Проза А.Ф. Писемского в контексте развития русской литературы 1840-1870-х гг.: проблемы художественной антропологии (24.08.2009)

Автор: Cинякова Людмила Николаевна

обозначить художественно-антропологические аналогии в романистике Писемского 1860-х гг. и романах И. С. Тургенева «Отцы и дети», «Дым», «Новь»; И. А. Гончарова «Обрыв»; Ф. М. Достоевского «Бесы»;

проанализировать характер социокультурного и этико-философского самоопределения личности в эпоху 1870-х гг. в романах А. Ф. Писемского «В водовороте» и «Мещане» в контексте художественной антропологии И. С. Тургенева («Новь») и Ф. М. Достоевского («Подросток», «Дневник писателя»);

рассмотреть художественную модель человека в романах А. Ф. Писемского «Масоны» и Ф. М. Достоевского «Братья Карамазовы» в качестве завершения художественно-антропологических исканий писателей.

Характер решаемых задач определяет научную новизну работы, которая вводит в научный оборот как системно-целостное единство малоизученное до настоящего времени творчество Писемского, имплицитно заключающее в себе основные тенденции развития русского реализма середины века, и позволяет выявить динамику художественно-антропологического содержания русской литературы эпохи 1840–1870-х гг.

Впервые в отечественном литературоведении ставится проблема человека в творчестве Писемского и осуществляется попытка ее разрешения на материале средних и крупных повествовательных жанров периода конца 1840–1870-х гг., хронологически объемлющего весь его творческий путь. Прослежено движение образа человека в художественной системе Писемского: от формулы «человек – быт – социальная микросреда» в 1850-е гг.; «человек – общество – эпоха» в 1860-е – к формуле «человек – история – бытие» в

1870-е. В результате творчество Писемского прочитывается как единство – в движении от человека социального, явленного в контексте бытовой культуры русской провинции, – к человеку бытийному, индивидуализированному в его сущностных качествах.

Рассмотрение художественной антропологии Писемского в контексте литературного развития 1840–1870-х гг. позволяет обозначить структурно-концептуальную (в целом персоналистскую) общность постановки и решения проблемы человека крупнейшими русскими писателями этого периода и обнаружить общие, номологические механизмы эволюции концепции человека в классически-реалистической художественной парадигме.

Методология исследования. Общегуманитарным методом исследования в работе является метод философской герменевтики и отпочковавшийся от него метод литературной герменевтики; системно-целостный анализ, конституирующий единство художественного явления в его структурной упорядоченности и эстетической самоорганизации; сравнительно-типологический, историко-функциональный, культурно-исторический и культурологический подходы к изучению литературного явления.

Теоретической основой диссертации послужили труды по философской антропологии (М. Шелер, К. Вальверде, Э. Мунье, П. Рикёр, Н. О. Лосский, В. В. Зеньковский, С. Л. Франк, Г. Г. Шпет), художественной антропологии (Т. А. Касаткина, А. Б. Криницын, Н. Н. Старыгина, А. М. Буланов и др.); по истории русской литературы и динамике литературного процесса второй трети XIX в. (В. М. Маркович, Ю. В. Манн, С. Г. Бочаров, Б. Ф. Егоров,

И. П. Смирнов, В. А. Недзвецкий, Ю. М. Проскурина, И. А. Дергачёв); теоретико-литературные исследования Л. Я. Гинзбург, Ю. М. Лотмана, В. Е. Хализева, Ю. В. Шатина, А. П. Чудакова, Ю. Б. Борева. Мы привлекали в процессе работы выводы исследователей, занимающихся проблемами творчества А. Ф. Писемского (Л. М. Лотман, И. П. Видуэцкая и др.), И. С. Тургенева (А. И. Батюто, В. М. Головко, Н. Ф. Буданова), И. А. Гончарова (В. А. Недзвецкий, Е. А. Краснощекова, В. И. Мельник, М. В. Отрадин). В диссертации отражены результаты исследований философского мировоззрения

Ф. М. Достоевского (Н. О. Лосский, Н. А. Бердяев, Вяч. Иванов, В. В. Зеньковский, Р. Лаут и др.) и его поэтики (В. Е. Ветловская, Г. К. Щенников, Э. М. Жилякова, Т. А. Касаткина, М. Джоунс).

Теоретическая и историко-литературная значимость работы заключается в исследовании модели литературного творчества, в центре которого находится многомерная личность, но периферия являет собой феноменологию быта русского человека эпохи 1840–1870-х гг. Функциональное своеобразие этой модели видится в том, что классически-реалистическая концепция человека реализуется в беллетризованной художественной реальности. Писемский помещает в культурно-бытовые и историко-бытовые контексты человека, психологическая и мировоззренческая индивидуальность которого «перенастраивает» смысл художественного целого.

Предложенная модель расширения контекстов человека (быт – история – бытие) в русской литературе 1840–1870-х гг. может служить для описания тенденций эволюции концепции и образа человека в повествовательных жанрах русского классического реализма.

Практическая ценность диссертации состоит в том, что полученные результаты могут быть использованы в вузовских курсах лекций по истории русской литературы XIX в и теории литературы (проблемы художественной антропологии, рецепции, культурно-исторического изучения литературных систем, национально-исторического развития литературы), а также при разработке специальных курсов, посвященных проблемам художественной системности русского классического реализма 1840–1870-х гг.; историко-функциональному изучению литературы (проблемы взаимодействия и взаимовлияния классики и беллетристики); проблемам поэтики крупнейших русских писателей 1840–1870-х гг. (Ф. М. Достоевский, И. С. Тургенев,

И. А. Гончаров, А. Ф. Писемский).

Положения, которые выносятся на защиту:

Концепция человека на протяжении всего творчества Писемского трансформируется от представлений о человеке как комплексе социально-бытовых и психофизиологических свойств в 1850-е гг. – через социально-историческое самоопределение личности в эпоху 1860-х гг.– к онтологической субстанциональности в 1870-е гг.

Писемский, Тургенев, Гончаров и Достоевский в 1840–1850-е гг. исследовали философско-этический инвариант романтического и постромантического сознания; Писемский – его культурно-бытовой вариант.

Культурно-исторический онтогенез художественной антропологии Писемского 1860-х гг. отличает его концепты «человека сороковых годов» и нигилиста от идеологического – Тургенева, психологического – Гончарова и историософского – Достоевского.

Писемский разрабатывает связанную с идеологемой «здравого смысла» концепцию положительного деятеля эпохи 1860-х гг., аналогичную концепциям Тургенева и Гончарова, что объясняется общностью историко-социального мировоззрения писателей.

В 1870-е гг. Писемский, Тургенев и Достоевский конституируют экзистенциально-философский образ человека, обладающий выраженной бинарной духовно-телесной структурой, тяготеющий в картине мира Писемского и Достоевского к религиозно-христианской гармонии. Нарастание деструктивных составляющих в существе человека у Писемского препятствует ее достижению.

Концепт «обыкновенного человека» в креативной модели Писемского генерализирует его художественно-антропологические воззрения.

Формула художественности Писемского – классически-реалистическая концепция личности в беллетризованном контексте.

Усложнение и развитие художественной антропологии А. Ф. Писемского совпадает с логикой литературного процесса в России 1840–1870-х гг. и подтверждает основную закономерность эволюции русского классического реализма: формирование художественного мировоззрения, в центре которого находится уникальная человеческая личность.

Апробация работы. Основные результаты диссертационного исследования докладывались на научных конференциях: «Традиции в литературной жизни. Сюжеты. Мотивы. Жанры» (Институт филологии СО РАН, Новосибирск,1996); научной конференции, посвященной 35-летию гуманитарного ф-та НГУ (Новосибирск, 1997); Международной научной конференции «Книга и литература в культурном контексте» (НГУ, Новосибирск, 2001); X Международной научной конференции «Проблемы литературных жанров» (ТГУ, Томск, 2001); Международной научной конференции «Сюжет и мотив в историческом измерении литературы» (Институт филологии СО РАН, Новосибирск, 2001); Международной научной конференции «Древнерусское наследие Сибири: научное изучение памятников традиционной книжности на востоке России» (НГУ, Новосибирск, 2005); VI международной междисциплинарной конференции «Культура и текст» (БГПУ, г. Барнаул, 2008).

Материал диссертации привлекается автором при чтении курса по истории русской литературы XIX в. и спецкурса «Писемский в литературном процессе 1840–1870-х гг.» в Новосибирском государственном университете.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, 5 глав основного текста и заключения. Завершает работу список источников и литературы (435 наименований).

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы, формулируются цель, задачи, методология исследования, научная новизна, теоретическая и практическая ценность работы, положения, выносимые на защиту; описывается структура диссертации.

Первая глава «Проблема человека в художественном мировоззрении

А. Ф. Писемского: теоретический и историографический аспекты» посвящена теоретическим аспектам художественной антропологии Писемского и истории литературно-критического и научного восприятия его творчества.

В первом параграфе «Теоретические аспекты художественной антропологии А. Ф. Писемского: функциональный, сравнительно-типологический, характерологический и философско-антропологический» приводятся основные определения беллетристики как подсистемы литературы (В. М. Маркович, И. Гурвич, Н. Л. Вершинина,

А. В. Чернов, С. М. Телегин, С. Дмитриенко и др.) и отмечается, что человек в художественном мире Писемского преодолевает социоисторическую заданность беллетристических персонажей. Последние определяются конкретно-историческими и условно-психологическими параметрами, слабо индивидуализированы, отмечены «ролевой» поведенческой установкой. Модель творчества, в которой осуществляется воссоздание эволюционирующей личности в статичной среде и не только сложные взаимопереходы этих планов в едином эстетическом пространстве, но и их параллельное и относительно автономное развертывание в повествовании, на наш взгляд, определяется как классически-реалистическая с беллетристической тенденцией.

Философская антропология середины века в русском культурном сознании была представлена несколькими направлениями: угасающим гегельянством, философскими системами Шопенгауэра, Кьеркегора и Фейербаха и позитивизмом. Учение Шопенгауэра, оказавшее определенное влияние на «философский пессимизм» Тургенева, типологически родственно миросозерцанию Писемского, хотя свидетельствами его непосредственного обращения к сочинениям немецкого мыслителя мы не располагаем. Шопенгауэровская «онтология страдания» в мировоззрении Писемского корректируется этологией сострадания. Писемский, всякое проявление жизни считавший закономерным – даже в смешных или уродливых формах, – исповедовал «панвитализм» (Н. О. Лосский). Критерий самоопределения личности в художественной аксиологии Писемского задает параметры биосоциального мира, а не наоборот. В этом художественно-антропологическая модель Писемского персоналистична и совпадает с христианско-антропологической матрицей русской классической литературы.

Во втором параграфе «А. Ф. Писемский в литературно-критической и филологической рефлексии 1850–1890-х гг.» анализируются основные тенденции литературно-критической рецепции творчества писателя в этот период. Объективная повествовательность Писемского вызвала противоположные критические интерпретации его эстетических интенций (Дружинин и Чернышевский). Писарев объединил художественность Писемского, Тургенева и Гончарова в социально-критическую парадигму русской литературы середины века исходя из двух параметров – негации романтического поведения и этико-социального критицизма («чисто отрицательное отношение к… действительности»). Ап. Григорьев определил художественную манеру Писемского как «реализм содержания» (художественного мировоззрения) в отличие от «реализма формы» (художественной изобразительности) Тургенева. Депоэтизация жизни человека и примат «физиологических черт» становятся приметой новейшей реалистической эстетики, убежден критик. Сходные мнения выражали Н. Н. Страхов («Л. Н. Толстой») и М. Е. Салтыков-Щедрин, упрекавший Писемского-драматурга в «механистическом списывании с натуры». Литературная критика 1850–1860-х гг. выделила несколько проблемных блоков в теоретическом осмыслении Писемского: «объективный реализм» (в аспекте авторской позиции это «вненаходимость» воссоздаваемой художественной реальности, в аспекте стиля – нейтральная повествовательность); «натуралистический» человек; точность бытописания; отсутствие нравственного идеала; неопределенность – или даже узость – мировоззрения (К. Аксаков, Щедрин, Шелгунов).

Филологическая мысль двух последних десятилетий XIX в. в основном следовала выработанной прижизненной критикой схеме «консервативный идеолог – художник-натуралист» (культурно-историческая трактовка схемы –

С. А. Венгеров, А. М. Скабичевский, В. Зелинский, О. Миллер; социально-историческая – В. Чешихин-Ветринский; психологическая – А. И. Кирпичников, И. И. Иванов).

Источниковедческий и библиографический комментарий наследия писателя во вступительной статье М. К. Клемана к изданию его писем (1936); статьи М. П. Еремина (1958, 1959), монографическая главка И. А. Мартынова в академической 10-томной «Истории русской литературы» (1956) стали первой попыткой объяснения феномена художественности Писемского не идеологическим, а филологическим метаязыком (§ 3 «Основные этапы в изучении творчества Писемского в отечественном литературоведении

1930–2000-х гг.»). Главенствовавшая в литературной науке целое столетие методологическая диада «мировоззрение – метод» была вытеснена методологический триадой «жанр – конфликт – персонаж» в 1960-е гг., когда появилась статья Л. М. Лотман, в которой отмечалась специфика концепции человека Писемского, были защищены посвященные проблемам поэтики его романов диссертации (И. В. Карташовой и Н. Н. Грузинской); докторская диссертация, предварявшаяся монографией «Писемский в истории русского романа»

(П. Г. Пустовойт). И. П. Видуэцкая в коллективном труде «Развитие реализма в русской литературе» (М., 1973) комментирует принципы характерологии Писемского. Продолжают защищаться посвященные проблемам творчества писателя кандидатские диссертации (Х.-Ю. Ленерт, В. А. Акимова, А. В. Тимофеев, Л. В. Манькова, С. П. Шакелина, А. В. Седов, С. М. Балуев, О. В. Тимашова, В. Ю. Антышева, Е. В. Павлова). Выходит книга в жанре «научной биографии» известного исследователя и комментатора творчества Писемского А. П. Могилянского «Писемский. Жизнь и творчество» (1991). Исследователи демонстрируют разные подходы – от психологического (А. В. Тимофеев) до историко-функционального (Ю. И. Минералов). Тем не менее приходится констатировать, что антропологический аспект художественности Писемского до настоящего времени практически не затронут – это объясняется не в последнюю очередь инерцией типологического метода, ориентированного на выявление характерологических, но не персонологических структур.


загрузка...