Риторическое высказывание: формы, семантика, функции (24.10.2011)

Автор: Канафьева Аля Васильевна

Полагаем, что основными этапами формирования и выражения эмоции являются: эмоциональный импульс – эмоциональная реакция – эмоциональное состояние – его вербализация в риторическом высказывании – эмоциональная реакция партнёра, на которую говорящий, безусловно, рассчитывает. «Отношения стимула и реакции, в которых обычно интерпретируется связь между событиями жизни и вызываемыми ими переживаниями, преломляется в языке в весьма текучих и зыбких формах» [Арутюнова: 1998, 435].

В риторических эмотивных высказываниях репрезентируются:

а) эмоциональное состояние, вызванное утратой чего-то очень важного для субъекта – эмоция отчаяния:

- Степа,- сказал он осторожно. – Мне пора.

– Уж едете? – прошептала она бессмысленно. И вдруг пришла в себя и крест-накрест ударила себя в грудь руками: - Куда ж вы едете? Как же я теперь буду без вас? Что ж мне теперь делать? (И. Бунин).

Эмоция отчаяния выражается в риторических высказываниях, отражающих безысходность, невозможность что-то изменить в сложившейся ситуации: Потом они долго советовались, говорили о том, как избавить себя от необходимости прятаться, обманывать, жить в разных городах, не видеться подолгу. Как освободиться от этих невыносимых пут? - Как? Как? – спрашивал он, хватая себя за голову. – Как? (А. Чехов);

б) эмоциональное состояние, вызванное сознанием собственной ненужности, – эмоция потрясения, безысходности:

О, сколько кокетства от счастия! А я… Я принимал всё за чистую монету; я думал, что она… Но, боже мой, как же мог я это думать? как же мог я быть так слеп, когда уже всё взято другим, всё не моё; когда, наконец, даже эта самая нежность её, её забота, её любовь…да, любовь ко мне, - была не что иное, как радость о скором свидании с другим, желание навязать и мне своё счастие?.. (Ф. Достоевский);

в) эмоциональное состояние смятения, противоречия внутренних импульсов – рациональных и эмоциональных: Вскоре она вернулась к майору, молча погасила слёзы и, сдерживая бабью тоску, обвила рукой его седеющую голову: - И откуда ты взялся-то, Ваня, разудалая твоя голова, откуда?.. «Ваня, разудалая твоя голова» - эти слова старой протяжной песни были сказаны шёпотом (В. Белов);

г) эмоция гнева, вызванная предлагаемым или навязываемым действием, положением, находящимися в противоречии с представлениями о дозволенном и недозволенном воспринимающего субъекта: По нынешним понятиям об этикете письмо сие было бы весьма неприличным, но оно рассердило Кирила Петровича не странным слогом и расположением, но только своею сущностью: «Как, - загремел Троекуров, вскочив с постели босой, - высылать к ему моих людей с повинной, он волен их миловать, наказывать! Да что он в самом деле задумал; да знает ли он, с кем связывается? Вот я ж его… Наплачется он у меня, узнает, каково идти на Троекурова!» (А. Пушкин).

Риторические высказывания имеют и семантику эмоционального отношения. Они представляют собой отрицательную реакцию адресата на предложение совершить какое-то действие по отношению к враждебному для него по каким-то причинам третьему лицу. Речевая реакция представляет собой акт гнева, возмущения: Теперь позвольте вам сказать ещё одно слово: я имею поручение, как от судьи, так равно и от всех ваших знакомых, так сказать, примирить вас с приятелем вашим, Иваном Никифоровичем. – Как! с невежею? чтобы я примирился с этим грубияном? Никогда! Не будет этого, не будет! – Иван Никифорович был в чрезвычайно решительном состоянии (Н. Гоголь).

Риторические высказывания являются составляющими единицами эмоционально-оценочных блоков в тексте. Выражению эмоционального состояния, степени его напряжённости, динамики внутри блоков способствуют приёмы синтаксического параллелизма, анафоры:

Вы шутите, - всё более и более оживляясь, говорил Пьер. – Какое же может быть заблуждение и зло в том, что я желал (очень мало и дурно исполнил), но желал сделать добро, да и сделал хотя кое-что? Какое же может быть зло, что несчастные люди, наши мужики, люди так же, как мы, вырастающие и умирающие без другого понятия о боге и правде, как образ и бессмысленная молитва, будут поучаться в утешительных верованиях будущей жизни, возмездия, награды, утешения? Какое же зло и заблуждение в том, что люди умирают от болезни без помощи, когда так легко материально помочь им, и я им дам лекаря, и больницу, и приют старику? И разве не ощутительное, не несомненное благо то, что мужик, баба с ребёнком не имеют дни и ночи покоя, а я дам им отдых и досуг?.. – говорил Пьер, торопясь и шепелявя. (Л. Толстой).

Разочарование – огорчение – сожаление – отчаяние – потрясение – безысходность – обречённость – раскаяние – умиление – неодобрение – недоумение - все эти эмоции выражаются риторическими высказываниями разных моделей.

Риторические высказывания с оценочной семантикой не представляют специальных моделей; семантика оценки совмещается с модальной и эмоциональной.

Рациональная оценка формируется на основе наблюдения – анализа - умозаключения о проявлениях сущностных свойств личности. Соответствие или несоответствие этих свойств морально-этическим установкам, воззрениям, стремлениям, чувствам оценивающего субъекта обусловливает адекватную оценку. «Для того чтобы оценить объект, человек должен «пропустить» его через себя: природа оценки отвечает природе человека» [Арутюнова: 1998, 181].

Важно отметить, что в письменном тексте оценочное значение риторического высказывания чаще всего выявляется благодаря контексту, дающему представление и о субъекте оценки, и о её объекте, и об оцениваемой ситуации (событии, факте).

Рациональной является ментальная оценка. Ментальная оценка имеет объективно-субъективный характер. Её объективный характер проявляется в том, что она является отражением соответствия (или несоответствия) объекта оценки сложившимся в социуме мировосприятию, мироощущению, осознанию его места и роли – морально-нравственным концептам социума.

Совмещение рациональной и эмоциональной оценочной семантики отмечается, например, в риторических высказываниях с прономинальным компонентом кто: Его рука и кошелёк были открыты для каждого; никто не удалился от его порога с тяжёлым словом нет! Кто вернее его служил государю словом и делом? Кто бывал впереди его в жаркой битве? Одним словом, кто был достойнее назваться человеком и кто носил это имя с большим благородством? (А. Бестужев – Марлинский).

Говорящим оценивается то, о чём он имеет отчётливое представление, что является предметом его личного жизненного опыта, отношений к оцениваемому, взаимоотношений с оцениваемым: «Твоя наружность! Какой вздор! Чем ты не молодец? (А. Пушкин).

В семантике риторических высказываний наблюдается контаминация оценочного и эмоционального значений: «когда говорят об эмоциях, предполагается существование оценочного мнения» [Вольф: 1985, 139]. К примеру, в речевом акте противостояния в риторических высказываниях говорящий не только даёт негативную оценку адресату, но и проявляет при этом эмоцию осуждения, агрессивную реакцию на проявление фактов, противоречащих его представлениям о морально-этических ценностях: Да и прилично ли, сударыня, русской боярыне или боярышне находиться вместе с немцами-табачниками да с их работницами? Слыхано ли дело, до ночи плясать и разговаривать с молодыми мужчинами? И добро бы ещё с родственниками, а то с чужими, с незнакомыми (А. Пушкин).

Риторические высказывания с рационально-логической оценочной семантикой - такая разновидность оценки заключена в субстантивных моделях с прономинальными компонентами что, какой, приобретающих в риторическом высказывании функцию оценочного предиката:

[Самозванец] Твоя любовь…Что без неё мне жизнь, И славы блеск, и русская держава? (А. Пушкин); - И вы целую жизнь хотите остаться на Кавказе? – говорила княжна. - Что для меня Россия! – отвечал ее кавалер: - страна, где тысячи людей, потому что они богаче меня, будут смотреть на меня с презрением, тогда как здесь, - здесь эта толстая шинель не помешала моему знакомству с вами… (М. Лермонтов).

Рационально-логическая оценка риторических высказываний может быть результатом противопоставления истинных и мнимых ценностей. Семантику негативной оценки своего или чьего-то образа жизни выражают риторические высказывания с прономинально-адвербиальным компонентом зачем: Щербатова стояла, опустив голову. Воск капал ей на пальцы с тонкой, согнувшейся свечи. Но она не замечала этого. Она думала о бездомном солдате, о своей нарядной и утомительной жизни в П-ге и вдруг удивилась: зачем ей эта жизнь? И зачем ради неё она должна отказаться от любви, от радости, от веселья, даже от того, чтобы пробежать босиком по мокрой траве? Она думала о Лермонтове (К. Паустовский).

В выводах по второй главе отмечается многоплановость семантики риторических высказываний: отрицание как ядерное значение и актуализованные модальные, эмоциональные, оценочные значения. Риторические высказывания с семантикой отрицания различаются: сферой его действия – общеотрицательные/частноотрицательные риторические высказывания; степенью интенсивности – категорическое/некатегорическое; наличием частных модальных, эмоциональных, оценочных значений.

Риторические высказывания с семантикой усиленного утверждения формируются посредством разнообразных, приспособленных для этой функции служебных слов, образующих двучленные и многочленные аналитические сочетания с единой коммуникативно-прагматической функцией. В семантике утвердительных риторических высказываний отмечаются и дополнительные оттенки значения, связанные с эмоционально-оценочными интенциями говорящего.

Риторические высказывания разных моделей в субъективном размышлении (рассуждении) имеют насыщенный, яркий и выразительный спектр разнообразных эмоциональных и оценочных значений, которые взаимосвязаны и нерасторжимы.

В третьей главе рассматриваются функции риторического высказывания в разных сферах употребления.

Риторическое высказывание является той специфической синтаксической единицей, которая предназначена для выражения в речи, тексте субъективного плана содержания.

Функции риторических высказываний в художественном тексте столь же многообразны, сколь многообразны их структурно-семантические модели. Являясь единицами экспрессивной, эмоционально окрашенной речи, обладая афористичностью, они служат одним из мощнейших средств выразительности. Выполняя коммуникативную функцию как обязательную для любого высказывания, в художественном тексте они реализуют и эмотивную, и апеллятивную, и прагматическую функции.

Н.С. Поспелов настаивал на том, что любое высказывание в тексте должно иметь «синтаксическую определённость», выявление которой возможно в рамках «обозримой синтаксической группы предложений» [Поспелов: 2010, 101].

Риторическими высказываниями насыщены те фрагменты текста, в которых проявляется субъективно-авторское начало: его эмоциональное состояние, эмоциональное восприятие, эмоциональная оценка, идейно-нравственная позиция, нравственные приговоры и др. проявления образа автора.

Риторические блоки в художественном тексте представляют собой группы риторических высказываний, когда следующее логически вытекает из предыдущего. Блоки являются выразительной приметой индивидуального стиля, тем средством, с помощью которого в произведении отражается идейно-эстетическая концепция автора: А где же любовь-то? Любовь бескорыстная, самоотверженная, не ждущая награды? Та, про которую сказано – «сильна, как смерть»? Понимаешь, такая любовь, для которой совершить любой подвиг, отдать жизнь, пойти на мучение – вовсе не труд, а одна радость (А. Куприн).

Эта функция риторических высказываний особенно характерна при обращении автора к концептуально значимым понятиям для русского человека: родина, Россия, русский патриотизм, русский характер, русская удаль, русский простор и др. Риторические высказывания с такой функцией характерны для идиостиля Н.В. Гоголя. Ими насыщены лирические отступления его поэмы «Мёртвые души»: Русь! чего же ты хочешь от меня? какая непостижимая связь таится между нами? Что глядишь ты так, и зачем всё, что ни есть в тебе, обратило на меня полные ожидания очи?..; Что пророчит сей необъятный простор? Здесь ли, в тебе не родиться беспредельной мысли, когда ты сама без конца? Здесь ли не быть богатырю, когда есть место, где развернуться и пройтись ему?

Риторические высказывания в диалогической речи представляют непосредственную реакцию, отклик, оценку, возражение и пр. Посредством риторических высказываний передаются и мысли, и чувства говорящего, и владеющее им в момент речи настроение, состояние, степень уверенности в том, что он говорит, – одним словом, сложный эмоционально-психологический внутренний мир. Эмоционально-психическое состояние говорящего, вызванное разными «раздражителями», - первооснова, первопричина эмоционально окрашенной речи. И это своё состояние для него очень важно донести до адресата, чтобы быть адекватно понятым, чтобы иметь соответствующую реакцию в виде понимания, отклика, сочувствия, солидарности, чтобы не наткнуться на глухую стену.

Отмечая особенности литературной разговорной речи, Н.Ю. Шведова писала, что «…в типических и повторяющихся речевых ситуациях, особенно в диалоге, речь часто протекает в формах устоявшихся речевых стандартов» [Шведова: 2005, 35].

Отбор риторического высказывания той или иной модели в диалогическом общении осуществляется с учётом экстралингвистических факторов: 1) взаимоотношения коммуникантов – участников диалога; 2) их интеллектуально-образовательный уровень; 3) социальное положение; 4) эмоционально-психический склад; 5) условия речевой ситуации; 6) речевое намерение.

Как форма общения, диалог характерен для разговорно-обиходного, художественного, публицистического стилей речи. В каждом из стилей он обладает рядом специфических черт.

Так, в разговорно-обиходном стиле он отличается спонтанностью, динамичностью, неподготовленностью, эмоциональностью: «Автоматизированный характер устно-разговорной речи предполагает насыщенность её разного рода штампами и клише, повторяющимися по мере повторения типичных ситуаций» [Лаптева: 1976, 66].

В стиле художественной речи диалог является результатом обработки, осмысления художником слова, «пропущен» через его чувства и сознание, но в нём сохраняются все присущие естественной речи черты.


загрузка...