Взаимодействие культур в эпоху бронзы в Среднем Зауралье и подтаежном Тоболо-Иртышье: факторы, механизмы, динамика (24.01.2011)

Автор: Корочкова Ольга Николаевна

ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ РАН

На правах рукописи

КОРОЧКОВА ОЛЬГА НИКОЛАЕВНА

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ КУЛЬТУР В ЭПОХУ БРОНЗЫ В СРЕДНЕМ ЗАУРАЛЬЕ И ПОДТАЕЖНОМ ТОБОЛО-ИРТЫШЬЕ:

ФАКТОРЫ, МЕХАНИЗМЫ, ДИНАМИКА

специальность 07.00.06 – археология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Работа выполнена в Отделе бронзового века Учреждения Российской академии наук Института археологии РАН

Официальные оппоненты:

Заведующий лабораторией естественнонаучных методов ИА РАН

чл.-корр., доктор исторических наук Черных Евгений Николаевич

Заведующий кафедрой археологии Кемеровский госуниверситета,

профессор, доктор исторических наук Бобров Владимир Васильевич

Директор Института гуманитарных исследований Тюменского госуниверситета

профессор, доктор исторических наук Матвеев Александр Васильевич

Ведущая организация: Учреждение Российской академии наук Институт истории материальной культуры РАН

Защита состоится «2» апреля 2011 г. в 14 часов на заседании совета Д002.007.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Учреждении Российской академии наук Институте археологии РАН по адресу: г. Москва, ул. Дм. Ульянова, 19, 4-й этаж, конференц-зал

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИА РАН по адресу: г. Москва, ул. Дм. Ульянова, 19.

Автореферат разослан « _______» _____________ 2011 г.

Ученый секретарь совета,

доктор исторических наук Е.Г. Дэвлет

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность. На рубеже III-II тыс. до н.э. население Урала и Западной Сибири вступает в новую фазу исторического развития – эпоху бронзы. Зона металлоносных культур, которая прежде была ограничена рубежами Циркумпонтийской провинции, стремительно расширяется. На пространствах Центральной Евразии, преимущественно степного и лесостепного пояса, формируется Евразийская металлургическая провинция, которая в апогее своего развития занимала территорию от левобережья Днепра до Саяно-Алтая. Внедрение металла, скотоводства, колесного транспорта, повлекло кардинальные перемены, что археологически выразилось в формировании новых культурных образований и общностей, свидетельствующих о высокой степени культурных интеграций и плотности коммуникативных процессов, мощном прорыве в технологии и производстве, новациях в системе жизнеобеспечения, идеологической сфере, социальной организации древних обществ. Именно в это время рельефно обозначились различные перспективы перед культурами-производителями и культурами-потребителями металла, что напрямую зависело от неравномерного распределения полезных ископаемых и возможности доступа к этим ресурсам. Контактность и готовность культуры к диалогу в условиях возникшего разделения труда становились непременным фактором ее жизнеспособности.

В центре внимания диссертационного исследования – процессы взаимодействия культур бронзового века в Среднем Зауралье и районах подтаежного Тоболо-Иртышья.

Научные достижения в области изучения бронзового века Урала и Западной Сибири несомненны и обеспечены они трудами ученых из Екатеринбурга, Москвы, Новосибирска, Омска, С.-Петербурга, Тюмени, Челябинска и других региональных центров. Открыты и исследованы уникальные памятники, опубликовано большое количество археологических материалов, разработаны непротиворечивые схемы культурно-хронологической периодизации, обозначены основные источники культурных новаций, очаги культурогенеза, получены представительные серии радиоуглеродных дат, созданы базы данных антропологических и остеологических определений. Выделенные для этого времени мегаобразования (Евразийская металлургическая провинция, археологические общности – абашевско-синташтинская, срубная, андроновская, андроноидная, межовско-ирменская, культур валиковой керамики) связывают изучаемый регион с синхронными образованиями Евразии, позволяют привлекать обширные и разнообразные материалы, гарантируя тем самым компаративизм исследования. Таким образом, создана добротная база для постановки вопросов широкого плана, в том числе моделирования процессов взаимодействия. Информационный потенциал материалов бронзового века трудно переоценить благодаря появлению производящих форм хозяйства (скотоводство), металла, транспорта, характерного погребального обряда, ярко выраженного этнического костюма. Они несут в себе исключительные сведения о межкультурных связях и распространении инноваций, факторах и формах диалога культур, способах восприятия, механизмах отбора и трансляции культурных, технологических и хозяйственных достижений новой эпохи.

Расширение зоны производящего хозяйства, развитие металлообработки, транспорта, обеспечили высокую плотность коммуникативных процессов в рамках формирующихся металлургических провинций и культурных общностей. Наиболее сложные конфигурации межкультурных связей возникали на периферии подобных образований. Факторы и механизмы таких контактов представляют собой недостаточно изученный и крайне важный для понимания не только древности, но и современности, феномен.

Выбранный в качестве основного исследовательского полигона регион - Среднее Зауралье и подтаежные районы Тоболо-Иртышского междуречья, был включен в зону транскультурного сейминско-турбинского феномена и находился в непосредственной близости от волго-уральского очага культурогенеза. Начало бронзового века на изучаемой территории характеризуют памятники ташковской, кротовской, одиновской, коптяковской культур. Позднее эти районы составили северо-западную периферию андроновского мира (алакульская, федоровская культуры, черноозерский вариант андроновской общности). Продвижение на север технологических и хозяйственных достижений эпохи во многом обеспечили культуры андроноидной общности (черкаскульская, пахомовская, сузгунская). На финальной стадии бронзового века культуры (межовско-березовская, бархатовская, сузгунская, ирменская) продемонстрировали типичную для того времени ситуацию дифференциации, сменив приоритеты культурных связей с меридиональных на широтные. В общей сложности в исследовательский анализ вовлечены 15 археологических культур и типов памятников.

В системе археологических общностей и культур бронзового века исследуемая территория соответствует окраинным областям Евразийской металлургической провинции и представляет собой буферную зону между миром степных и таежных культур. Отсюда пульсирующие территориальные рамки работы, дрейф в область таежной и степной проблематики. Здесь происходили миграции разного масштаба, что предполагает воздействие более активной культуры мигрантов на относительно статичную и консервативную культуру аборигенов, включения мощных селективных механизмов отбора инноваций. Замечательной особенностью привлекаемых археологических источников является пример взаимодействия и смены центра и периферии, столкновения встречных культурных традиций, исходивших из разных центров. Вовлеченность изучаемого региона в сферу действия основных феноменов Евразийской металлургической провинции, а также его периферийное положение в рамках провинции, обеспечивают моделирование самых разнообразных вариантов взаимодействия в контактной зоне лесостепь - степь, лесостепь - лес, территория производства металла - территория потребления. Ярко выраженные отличия в артефактном наборе археологических культур региона позволяют обратиться к проблеме этнической верификации культурных образований.

Цели и задачи работы. Основная цель – изучение взаимодействия культур в динамике, выяснение механизмов и факторов преемственности, трансформации, трансляции инноваций, форм адаптации населения в меняющихся природных условиях и культурном окружении. В ряду конкретных задач - характеристика основных археологических культур по единому исследовательскому плану; выявление фоновых, специфических, субкультурных и инокультурных признаков и их комбинаций; характеристика археологических объектов/памятников, обладающих экстраординарным статусом и их интерпретация; выявление археологических признаков взаимодействий и их повторяемости; анализ конкретных археологических ситуаций; поиск закономерностей.

Методология Работа базируется на признании глобальной периодизации эпохи раннего металла, цикличности, темпах и ритмах кардинальных новаций эпохи, предложенной Е.Н.Черных (1978, 2002, 2008). Согласно данной концепции эпоха бронзы изучаемой территории соответствует позднему бронзовому веку (ПБВ). Моделирование процессов проецируется на глобальные и локальные проявления взаимодействия культур в рамках Евразийской металлургической провинции, в развитии которой прослеживаются три основных этапа: становления, стабилизации и распада (ПБВ-1, ПБВ-2, ПБВ-3), что позволяет соотнести динамику взаимодействия культур Зауралья и Тоболо-Иртышского междуречья с общими процессами культурного развития на территории Северной Евразии во II тыс. до н.э.

Основные научные методы традиционны для работ подобного рода: метод синтеза, учитывающий результаты аналитических исследований, сравнительный, типологический, статистический, принимаются во внимание данные палеогеографии, результаты антропологических и остеологических определений. В качестве возможной теоретической основы учтены перспективы семиотического подхода. Необходимой стадией научного поиска, направленного на раскрытие закономерностей, является формальное систематическое описание исследуемого материала - первое условие и предпосылка исторического изучения. В этом смысле автор разделяет позицию структуралистов, методы которых основаны на точном и объективном описании, но плодотворны и возможны там, где имеется повторяемость в значительных масштабах. Культурные образования эпохи бронзы Зауралья и Западной Сибири подобные серии представляют.

Источники Работа базируется на ресурсах фондов и архива Археологического музея Уральского госуниверситета им А.М.Горького с опорой на материалы собственных раскопок памятников эпохи бронзы в Челябинской (мог. Урефты I), Тюменской (пос. Дуванское XVII, Ново-Шадрино VII, VIII, Ук III), Свердловской (Шайтанское Озеро II, пос. Мохиревское III), Курганской (пос. Сухрино III) областях, ХМАО-Югре (местонахождение Сайгатино VI, мог. Сатыга XVI, пос. Барсова Гора III/76). Автор высоко ценит вклад своих коллег из Екатеринбурга, трудами которых на протяжении второй половины XX века составлены уникальные археологические фонды, включающие материалы разведок и раскопок на огромной территории Урала и Западной Сибири (Свердловская, Тюменская. Курганская, Челябинская, Оренбургская, Омская, Пермская области, Башкирия, Ханты-Мансийский округ-Югра, Ямало-Ненецкий округ). Тесные и плодотворные контакты с коллегами из Москвы, Новосибирска, Санкт-Петербурга, Тюмени, Челябинска, Омска, Нижнего Тагила, Барнаула, Сургута способствовали получению оперативной и непосредственной информации о новых открытиях, предоставили в распоряжении автора многочисленные интересные коллекции, хранящиеся в фондах Института археологии РАН, Института истории и археологии УрО РАН, Института Проблем Освоения Севера СО РАН, Тюменского, Омского, Челябинского университетов, Нижнетагильской социально-педагогической академии, Свердловского, Челябинского, Тюменского, Новосибирского, Нижнетагильского краеведческих музеев.

Научная новизна работы заключается в том, что она является первым обобщающим специализированным исследованием, посвященным собственно проблемам взаимодействия культур бронзового века региона. Новаторской представляется попытка объяснения некоторых нетипичных археологических ситуаций с точки зрения понятия «субкультура» – этот сюжет в работе занимает особое место (Корочкова, 1993; 1999, 2003, 2009в; Стефанов, Корочкова, 2004; 2006). Обоснован авторский взгляд на трактовку термина «андроновская общность» (Корочкова, 1995; 2004; 2009в), специфику взаимодействия алакульской и федоровской культур (Корочкова, 2002; 2003; Стефанов, Корочкова, 2004; 2006; Korochkova, Stefanov, 2002). Предлагаются для обсуждения модели «андроновской колонизации» и «эстафетного культурогенеза», обеспечивших волнообразное постепенное расширение культур андроновского типа с производящей экономикой в северном направлении (Корочкова, 2009в). Обозначена и аргументирована иерархия культур андроноидной общности с точки зрения миграционного фактора (Корочкова, 2003; 2009г, 2010а, б; Потемкина, Корочкова, Стефанов, 1995). Актуализирована проблема так называемых «зольников» как преднамеренно формировавшихся объектов, которые использовались, в том числе для временных и постоянных захоронений, осуществления актов экскарнации и частичного обожжения (Корочкова, 1999; 2007; 2009а). Подобные объекты, распространенные на огромной территории от Западной Сибири до Причерноморья, свидетельствуют о культивировании сходных ритуалов и представлений в среде населения, владевшего развитыми формами скотоводства. Аргументирована аннуляция некоторых ранее выделенных культур (логиновской, вишневской, межовской) и уточнена хроно-стратиграфия региона (Корочкова, Стефанов, Стефанова, 1991; Евдокимов, Корочкова, 1991; Стефанов, Корочкова, 2000) с позиций апробированного принципа характеристики археологической культуры как «политетического набора специфических и всеобщих категорий типов артефактов, которые неслучайным образом встречаются вместе в комплексах в пределах ограниченного географического ареала» (Кларк). В диссертации использованы материалы недавно открытого уникального памятника Шайтанское Озеро II , относящегося к разряду крупных сакральных центров по типу знаменитых мемориалов Сейма, Турбино, Ростовка (Сериков, Корочкова, Кузьминых, Стефанов, 2008; 2009; Корочкова, Стефанов, 2010в). В результате заполнена труднообъяснимая ранее «зауральская лакуна» сейминско-турбинского ареала и появилась реальная возможность детализации культурологической модели данного транскультурного феномена. Дополнена содержательная характеристика кротовско-елунинского культурного массива, представлявшего оппозицию сложившейся в степной полосе абашевско-синташтинско-петровской общности, и предложена для обсуждения гипотеза формирования сейминско-турбинской субкультуры в рамках кротовско-елунинского массива (Корочкова, 2009в). Сформулированы выводы о факторах, механизмах культурных связей, обозначены археологические признаки миграций, колонизаций, военных и диалоговых отношений (Корочкова, 2009в, 2010а, 2010б).

Практическая ценность работы заключается в раскрытии потенциала археологических источников эпохи бронзы Урала и Западной Сибири для реконструкции процессов взаимодействия культур. Данный подход реализован автором при разработке концепции экспозиции и каталога Археологического музея Уральского университета, различных тематических выставок («Песни предков, Сургут-Ханты-Мансийск, 1999; «Ювелирное искусство от древности до современности», Екатеринбург, Музей ювелирного и камнерезного дела, Екатеринбург, 2000; «Археология Западной Сибири в свете новейших открытий» - Северный археологический конгресс, Ханты-Мансийск, 2002), экскурсий, общих и специальных курсов по археологии и первобытной истории. Предложенные уточнения в иерархии основных культур ПБВ расширяют информационные ресурсы археологического материала. Эти данные могут быть использованы при научной обработке и введении в научный и музейный оборот контекстных коллекций, а также случайных и единичных находок.

Апробация исследования Устойчивый интерес автора к выбранной теме на протяжении 30 лет отражен в серии статей, в том числе в изданиях, рекомендованных ВАК – «Российская археология», «Археология, этнография и антропология Евразии», «Уральский исторический вестник», монографии «Взаимодействие культур в эпоху поздней бронзы (андроноидные древности Тоболо-Иртышья)», трех коллективных монографиях, тезисах к докладам на научных конференциях в Екатеринбурге, Москве, Новосибирске, Челябинске, Оренбурге, Тюмени, Алма-Ате, Суздале, Уфе.

Структура работы Работа состоит из введения, пяти глав и заключения. Логика изложения подчинена хронологии, структурирование основных глав осуществлено по принципу «археологические культуры – археологические общности» и обозначено выделением тематических параграфов. Каждая глава завершается обобщающим разделом, посвященным динамике связей и феноменам рассматриваемого периода. Историографический аспект реализован в соответствующих главах. Разделы, посвященные археологическим культурам, выстроены по общей схеме, предусматривающей анализ артефактов и материальных остатков в едином исследовательском ключе. Специально акцентировались сюжеты об археологических признаках взаимодействий: их материальное выражение, комплектность, многочисленность или напротив единичность, повторяемость комбинаций. Диссертация снабжена списком литературы и приложением, включающим 167 графических иллюстраций.

Хронология работы основана на базе данных радиоуглеродных датировок, собранной в лаборатории естественнонаучных методов Института археологии РАН. Согласно ей хронологический диапазон Евразийской металлургической провинции охватывал примерно одно тысячелетие – с рубежа III-II до рубежа II-I тыс. до н.э. Календарный возраст периода ПБВ-1 установлен преимущественно по образцам синташтинской, абашевской, коптяковской культур в рамках XXII – XVIII/XVII вв. Хронология ПБВ-2 укладывается в весьма протяженный период XX-XV вв., что свидетельствует о длительной истории культур стабильной фазы. В русле заявленной темы особенное значение имеет датировка алакульских и федоровских комплексов. Их преимущественные даты - XVII-XV вв. до н.э. Период ПБВ-3 падает на вторую половину II тыс. до н.э. Уточнить хронологические рамки периода позволяют даты, полученные из слоев ирменской и бархатовской культур. Базовой является серия дат городища Чича (фазы 1 и 2), указавшая на диапазон XIV-XII и X-IX вв. Калиброванные значения бархатовских комплексов располагаются в близком интервале XIII-XII/ XI-IX вв. до н.э. Крайне скупо обеспечены радиоуглеродными датировками памятники андроноидной общности – черкскульские, пахомовские, сузгунские. Их позиция обоснована промежуточным положением между собственно андроновскими и памятниками конца бронзового века в шкале относительной хронологии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


загрузка...