Социальное доверие в российском обществе: социологический анализ (24.02.2009)

Автор: Магомедов Магомедгабиб Гасанханович

4. В формировании социального доверия можно выделить культурные и нормативные факторы. Социальное доверие генерируется функциональной недостаточностью тесных и интимидальных отношений в современном обществе, а также индетерминизмом и амбивалентной неопределенностью в интеракциях между социальными агентами. Потребность в социальном доверии как своеобразном социальном «скелете» повышается с понижением транспарентности в общественной жизни, что локализует социум в виде отдельных социально-территориальных сегментов.

5. Уровень социального доверия напрямую зависит от характера диссеминации в обществе культуры доверия, подразумевающей систему институтов, которые поощряют реципрокальные отношения на индивидуальном и групповом уровнях. Культурные факторы социального доверия помогают смягчить аномийные последствия от радикализации существующих ценностных конфликтов. Низкий уровень культуры доверия, присущий российскому социуму, является существенным препятствием для долговременного и позитивного развития экономической и политической сферы общества и понижает вероятность возникновения в обществе трансрегиональных и транстерриториальных социальных сетей.

6. Большое значение в формировании социального доверия играют нормативные правила и установки, поддерживающие интеракционную предсказуемость повседневной жизни. Нормативные правила укрепляют моральную и атрибуционную основу доверительных и реципрокальных интеракций между социальными группами. Нормативность повседневной жизни облегчает возникновение отношений социальной фамилиарности по отношению к новым для человека транслокальным и транстерриториальным социальным окружениям. Однако излишне регламентированное нормативное регулирование, наличие существенных бюрократических и административных препон, патернализирующих человека и препятствующих его автономной от государства деятельности, препятствуют формированию социального доверия в российском социуме.

7. Для генезиса социального доверия в ходе становления советского общества характерным являлось активное использование политико-идеологических институтов. Такие институты, конструируя чувство идеологической общности, обеспечивали относительно высокий уровень доверия в отношениях между властью и обществом. В то же время они излишне бюрократизировали повседневную социальную жизнь и, не создавая уважения к нормам, не позволяли институционализироваться социальному доверию на внеидеологических основаниях. Поэтому распад политико-идеологических институтов привел к резкому и повсеместному разобщению советского общества на отдельные, слабо взаимодействующие между собой социальные сегменты, а также росту институциональных суррогатов в виде коррупции и квазирыночных отношений. Другим последствием упадка социального доверия в советском обществе стали резкий рост этнонационалистических и радикально-религиозных настроений, а также геттоизация и локализация идентификационных основ людей, проживающих на территории постсоветского пространства.

8. Трансформационные процессы конца 80-х – начала 90-х гг. существенно повлияли на произошедшую в постсоветский период деформацию институтов социального доверия, которая продуцировала социально-патологические и дисфункциональные последствия для всего общества. Рост недоверия в отношениях между людьми сопровождался ксенофобизацией российского социума в виде неприятия среди большинства населения любых незнакомых или плохо известных культурных и этнических систем, а также экстернализацией социального доверия, т.е. широким распространением и использованием в общественных интеракциях функциональных субститутов, которые переносили доверительные отношения за пределы российского общества.

9. Современное российское общество нуждается в постепенной регенерации социального доверия с целью повышения эффективности постиндустриальных преобразований. Восстановлению социального доверия может послужить сохранение активной роли государства в обеспечении социальной стабильности, а также диссеминация в общественном дискурсе постматериалистических ценностей, в ряду которых особое место отводится представлениям об общем благе, межрелигиозной и межэтнической толерантности и социальной справедливости. Имплементация таких ценностей в институциональную сферу России послужит основой для возобновления социального сотрудничества на широкой межгрупповой основе и повышения доверия в политико-административных отношениях между обществом и государством, человеком и властью.

10. В традиционных социумах ценностной основой социального доверия является провиденциализм, который гипертрофирует роль сверхъестественных или метафизических сил в общественной жизни, что на социально-политическом уровне проявляется в виде религиозного и квазирелигиозного возрождения. Поэтому в традиционном обществе недостаточно развиты имперсональные институты социального доверия, которые носят конструктивистский и договорной характер, и преобладают персонализированные нормы и правила поведения. Обеспечить на их основе устойчивый социальный порядок невозможно.

11. Упадок социального доверия на Северном Кавказе в ходе общероссийских и региональных трансформационных процессов привел к росту когнитивной и эмоциональной лояльности и приверженности к локальным соседским, этническим и семейным группам в ущерб становлению общероссийской и региональной идентичности. Социально-экономический кризис, а также персонализированные традиции северо-кавказского социума способствовали социальному замыканию и «сжатию» круга доверительных отношений, касающихся преимущественно только членов семьи, клана, рода или этнической группы. В результате на межгрупповом уровне стали преобладать отношения социального недоверия: между русским населением и северо-кавказскими народами, между христианскими и исламскими сообществами, между людьми, придерживающимися различных ценностей, стереотипов и установок.

12. Для разрешения ценностных конфликтов, возникающих между сторонниками традиционализма и модернизации, необходима продуманная и системная окружная и региональная политика по регенерации социального доверия на Северном Кавказе. Такая регенерация на основе симбиоза традиционных и постиндустриальных ценностей должна затрагивать как восстановление горизонтальных межгрупповых доверительных отношений между различными этническими и национальными группами, так и укрепление вертикальных отношений социального доверия между локальными этнорелигиозными сообществами и властями, как местного, так и регионального и федерального уровней.

Теоретическая и практическая значимость диссертации. Теоретическая значимость работы состоит в обосновании самостоятельного направления социологического анализа социального доверия как социально-гуманитарного феномена, представляющего собой совокупность нормативных ожиданий, направленных на увеличение стабильности, предсказуемости и транспарентности социальной жизни в условиях трансформационных преобразований, которое испытывает российское общество в текущих социально-политических условиях. Практический смысл диссертации заключается в том, что результаты и выводы исследования способствуют формированию более адекватной социальной политики на Северном Кавказе и в Южном федеральном округе, направленной на репродуцирование социального доверия в отношениях между властью и населением и преодоление негативных тенденций в социальной и ценностной сферах.

Основные идеи и положения диссертации могут быть использованы в научной и методической работе во многих областях социологического знания: социологии доверия, социологии ценностей, социологии институтов, при разработке и чтении курсов по институциональным и нормативным проблемам формирования социального доверия, а также преодоления его нехватки. Выводы, сделанные в диссертации, могут быть использованы в качестве методологического материала для дальнейших исследований трансформации социального доверия в условиях глобализации, а также трансформационных модернизационных преобразований.

Апробация работы. Результаты диссертационного исследования были использованы в законотворческой, правоприменительной и административной деятельности. Результаты исследования докладывались и обсуждались на всероссийских и региональных научных конференциях, на Международной научно-практической конференции «Молодежь. Инновации. Будущее» (Ростов-на-Дону, 2008), на III Всероссийском социологическом конгрессе «Социология и общество: проблемы и пути взаимодействия» (Москва, 2008), на IV Всероссийской научной конференции Сорокинские чтения «Отечественная социология: обретение будущего через прошлое» (Ростов-на-Дону, 2008).

Результаты диссертационного исследования представлены в 19 публикациях, монографиях и статьях в научных сборниках (в том числе в изданиях, упомянутых в списке ВАК), составляющих общий объем около 30,23 п.л.

Структура и объем работы. Структура работы определяется целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, четырех глав, включающих двенадцать параграфов, заключения, трех приложений и библиографического списка использованной литературы, насчитывающего 392 наименования. Общий объем диссертации составляет 312 страниц машинописного текста.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновываются выбор проблематики диссертационного исследования, его актуальность, характеризуется степень разработанности проблемы в научной и академической литературе, формулируются цель, задачи, объект и предмет исследования, представляются элементы научной новизны и положения, выносимые на защиту, уточняются методология и эмпирическая база исследования, его теоретическая и практическая значимость, а также проведенная апробация.

В Главе 1 «Методологические основы к изучению социального доверия» рассматриваются основные теоретико-методологические проблемы, возникающие в ходе изучения социального доверия, анализируется вся совокупность социальных концепций, разработанных за последние десятилетия и посвященных осмыслению процессов формирования социального доверия, в том числе в рамках социологических, политологических, экономических, философских, социально-биологических и других теорий, а также концептуализируется социологическое содержание социального доверия и его субъектный характер, подразумевающий деятельностную и активную направленность социальных агентов по установлению межсубъектных доверительных отношений.

?????¤????Y?ґ

?l?0??#?

5 освещаются основные социально-гуманитарные и социологические подходы, существующие в отечественной и западной научной мысли, к определению и анализу социального доверия.

Диссертант отмечает, что большая часть ошибочных политических и административных решений, принятых в 1990-е гг., была связана с недостаточным вниманием к уровню развития социального доверия в российском обществе. Восстановление социального доверия будет в существенной степени способствовать процессам дальнейшего социально-экономического развития и вхождения России в лидирующую группу постиндустриальных и высокоразвитых стран. Рост доверительных отношений между социальными и этническими группами также будет способствовать успешному конструированию самоидентичности российской нации на основе сохранения позитивных достижений советского и постсоветского периодов. Подобные задачи, стоящие перед российским обществом в XXI в. и актуализированные необходимостью повышения конкурентоспособности российской экономики и российского общества в контексте других стран требуют социологического изучения социального доверия как социально-нормативного феномена.

В параграфе подробно рассматриваются наиболее важные социологические труды основных западных ученых. Особое внимание уделяется социологам, которые работают в русле социологических традиций, заложенных Э. Дюркгеймом, и анализируют социальное доверие как социальный элемент, необходимый для функционирования общества.

Диссертант анализирует традиции исследования социального доверия, проделанные в рамках постмодернистских теорий, которые основной научный упор делают на грамматическом или лингвистическом аспекте истолкования доверительных отношений. При этом подчеркивается, что при изучении социального доверия необходимо учитывать историческую контекстуальность, а также методологические вызовы, которые сопровождают исследования этого социального конструкта.

В параграфе 1.2 «Социальное доверие как социально-гуманитарная проблема» рассматриваются социально-гуманитарные аспекты социального доверия, а также концептуальная эволюция проблемы доверия в современной социологической мысли.

На Западе необходимость социологического изучения социального доверия была вызвана актуальными политическими задачами, в частности, ростом девиантных и радикальных социальных практик во время молодежных, студенческих и правозащитных выступлений 60-х гг., когда стало очевидно, что поддерживать прежними административными и законодательными мерами пошатнувшийся социальный порядок уже невозможно.

В Советском Союзе проблема социального доверия носила идеологизированный характер и практически не анализировалась вплоть до середины 80-х гг. При этом отсутствие системных исследований социального доверия этнических и национальный групп к политике правящей партии, а также специфика доверительных (или недоверительных) отношений в зарождавшемся в конце 80-х гг. кооперативном и неформальном бизнесе не позволяли социальным ученым и общественным деятелям предлагать превентивные политические меры.

Автор анализирует социологические работы Т. Парсонса, Р. Дарендорфа, П. Штомпки и др., которые рассматривали социальное доверие в контексте конструирования социального порядка, социальных институтов и организаций или даже повседневных интерперсональных, межгрупповых и конфликтных интеракций.

В 80-е гг. социологическое изучение социального доверия проходило в рамках социологии действия, и особенно французской школы экшионализма, основанной А. Туреном. По его мнению, центром доверительных отношений в обществе являются действия социального агента, которые описываются как динамичный набор отношений между социальными актерами.

В параграфе подчеркивается необходимость системного изучения социального доверия. В качестве базового определения диссертант предлагает взгляд на социальное доверие в российском обществе как набор нормативных реципрокальных ожиданий, существующих в социуме и направленных на увеличение стабильности, предсказуемости и транспарентности социальной жизни в условиях общероссийских трансформационных преобразований и необходимости преодоления глобальных и актуальных социально-экономических и социально-политических вызовов.

В параграфе 1.3 «Социальное доверие: социологическое содержание и субъектность» анализируются субъектность и амбивалентное социологическое содержание социального доверия.

Диссертант указывает на важность изучения субъектности доверительных отношений, которая тесно связана с рациональным поведением социальных субъектов.

Субъектность социального доверия часто приводит к его экстернализации. Поскольку наличие или отсутствие в обществе социального доверия всегда непосредственным образом затрагивает повседневную жизнь людей и социальных групп, то инструментальное перемещение институтов доверия за пределы социального или территориального образования носит характер функциональной компенсации. К примеру, нехватка социального доверия в России в 90-е гг. привела к существенному перетоку финансового капитала за границу, предпочтению иностранных сотрудников российским кандидатам в частном экономическом секторе и т.д. И наоборот, восстановление социального доверия своим последствием имело репатриацию финансовых активов в России из оффшоров и зарубежных банков.

Экстернализация социального доверия в России также связана с недостаточностью объективных и независимых (особенно в сфере арбитражного производства) судебных практик. Поскольку в стране традиционно властно-административные методы разрешения конфликтов («телефонное право») более эффективны, чем судебное разбирательство, то доверие к государственным институтам продолжает оставаться низким.

В Главе 2 «Формирование социального доверия: культурные и нормативные основы» исследуются специфика формирования социального доверия, а также его нормативные и социально-культурные факторы, имеющие особое значение в условиях глобализирующегося общества.

В параграфе 2.1 «Генезис социального доверия в современном обществе» представлен социологический анализ социального доверия в глобальном обществе.

Диссертант подчеркивает важность социального доверия в современном обществе. В первую очередь, следует помнить о том, что в условиях глобальной неопределенности доверительные отношения между людьми, принадлежащими к различным социальным слоям и этническим группам, помогают им получить больше преимуществ от сотрудничества. Кроме того, доверие обеспечивает устойчивость социальных отношений, предлагая социальным агентам некоторые универсальные «правила игры».

Автор обосновывает мысль, что генезис социального доверия как коллективного социально-психологического феномена является практически не осознаваемым и нерефлексивным процессом. Люди довольно редко высказывают мнения и суждения о наличии или отсутствии в обществе доверия между людьми или отдельными социальными группами. Поэтому во многом социальное доверие в современном обществе – это «подразумеваемые» отношения, находящиеся как бы «в тени» отношений богатства, власти или известности. Социологи часто стремятся определить социальное доверие объективно, описывая его атрибуционные качества, отделяющие от других схожих социальных феноменов. Однако, как и любой другой социальный феномен, социальное доверие остается субъективным и коллективным чувством общности и наивысшей лояльности по отношению к вере в значимость внутригрупповых отношений. В некотором смысле, социальное доверие представляет собой чувство верности к интеракционному прошлому.

Социальное доверие не является статичным и постоянно определенным. Оно изменяется с течением времени в соответствии с политическими или социальными необходимостями и воплощается в виде внутригрупповой культуры или в символах. Проведенный в параграфе социологический анализ позволяет диссертанту прийти к заключению, что социальное доверие генерируется функциональной недостаточностью тесных и интимидальных отношений в современном обществе. Социальное доверие представляет собой своеобразный социальный и духовный «скелет», формированию которого способствуют нехватка транспарентности и неуверенность социальных агентов в успешности будущих интеракций. Транспарентность играет важную роль в генезисе социального доверия и помогает оценить последствия предполагаемого доверия, а также взаимную подотчетность других социальных агентов и институтов, противостоящую произвольности, неустойчивости и своевольности.

В параграфе 2.2 «Культурные факторы формирования социального доверия» рассматриваются культурные предпосылки и факторы формирования социального доверия. Эти факторы анализируются с использованием кросс-культурных социологических данных.

Автор утверждает, что наличие в обществе культуры доверия увеличивает вероятность законопослушного и социально одобряемого поведения, а также доверительных отношений между людьми.


загрузка...