Организованная преступность и легализация криминальных доходов (24.08.2009)

Автор: Третьяков Владимир Иванович

12. В целях совершенствования уголовно-правовых основ борьбы с организованной преступностью и легализацией криминальных доходов необходимо внести ряд изменений в нормы Общей и Особенной частей УК РФ, а также УИК РФ:

а) конфискацию имущества вновь включить в систему наказаний и предусмотреть ее в качестве дополнительного наказания в ст. 44 и 45 УК РФ, а также восстановить в прежней редакции ст. 52 УК РФ, одновременно исключив из УК РФ главу 151 (ст. 1041—1043);

б) внести соответствующие изменения в УИК РФ и регламентировать исполнение наказания в виде конфискации имущества, а также определить перечень имущества, не подлежащего конфискации;

в) предусмотреть в санкциях чч. 2, 3 и 4 ст. 174 и 1741 УК РФ конфискацию имущества в качестве дополнительного наказания, исключив из них штраф;

г) дополнить главу 22 УК РФ статьей 1743 «Использование денежных средств или иного имущества, приобретенных заведомо преступным путем в целях совершения новых преступлений» и изложить ее в следующей редакции:

Статья 1743. Использование денежных средств или иного имущества, приобретенных заведомо преступным путем в целях совершения новых преступлений

1. Совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными заведомо преступным путем (за исключением преступлений, предусмотренных статьями 193, 194, 198, 199, 1991 и 1992 настоящего Кодекса) в целях совершения новых преступлений или продолжения начатых самим лицом либо другими лицами, наказывается …

2. То же деяние, совершенное в крупном размере, (

наказывается …

3. Деяние, предусмотренное частью второй настоящей статьи, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) лицом с использованием своего служебного положения, (

наказывается …

4. Деяния, предусмотренные частями второй или третьей настоящей статьи, совершенные:

а) организованной группой;

б) в особо крупном размере;

в) в целях совершения тяжких или особо тяжких преступлений, (

наказываются …

Примечание. Финансовыми операциями и другими сделками с денежными средствами или иным имуществом, совершенными в крупном размере, в настоящей статье признаются финансовые операции и другие сделки с денежными средствами или иным имуществом, совершенные на сумму, превышающую пятьсот тысяч рублей, а в особо крупном размере — на сумму, превышающую два миллиона рублей;

д) дополнить ч. 4 ст. 174 и ч. 4 ст. 1741 УК РФ квалифицирующим признаком — «совершение деяний в особо крупном размере» и внести соответствующее дополнение в примечание к ст. 174 УК РФ, конкретизировав этот признак — «а в особо крупном размере — на сумму, превышающую четыре миллиона рублей».

Теоретическая значимость исследования заключается в демонстрации возможностей совмещенного применения методов социологического, криминологического, правового и экономического анализа к познанию и оценке организованной преступности, ее социальных последствий, связей с иными криминальными проявлениями, а также к определению путей и средств ее предупреждения. Общетеоретическое значение диссертации заключается также в том, что совокупность полученных в процессе его проведения результатов существенно дополняет и развивает ряд разделов современной криминологической и уголовно-правовой доктрины, в частности: криминологию организованной преступности, экономическую криминологию, криминологическое учение о транснациональной и международной преступности, уголовно-правовое учение об экономических преступлениях.

Практическое значение результатов настоящего исследования состоит в том, что они могут быть использованы при преподавании тех разделов криминологии, в которых рассматриваются проблемы теоретико-методологического анализа организованной преступности в России и за рубежом, социальные механизмы ее формирования и воспроизводства; структурно-функциональные особенности различных преступных образований. Выводы и результаты диссертации могут иметь практическое значение для формулирования отдельных положений при разработке комплексных целевых программ по противодействию организованной преступности как на региональном или общефедеральном, так и на международном уровнях. Практическая значимость исследования определяется также созданием теоретико-прикладной базы для разработки рекомендаций по эффективному предупреждению преступлений в области легализации криминальных доходов при осуществлении взаимодействия и координации деятельности различных правоохранительных органов и международных организаций.

Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты исследования нашли практическое применение при подготовке ряда международных, федеральных и региональных нормативно-правовых актов и комплексных целевых программ по вопросам борьбы с организованной преступностью и легализацией криминальных доходов. Автором в феврале 2007 г. были направлены в Правовое управление Государственной Думы Российской Федерации предложения о внесении изменений и дополнений в Федеральный закон РФ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем» от 7 августа 2001 г. № 115 ФЗ (с последующими изменениями и дополнениями). Кроме того, автором были подготовлены и направлены в Антитеррористический центр государств — участников Содружества Независимых Государств предложения для включения в разрабатываемый им проект Программы сотрудничества государств — участников Содружества Независимых Государств в борьбе с терроризмом и иными насильственными проявлениями экстремизма на 2005—2007 гг., которая была утверждена Решением Совета глав государств Содружества Независимых Государств от 26.08.2005 г. (г. Казань). Результаты исследования использовались и при подготовке ряда региональных целевых программ (по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности (Алтайский край), региональной программы по профилактике преступности в Алтайском крае на 2006—2008 гг., краевой целевой программы «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту в Алтайском крае на 2005—2008 годы»). Публикации автора по теме диссертации используются в научных исследованиях и в образовательном процессе в Краснодарском университете МВД России, Барнаульском юридическом институте МВД России, Волгоградской академии МВД России при преподавании курсов «Криминология и профилактика преступлений», «Уголовное право» и спецкурса «Особенности борьбы с отдельными видами организованной преступности»; положения и выводы диссертации использовались автором при проведении занятий с курсантами, адъюнктами Краснодарского университета МВД России, Барнаульского юридического института МВД России, Волгоградской академии МВД России сотрудниками практических подразделений органов внутренних дел Южного и Сибирского федеральных округов (на курсах повышения квалификации). Основные положения диссертации докладывались автором на теоретических, научно-практических конференциях и семинарах, в том числе международных, проводимых в 2002 — 2009 годах; изложены в научных работах автора, в том числе в четырех монографиях, а также ряде научных статей, включая тринадцать публикаций в источниках, рекомендованных ВАК России.

Структура диссертации определена его логикой и задачами. Диссертация состоит из введения, четырех глав, включающих в себя тринадцать параграфов, заключения, библиографического списка и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, формулируется объект и предмет исследования, его цели и задачи, характеризуется нормативная, эмпирическая, теоретическая основы диссертации, определяется ее новизна и положения, выносимые на защиту, доказывается их теоретическая ценность и практическая значимость, содержатся сведения об апробации основных выводов и предложений.

Глава 1 «Теоретические основы криминологического анализа взаимосвязей организованной преступности и легализации криминальных доходов» посвящена определению концептуальных подходов к исследованию организованной преступности как криминологического и социального феномена (§ 1), понятию легализации криминальных доходов, ее форм и методов (§ 2), а также выяснению основных направлений криминологических взаимосвязей легализация криминальных доходов и организованной преступности (§ 3).

Анализ сложившихся в криминологической науке концепций организованной преступности убеждает, что деятельность организованных преступных группировок успешно поддается интерпретации лишь с помощью социологических и экономических теорий.

Подход к организованной преступной группе с позиций социологии позволяет уточнить некоторые сущностные характеристики данного образования, весьма значимые для правильной ее уголовно-правовой и криминологической оценки. Во-первых, организованная группа — это реальная социальная группа, в основе которой лежит принцип функциональной или причинной связи взаимодействующих индивидов, в связи с чем принципиально важно на практике устанавливать наличие такого взаимодействия для определения «внешних» границ группы, для разграничения круга участников (членов) группы от лиц, которые оказывают ей содействие, не будучи включенными в систему постоянного взаимодействия. Во-вторых, взаимообусловленность поведения сосуществующих в группе индивидов может иметь различную степень выраженности и интенсивности, выяснение которой является непременным условием не только криминологической, но и уголовно-правовой классификации организованных групп на виды в зависимости от степени их устойчивости и сплоченности: организованная группа, преступное сообщество, преступная организация. В-третьих, социальное взаимодействие членов группы не ограничивается только и исключительно рамками субъектов группы. Поскольку каждый участник группы одновременно выполняет и иные, кроме преступной, социальные роли и включен во взаимодействие с иными лицами, не входящими в преступную группу, то выяснение всей системы многообразных внешних взаимодействий является важной составляющей расследования преступлений, совершенных организованной группой, позволяющей установить систему коррупционных связей группы, отследить механизм легализации преступных доходов, установить схемы координации преступной деятельности с иными преступными группами. В-четвертых, поскольку социальная группа — это единство количественного и качественного критериев, то их соотношение позволяет определить степень могущества, а следовательно, и общественной опасности группы. Из двух преступных групп с одинаковым количеством людей наиболее опасной будет та, которая в большей степени обусловливает поведение своих членов и лиц, не входящих в состав группы; а из двух групп, с равной степенью интенсивности определяющих поведение людей внутри и вокруг нее, наиболее опасной будет та, численность которой выше. Кроме того, оценка могущества и опасности группы должна зависеть от того, насколько сильно эта группа влияет на поведение не только (а скорее — не столько) своих членов, но и на других лиц. В-пятых, объединение и взаимодействие людей в организованной группе строится вокруг и на основе некоторых потребностей, разделяемых всеми членами группы. При этом было бы большим упрощением полагать, что единственной потребностью, сплачивающей членов организованной группы, служит жажда обогащения, а единственным мотивом их деятельности — корысть. В ряду разнообразных потребностей, свойственных человеку, удовлетворение которых не только потенциально возможно, но и реально осуществляется в организованной преступной группе, следует назвать также потребность в индивидуальной и групповой самозащите, потребность в общении с себе подобными, потребность интеллектуальной и волевой деятельности, потребность в чувственно-эмоциональных переживаниях.

Обладая всеми признаками социальной группы, организованная преступная группа от всех иных отличается, прежде всего, направленностью и правовой оценкой осуществляемой деятельности. Если говорить о современной организованной преступности, то сущность ее преступной активности заключается в осуществлении именно экономической деятельности, предпринимательства. Экономический подход к оценке преступной деятельности организованных групп позволяет вскрыть недостаточно оцененные отечественной криминологией ее характеристики. Весьма наглядно они проявляются, если приложить к оргпреступности экономический закон спроса и предложения. Тот факт, что организованная преступность, и особенно рыночная ее разновидность, способствует удовлетворению ряда социальных потребностей, а следовательно, выполняет ряд социальных функций, позволяет «органично вписать» ее в социальную систему и рассматривать в более широком контексте социальных отношений, норм и институтов. Функциональность рыночной организованной преступности — весьма значимая ее социальная характеристика, наличие которой в той или иной степени признается четвертью опрошенных нами в процессе социологического исследования специалистов.

В работе детально исследуется вопрос о функциях организованной преступности. Наиболее специфичны из них следующие: 1) преступность способствует перераспределению капитала, власти, других ресурсов; 2) рыночный преступник выполняет грязную работу для респектабельных партнеров («чистых» предпринимателей, профсоюзов, спецслужб, политиков); 3) преступления демонстрируют оптимальные формы и методы социального управления (в том числе менеджмента в сфере экономики); 4) преступная деятельность обеспечивает первоначальное накопление и концентрацию капитала; 5) преступность нейтрализует бюрократические преграды на пути развития бизнеса; 6) преступники находят потенциальные ресурсы в традиционных сферах (используют в качестве ресурса то, что прежде таковым не воспринималось, в том числе создают рабочие места, обеспечивают подготовку и занятость высококвалифицированных специалистов); 7) экономическая преступность гарантирует удовлетворение потребностей в товарах и услугах при любых нормативных ограничениях; 8) организованная обеспечивает заинтересованным лицам защиту от притязаний со стороны государственных органов и других субъектов социального взаимодействия, а также способна разрешать возникающие в экономической или иных сферах конфликты.

Наличие у организованной преступности ряда значимых социальных функций не должно уводить в сторону при оценке данного социального и криминологического феномена, которая зависит, в первую очередь, не от содержания его функций, а от масштабов и последствий. Современная организованная преступность обладает таким сочетанием признаков, которое возводит ее в ранг наиболее существенных социальных угроз, создающих реальную опасность не только системе позитивных общественных отношений, но порой и всему мировому правопорядку.

Необходимым элементом функционирования организованной преступности, значительно увеличивающим степень ее общественной опасности, выступает легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем. В зарубежной криминологии сложились две основные модели, описывающие систему действий по отмыванию криминальных капиталов: фазовая и целевая. При построении фазовой модели криминологи (П. Бернаскони, И. Вальтер и др), основываясь на эмпирическом материале исследований деятельности транснациональных криминальных корпораций, ссылаются на тот факт, что действия по отмыванию денег осуществляются с определенной регулярностью. Поэтому они могут быть с достаточной степенью точности систематизированы и упорядочены. Данная схема имеет ряд преимуществ по сравнению с несистематизированным описанием обстоятельств дела. Во-первых, она обусловливает возможность интеграции гораздо большего числа случаев. Во-вторых, на этой основе систематическое изучение феномена легализации средств, приобретенных преступным путем, упрощает понимание и толкование уголовно-правовых норм. В-третьих, закладываются теоретические предпосылки для прогностических оценок.

Однако более перспективной в свете современных реалий представляется целевая модель, разработанная Дж. Престоном. Данная теория имеет в качестве концептуального основания ориентацию на цели отмывания денег, среди которых зарубежными криминологами выделяются: цель интеграции средств в легальные финансовые потоки, цель инвестиции, цель обхода налоговых законов, цель финансирования новых преступлений. Целевая модель исходит из того, что для осуществления обозначенного выше комплекса целей существуют лишь вполне определенные возможности практического действия. Когда цели и возможности действия определены, «легализатор» использует существующие правовые «факторы поддержки», которые представляют собой условия, благоприятствующие маскировке имущественных ценностей. Среди них указывают фактор недостаточного контроля за финансовым рынком и недостаточной координации борьбы с легализацией денег внутри страны; фактор защиты банковской тайны; фактор зон свободной торговли; фактор безналичных расчетов и другие.

В рамках данной модели большое внимание уделяется различению общих целей, преследуемых отмыванием денег, и личных целей преступника, отмывающего деньги («легализатора»). Среди общих целей выделяют: предотвращение конфискации и тем самым маскировку имущественных ценностей в связи с их преступным происхождением; сохранение возможности сравнительно простого доступа к имущественным ценностям. Основная же личная цель «отмывателя» денег — личное обогащение; дополнительной целью может выступать недопущение осуждения преступника, совершившего рассматриваемое преступление.

Наряду с главными целями при отмывании денег имеют значение и различные подчиненные или промежуточные цели. При построении целевой модели легализации выделяются четыре таких цели. Первая — интеграция — заключается в том, чтобы внедрить материальные ценности в легальную или нелегальную экономическую систему и перепродавать их до тех пор, пока не будет скрыто их преступное происхождение. Вторая цель — инвестиции — предполагает, что для лица, отмывающего деньги, на передний план выходит вложение, приносящее прибыль. Третья цель состоит в уклонении от налогов. Четвертой целью является использование средств для дальнейших противоправных действий. В конечном итоге целевая модель ориентирована на комплексный учет этих четырех целей, которые зачастую преследуются одновременно при осуществлении единого плана отмывания денег.

В диссертации утверждается, что на сегодняшний день использование именно целевой модели позволяет наиболее точно сформулировать состав преступления легализации, поскольку учитывает различное содержание умысла, которое в значительной мере соответствует выбранным целям отмывания денег.

Легализация криминальных доходов, будучи сложной в финансово-экономическом отношении деятельностью, для своей эффективности и результативности требует единения и координации усилий множества лиц, иными словами, требует организованности участников этого криминального бизнеса. Согласно имеющимся данным, в среднем за период с 1997 по 2007 гг. удельный вес лиц, выявленных за легализацию криминальных доходов в составе организованной группы (ОГ) или преступного сообщества (ПС), демонстрирует весьма значительные колебания: от минимума в 4,2 % в 2006 г. до максимума в 58,9 % в 2003 г.; в среднем он составил 15,9 % от общего числа лиц, выявленных за совершение данных преступлений. Такой разброс вполне объясним. Автор отмечает, что реформирование уголовно-правовой нормы об ответственности за легализацию криминальных доходов в 2003 г. привело к тому, что правоохранительные органы сконцентрировали свои усилия преимущественно на лицах, которые отмывали доходы, полученные ими же в результате совершения преступления. Это привело к «росту» преступлений, в которых легализация заключалась в распоряжении криминальными доходами. А для таких деяний совершение их в организованной группе не свойственно. Практика, таким образом, зафиксировала один важный признак легализации: организованный характер легализации проявляется преимущественно в ситуации, когда лицо отмывает «грязные деньги», полученные третьими лицами. Именно в этой ситуации процесс легализации требует сплочения и координации усилий многих лиц, составляющих с позиций уголовного закона, ОГ или ПС. Когда же лицо отмывает деньги или имущество, полученное им самим в результате совершения преступления, то такая легализация, как правило, выражается в весьма примитивных (с финансово-экономической точки зрения) действиях, не требующих для своего совершения организованной группы.

В связи с изложенным важно подчеркнуть, что связь между оргпреступностью и легализацией может иметь различные проявления в зависимости от характеристик субъекта получения криминальных доходов и субъекта легализации. Отчетливо выделяются четыре типа связей: организованная легализация организованно полученных доходов, индивидуальная легализация организованно полученных доходов, организованная легализация индивидуально полученных доходов и индивидуальная легализация индивидуально полученных доходов. Очевидно, что наибольшую общественную опасность представляет тот вид связи, когда доходы ОГ (ПС) отмываются ОГ (ПС). Все ключевые показатели криминального бизнеса (количество вовлеченных в процесс лиц, география, объемы, результативность, скорость легализации, латентность, надежность защиты от социального контроля и др.) при таком виде связей намного выше, нежели при иных. Эта связь между двумя ОГ (ПС) с точки зрения анализа структуры самих ОГ может, в свою очередь, иметь два варианта. Во-первых, ОГ, специализирующаяся на отмывании криминальных доходов, может представлять собой структурное подразделение ПС, образуя с иными его подразделениями единое криминальное образование. Во-вторых, группа, специализирующаяся на легализации, может представлять собой самостоятельное криминальное образование, не составляющее структурного единства с ПС, чьи доходы она отмывает. В этом случае координация деятельности двух самостоятельных групповых криминальных образований осуществляется посредством объединения организаторов преступных групп. Представляется, что установление отмеченных типов взаимосвязи организованной преступности и деятельности по легализации криминальных доходов чрезвычайно важно как для решения сугубо уголовно-правовых, процессуальных и криминалистических задач (решение вопросов о квалификации действий участников организованных групп и преступных сообществ, определение объема предмета доказывания, выдвижение следственных версий), так и для криминологической оценки организованной группы, занимающейся легализацией криминальных доходов.

Еще одним направлением взаимосвязи организованной преступности и легализации криминальных доходов является связь детерминации. В диссертации установлена положительная и тесная (+0,88) корреляция этих феноменов; подчеркивается, что связь между ними не является однонаправленной; они находятся друг с другом в состоянии взаимодействия. Взаимодействие это носит двусторонний характер: организованная преступность нуждается в легализации для того, чтобы иметь возможность свободно распоряжаться криминальными доходами; а отмывание денег, в свою очередь, позволяет инвестировать их в развитие оргпреступности. Отсутствие однонаправленности воздействия позволяет заключить, что связь между легализацией и оргпреступностью не является причинной. Оргпреступность не порождает феномен легализации, равно как легализация не является причиной существования организованной преступности. С точки зрения теории криминологической детерминации отмеченный характер связей правильнее охарактеризовать в качестве связей обусловливания. При этом важно отметить, что обусловливание исследуемыми феноменами друг друга происходит как по типу детерминации прошлым, так и по типу детерминации будущим. Потенциальная и реальная возможность отмыть криминальные доходы после того, как они будут получены, служит одним из условий (существующих в будущем), которое стимулирует организованную преступную деятельность; в то время как наличие многочисленных организованных преступных групп с их полномасштабной деятельностью служит условием (существующим в прошлом и настоящем), которое обеспечивает саму возможность легализации и ее развитие.


загрузка...