Эволюция политического лидерства в исламском мире в контексте концепции «Третьего пути» в 40-е г. ХХ в. – нач. ХХI в. (Индонезия, Ливия, Иран) (25.01.2010)

Автор: Воронин Сергей Анатольевич

IV. Власть на мусульманском Востоке в ХХ веке носила и носит авторитарный характер. При этом особо хотелось бы отметить необходимость отказа от оценок ряда западных исследователей, апологетически защищающих и проповедующих ценности демократии – как единственно возможной политической системы организации социума, в том числе и исламского.

V. Специфика политического лидерства на мусульманском Востоке в ХХ веке тесно связана с проблемой колониализма и его наследия, которая воздействовала на политическую культуру восточных социумов. Синтезированный социум, комбинированное общество, возникшее на Востоке в ходе и в результате колониализма, добившись независимости, поставило перед новыми политическими лидерами задачу легитимизации их властных полномочий.

VI. Именно способы, типы легитимизации являются, по мнению автора диссертации, основой классификации политических лидеров на Востоке, в целом, и в мусульманском мире, в частности.

На основе анализа фактического материала автор исследования осуществил типологизацию политического лидерства в исламском мире, базируясь на локально-региональном характере лидерства, типе легитимизации власти и типе режима по его природе и форме правления.

1)Локально-доктринальное лидерство (ограниченное рамками конкретного государства),

2)Регионально-доктринальное лидерство (носящее наднациональный характер объединения в соответствие с конфессиональной, этнической или социально-политической доктриной: панарабизм, панисламизм и т.п.)

Локальное лидерство, являющееся предметом нашего исследования, подразделяется по типу легитимизации:

– Авторитарный национализм (Госнационализм);

– Исламизм и религиозный фундаментализм.

И по типу режима:

– Модернизирующиеся монархии,

– Революционные и умеренные республики,

– Теократии.

Основными типами режима, характерными для исламского мира в целом, являются подвиды авторитаризма, которые после достижения независимости приобретали симбиозные формы:

1. Парламентский авторитаризм,

2. Необонапартизм,

3. Абсолютистский бонапартизм,

4. Абсолютистско-колониальный режим.

VII. Фундаментальными доктринами для легитимизации властных полномочий лидеров в исламском мире во 2-ой пол. ХХ в. стали госнационализм и исламизм.

1. Госнационализм. Обретение независимости бывшими колониями и полуколониями выдвигало на первый план задачу нациестроительства. Катализатором и направляющей силой этого процесса на Востоке выступало государство. Основной задачей, решаемой политическими лидерами Востока во 2-ой половине ХХ века, стал синтез результатов, полученных в ходе колониального синтеза и архаичных традиционных укладов. Виды их преломления в современных национальных государствах Востока носили характер видоизменения и интеграции продукта колониального синтеза в национальную экономику и «обволакивания» архаичных укладов, с целью их модернизации. Все эти функции на Востоке, учитывая роль и природу государства, взяли на себя политические лидеры и государственные институты.

а) Автор диссертации пришел к выводу о том, что этатизм выполняет преобразовательную и созидательную роль. Государство на Востоке – эффективный инструмент для преодоления центробежных тенденций. Политические лидеры должны решать всю совокупность проблем, возникающих в процессе нациестроительства и на последующих этапах от политики до экономики. Вопрос устойчивой национально-государственной интеграции решается тогда, когда лидер учитывает весь комплекс социально-экономических аспектов бытия социума. Относительно сбалансированным решением проблем в политике и экономике является ливийская модель развития М.Каддафи. В рамках индонезийской модели в период Сукарно произошёл явный перекос в сторону массовой политизации при игнорировании социально-экономической стороны развития. Перенос приоритетов развития на экономику при Сухарто привнес иную положительную динамику в развитие индонезийского общества.

б) В ходе изучения проблемы удалось выявить природу национализма на Востоке как социально-политического явления, являющегося средством легитимизации политических лидеров. На Востоке создание национальных государств носило характер инициативы, направленной сверху вниз, от государства к нации. Это был политический инструмент для консолидации компонентов комбинированного общества с целью его дальнейшей интеграции в нацию. В этом смысле процесс нациестроительства носил искусственный характер в отличие от Запада, где создание нации-государства происходило естественным путём.

в) Вопросы национально-политической интеграции тесно связаны с противоречиями этнического и экономического характера. Освободительные движения, которые явились прологом к образованию «государств – наций», базировались на принципах солидаризма, поскольку конечная цель была очевидной – достижение независимости и борьба с колонизаторами. Солидаризм порождал осознание единства на субнациональном, национальном и наднациональном уровнях. Характерен синтез компонентов комбинированного общества, воплощенный в принципе НАСАКОМа идеологии Сукарно, который стал синтезом национального, конфессионального и доктринального единства. Национализм выступал инструментом борьбы, механизмом самоидентификации, ислам воплощал идеалы справедливости, марксистская доктрина являлась рационалистической идеологией, которая предоставляла ключ к решению проблем социально-экономического характера. Доминантой этого синтеза выступал национализм, впитавший марксистскую революционность.

Учитывая центростремительные тенденции компонентов комбинированного общества, государства – нации, достигшие независимости, подходили к новому этапу развития, когда интегрирующая роль сотрудничества и объединения всех угнетённых против угнетателей переставала быть актуальной.

Лидеры и социум оказывались в ситуации, когда политическая консолидация опережала экономическую. Порой экономические условия для интеграции и вовсе отсутствовали. Государственный национализм и политические лидеры, создававшие его архитектуру, порой игнорировали сформировавшиеся за длительный период хозяйственные связи и контакты, приводили к территориальной дискретности этнических групп. Основной задачей была национальная консолидация и интеграция. Когда она выполнялась, как правило, возникал приоритет экономических связей в национальном сознании. Так произошло в Индонезии, когда предельно идеологизированный режим Сукарно сменился режимом «нового порядка», проводимого генералом Сухарто. Но концепция интеграции по хозяйственному признаку входила в конфликт с концепцией интеграции на основе религии и культуры, на политической основе. Так в арабском мире и по сей день не утихает дискуссия о соотношении «каумийя» (народ как «сообщество сердец и душ») и «ватанийя» (отечество как единство территории). Каумийя – идеология панарабизма, а ватанийя – арабского национализма.

г) Основными доминантами политических систем Востока во 2-ой половине ХХ в. стали этатизм и авторитаризм. Государство и лидер выступали главными силами в интеграции разрозненных в культурно-этническом и хозяйственном аспектах социальных образований. Содержанием понятия «государство – нация» является ощущение идентификации данного социума с конкретным политическим образованием. Со стороны государства это осуществление политики, нацеленной на создание и укрепление государственности, сформированной в рамках территориальных границ, направленной на устранение племенной, этнической и конфессиональной автаркии и сепаратизма, как препона для национальной и социально-экономической интеграции.

д) В исламском мире конфигурация «государство-нация» (государственного национализма) персонифицирована в фигуре политического лидера, являющегося воплощением концентрации власти в государстве. Лидер и государство формируют суперэтническую общность, которая уравновешивает и создаёт баланс между этносами, в неё входящими.

2. Исламизм. Политизированный характер ислама создал политическую модель исламского государства – теократию, в котором Верховным сувереном является Бог (Аллах), а его наместником, проводником божественной воли на Земле – халиф, который априори должен иметь всю полноту абсолютной власти, являясь точкой её концентра, при опоре на улемов (духовных лиц высших должностей).

а) В результате проведенного анализа диссертант пришел к выводу, что идеологическим инструментом политических преобразований в рамках доктрин национализма и исламизма стало требование иджтихада. В ХIХ веке набирают силу реформаторские течения в исламе, призывающие к модернизации и возрождению права иджтихада. На фоне развернувшейся национально-освободительной борьбы в исламском мире от колониального гнета реформаторы выдвинули требование о признании права индивидуального иджтихада, то есть права на индивидуальные, самостоятельные суждения по всему комплексу богословских вопросов. Мусульманская реформация разделились на два течения, векторы которых были направлены вперед – Модернизм (европеизация), требующий снять запрет на «бида» (новации) и Возрожденчество, требующее возврата ко временам пуристского ислама и рассматривающее ислам в качестве божественного Абсолюта и отрицающее «бида», т.е. вектор в прошлое. Сторонники модернизации отвергали концепцию теократии и выступали за признание права каждого верующего или демократически избранного органа (парламента) права на иджтихад. Апологеты Возрожденчества отстаивали идею теократии, опираясь на опыт ханбализма и ваххабизма. Модернистское течение Реформации стало предтечей и основой формирования идеологии государственного национализма, а Возрожденчество оживило в сознании верующих концепцию теократии, религиозного фундаментализма.

б) Реформация (Нахда) ХIХ века стала основой для формирования двух основных типов легитимизации политических лидеров на Востоке в ХХ веке после достижения независимости. По сути, исламские модернисты выступали за секуляризацию государства, стремились к созданию национального государства. Такой подход неизбежно отводил религии (исламу) роль второго плана. Сторонники Возрожденчества утверждали, что в самой природе ислама заложена концепция государственности на основе религии (ислама). Исламское государство создавалось на базе общности религиозной. Подъём национально-освободительного движения во 2-ой половине ХIХ века – начале ХХ века на Востоке обострил противоречия между концепциями консолидации и интеграции, между национальной и религиозной идей. Произошел окончательный разрыв между национализмом и панисламизмом.

в) В 2-ой пол. ХХ веке всё большее влияние на социально-политические процессы в исламском мире начинает оказывать исламизм, базирующийся на взглядах Афгани. Основной мишенью идеалов исламизма стала доктрина национализма. К началу 70-х годов ХХ века культура национализма утвердилась и доказала свою жизнеспособность во многих странах исламского мира. Сукарно, Каддафи, Зия-уль-Хак, Садат и др. разделили мир ислама на сепаратные части, основанные на нередко искусственно созданном национальном единстве полиэтнических, поликонфессиональных и гетерогенных социумов. Националистические доктрины политических лидеров нередко являли собой адаптированный перевод на язык, доступный традиционному сознанию, европейских идеалов и ценностей. Так М.Каддафи нередко апеллировал к Ж.Ж.Руссо, Сукарно цитировал К.Каутского и др.

г) 2-я половина ХХ в. сформировала демонстрационный эффект прихода к власти представителей политических движений ислама, как мирным, так и силовым путём. На фоне рутинизации авторитетов национализма и сформировавшегося в обществе неприятия крайних фундаментальных проявлений ислама рождаются в последнее десятилетие ХХ века – начале ХХI века своеобразные симбиозные течения политического ислама с новой идеологией, пытающиеся синтезировать доктрину национализма с концепцией исламской демократии.

д) Результатом синтеза и взаимовлияния секулярных и конфессиональных концепций в исламском мире стало формирование в конце ХХ века – начале ХХI века идеологических течений «исламонационалистов» и «националисламистов».

е) По мнению автора, скорее всего комбинированные формы идеологии явятся катализатором социально-политического и экономического развития, поскольку и госнационализм (как политическое явление, а не средство самоидентификации нации) и исламский фундаментализм все более становятся реликтами ушедшего ХХ века. Их исторические миссии можно считать выполненными.

VIII. Национализм и исламизм являются не только типами легитимизации политического лидерства, но и этапами в развитии политических систем исламского мира, сменяющими и взаимозаменяющими друг друга. Госнационализм, как идеология нациестроительства и консолидации гетерогенных социумов носил априорно авторитарный характер. К моменту, когда он выполнил свою историческую миссию, и эра харизматических лидеров подошла к финалу, его сменил исламизм, как реакция на усталость от авторитарных тенденций и разочарование в плодах госнационализма как светской идеологии. После заката авторитарно- националистических режимов взоры исламской уммы обратились к вечным ценностям ислама, ознаменовав начало радикального исламизма на волне извечной халифатской ностальгии, запрятанной в недрах массового сознания мусульман.

IX. Национализм и исламизм в зависимости от исторического времени и политических реалий являются, своего рода, аналогом западного механизма смены правящих партий. Национализм и исламизм объединяет оппозиция Западу, проекту глобализации. Они являются защитным барьером от социокультурной и экономической экспансии Запада. Однако общая задача этих идеологий не снимает внутренних противоречий между исламизмом и национализмом.

X. Исламизм в начале ХХI века, выступая в качестве ответной реакции на культуру глобализации, претендует на роль института глобализации в рамках исламского мира, возрождая концепцию панисламизма и оживляя политические мифы прошлого. В этом он кардинально противостоит национализму. Кризис государств исламского мира, базирующихся на идеологии национализма ,создал предпосылки для возрождения религии. В целом позиция исламистов сводится к тому, что современный Рах Americana должен быть заменён Рах Islamica. Первая в новейшей истории попытка создать неоисламистский проект теократического режима состоялась в Иране. Хомейни рассматривал иранскую политическую модель как эталон для всей мировой уммы. Изначально реакция исламского мира на проект Хомейни была весьма одобрительной. Но вскоре, когда лидеры исламских государств увидели агрессивное поведение иранского режима, выразившегося в экспорте исламской революции и конфронтации в международных отношениях, их реакция резко трансформировалась. Они дистанцировались от Ирана. Таким образом, представляется сомнительным, что исламистская доктрина имеет перспективу в качестве одного из типов легитимизации политического лидерства. Несомненно, всплески исламских настроений будут ещё долгим и постоянным спутником традиционных обществ исламского мира. Но по мере экономического развития и проникновения ценностей современного мира, носящих общепланетарный характер, исламистам будет всё труднее находить свою политическую аудиторию.

XI. Автором выявлена парадигма идеологического развития, способного сохранить самоидентичность обществ мусульманского Востока и стать основным оппонентом культуры глобализации. Им снова становится национализм, формирующий оппозицию государств, против носителей глобализации, против доминирования одной державы над всем миром. Однако природа современного национализма как типа легитимизации политического лидерства совершенно иная, нежели в середине ХХ века. Национализм, кажется, обретает второе дыхание. Современный национализм ориентирован на другие задачи. Если во 2-ой половине ХХ века национальные лидеры Востока стремились, прежде всего, деколонизовать историю, сформировать нации из разных элементов пёстрой этнической и конфессиональной мозаики, т.е. решить внутренние задачи построения нации и формирования национального самосознания, то сегодня речь идёт прежде всего о защите от глобализации, разрушающей самоидентичность. И госнационализм, и исламизм становятся в глобализирующемся мире реликтами. Будущее, видимо, за идеологией национализма, являющейся синтезом этничности и самоидентификации, выражающейся в росте самосознания этносов, их стремлении к территориальной и этнокультурной автономии, в устремлениях политических лидеров, выступающих за сохранение самоидентичности и одновременное вхождение в глобальный мир.

XII. Концепция «третьего пути» стала доминирующей социально-экономической доктриной в исламском мире во 2-ой пол. ХХ века в рамках идеологий госнационализма и исламизма. На Востоке концепции «третьего пути» стали вызовом существующему биполярному миру. Выбор «третьего пути», отвергающего либеральную демократию, капитализм А.Смита и коммунистические идеалы К.Маркса, был основан на поиске аутентичную пути развития, базирующегося на сохранении самоидентичности, модернизации экономики и социальных отношений. «Третий путь» на мусульманском Востоке во 2-ой половине ХХ в. это попытка постколониальных обществ найти своё место в сложившейся системе международных отношений. В этом смысле концепция «третьего пути» прежде всего обозначала обоснование независимости и начало нациестроительства.

Одним из вариантов развития по «третьему пути» является доктрина корпоративного государства, в основе которой лежит понятие «солидарность». При всех цивилизационных различиях политических систем Запада и Востока некоторые исторические параллели все же просматриваются. Солидаристские общества на Западе и Востоке объединяет общая система координат. В качестве доминант выступают верховенство обычая, традиции, а не норм права; семья рассматривается как основа социальной организации; отрицание классовой борьбы, призыв к солидарности, социальному консенсусу; отрицание демократии как «власти числа»; отрицание опыта либерального капитализма и коммунистических идеалов; деление общества по профессиональному цеховому признаку на основе принципа сотрудничества; корпоративные общества всегда религиозны, вне зависимости от того какая конфессия (ислам, католичество и др.) лежит в их основе. На Востоке в силу исторических условий формирования государства этатизм был и остаётся естественным выбором. Поэтому и черты корпоративизма (каддафизм, сукарноизм и др.), отмеченные в восточных социумах, имеют более глубокие ментальные корни и историческую перспективу.


загрузка...