Расследование насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних: правовые, теоретические и организационные основы (24.08.2009)

Автор: Федотов Игорь Славович

В процессе диссертационного исследования определено, что одна из разновидностей изученных криминалистических моделей — типичная модель механизма насильственного преступления, совершаемого в отношении малолетнего, — может быть применима в расследовании, исходя из тех условий, в которых находится следователь или дознаватель, даже на момент получения информации о совершенном преступлении, где пострадавшим является малолетний, и непосредственного прибытия на место происшествия. После чего использование информации о типичной модели механизма совершения насильственного преступления в отношении малолетнего зависит от следственной ситуации, позволяющей получить первоначальные сведения о совершенном преступлении

Формирование целостной типичной модели механизма происшедшего насильственного преступного деяния в отношении малолетнего осуществляется постепенно, на основе получения и интегрирования знаний о его отдельных элементах, связях и отношениях. В ней во взаимосвязи и взаимообусловленности должны быть отражены (в определенной мере сходства с оригиналом) действия и поступки участников рассматриваемого преступления, их признаки и свойства и т.д. Именно целостная модель механизма совершенного насильственного преступления в отношении малолетнего, на наш взгляд, поможет сотруднику правоохранительных органов, а особенно следователю, дознавателю или оперативному сотруднику, решить следующие задачи: объяснить факты происшедшего насилия, обладающие признаками преступления; дать уголовно-правовую оценку исследуемому факту насилия и, соответственно, правильно квалифицировать деяния правонарушителя; установить и объяснить пространственно-временные и причинно-следственные связи в расследуемом насильственном преступлении; установить такие связи между действиями участников насильственного преступления и теми изменениями, которые произошли в материальной обстановке; установить и объяснить механизм следообразования; определить направление поиска неизвестных материальных последствий, а по систематизированной криминалистически значимой информации — преступника-насильника, неустановленных свидетелей и косвенных участников насильственного преступления или жертвы насилия; определить направление поиска вещественных доказательств и иных носителей криминалистически значимой информации о самом насильственном преступлении и его участниках; определить программу расследования на первоначальном, последующем, а затем и на заключительном этапах и ее методику, а также тактику производства следственных действий и т.д.

Основываясь на результатах проведенного исследования, делается вывод о том, что среди наиболее часто встречаемых насильственных преступных посягательств, совершаемых в отношении малолетних, необходимо выделить три группы типичных моделей механизмов их совершения (профессор О.Я. Баев выделяет четыре группы), которые, в свою очередь, определяются, исходя из норм уголовного закона. Среди них такие, как:

1. Типичные модели механизмов насильственных преступлений против личности, совершаемых в отношении малолетних.

2. Типичные модели механизмов насильственных преступлений в сфере экономики, совершаемых в отношении малолетних.

3. Типичные модели механизмов насильственных преступлений против общественной безопасности и общественного порядка, совершаемых в отношении малолетних.

Указанные группы преступлений отличаются друг от друга достаточным набором признаков, однако их объединяет один, но наиболее весомый признак — насилие, направленное против малолетних детей, при этом, как правило, совершаемое непосредственно родителем, иным законным представителем ребенка или при опосредованном их участии. Как свидетельствует анализ следственной и судебной практики, насильственные преступные посягательства на малолетних, совершенные их родителями или иными законными представителями, имеют определенное сходство по мотивации преступного события, механизму преступления, правовому и социальному положению детей в семье и т.д. В правоохранительной практике при расследовании насильственных преступных посягательств на малолетних, как правило, совпадают технико-криминалистические и тактико-криминалистические приемы, рекомендации и методы, используемые дознавателями, следователями, экспертами и другими лицами. Думается, что отсутствие акцентирования внимания на родителях или иных законных представителях ребенка при рассмотрении проблем расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, сужает информативность обстоятельств, подлежащих установлению по уголовному делу, а это затрудняет не только процесс доказывания, но и розыск подозреваемых.

Учитывая то, что насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, по официальным и неофициальным данным, совершается значительное количество, считаем целесообразным рассматривать типичные модели механизмов изучаемых преступлений, разделив их на три уровня: общие типичные модели, особенные и частные.

Определенные в работе общие типичные модели механизмов насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, позволяют уже на стадии возбуждения уголовного дела с достаточной долей достоверности вычленить явные следы насилия, квалифицировать деяние, выдвинуть основные версии и построить план расследования.

Однако общие типичные модели механизмов насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, очень сложно представить без особенных и частных. Данные модели насыщают информативностью общие, где процесс движения информации очень ярко характеризует дедуктивный метод познания, который наиболее часто используется в расследовании преступлений. При этом, если частные типичные модели позволяют представить «картину» отдельно взятого насильственного преступления, совершенного в отношении малолетнего, квалификация которого дается по одной из статей Особенной части УК РФ, то особенные типичные модели позволяют охарактеризовать целую группу изучаемых насильственных преступлений, направленных против личности.

Надо сказать, что частные типичные модели насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, обладают значительным объемом информации, который очень сложно вместить в данное исследование. Один из примеров построения частных типичных моделей насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, автор исследования подробно изложил в своей монографии «Расследование детоубийств» (М., 2003). Материал, содержащийся в указанной монографии, несколько изменяет устоявшееся в криминалистике мнение о построении частной криминалистической методики расследования преступлений. Одним из коренных изменений является замена криминалистической характеристики рассматриваемого преступления на типичные модели механизма его совершения, которые позволяют передать корелляционные связи между обстоятельствами, подлежащими установлению и доказыванию, и в случае выявления следов преступления довольно-таки четко представлять «картину» его совершения. Однако, как уже было сказано ранее, несмотря на значимость и интерес, проявляемый в последнее время к типичным моделям механизмов совершения отдельных преступлений, рассмотреть все частные типичные модели насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, в рамках данной одной работы достаточно сложно, ведь только первая группа включает 18 составов изучаемых преступлений.

Учитывая сказанное, в диссертации достаточно подробно раскрыты особенные типичные модели механизмов насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних. Среди них наиболее часто встречаемыми являются следующие:

заранее запланированное насильственное преступное посягательство на малолетнего ребенка, совершенное его матерью с участием или без участия посторонних лиц;

заранее запланированное насильственное преступное посягательство на малолетнего ребенка, совершенное его отцом или родственниками;

заранее не планированное (как правило, спровоцированное жертвой) насильственное преступное посягательство на малолетнего ребенка, совершенное его родителями, родственниками или лицом, на которого возложены обязанности по воспитанию малолетнего, в состоянии опьянения или психического расстройства;

насильственное преступное посягательство на малолетнего ребенка, совершенное посторонним для него лицом или группой лиц;

заранее не планированное насильственное преступное посягательство на малолетнего ребенка, совершенное педагогом или иным работником образовательного, воспитательного, лечебного или иного учреждения, в задачи которого входят воспитание, обучение, лечение или надзор за малолетним лицом;

насильственное преступное посягательство на малолетнего ребенка, совершенное лицом, у которого имеется психическое расстройство, сопровождаемое маниакальным синдромом, проявляющимся именно в отношении малолетних;

насильственное преступное посягательство на малолетнего ребенка, совершенное группой несовершеннолетних.

Изучение каждой указанной модели механизма насильственного преступления, совершаемого в отношении малолетнего, происходило с учетом ее формирования из следующих этапов: начального; непосредственного исполнения преступления; заключительного (завершающего).

В завершение данной главы отмечается, что представленная типизация моделей механизмов насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, и их характеристика являются теоретической основой для дальнейшего диссертационного исследования важных аспектов, посвященных актуальным проблемам планирования расследования рассматриваемых преступлений, построения версий, тактики доказывания фактов насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, и т.д.

Третья глава — «Планирование расследования уголовных дел о насильственных преступлениях, совершаемых в отношении малолетних» — состоит из трех параграфов. Данная глава посвящена исследованию особенностей использования общих условий планирования при расследовании насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, а также построению криминалистических версий по уголовным делам о рассматриваемых преступлениях и информационно-техническому обеспечению процесса планирования расследования рассматриваемых преступлений.

В числе общих условий планирования расследования насильственных преступлений, совершенных в отношении малолетних, необходимо актуализировать адекватную оценку следователем или дознавателем исходной информации (внешней и внутренней) о насильственном преступном деянии и имеющихся в распоряжении ОВД, прокуратуры и ФСКН ресурсов, которые в своей совокупности определяют следственную ситуацию, формирующую мысленную модель совершения расследуемого насильственного преступления, совершенного в отношении малолетнего. Сопоставление данной модели с типичной способствует эффективному планированию процесса раскрытия и расследования совершенного преступления по «горячим следам» и достижению всесторонности и объективности в осуществлении действий по доказыванию через описание объективных и субъективных признаков противоправного деяния.

Важной составляющей в достижении положительных результатов в сфере борьбы с насильственной преступностью в отношении малолетних является внедрение позитивного опыта, который бы позволил в каждом отделе внутренних дел в таких подразделениях как уголовный розыск, дознание и следствие, выделить по одной штатной единице, где соответствующие сотрудники занимались бы раскрытием или расследованием преступлений, совершенных как несовершеннолетними, так и в отношении них. При этом учитывался бы профиль подготовки указанных сотрудников, в рамках которого они проходили обучение. Положительный опыт в этом отношении имеется в Воронежском институте МВД России.

В диссертации достаточно подробно изложен авторский подход к выдвижению (построению) версий о факте насильственного преступного деяния, совершенного в отношении малолетнего. В контексте данного диссертационного исследования главным тезисом выступает положение о том, что при построении версий о совершенном насильственном деянии необходимо исходить из типичных моделей механизмов насильственных преступных посягательств на малолетних, учитывая при этом установленные обстоятельства по конкретному происшедшему событию. Следователь и дознаватель должны быть хорошо информированными и достаточно технически оснащенными, что позволит им быть осведомленными о раскрытых и нераскрытых фактах насильственных преступлений в отношении малолетних, а знание положений частных криминалистических методик расследования отдельных видов рассматриваемых преступлений станет важной составляющей в алгоритме действий по построению и последующей проверке версий.

В данной главе проанализированы информационно-технические аспекты обеспечения процесса планирования расследования, актуальными из которых следует признать те, где предлагается использовать достижения в сфере информационных технологий. Этот факт обусловлен тем, что расследованию насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, сопутствует проведение значительного количества процессуальных действий и непроцессуальных мероприятий с привлечением большого числа участников (родителей, законных представителей, педагогов, защитников, психологов и т.д.), а также то, что следователю и дознавателю приходится работать с существенным массивом информации, подвергаемой анализу в ходе расследования по всем уголовным делам, находящимся у них в производстве. В этой связи важной составляющей выступает использование эффективных средств, обеспечивающих процесс планирования и организации всей работы. Среди таковых можно выделить использование специального программного обеспечения (например, АРМ следователя) или программных продуктов известных компьютерных фирм, в том числе информационных технологий мобильных телефонов. Как показывает проведенное исследование, нерациональное планирование своего рабочего времени и неиспользование современных информационно-технических средств, обеспечивающих процесс планирования и работу с криминалистическими версиями, не позволяют соблюсти сроки расследования, выполнить в полном объеме следственные и процессуальные действия, необходимые для объективного, полного и всестороннего изучения обстоятельств происшедшего.

В связи с отсутствием возможностей использования органами предварительного расследования для вышеуказанных целей специальных программ для ЭВМ, которые практически не разрабатываются, приходится искать иные подходы. Среди них раскрываются особенности использования возможностей программы «Microsoft Outlook 2007», которая входит в комплект «Microsoft Office 2007» и позволяет лицу, производящему расследование насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, более эффективно строить процесс расследования, проверку версий и проведение следственных действий.

Помимо данной программы предлагается использование функций «умных» телефонов, таких как смартфоны и коммуникаторы. Для обеспечения процесса расследования рассматриваемых преступлений открывается еще одна возможность — можно синхронизировать данные «Microsoft Outlook» и телефона. Синхронизация заключается в переносе данных из компьютера в телефон и обратно, то есть взаимном копировании данных. Так, если в компьютере нет определенных данных, например контактов, которые есть в телефоне, то при синхронизации они автоматически добавятся в компьютере, и наоборот. Настроить порядок синхронизации, объем, приоритетное устройство (источник данных при конфликтах) не представляет особого труда. Существует 2 группы мобильных устройств, которые уже оснащены программным обеспечением для производства синхронизации — это мобильные телефоны на платформе «Symbian» (как правило, телефоны от финской компании «Нокиа») и «Windows Mobile» — производитель Qtek, HTC. Данные платформы поддерживают синхронизацию через различные интерфейсы — при физическом подключении к компьютеру через кабель, по беспроводной технологии Bluetooth и, наконец, через Интернет.

Таким образом, положения данной главы показывают, что эффективность процесса планирования расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, может быть обеспечена путем активного использования информации о типичных моделях механизмов совершения подобных преступлений с учетом профессиональной подготовки специалистов, способных грамотно работать в различных условиях, понимать процесс построения и проверки версий по уголовному делу, организовывать работу по обеспечению процесса планирования, основанному на достижениях научно-технического прогресса в сфере информационных технологий. Как показывает правоохранительная практика, на сегодняшний день имеется огромная потребность в разработке научно-обоснованных рекомендаций по информационно-техническому обеспечению процесса расследования рассматриваемых преступлений.

Четвертая глава — «Тактика доказывания фактов насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних» — состоит из четырех параграфов. Данная глава посвящена проблемным вопросам, имеющим место при собирании, проверке и оценке доказательств, с учетом психолого-возрастных особенностей малолетних, а также использованию результатов оперативно-розыскной деятельности в процессе раскрытия и расследования фактов насильственных преступлений, рассматриваемых в диссертации.

При производстве следственных и иных действий в процессе расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, особую роль играет типичная модель механизма изучаемого преступного деяния, но при этом необходимо учитывать и иные особенности. В ходе формирования модели механизма расследуемого насильственного преступления центральное место должны занимать сведения, полученные непосредственно от малолетнего, с учетом условий, при которых правоохранительным органам стало известно о факте насилия. В связи с этим достаточно интересным оказался опыт деятельности работников правоохранительных органов многих европейских государств (например, Великобритании, Голландии и др.), который свидетельствует о том, что умелое общение с малолетними, потерпевшими от преступлений, в значительной мере может помочь в достижении задач уголовного судопроизводства по конкретному уголовному делу. Так, для успешного проведения следственных действий с участием малолетнего необходимо обратить внимание на несколько моментов: выбор места проведения планируемого действия; учет времени проведения этого действия; степень взаимодействия следователя или дознавателя с родителями (законными представителями) малолетнего участника проводимого действия; количество присутствующих; выбор необходимой формы взаимоотношений следователя или дознавателя с ребенком.

Очень важно в процессе собирания доказательств по факту насильственного преступления, совершенного в отношении малолетнего, определиться с тем, кто из близких родственников будет присутствовать при проведении следственных действий с его участием. Особенно это актуально, когда насилие совершил один из родственников ребенка. В этой ситуации еще одним из «препятствий» становится такой правовой институт, как свидетельский иммунитет, который, однако, не должен смущать следователя или дознавателя, т. к. они имеют право допросить свидетелей-родственников об обстоятельствах, косвенно касающихся расследуемого насильственного преступления.

Изучение мнения следователей, дознавателей, сотрудников ПДН о существующих трудностях, которые они испытывают при проведении следственных действий в процессе собирания доказательств по факту насилия, совершенного в отношении малолетнего, показало, что у около 34% опрошенных наибольшие затруднения вызывают приглашение и участие педагога, который в соответствии со ст. 191 УПК РФ является обязательным участником допроса малолетнего потерпевшего (свидетеля). Как представляется, имеющиеся проблемы вызваны тем, что на сегодняшний день процессуальный статус педагога в УПК РФ не определен. Это обстоятельство несколько принижает его значимость и создает серьезные трудности для привлечения к участию в следственном действии. На основании сказанного предлагается: дополнить ст. 5 УПК РФ пунктом 331 «Педагог»; включить в УПК РФ ст. 581 «Педагог», как иной участник уголовного судопроизводства; ст. 1681 «Участие педагога» в ходе предварительного расследования; ст. 2511 «Участие педагога» в судебном разбирательстве; ст. 2701 УПК РФ «Разъяснение педагогу его прав».

При проверке доказательств, полученных в ходе следственных действий с участием малолетнего, важной составляющей выступают результаты психологических и психиатрических исследований малолетних. В связи с этим предлагается использовать результаты психолого-психиатрической экспертизы малолетнего на предмет установления уровня его психического развития и способности правильно воспринимать, понимать и оценивать события, происшедшие с его участием, а также другие обстоятельства, не до производства следственных действий с участием малолетнего, а после, что позволит не только не затягивать срок расследования, дожидаясь результатов экспертизы, но и послужит хорошим проверочным доказательством. При производстве следственных действий с участием малолетнего важно ориентироваться на его возрастные особенности. Учет специфики развития детской психики может в значительной мере помочь следователю и дознавателю при расследовании насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, и, в частности, при проверке собранных доказательств.

Наличие психических особенностей малолетних участников судопроизводства (повышенная внушаемость, склонность к фантазированию, впечатлительность и т.п.) определяет специфический, осторожный подход к оценке их показаний. Однако эта осторожность не должна перерастать в крайнюю недоверчивость, как это часто бывает в практической деятельности. При правильной организации и проведении следственных действий с участием малолетних потерпевших и свидетелей от них могут быть получены вполне надежные, достаточно полные и точные показания.

Учитывая, что большинство насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, носят латентный характер, их выявление немыслимо без проведения оперативно-розыскных мероприятий, результаты которых не только могут быть положены в основу обвинения, но и использованы в ходе проведения профилактических мероприятий по недопущению насилия в семьях, попавших в поле зрения оперативных подразделений. Изучение практики раскрытия и расследования рассматриваемых преступлений показало, что использование в доказывании фактов насилия данных, полученных оперативным путем, является объективной необходимостью. В связи с этим обращает на себя внимание достаточно большое количество (89%) поручений, данных следователями для производства следственных действий или оперативно-розыскных мероприятий (в отдельных случаях доходит до десяти по одному уголовному делу).

Анализ типичных моделей механизма насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, показывает, что рассматриваемые деяния, получившие в последние годы все большее распространение, заранее планируются, подготавливаются и тщательно маскируются, что в итоге делает их расследование особо сложным. Раскрыть такие преступления только традиционными методами трудно, а порой и невозможно. Опыт правоохранительной деятельности в сфере расследования насильственных преступлений, совершенных в отношении малолетних, свидетельствует, что успех борьбы с такими преступлениями обеспечивается только применением наряду с процессуальными средствами методов оперативно-розыскной деятельности. Использование таких методов позволяет не ограничиваться тем, чтобы только идти по следам преступников, реагируя на заявления и иные сообщения о совершенном насильственном преступлении в отношении малолетнего, и уже после этого отыскивать доказательства. С помощью различных оперативно-розыскных мероприятий, используя при этом необходимые технические средства, представляется возможным документировать преступные действия, вести оперативный контроль за фигурантами, более или менее длительное время поддерживать контакты с подозреваемыми, отслеживать и в определенной мере контролировать их деятельность, чтобы в последующем реализовать собранные материалы в уголовном судопроизводстве.

Надо сказать, что использование результатов оперативно-розыскной деятельности (далее – ОРД) в доказывании фактов насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, зависит от достаточно большого количества факторов, к которым можно отнести такие, как соблюдение правовых требований (т.е. соблюдение норм, например, УПК РФ, Федерального закона об ОРД и т.д.), выполнение организационных мероприятий (т.е. обеспечение проводимых действий с максимально эффективным использованием всех возможных сил и средств, например специальных учетов, специалистов-психологов и т.д.) и обеспечение тактической целесообразности (т.е. своевременное и безопасное для участников ОРД введение результатов данной деятельности в уголовное судопроизводство). Причем указанные факторы должны быть взаимосвязаны и взаимозависимы, а иначе результаты ОРД потеряют свою значимость для расследования насильственного преступления, совершенного в отношении малолетнего.

По ряду статей УК РФ возбуждение уголовного дела по факту насильственного преступления, совершенного в отношении малолетнего, невозможно, если такое деяние не будет выявлено сотрудниками оперативных подразделений. Сам же процесс выявления представляет собой достаточно сложную работу по качественной подготовке и проведению соответствующего оперативно-розыскного мероприятия, результаты которого в дальнейшем используются в процессе расследования уголовного дела. Среди наиболее часто осуществляемых ОРМ по фактам изучаемых деяний следует отметить такие, как наблюдение, опрос граждан, а также оперативный эксперимент, который требует профессионального подхода в организации его проведения, с тем чтобы в последующем не возникло вопросов о возможной провокации насильственных преступных действий, совершаемых в отношении малолетних.

Анализ положений УПК РФ, Федерального закона об ОРД, а также изучение имеющейся практики расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, приводит к выводу, что полученные оперативным путем данные могут служить основой для формирования следующих видов доказательств: показаний свидетеля (значительно реже — показаний подозреваемого или обвиняемого); вещественных доказательств; иных документов.


загрузка...