Конфликты идентичностей в посттрадиционной России (24.10.2011)

Автор: Попов Максим Евгеньевич

В работах У. Бека ценностно-мировоззренческие конфликты определяются как цивилизационная борьба за правильный путь в будущее: в этом аспекте понятие «конфликты идентичностей» отражает системный характер ценностных противоречий как модернизационных рисков посттрадиционности (второго модерна). П. Штомпка при изучении социокультурных трансформаций в СССР и коммунистических странах восточной Европы показывает, что элементы позднего модерна, навязанные традиционалистскому обществу идеологией и авторитарной властью, сочетаются с наследием досовременных эпох, порождая глубинные ценностные противоречия.

Анализу ценностно-идентификационных трансформаций советской и постсоветской культуры посвящены работы Т. Адорно, Х. Арендт, Р. Арона, Дж. Боффа, Р. Даля, Р. Дарендорфа, М. Кивинена, П. Козловски, А. Камю, Ф. Конта, Э. Морена, Т. Парсонса, К. Поппера, Ж.-П. Сартра, А. Турена, Ш. Фицпатрик, М. Фуко, С. Хантингтона и других исследователей.

Последнее десятилетие XX – начало XXI веков представлены рядом российских исследований, посвященных изучению взаимосвязи конфликтов, идентичности и безопасности в глобальном и региональном измерениях, А.Р. Аклаева, Б.В. Аксюмова, Г.М. Андреевой, Ю.В. Арутюняна, М.А. Аствацатуровой, А.Ш. Викторова, Н.М. Губогло, Г.С. Денисовой, Л.М. Дробижевой, С.Ю. Ивановой, В.И. Каширина, В.Н. Коновалова, В.С. Малахова, Н.Г. Скворцова, С.В. Соколовского, А.Л. Стризое, В.А. Тишкова, А.Ю. Шадже, В.Р. Чагилова, В.Е. Черниковой, в которых ставится вопрос о социокультурном характере общественной безопасности, этнополитической специфике конфликтов идентичностей, затрагиваются проблемы трансформации культурных идентичностей в российском обществе, анализируются культурно-антропологические аспекты развития и функционирования этнокультурных общностей в посттрадиционной России.

Научные исследования, посвященные изучению цивилизационных и историко-антропологических оснований конфликтов идентичностей в России, представлены в работах Ю.Н. Афанасьева, А.С. Ахиезера, В.С. Барулина, А.В. Бузгалина, А.Г. Вишневского, Л.Д. Гудкова, Т.И. Заславской, А.Г. Здравомыслова, А.А. Зиновьева, Е.Ю. Зубковой, В.В. Ильина, В.И. Ильина, А.А. Кара-Мурзы, С.Г. Кара-Мурзы, Н.Н. Козловой, Н.И. Лапина, Ю.А. Левады, В.М. Межуева, И.К. Пантина, О.В. Хархордина, И.Г. Яковенко и других авторов.

Вместе с тем не исследованы важнейшие для проблематики диссертационной работы историко-культурные и культурно-антропологические основания конфликтов идентичностей в посттрадиционной России, не проанализирована социокультурная специфика конфликтов идентичностей в региональном аспекте, не изучен интеграционный потенциал гражданской идентичности как способа преодоления конфликтов идентичностей.

Таким образом, при наличии исследовательского интереса к феномену конфликтов идентичностей в настоящее время отсутствуют концептуальные работы, посвященные философскому анализу данной проблемы, что определило выбор объекта, предмета и цели диссертационного исследования.

Объект исследования – социокультурные конфликты в посттрадиционной России.

Предметом исследования являются основания и содержание конфликтов идентичностей в контексте посттрадиционных трансформаций российской культуры.

Цель диссертационного исследования – концептуализация конфликтов идентичностей как парадигмы объяснения социокультурных трансформаций в посттрадиционной России с позиций философской антропологии и философии культуры.

В соответствии с поставленной целью определяются следующие задачи исследования:

– определить категориальный статус концепта «конфликты идентичностей»;

– выявить связь между посттрадиционными социокультурными трансформациями и конфликтами идентичностей;

– эксплицировать противоречия между амбивалентными антропологическими моделями коллективных идентичностей в посттрадиционной российской культуре;

– определить конфликтогенную специфику советскости как идеологизированной антропологической модели надэтнической идентичности;

– проанализировать содержание постсоветских конфликтов идентичностей в контексте противостояния традиционализации и модернизации в России;

– показать взаимосвязь между конфликтами идентичностей и формированием гражданской идентичности в системе общественной безопасности посттрадиционной России;

– эксплицировать социокультурный смысл интеграционной гражданской идентичности в контексте преодоления конфликтов идентичностей на региональном и общероссийском уровнях;

– выявить культурно-антропологическую специфику конфликтов идентичностей на Северном Кавказе.

Теоретико-методологической основой исследования является социокультурный подход к анализу конфликтов идентичностей, который позволяет рассмотреть избранный объект исследования как целостное явление, обусловленное многообразием социальных, культурных и исторических факторов.

Важнейшим теоретико-методологическим основанием для диссертации послужила концепция «конфликтов идентичностей» Дж. Бертона и Дж. Ротмана, эксплицирующих в качестве важнейших социокультурных атрибутов конфликтов идентичностей иррациональность и неуправляемость. Это позволило определить конфликты идентичностей как социальные по форме (между социальными субъектами различного уровня) и культурные по содержанию конфликты, фундаментом которых являются культурные различия, понимаемые в современной культурной антропологии как идентичности или как традиции.

Еще одним важным методологическим основанием для исследования социокультурной специфики и факторов конфликтов идентичностей выступили концепции В.А. Авксентьева и А.В. Дмитриева в рамках общей теории конфликта и этнической конфликтологии.

Теоретической основой для понимания природы ценностных трансформаций и кризисов традиционалистских идентичностей как оснований конфликтов идентичностей послужили концепции «посттрадиционной идентичности» Ю. Хабермаса, «рефлексивной модернизации» Э. Гидденса, «глобального гражданского общества» и «второго модерна» У. Бека.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

– представлена авторская концепция конфликтов идентичностей, согласно которой конфликты идентичностей – это социокультурные конфликты посттрадиционности, фундаментом которых являются глубинные ценностно-мировоззренческие различия и противоречия, обусловленные кризисами и трансформациями культурных идентичностей, и показано, что конфликты идентичностей детерминированы дихотомией традиционалистских и посттрадиционных ценностных систем и являются атрибутивной частью рефлексивно-модернизационных процессов в российской культуре;

– выявлена связь между конфликтами идентичностей и социокультурными трансформациями в посттрадиционной России и показано, что обусловленные модернизационными рисками качественные изменения ценностно-мировоззренческого содержания, статуса и традиционалистской иерархии культурных идентичностей имеют амбивалентный и противоречивый характер;

– эксплицированы лежащие в основании конфликтов идентичностей противоречия между амбивалентными антропологическими моделями коллективных идентичностей в посттрадиционной России: с одной стороны, традиционалистской моделью, ориентированной на изоляционизм и консервацию идентичностей, с другой – посттрадиционной моделью, в которой формируется возможность рефлексивной модернизации и гражданской интеграции на основе плюралистических и рационально-секулярных ценностей, межэтнического сотрудничества и надэтнического диалога;

– определена конфликтогенная специфика советской идентичности как идеологизированной культурно-антропологической модели коллективной надэтнической идентичности и показано, что при внешней модернизационной ориентации (консервативно-технологической модернизации) советскость имела противоречивый традиционалистский характер;

– выявлено социокультурное содержание постсоветских конфликтов идентичностей, заключающееся в ценностном противоборстве традиционалистских и модернизационных мировоззрений; доказано, что конфликты идентичностей в России обусловлены помимо противостояния традиционалистских и посттрадиционных ценностных систем и культурных идентичностей кризисом гражданского метанарратива, интегрирующего традицию и инновацию в системное цивилизационное целое;

– показана взаимосвязь между конфликтами идентичностей и общественной безопасностью посттрадиционной России; обоснован тезис о том, что преодоление конфликтов идентичностей возможно на основе конструирования целостного культурно-цивилизационного фундамента – интеграционной гражданской идентичности;

– доказано, что в посттрадиционной России формирование интеграционной идентичности создает условия для редукции глубинных конфликтов идентичностей и их трансформации в управляемые и разрешаемые конфликты интересов на общегосударственном и региональном уровнях;

– выявлена специфика конфликтов идентичностей на Северном Кавказе, обусловленная культурно-мировоззренческом противоречием между статичным (традиционализация) и динамичным (рефлексивная модернизация) социокультурным воспроизводством и заключающаяся в конструировании традиционалистских проектов фундаментализма и этнонационализма.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Конфликты идентичностей представляют собой социокультурные конфликты посттрадиционности, фундаментом которых являются ценностно-мировоззренческие различия и противоречия, обусловленные кризисами и трансформациями культурных идентичностей; эти конфликты детерминированы дихотомией традиционалистских и посттрадиционных ценностных систем и являются атрибутивной частью рефлексивно-модернизационных процессов в российской культуре. Понятие «конфликты идентичностей» отражает системный характер ценностно-мировоззренческих противоречий как модернизационных рисков глобального мира: интеракция и сближение ранее «чужих» культурных общностей и их идентичностей является неисчерпаемым источником интеграции и конфликтов. Посттрадиционные социокультурные трансформации как основания конфликтов идентичностей связаны с рефлексивной (рационально-секулярной) модернизацией, которая делает российскую культуру децентрированной и в этом аспекте постметафизической, постнациональной, посттрадиционной.

2. Посттрадиционные трансформации как основания конфликтов идентичностей изменяют ранее гомогенное ценностно-мировоззренческое содержание и традиционалистский статус коллективных идентичностей в иерархической оппозиции «мы – они» посредством универсализации интеграционно-гражданских ценностей. Изменения в иерархии традиционалистских ценностей и посттрадиционный призыв к интеграции и унификации культурных идентичностей в процессе модернизации и глобализации становятся факторами традиционалистского сопротивления. Сосуществование в посттрадиционной российской культуре разных мировоззрений и ценностей не приводит к неизбежным конфликтам идентичностей, формируя предпосылки к культурному диалогу и гражданской интеграции; однако когда модернизационные риски и ценностные противоречия в процессе унификации и стирания культурных различий воспринимаются как угрозы безопасности и автономности традиционалистских идентичностей – возникают затяжные конфликты идентичностей.

3. Лежащая в основании социокультурных конфликтов амбивалентность антропологических моделей коллективных идентичностей в российской культуре характеризуется противоречием, с одной стороны, традиционалистской (изоляционистской) модели, с другой – посттрадиционной (интеграционной) модели на основе гражданской идентичности и рационально-секулярных ценностей. Конфликтность традиционалистских идентичностей обусловлена конструированием их носителями жестких культурных границ в отношениях с «другими» сообществами: идентичность как коллективное тождество (позитивные автостереотипы) формируется посредством конфронтации и отталкивания от культурной идентичности «чужих» (негативные гетеростереотипы). В культурно-антропологической модели посттрадиционной идентичности обнаруживается возможность интеграции на основе межэтнического сотрудничества и надэтнического диалога, согласования общих целей и ценностей, установления оптимальных связей между автономными социокультурными общностями и их идентичностями. В посттрадиционной ценностной системе формируется целостное понимание общественной безопасности, осознается необходимость выработки антиконфликтогенных механизмов социокультурной идентификации, ведется поиск путей и способов преодоления конфликтности и негативной стереотипизации. Имеющие исторические корни противоречия между модернизационным потенциалом гражданской интеграции и слабой восприимчивостью носителей традиционалистских идентичностей к культурному диалогу являются основанием конфликтов идентичностей в посттрадиционной России.

4. При внешней модернизационной ориентации (консервативная модернизация) традиционализм советскости как идеологизированной культурно-антропологической модели надэтнической идентичности заключался в доминировании авторитарно-патерналистских ориентаций, сакрализации власти и идеологии, инструментальной «интернационализации» при отсутствии демократических ценностей консолидированного гражданского общества с устойчивыми неформальными связями между автономными социокультурными общностями и коллективными идентичностями. Противоречивость советской идентичности отражает традиционалистскую амбивалентность российского общественного сознания в абсолютизации «крайностей»: бинарные оппозиции «противоборство – единение», «традиция – обновление» составляют онтологический фундамент и базовые антропологические свойства отечественной культуры, обусловившие специфику постсоветских конфликтов идентичностей.

5. Социокультурное содержание постсоветских конфликтов идентичностей заключается в глубинном культурно-мировоззренческом противоречии между рефлексивно-модернизационным конструированием российской гражданской идентичности, с одной стороны, и мобилизацией этнического и религиозного традиционализма – с другой. Конфликты идентичностей в трансформирующейся российской культуре характеризуются помимо острого противоречия традиционализации и модернизации также отсутствием культурного метанарратива, интегрирующего традицию и инновацию в структурное единство. Пространство формирования гражданской идентичности оказывается конфликтогенным: совокупность интересов и ценностей социокультурных общностей «институционализируется» в форме противоборствующих стереотипов, генерирующих конфликты идентичностей и разрушающих системную целостность российской культуры.

6. В модернизирующейся на основе посттрадиционных ценностей России, связанных с плюрализацией и демократизацией, сохраняются традиционалистские черты советскости (авторитарные ориентации) и политизированной этничности (культурный партикуляризм), вызывая конфликты идентичностей и указывая на продолжающийся кризис в конструировании безопасного гражданского проекта идентичности. Преодоление затяжных конфликтов идентичностей и формирование системы общественной безопасности возможны при условии целенаправленного конструирования и устойчивой трансляции интеграционной гражданской идентичности. Формирование культурного метанарратива – интеграционной гражданской идентичности – необходимое условие рефлексивной (инновационной) модернизации посткоммунистической России, завершившей конфликтогенные традиционалистские проекты советскости и этнического возрождения.

7. В посттрадиционной России формирование интеграционной гражданской идентичности, консолидирующей общество и формирующей устойчивые социокультурные связи между автономными общностями и группами, имеет безусловное значение для преодоления конфликтов идентичностей. Интеграционная идентичность создает условия для редукции трудноразрешимых «нереалистических» конфликтов идентичностей и их трансформации в управляемые «реалистические» конфликты интересов. В процессе трансляции интеграционной гражданской идентичности может значительно снизиться уровень ценностного противостояния носителей различных идентичностей на региональном и общегосударственном уровне. Вероятность преодоления конфликтов идентичностей в посттрадиционной России зависит от добровольно принятой и осознанной гражданской позиции, причём значимым оказывается не только правовой статус человека, но и способность к социокультурной интеграции на основе гражданского сотрудничества и культурного диалога.

8. Специфика конфликтов идентичностей на Северном Кавказе обусловлена острым мировоззренческим противоречием между статичным (этнорелигиозная традиционализация) и динамичным (рационально-светская модернизация) социокультурным воспроизводством и заключается в конструировании и мобилизации радикальных коллективных идентичностей. Этническая иерархия как фактор конфликтов идентичностей на Северном Кавказе становится источником формирования традиционалистских проектов фундаментализма и этнонационализма. Трансформационные процессы в регионе развиваются асимметрично, реакция различных этнических общностей на модернизацию и культурную унификацию бывает враждебной, что усиливает конфликты идентичностей. Также в качестве факторов, определяющих специфику конфликтов на Северном Кавказе, выступают фрагментация и дезинтеграция социокультурного пространства региона. Традиционализация и регионализация на Северном Кавказе приобретают выраженный конфликтогенный характер, препятствуя формированию общероссийской системы социальной безопасности и развитию устойчивой гражданской идентичности.


загрузка...