Трансформация социально-трудовых отношений в аграрной сфере (на материалах Республики Башкортостан) (25.04.2011)

Автор: Салахутдинова Риля Ринатовна

во втором параграфе «Особенности социально-трудовых отношений в крестьянских фермерских хозяйствах» выявлены специфические черты, характерные для данной формы хозяйствования.

Данная форма хозяйства является для России и республики сравнительно новой (так, в РБ в 1990 г. были зарегистрированы всего 4 хозяйства, к 2009 г. их число возросло – 4214). Несмотря на ожидания реформаторов, в них производится всего 4,8% всей производимой в сельском хозяйстве продукции, на 7% земель сельскохозяйственного назначения.

Наличие в КФХ различных по своей ролевой направленности субъектов социально-трудовых отношений: работодатель – собственник; собственник, не являющийся работодателем и наемным работником; работник – собственник; работник, во многом усложняет не только механизм регулирования социально-трудовых отношений, но и их анализ. На первый взгляд именно здесь формируется такая форма хозяйствования, которая предполагает партнерский тип отношений, однако, учитывая тот факт, что наемные работники практически лишены права участия в управлении фермерским хозяйством, говорить о такой модели достаточно сложно, так как практически при любом конфликте работник может быть уволен. Тем более что в действующем законодательстве предусмотрена возможность прописывать в заключаемых с работниками трудовых договорах дополнительные основания для их прекращения. Присутствует неопределенность роли членов семьи, не являющихся членами КФХ. Во многих случаях бесправность таковых приравнивает их в правовом статусе к классическому наемному работнику. Соответственно, степень влияния на отношения определяется в отдельных случаях не тем, какую роль законодательство ему предопределило, а скорее его авторитетом во внутрисемейных отношениях. Действующее законодательство предусматривает возможность создания фермерских хозяйств одним человеком. В такого рода форме присутствуют две категории субъектов: работодатель, который одновременно наделен статусом собственника, и наемные работники. Природа социально-трудовых отношений в этих формах несколько отличается от классических крестьянско-фермерских хозяйств, так как четко определен работодатель. Именно от его воли зависит характер сложившихся между ним и наемным работником отношений. И поэтому работник здесь практически лишен возможности участвовать в принятии управленческих решений, тогда как модель трудовых отношений носит эксплуататорский характер.

Проведенный нами анализ складывающихся в фермерских хозяйствах социально-трудовых отношений свидетельствует, что они носят преимущественно индивидуальный характер и регулируются трудовыми договорами. Вместе с тем большинство заключаемых договоров носит шаблонный характер. В них недостаточно четко очерчены вопросы режима труда и отдыха, трудовая функция работников, слабо регламентированы права и обязанности. Локальные акты в КФХ практически не принимаются. Все это подтверждает то, что большинство трудовых отношений, складывающихся в КФХ, даже в минимальной степени, не соответствуют действующему трудовому законодательству, и свидетельствует о преобладании внеправовых практик. Более того, по данным опроса глав сельских поселений, значительное число «работающих» фермерских хозяйств привлекает к труду людей без какого-либо оформления, используя различные формы его оплаты, в том числе и в натуральной форме, в отдельных случаях предпочитают переводить складывающиеся здесь отношения в латентную сферу, заключая с работниками не трудовые договоры, а гражданско-правовые – договоры подряда. Это означает, что определенная часть индивидуальных социально-трудовых отношений носит латентный характер. Такая ситуация определяется рядом причин, в том числе: низким уровнем правовой культуры участников этих отношений; латентным характером правонарушений; желанием работодателя снизить степень обязанностей и ответственности в отношении работника; отсутствием инициативы (правовой активности) со стороны работника оформить сложившиеся отношения. Все это позволяет говорить о том, что участники социально-трудовых отношений в этом случае не носят характер полноценных субъектов, так как действуют во многих случаях не осознанно, а подчиняясь сложившимся обстоятельствам.

В таких формах хозяйствования ввиду малочисленности наемных работников в большинстве случаев не сформированы их представительные органы (в том числе профсоюзы), что в свою очередь исключает возможность реализации работниками своих групповых прав. Однако следует констатировать, что на практике встречаются случаи заключения коллективных договоров в КФХ. Например, в Бакалинском районе РБ подписаны два таких документа. От имени работников выступала первичная профсоюзная организация. Несмотря на то что объем норм договора в КФХ значительно меньше, чем на сельхозпредприятиях, здесь предусматриваются такие вполне реальные механизмы дополнительной защиты прав работников, как: сохранение среднего заработка в связи с предоставление отпуска (свадьба, смерть); выделение материальной помощи (смерть, юбилей, рождение ребенка, покупка лекарств); выделение автотранспорта для хозяйственных нужд в пределах района; чествование ветеранов ВОВ; единовременные выплаты выпускникам; выступление гарантом в банке при получении кредита (после армии, строительство, обзаведение домашним хозяйством). Такие единичные примеры свидетельствуют о зарождении в данной форме хозяйствования групповых социально-трудовых отношений нового типа.

Проведенный анализ позволил сделать вывод о том, что для такой нетрадиционной разновидности, как социально-трудовые отношения в крестьянских фермерских хозяйствах, специфично преобладание индивидуальных их форм, которые характеризуются пассивностью их субъектов, преобладанием неформальных практик, наличием высокой степени их латентности.

В третьем параграфе «Место личных подсобных хозяйств в социально-трудовых отношений аграрной сферы» показано возрастание экономической и социальной роли ЛПХ сельского населения в аграрной сфере, в целом, и в системе социально-трудовых отношений – в частности. Такая ситуация характерна для всей страны. В середине 1970-х г. по данным В.И.Староверова, в ЛПХ производилось до 31,7% молока и до 30% мяса от общего производства в стране. К началу перестройки (1987–1988 гг.) в ЛПХ от общего производства сельхозпродукции в стране было получено около 60% картофеля, 26% мяса, 27% молока, 26% яиц, 26% шерсти и 30% овощей. В переходные к рыночным отношениям годы роль ЛПХ возросла. Сейчас они производят более половины валовой продукции сельского хозяйства и превосходят многие виды коллективных форм производств и фермерство. Доля ЛПХ в общем объеме производства сельскохозяйственной продукции в России за период пятнадцать с 1990–2005 г. возросла с 39,9% до 51,2%; в регионах Приволжского федерального округа – с 40,1% до 53,4%; в Республике Башкортостан – с 49,0% до 64,1%.

В сложных экономических условиях для некоторой части сельских семей собственное подворье становится уже не дополнительным источником дохода, а основным. По данным В.В. Пациорковского, в дореформенный период поступления с приусадебных участков составляли в среднем 10–15% доходов сельской семьи. Сегодня ситуация в корне изменилась. Даже по официальным данным, натуральное потребление продуктов питания из ЛПХ составляет в сельской местности более 75% общих расходов семей на питание.

Итоги Всероссийской переписи населения 2002 г. свидетельствуют, что 27,9% сельских жителей Башкортостана в качестве источника средств существования определяют личное подсобное хозяйство, а для 8,5% сельчан доходы от личного подсобного хозяйства являются единственным источником. Проведенные исследования показывают, что для 59,2% опрошенных респондентов, занятых в ЛПХ, подсобное хозяйство является главным источником продукции для семьи, а 35,7% – основным доходом семьи.

По данным сельскохозяйственной переписи 2006 г., в подсобных хозяйствах республики в сельской местности значительную часть хозяйств составляют три группы: где занят один человек – 29,6% (169,3 тыс. хозяйств – 169,3 тысяч человек); где заняты два человека – 30,7% (202,1 тыс. хозяйств –404,2 тысяч человек); где заняты от трех до четырех человек – 30,7% (175,5 тыс. хозяйств – 614, 25 в среднем тыс. человек). Оставшуюся часть составляют хозяйства, где занято более пяти человек (24,7 хозяйств, в среднем – 111,5 тысяч человек). Суммарно эта более миллиона человек (1096,8 тыс. человек), что явно превосходит официально декларируемую численность занятых в сельском хозяйстве в разы.

Помимо членов семейного хозяйства (ЛПХ) к труду дополнительно на временные и сезонные работы привлекаются наемные работники (29,18%). Вместе с тем согласно действующему законодательству работодателем могут быть физические лица – владельцы ЛПХ. Возможность вступить в трудовые отношения возникает лишь в том случае, если труд работников будет использоваться «для личного обслуживания и помощи по ведению домашнего хозяйства». Таким образом, если рассматривать труд в ЛПХ как вид помощи для ведения домашнего хозяйства, то складывающиеся в этой сфере отношения могут быть вполне оформлены как трудовые. Однако в том случае, если произведенная в ЛПХ продукция будет реализовываться третьим лицам, то труд работников не может рассматриваться как наемный и будет носить гражданско-правовой характер.

Данное обстоятельство существенно сказывается на социально-трудовой сфере села. Согласно сложившемуся подходу, основными субъектами социально-трудовых отношений являются работники и работодатели. В большинстве случаев человек, занятый в ЛПХ, соединяет в одном лице и работника, и работодателя. Однако это не всегда так. Более того, сельские жители, которые так и не найдут работы и будут всю жизнь вовлечены в процесс производства сельхозпродукции только в рамках личного подсобного хозяйства, фактически утрачивают возможность «заработать» трудовой стаж, что существенно понижает их потенциальные перспективы на рынке труда. Учитывая то обстоятельство, что их доля значительна, целесообразным является изменение подхода к определению термина работодатель – «физическое лицо». Однако это может прямо или опосредовано привести к увеличению финансовой и организационной нагрузки на ЛПХ. Вместе с тем совсем исключить отношения, которые возникают в процессе применения труда в ЛПХ между работником и работодателем, из возможной сферы их оформления и правового регулирования представляется не вполне оправданным.

Выявлено, что социально-трудовые отношения, складывающиеся в ЛПХ латентны, так как не урегулированы трудовым законодательствам, и могут быть реализованы в правовом поле преимущественно в рамках гражданского законодательства. Подсобные хозяйства, являясь достаточно традиционными для аграрной сферы, в социально-трудовых отношениях могут быть охарактеризованы как нетрадиционные. Для них специфичен индивидуальный характер, низкая степень формализации и конфликтности.

В четвертой главе «Качество трудовой жизни работников аграрной сферы как показатель развитости социально-трудовых отношений» проведен социологический анализ качества трудовой жизни работников аграрной сферы и разработаны пути повышения его качества.

в первом параграфе «Состояние качества трудовой жизни работников аграрной сферы» проведена оценка качества трудовой жизни по пяти основным показателям: условия труда, организация труда, оплата труда, социально-правовая защищенность, содержательность труда.

В ходе исследования мы пришли к выводу о том, что уровень организации труда в сельском хозяйстве находится на низком уровне по большинству параметров оценки.

Проблемы организации труда в сельском хозяйстве обусловлены объективным обстоятельством, а именно – значительным объемом убыточных предприятий в отрасли (17,3%). Об этом свидетельствует и доля работников удовлетворенных обеспеченностью средствами производства в процессе труда (удовлетворены обеспеченностью ГСМ – 20,8% респондентов, комбикормами – 14,7%, удобрениями – 16,2%). Данные статистки свидетельствуют о наличии проблем в материально-техническом обеспечении сельскохозяйственного производства. Вызывает опасение тот факт, что мы наблюдаем более позитивную по сравнению с работниками оценку работодателями организации труда в сельском хозяйстве. Так, только 34,3% работников удовлетворены организацией их труда, тогда как 69% работодателей оценивают ее как хорошую, что свидетельствует о наличии скрытых противоречий в социально-трудовых отношениях между работниками и работодателями.

Остается актуальной проблема создания безопасных условий труда работников аграрной сферы, где наблюдается один самых высоких уровней производственного травматизма (в 2009 г. на 1000 человек приходилось, 1,6 несчастных случаев, тогда как в среднем по отраслям на 1000 работников приходилось 1,2 случая). На мероприятия по охране труда тратится меньше всего средств, а именно на одного работающего приходилось в 4,9 раза меньше, чем в среднем по республике, и в 5,8 раза меньше, чем в обрабатывающих производствах. Результаты опроса работников свидетельствуют о низком уровне удовлетворенности работниками отдельными составляющими условий труда (так не удовлетворены санитарно-гигиеническими условиями труда 56,2%, степенью физических нагрузок–43,3%, организацией техники безопасности – 52%), тогда как руководители организаций оценивают условия труда работников сельского хозяйства несколько выше (как хорошие оценили санитарно-гигиенические условия -53,8%, степень физических нагрузок – 36,9%, организацией техники безопасности – 68,9%).

Наиболее критической остается ситуация с оплатой труда в сельском хозяйстве, о чем свидетельствует и уровень удовлетворенности ее размером работниками (удовлетворены 17,2%) и оценка ее экспертами (определяют ее размер как хороший 6%). Так, размер заработной платы работника, занятого в сельском хозяйстве, остается низким и составляет 54,1% от средней заработной платы в экономике и 29,1% – в добыче полезных ископаемых. Для сравнения, в 1990г. эти показатели составляли соответственно 96% и 89%. Одним из самых распространенных нарушений является задержка заработной платы, что во многом определяется финансовым состоянием хозяйствующего субъекта. Встречаются факты выплаты заработной платы в натуральной форме в объеме больше, чем 20%. Это свидетельствует о том, что такой показатель качества трудовой жизни, как оплата труда, находится на низком уровне.

Оценка социально-правовой защищенности работников свидетельствует, что только 34,3% работников удовлетворены соблюдением трудовых прав. Однако эксперты (48%) и работодатели (78,7%) оценивают соблюдение трудовых прав работников как хорошее. Закрепление и реализация дополнительных прав работников демонстрирует в целом аналогичную картину. Несмотря на крайнюю важность для большинства работников таких дополнительных мер социальной защиты работников, как льготные путевки для детей (65,1%) и взрослых (67,6%), финансирование совместных культурных и спортивных мероприятий (55,9%), организация бесплатного проезда (46%) и питания (44,4%), реализация их на практике практически не осуществляется. Изучение содержания коллективных договоров, заключаемых на предприятиях в аграрной сфере, свидетельствует о том, что их нормы в целом мало отличаются от тех основных прав и гарантий, которые уже закреплены в актах более высокого уровня и фактически дублируют их.

О низком уровне реализации прав работников свидетельствуют данные республиканского комитета профсоюзов работников АПК РБ. Так, в 2009 г. в результате 74 проведенных проверок выявлено 247 нарушений трудового законодательства на предприятиях аграрной сферы. Стабильно высоким сохраняется количество выявленных нарушений законодательства об охране труда технической инспекцией профсоюзов работников АПК РБ. Несмотря на то обстоятельство, что внешняя среда для осуществления социально-правовой защиты в целом сформирована, реальная защита на практике находится на низком уровне. Критической остается ситуация с защитой нарушенных прав работников, это определяется: в отсутствии активности соответствующих субъектов (сам работник, работодатель, государство, профсоюзы); низкой степенью доверия работников к деятельности институтов защиты; их территориальной удаленностью.

Оценка содержательности труда сельских тружеников позволила сделать вывод о том, что при катастрофически низком уровне оплаты труда, его организации, условий, в которых он происходит, большинство работников в его процессе чувствуют себя достаточно комфортно. В целом, социально-психологический климат, сформировавшийся в организациях сельского хозяйства может быть оценен как благоприятный. Так, 46,4% удовлетворены сложившимися отношениями в трудовом коллективе, 34,3% не удовлетворены; 19,3% затрудняются ответить. Как достаточно хорошие определяют отношения в коллективе 77,% и с непосредственным начальником 69,5%.

На фоне достаточно низкой удовлетворенности своими возможностями в принятии управленческих решений (удовлетворены 27,1% работников), значительная часть работников говорят о том, что они могут принимать решение в производственных вопросах: могут в полной мере 17,2%; могут незначительно 30,6%; практически не могут 15,6%; не могут вообще 22,1%; затрудняются в ответе 14,5%. Такая противоречивость в оценках свидетельствует об отсутствии на практике прозрачных и понятных для работников механизмов участия в процессе управления. В целом в оценке содержательности труда работники, работодатели и эксперты демонстрируют единодушие: удовлетворены содержательностью труда 49,3% работников, оценивают как в целом хорошую 47% экспертов и 51,3% работодателей.

Во втором параграфе «Пути повышения качества трудовой жизни работников аграрной сферы» рассмотрен уровень общественного и государственного управления по каждому из показателей оценки КТЖ и предложены пути его повышения.

Проведенный анализ свидетельствует о том, что наиболее проблемной остается ситуация с управлением КТЖ работников, занятых в личных подсобных хозяйствах. Большинство отношений, складывающихся в ЛПХ, регулируется обычаями (нормами обычного права). Проблемным является реализация на практике осуществления контроля, особенно общественного, за качеством трудовой жизни работников КФХ. Актуальной остается задача совершенствования управления по отдельным показателям качества трудовой жизни и на сельхозпредприятиях.

С учетом современного состояния социально-трудовых отношений аграрной сферы выделены два альтернативных направления повышения КТЖ работников аграрной сферы. Первый путь состоит в разработке и реализации комплекса принудительно реализуемых мероприятий по каждому из показателей (организация труда, условия труда, оплата труда, содержательность труда, социально-правовая защищенность). Второй путь включает в себя разработку комплекса мероприятий, направленных на повышение социальной активности субъектов социально-трудовых отношений в целях создания предпосылок для эффективного их взаимодействия, в результате которого посредством добровольного достижения соглашения по каждому из показателей уровень КТЖ может повышаться.

При выборе направления повышения КТЖ следует учитывать не только специфику аграрной сферы, но и современное состояние складывающихся социально-трудовых отношений, которые характеризуются низким уровнем КТЖ и активности их основных субъектов. Совокупность социально-трудовых отношений в аграрной сфере слабо интегрирована, напоминая «лоскутно разорванное пространство разовых взаимодействий», и не обладает признаками системы.

В идеале социально-трудовые отношения в аграрной сфере образуют саморегулируемую систему, где при возникновении нарушений договоренностей между сторонами должны срабатывать механизмы, обеспечивающие корректировку поведения. Однако такая идеальная модель в современных условиях сложно реализуема на практике именно в аграрной сфере. Так, работодатель не всегда в полном объеме реализует достигнутые договоренности. Ситуация усугубляется и тем, что в России не сложились адекватные механизмы повышения активности и ответственности работодателей. Неоднозначность ситуации состоит в том, что негативные стимулы применяются только в отношении руководителей (работодателей), тогда как собственники предприятий не несут никакой ответственности и могут на сегодняшний день заинтересоваться только позитивными стимулами, которые в современной практике практически отсутствуют.

Формирование социально ответственных, независимых, активных участников социально-трудовых отношений в аграрной сфере, согласно проведенным исследованиям, должно осуществляться в два этапа. На первом этапе, учитывая низкий уровень качества трудовой жизни, социальную пассивность субъектов, значительное количество нарушений социально-трудовых отношений, низкий уровень правовой культуры, считаем необходимым усилить контролирующее воздействие государства на социально-трудовые отношения в целях недопущения массового нарушения трудовых прав работников аграрной сферы. С учетом всего вышесказанного, на современном этапе политика, направленная на повышение КТЖ работников аграрной сферы, должна включать комплекс мероприятий: создание предпосылок для использования потенциала общественных и государственных институтов и совершенствование их деятельности; изменение нормативной базы; проведение социального информирования, направленного на формирование социально-активных, компетентных субъектов социально-трудовых отношений.

На втором этапе, в результате реализации комплекса мероприятий, направленных на формирование равноправных и социально активных субъектов социально-трудовых отношений, соответствующих механизмов, обеспечивающих эффективное функционирование социально-трудовых отношений в аграрной сфере, степень влияния государства снизится. Здесь целесообразно перераспределение функции контроля и передачи ее общественным институтам. В свою очередь, основное направление деятельности государства будет сводиться к своевременному мониторингу этих отношений. До определенного времени государство сохранит за собой ряд свойственных ему функций – законодатель, судья. В дальнейшем, за счет развития социального партнерства, функция «законодатель» может перерасти в функцию «партнер», а судебная функция будет реализовываться преимущественно посредством деятельности альтернативных институтов защиты: третейские суды, медиаторство, трудовые арбитражи, комиссии по трудовым спорам.

В заключении представлены выводы, раскрывающие специфику трансформации социально-трудовых отношений в аграрной сфере России в условиях реформирования, приведены результаты анализа специфики их формирования и реализации.

Основные положения данных выводов заключаются в том, что в условиях современных социально-экономических преобразований основные структурные звенья, обеспечивающие реализацию социально-трудовых отношений в аграрной сфере и присутствовавшие в дореформенный период, потеряны или ослаблены, а новые элементы возникли еще не везде. Функционирующие структуры действуют разрозненно, в их деятельности преобладает имитационный характер, что, в конечном итоге, отражается на их эффективности. Складывающиеся социально-трудовые отношения не обладают признаками системы; взаимодействие между субъектами, характеризуется отсутствием диалога, активных действий с обеих сторон по урегулированию интересов. За кадром государственной политики остаются социально-трудовые отношения в личных подсобных хозяйствах. Формирование складывающихся социально-трудовых отношений в аграрной сфере нуждается в разработке соответствующей программы, включающей в себя комплекс мероприятий, а именно совершенствование нормативной правовой базы; подготовка и переподготовка кадров; поэтапное проведение социального информирования; проведение мероприятий по повышению общей и правовой культуры участников социально-трудовых отношений для постепенного выведения этих отношений из латентной сферы.

III. Список научных публикаций по теме диссертационной работы

1. Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации

Салахутдинова Р.Р. Проблемы совершенствования социального института защиты прав наемных работников // Социально-гуманитарные знания. –2008. –№7. –0,4 п.л.

Салахутдинова Р.Р. Личные подсобные хозяйства как специфический субъект социально-трудовых отношений в аграрном секторе / Р.Р. Салахутдинова, С.К. Ларцева // Социология власти. –2009. –№ 1. –0,5 п.л. (Авт. 0,3 п.л.).

Салахутдинова Р.Р. Проблемы реализации функций заработной платы в сельском хозяйстве (на примере Республики Башкортостан) / У.А.Назарова, Р.Р.Салахутдинова // Труд и социальные отношения. –2009. –№ 4. –0,5 п.л. (Авт. 0,25 п.л.).

Салахутдинова Р.Р. Состояние и вопросы улучшения условий труда работников сельского хозяйства в Российской Федерации// Социология власти. –2009. –№ 7. –0,5 п.л.

Салахутдинова Р.Р. Социальные факторы возвращения молодежи в аграрную сферу в условиях современных рыночных трансформаций// Социальная политика и социология. –2009. – №8. –0,47 п.л.

Салахутдинова Р.Р. Качество трудовой жизни работников сельского хозяйства// Социологические исследования. –2009. –№11. –1,0 п.л.


загрузка...