности, рассматривалась в контексте изменения структуры проживания по типам населенных пунктов. В диссертации важным было определить не только общие параметры сдвигов в структуре проживания во внутрипоколенном разрезе, но и оценить влияние момента трудоустройства на миграционную мобильность. Анализ межпоколенной мобильности позволил оценить характер сдвигов в структуре проживания в течение одного поколения. Миграционная мобильность занятого населения сравнительно прошлого периода в настоящее время снижается. Относительное возрастание миграционной мобильности наблюдалось при анализе сдвигов в структуре проживания респондентов. Причем, уровень общей миграционной мобильности обусловливается в большей степени периодом трудоустройства респондентов, в который происходили наиболее существенные перемещения в населенные пункты с более развитой инфраструктурой. Проведение реформ изменило общий восходящий характер миграционной мобильности, сузив возможности переселения в мегаполисы и расширив возвратную миграцию в сельскую местность.

Использование объективных и субъективных оценок мобильности занятого населения позволили выявить неоднозначность и противоречивость тенденций, происходящих в процессе становления новой социальной структуры российского общества. Попытки искусственно расширить параметры «среднего» слоя, являющегося «фундаментом стабильности», не соответствуют реальному положению в социальной структуре страны. Возможности восходящей мобильности занятого населения в России в настоящее время ограничены. А ведь именно характер социальной мобильности является важным показателем наличия в обществе равенства возможностей улучшения качества всех компонентов трудового потенциала.

В шестой главе «Перспективы динамики трудового потенциала России» рассматриваются возможные внешние и внутренние источники компенсации потерь трудового потенциала России в контексте прогноза численности населения и его трудоспособной части до 2025 г. Согласно результатам прогноза в случае сохранения рождаемости и смертности на уровне 2005г., а также отсутствия миграционного прироста численность населения России к началу 2025 г. могла бы составить 122,0 млн. человек, сократившись по сравнению с началом 2005 г. на 21,4 млн. человек. Минимальная убыль населения будет иметь место в 2008 г. В дальнейшем сокращение численности населения будет нарастать, превысив 1 млн. – в 2015 г.

Большинство прогнозов динамики численности населения России, подготовленных различными центрами и международными организациями, фиксируют общую тенденцию – сокращение абсолютной численности населения и населения трудоспособного возраста. Вместе с тем, существуют значительные различия в интерпретации результатов прогнозов населения. В частности, некоторые ученые считают, что сокращение численности населения России не является серьезной проблемой для страны, а компенсация дефицита трудовых ресурсов может происходить исключительно за счет внешней (международной) миграции. Соискатель придерживается иной точки зрения, которая заключается в том, что сокращение численности населения влечет за собой негативные социально-экономические и геополитические проблемы для страны. Недостаток трудовых ресурсов все более серьезно ощущается различными отраслями отечественной экономики. Компенсировать его необходимо, прежде всего, за счет внутренних ресурсов, а недостающую часть трудовых ресурсов можно ввозить из-за рубежа через каналы привлечения мигрантов на постоянное место жительство и временную работу.

К внутренним источникам компенсации потребности России в трудовых ресурсах можно отнести три основных – безработных трудоспособного возраста, пенсионеров и молодежь, желающих и имеющих возможность работать в экономике. Совершенно очевидно, что в настоящее время они используются не в полной мере. Важным источником внутренних резервов трудовых ресурсов в России являются люди пенсионного возраста. Процесс старения российского населения происходит на фоне сложной демографической ситуации, которая характеризуется низкой рождаемостью и высокой смертностью. На протяжении 1970-2000-х гг. наибольшими темпами росла доля лиц в возрасте 75 лет и старше, причем значительно быстрее, чем доля лиц в возрасте 60 лет и старше. В эти годы также увеличилась и демографическая нагрузка за счет пожилых людей. К середине века доля лиц старше 60 лет в населении России согласно прогнозам ООН увеличится с 18% до 37%, т.е. более чем в 2 раза.

Учитывая перспективы демографического развития России, связанные с сокращением численности населения трудоспособного возраста, пожилым людям следует предоставить возможность продолжать заниматься приносящим доход трудом до тех пор, пока они того желают и сохраняют способность к продуктивному труду. Сделать это нередко не позволяют безработица, отсутствие достаточной эластичности рынка труда, которые сужают возможности, открывающиеся перед людьми, и лишают общество их потенциала и профессиональных знаний.

Безработные трудоспособного возраста являются важным источником пополнения трудовых ресурсов России. Применение методологического подхода МОТ к определению безработных по трем основаниям (не имели работы, занимались поиском работы, были готовы приступить к работе в течение обследуемой недели) позволяет обнаружить в России около 5,7 млн. безработных, или 7,8% экономически активного населения (данные 2004 г.). Своего пика численность безработных в стране достигла в 1999 г., когда под международное определение безработных попадали 9,4 млн. человек или 13% экономически активного населения России. Изменение экономической конъюнктуры в стране, характеризуемое ростом экономики после кризиса 1998 г. привело к увеличению занятости в России и сокращению численности безработных.

В России безработица отличается увеличением среднего времени поиска работы безработными (по итогам 2004 г. оно составляло 8,5 месяцев) и повышением среднего возраста безработного населения (ныне 35 лет). Эти и другие обстоятельства свидетельствуют о том, что в стране в целом, а в некоторых регионах особенно, велика проблема застойной безработицы. Некоторые рынки труда исчерпали возможности для «поглощения» безработных, что доказывает необходимость профессионального и территориального перемещения рабочей силы. Социально-экономическая ситуация в России, включающая и состояние рынка труда, имеет существенные территориальные особенности. Средний показатель уровня безработицы по России в 2005 г. составил 9%, в то время как разница между самым высоким и самым низким уровнем безработицы между регионами России составляет около 80 раз (Республика Ингушетия и город Москва).

Опыт организации трудовой миграции имелся уже в советское время. Тогда внутри России миграционный поток населения был направлен из Европейской части в регионы Севера, Сибири и Дальнего Востока, что было обусловлено соответствующей экономической политикой освоения северных территорий – привлечением мигрантов на большие стройки. Крупные города России (прежде всего, Москва и Ленинград) также были достаточно привлекательными, но имели существенные административные ограничения в приеме мигрантов из-за жесткой системы прописки.

В настоящее время генеральная тенденция внутренней миграции – приток населения в европейскую часть страны, причем в первую очередь в столичные регионы, а также отток из приграничных регионов восточной части России. В работе показано, что эта ситуация опасна с геополитической точки зрения. Современные тенденции могут привести к образованию «демографического вакуума» в приграничных регионах Сибири и Дальнего Востока, что в свою очередь создает объективные предпосылки для замещения населения иммигрантами из соседних стран. Заметим, что если в среднесрочной перспективе не сбалансировать территориальное распределение населения в масштабах страны, не реализовать устойчивых стратегий в области регионального развития, то России придется смириться с тем, что заселять ее свободные пространства будут исключительно иммигранты.

В диссертации сформулированы рекомендации по вопросам оптимизации системы расселения, миграции и занятости населения в России, которые могут позволить частично решить проблему покрытия дефицита в трудовых ресурсах на уровне отдельных регионов и страны в целом.

Во-первых, необходимо стимулировать занятость и повысить территориальную подвижность населения трудоизбыточных регионов России (Чеченская Республика, Краснодарский край, Ростовская область, Дагестан, Ингушетия и пр.). Для этого требуется создать условия для занятости населения в промышленности, сельском хозяйстве, транспорте, строительстве, туризме в трудоизбыточных регионах России; снизить барьеры для развития малого бизнеса; заключить соглашения между регионами страны об организованных поставках российской рабочей силы в регионы со сходной структурой экономики и потребностями в трудовых ресурсах.

Во-вторых, нужно принять и реализовать программу развития транспортной инфраструктуры России (строительство и реконструкция железнодорожных путей, автомобильных дорог, аэропортов) с целью решения проблем занятости населения, доступности отдаленных регионов и реализации выгод «транзитного положения» России между странами Азиатско-Тихоокеанского региона и Европы.

В-третьих, необходимо реализовать программу экономического развития Дальнего Востока и Сибири, которая должна включать меры по развитию экономического потенциала этих регионов. Реализация подобных программ позволит создать рабочие места, стимулировать рост промышленного производства, остановить миграционный отток населения.

В-четвертых, нужно принять и реализовать программу расселения населения в приграничных районах Сибири и Дальнего Востока. Для этого необходимо создать благоприятные условия (жилье, уровень заработной платы, социальная инфраструктура) выпускникам высших учебных заведений, готовым переселиться в регионы Сибири и Дальнего Востока; привлечь соотечественников из стран СНГ для заселения и экономического освоения территорий Сибири и Дальнего Востока; выделить средства из федерального бюджета на льготные кредиты и безвозмездные ссуды на строительство жилья и ведение бизнеса (для мигрантов и местного населения) в зависимости от количества мигрантов, принятых регионом; освободить от налогов на прибыль «стартующие» предприятия и индивидуальных предпринимателей - российских граждан, проживающих в регионе на первые 2-3 года; предоставить возможности получения земли в долгосрочную аренду для ведения производственной и сельскохозяйственной деятельности, а также строительства жилья молодым специалистам.

В качестве внешнего компонента трудовых ресурсов для России может выступать международная трудовая миграция, или внешний «заемный труд». Трудовых мигрантов можно использовать на временной основе, привлекая необходимое их число из-за границы на определенных условиях и в четко обозначенные регионы страны, испытывающие реальные потребности в рабочей силе. По данным ФМС количество легальных трудовых мигрантов работающих в России стабильно растет: в 2003 г. – около 380 тыс., в 2004 г. - 460 тыс., в 2005 г. – более 702 тыс. человек, в 2006 г. в России работали 1 млн. 150 тыс. иностранных граждан.

Привлечение иностранной рабочей силы в Россию осуществляется на основе утвержденных квот. В целом по стране, квота была превышена на 5,5%. Наряду с легальной (законной) трудовой миграцией существует и незаконная трудовая миграция. Категория незаконных мигрантов достаточно широка и включает в себя с одной стороны тех, кто незаконно пересек границу, а также тех, кто сделал это законно, но не зарегистрировал должным образом свое пребывание в стране в соответствии с законами. В случае с трудовыми мигрантами дополнительным критерием незаконности может служить отсутствие разрешения на работу или несоответствие деятельности заявленной при въезде цели пребывания в стране.

Как показывает анализ текущей ситуации и обобщение опыта регулирования трудовой миграции в различных странах мира, фундаментальной основой для формирования политики в отношении трудовой миграции из-за рубежа должно являться определение четких потребностей в рабочей силе. Они должны быть основаны, прежде всего, на экономических и геополитических интересах России.

В заключении представлены выводы и рекомендации, полученные в ходе исследования. Анализ особенностей формирования трудового потенциала в пореформенной России позволяет сжато изложить его наиболее существенные проблемы.

На современном этапе демографические ограничения на российском рынке труда становятся реальным препятствием для экономического роста; высокий уровень трудовой занятости женщин в общественном производстве является не только источников пополнения численности экономически активного населения, но и одной из основных причин низкого уровня рождаемости; изменение возрастной структуры населения – повышение в нем доли лиц пожилого и пенсионного возраста ставит перед обществом серьезные проблемы, первая из них - необходимость усиленного роста производительности труда, т.к. достаточно быстро растет «демографическая нагрузка», а вторая проблема – создание условий для посильного участия лиц пожилого возраста в общественной жизни страны.

Качество профессионально-образовательной подготовки трудового потенциала не отвечают современным требованиям рынка труда, а сфера образования еще не в полной мере ориентирована на кадровое обеспечение инновационной стратегии развития экономики. В стране имеется перенасыщение рынка труда специалистами отдельных профессий, а также широко распространена работа не по специальности выпускников российских ВУЗов. Основное направление повышения качества трудового потенциала предполагает формирование новой системы подготовки и переподготовки кадров, которая бы была адаптирована к современным условиям инновационной стратегии развития экономики, связанных с кардинальным расширением возможностей свободного предпринимательства.

В настоящее время, как и в прошлом, происходят значительные потери трудового потенциала вследствие ухудшения здоровья и преждевременной смертности населения, в первую очередь в трудоспособном возрасте. При этом ухудшение трудового потенциала выражается не только в количественном росте потерь вследствие преждевременной смертности, но и в качественной деформации этих потерь в результате их заметного омоложения, роста потерь за счет смертности от экзогенных и социально значимых причин. Трудовой потенциал населения в рабочих возрастах убывает также в результате того, что часть людей становится инвалидами. В динамике инвалидизации происходит сложное взаимодействие факторов, отражающих, с одной стороны, ухудшение здоровья населения, а с другой стороны, - спрос на инвалидность, как своеобразный способ социальной защиты в условиях ухудшения условий жизни и обострения положения на рынке труда.

В пореформенный период изменился социальный статус занятого населения: средний слой в нем образуется за счет восходящей мобильности работников торговли и общественного питания и нисходящей мобильности работников образования, науки, культуры, здравоохранения, социального обеспечения. Образовательная мобильность – единственный вид социальной мобильности, который характеризуется восходящим направлением. Профессиональная мобильность - переход из одних профессиональных групп в другие, затронула около 1/3 занятого населения. В пореформенный период наблюдалось «возвратное движение» к наиболее распространенным профессиям.

Экономическое развитие страны может и должно базироваться, прежде всего, на использовании собственной рабочей силы, а ввоз трудовых мигрантов из-за рубежа должен быть строго ограничен и в четко обозначенные регионы страны, испытывающие реальные потребности в рабочей силе. В конечном итоге главные задачи воспроизводства трудового потенциала в стране и дозированного увеличения его масштабов за счет «заемного» труда состоят в том, чтобы сохранить устойчивый экономический рост в условиях долговременной депопуляции, обеспечить решение всех социальных задач и поддержание национальной безопасности России.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Монографии и статьи в журналах, рекомендованных ВАК

Трудовой потенциал пореформенной России: социально-демографические аспекты. Ставропольский ГУ. М. 2008. 20 п.л.

Потери трудового потенциала России от преждевременной смертности.//Народонаселение. №4. 2006. 1.2 п.л.

Показатели образовательного потенциала населения России. //Народонаселение. №3. 2006. 1 п.л. в соавторстве с Тихомировым Н.П.

Гендерные и возрастные особенности занятости населения в России. //Народонаселение. №1. 2008. 0.8 п.л.

Образовательная и профессиональная мобильность занятого населения//Социальная политика и социальное партнерство. 2008.№1. 0.7 п.л.

Сокращение трудового потенциала за счет смертности и инвалидности в России.// Социальная политика и социальное партнерство. 2008.№ 5. 0.6 п.л.

Резервы пополнения трудового потенциала России в среднесрочной перспективе.//Народонаселение. №2. 2008.0.8 п.л.

Внешняя трудовая миграция как «заемный» компонент трудового потенциала России.//Народонаселение.2008. №3 0.8 п.л. в соавторстве с С.В. Рязанцевым.

Потери трудового потенциала за счет смертности и инвалидности в России.// Социальная политика и социальное партнерство. 2008.№ 11. 0.6 п.л.

Статьи в журналах, брошюры, тезисы

Tikhomirov N.P. Ushchev V.I. Indicators of the Education Potential of the Population of Russia.//Russian Education and Society. October. 2007. 1 P.L.

Демографический аспект оценки потерь здоровья населения. ЦСП. М. 2004. 1.0 п.л.

Социально-экономические особенности здоровья населения российских регионов. ЦСП. М.2005., 0.8 п.л.


загрузка...