Эволюция торговой политики региональных объединений: опыт ЕС (24.01.2011)

Автор: Исаченко Татьяна Михайловна

Особая острота торгово-политических конфликтов отмечается в двусторонних отношениях между ЕС и США. Трансатлантические отношения характеризуются исключительной сложностью и неоднозначностью. С одной стороны, и ЕС, и США заинтересованы в развитии и укреплении партнёрских отношений, с другой — трудно найти более непримиримых соперников, как в экономическом, так и в политическом отношении.

Несмотря на провозглашенные цели стратегического сотрудничества и партнерства, в конкретных сферах торговли по-прежнему сохраняются разногласия. Для усиления своих конкурентных позиций США и ЕС используют весь имеющийся в их распоряжении арсенал средств и методов, стремясь любой ценой обеспечить конкурентные преимущества для своих производителей. Необходимо также учитывать, что, формируя защиту для своих производителей, правительства создают барьеры для развития рынка, при этом производители и потребители на обоих рынках несут существенные издержки и потери. В стремлении возместить взаимные потери от введения пошлин одной из сторон правительства провоцируют рост цен на товары, что сказывается и на мировых ценах. Торговые противоречия между США и ЕС имеют и политический резонанс как взаимный, так и для третьих стран. В этой связи необходима существенная активизация усилий по урегулированию всех спорных вопросов между двумя крупнейшими игроками мирового хозяйственного поля.

Что касается другого партнера – Японии, то следует отметить, что по сравнению с США ее роль в торговле ЕС относительно невелика. За японским экспортом постоянно осуществляет надзор Еврокомиссия, особенно в «чувствительных» секторах экономики, чтобы в случае возникновения диспропорций на рынке можно было быстро ввести защитные меры. Проанализировав торговую политику ЕС в отношении Японии, можно прийти к заключению, что выделение этой страны в качестве особой цели применения протекционистских мер, вряд ли оправдано, хотя ее высокая конкурентоспособность осложняет приспособление местных фирм к новым условиям конкуренции на едином европейском рынке.

В то же время наиболее актуальной проблемой для ЕС является выработка согласованной позиции в отношении нового, но крайне сложного конкурента – Китая. Активное использование Китаем всех возможных средств стимулирования своего экспорта, включая активную политику девальвации национальной валюты, требует обоснованного применения защитных мер, масштабы которых постоянно возрастают.

Страны Западной Европы, в большинстве являются бывшими метрополиями обширных колониальных владений, а потому традиционно уделяют особое внимание отношениям с развивающимися странами, стремясь сохранить и углубить свое присутствие в развивающемся мире. Этой цели служит курс на установление системы особых отношений с бывшими колониями, в том числе переход от системы невзаимных преференций к соглашениям об экономическом партнерстве. На протяжении длительного периода времени ЕС проводит обоснованную политику, нацеленную на поддержание как своего «экономического авторитета» в развивающихся странах, так и на содействие экономическому развитию самого региона, что полностью соответствует целям дипломатии. Проведенный анализ позволяет утверждать, что наличие большого числа конвенций, соглашений и инициатив отражает эволюцию как ЕС, так и партнеров из числа развивающихся стран, и каждый документ соответствует требованиям времени и потребностям участников того или иного соглашения. Несмотря на всю бюрократичность системы ЕС, удалось выстроить стройную систему отношений практически со всеми развивающимися странами.

Принципиальное значение в торговой политике ЕС имеют вопросы взаимодействия с Россией. Европейский союз и Россия, а также их экономические и политические связи являются двумя факторами, которые в значительной мере влияют на формирование европейской политики и взаимоотношений на континенте и, следовательно, от состояния, масштабов и регулирования их взаимодействия во многом зависит политический климат и экономическое процветание Европы. С точки зрения стратегического партнерства, решению многих проблем торгово-политического регулирования могло бы способствовать подписание нового соглашения, поскольку срок действия СПС закончился в 2007 г., однако, до сих пор именно это соглашение практически заполняет пробел в регулировании двусторонних отношений. Особую проблему представляет антидемпинговая политика Евросоюза в отношении России, которая остается по-прежнему дискриминационной, ее правила и положения активно и достаточно эффективно используют европейские конкуренты российских производителей для вытеснения последних с того или иного рынка ЕС. ЕС считает, что по-прежнему располагает значительными основаниями для применения метода конструирования (расчета) нормальной стоимости при особых условиях проведения антидемпинговых расследований. Более того, как ни парадоксально, но внесение изменений в базовые регламенты, лишь расширило основания отказа в использовании данных, предоставляемых российской стороной и для применения расчетного метода в отношении российских производителей.

Современное состояние отношений между партнерами, представляющими друг для друга и для окружающих их стран стратегический интерес, еще далеко от идеального. Торговая политика ЕС и России во многих случаях является заложницей политической конъюнктуры. Политические паузы в отношениях затрагивают и торговлю. Для решения данных проблем необходимы усилия всех ветвей российской власти, а также координация усилий европейских партнеров. Без признания первоочередного характера проблемы и эффективного взаимодействия различных структур и экономических субъектов, а также ведения диалога на двустороннем и многостороннем уровнях, невозможна эффективная интеграция России в мировое хозяйство.

В главе 5 «Возможности формирования торговой политики стран СНГ на основе европейского опыта» оцениваются процессы интеграции в рамках СНГ и выявляются трудности и ошибки, которые были сделаны странами на пути интеграционного взаимодействия. Во многих исследованиях интеграционное взаимодействие стран СНГ сопоставляется с мировой практикой реализации РТС и интеграционных соглашений, прежде всего наиболее успешных. Наиболее частым сравнением является сопоставление СНГ и ЕС. Этот подход изначально является неверным, так само по себе СНГ не является ни интеграционным, ни региональным торговым соглашением. В 1995 году была нотифицирована зона свободной торговли в рамках СНГ, однако само Содружество представляет собой политический союз. Изначально страны-участницы поставили перед собой цель политического оформления своего нового статуса и, в перспективе, развития экономического сотрудничества на основе общепринятых в мировой практике норм и правил. Даже основной правовой документ Содружества не содержит цели установления глубоких интеграционных связей и всего лишь закрепляет их намерение развивать эффективное сотрудничество на новой правовой основе. В рамках СНГ существует множество договоренностей и структур как двустороннего, так и многостороннего характера, среди которых лишь некоторые могут потенциально претендовать на статус эффективных. Именно отсутствие четкой правовой базы и необходимость решения сложных задач экономического развития на новой основе обусловили тенденции двустороннего сотрудничества, а также наличие проблем, которых не удалось преодолеть и по сей день.

Развитие экономического сотрудничества стран СНГ в 2000-е гг. отчетливо показало, что, несмотря на все сложности геополитического характера, сохраняется ряд сфер и отраслей, в которых региональное взаимодействие может быть эффективным не только для самих участников процесса, но и с точки зрения обеспечения стабильности экономического и политического развития в регионе. В 2008-2009 гг. широко обсуждалась проблема согласования мер антикризисной политики стран СНГ. Многие эксперты полагают, что инициатором и центром антикризисных мер и реформ являлась и должна остаться Россия. В то же время влияние кризиса напрямую зависит от уровня экономического развития и можно предположить, что в составе СНГ есть страны, которые в меньшей степени, нежели Россия, ощутили на себе последствия глобальных финансовых потрясений.

В области формирования правовой базы сталкиваются две противоречивые тенденции: с одной стороны, необходимость развития взаимных торговых и инвестиционных связей при очевидном доминировании России, с другой стороны – политические противоречия, не позволяющие реализовать эффективные интеграционные проекты. Механизм самого СНГ не позволяет говорить о становлении эффективного регионального сотрудничества и возможности применения опыта других регионов, однако можно рассматривать интеграционное взаимодействие стран СНГ на субрегиональном уровне в рамках отдельных интеграционных группировок на постсоветском пространстве.

С момента распада СССР между странами СНГ было подписано большое количество торговых соглашений. Среди многосторонних соглашений с участием России особое значение в развитии интеграционного сотрудничества имело формирование ЕврАзЭС. В рамках этой группировки страны СНГ осуществили первую попытку экономической интеграции по типу ЕС. ЕврАзЭС было создано для эффективного продвижения процесса формирования Договаривающимися Сторонами Таможенного союза и Единого экономического пространства. Создание Сообщества можно считать определенным шагом вперед на пути интеграционного взаимодействия на субрегиональном уровне, поскольку в отличие от предшествующих форм оно отличается выверенной системой принятия решений с распределением голосов в зависимости от взносов в бюджет Сообщества. В целях формирования единой внешнеторговой политики государств-членов ЕврАзЭС в отношении третьих стран предполагалось провести унификацию законодательства государств Сообщества в таможенно-тарифной и нетарифной сферах внешнеторгового регулирования.

Согласование торговой политики в рамках блока натолкнулось на крайне сложную проблему, возникшую в связи с чрезвычайно быстрым присоединением Киргизии к ВТО на условиях, не согласованных с партнерами. Учитывая негативный опыт формирования Таможенного союза между странами, находящимися на стадии переговорного процесса о присоединении к ВТО, и страной, уже закрепившей свои обязательства в рамках этой организации, в целях создания условий для формирования Таможенного союза и Единого экономического пространства Сообщества Межгоссоветом ЕврАзЭС в 2002 г. было принято решение, согласно которому условия присоединения России к ВТО должны быть приняты за основу другими государствами-членами ЕврАзЭС на переговорах с Всемирной торговой организацией. Проведенные Российской Федерацией дву- и многосторонние консультации и анализ последствий реализации переговорных позиций государств-членов Сообщества показали, что незавершенность переговоров по Присоединению к ВТО на тот период не позволяла провести масштабные изменения (унификацию) действующих таможенных тарифов даже трех участников - России, Казахстана и Белоруссии. Перспективы формирования таможенного союза в рамках всего ЕврАзЭС были отодвинуты на неопределенный срок. Неудачные попытки интеграционного взаимодействия в рамках СНГ в целом и на уровне субрегионов привели к переосмыслению концепции региональной интеграции и выработки единой торговой политики. Современный кризис также внес свои коррективы и создал предпосылки для рассмотрения данного вопроса на новом уровне. В результате к 2009 г. был сформирован новый подход, нацеленный на создание интегрированного «ядра» в рамках ЕврАзЭС в виде Таможенного союза трех стран: Российской Федерации (РФ), Республики Беларусь (РБ) и Республики Казахстан (РК). По мнению идеологов нового интеграционного объединения именно эти три страны должны были сформировать основу для дальнейшей интеграции в ЕврАзЭС. В то же время анализ документов, подготовленных для реализации таможенного союза и аналитические исследования, включая расчеты, отчетливо демонстрируют, что о полной ясности и об абсолютной эффективности нового интеграционного объединения говорить трудно.

В июне 2009 г. Правительство РФ объявило об изменении переговорной позиции страны в рамках ВТО и о вступлении в ВТО Таможенного Союза трех стран. Индивидуальные переговоры с ВТО были приостановлены и возникла «политическая пауза», негативно сказавшаяся на состоянии переговорного процесса. В качестве основы для принятия подобного решения была определена ст.12 Марракешского Соглашения об учреждении ВТО, в которой говорится, что: «Любое государство или отдельная таможенная территория, обладающая полной автономией в ведении своих внешних торговых отношений и в других вопросах, предусмотренных в настоящем Соглашении и Многосторонних торговых соглашениях, может присоединиться к настоящему Соглашению на условиях, согласованных между таким государством или территорией и ВТО.» Подобное решение стало неожиданным поворотом в развитии отношений РФ и ВТО, поскольку до сих пор в рамках ВТО не существовало подобных прецедентов и технически подобный процесс представляется маловероятным. Другая проблема заключалась в том, что партнеры по предполагаемому Таможенному союзу имели и до сих пор сохраняют достаточно дифференцированные позиции на переговорах с ВТО. Например, в то время, как РФ к 2009 г. практически завершила процесс двусторонних переговоров и вышла на уровень формирования доклада Рабочей группы, РК продвинулась на переговорах по 65% обсуждаемых вопросов, а РБ – по 20%. Уровень уступок и требования также серьезно различался по странам, что не позволяло говорить о возможности формирования общей позиции и проведении общей торговой политики.

После консультаций с партнерами по Таможенному Союзу и ВТО правительство РФ несколько изменило позицию и было объявлено, что присоединение России к режиму ВТО будет вестись не в рамках Таможенного союза, а самостоятельно. Что касалось партнеров, был обозначен другой сценарий, предполагающий «параллельное вступление» государств Таможенного союза, которые координируют свои действия и входят в ВТО в одно и то же время, но как три суверенных государства.

Начиная с августа 2009 г., на основе новой политической концепции началась работа над документами необходимыми для формирования правовой базы таможенного союза (ТС). В результате было подписано 27 договоров, определяющих условия создания и статус таможенной территории, а также институциональную структуру ТС и механизмы регулирования торговли с третьими странами.

На основе модели общего равновесия определены некоторые последствия формирования таможенного союза, В работе приводится краткая характеристика двух видов методологий - построения эконометрических (экономико-статистических) моделей и использования компьютерного имитационного моделирования. Для целей ретроспективного ex-post анализа применяются эконометрические методы, построение регрессионных зависимостей (как правило, при анализе интеграции с использованием концепции «гравитационной модели» - в которой одними из основных факторов являются размер отечественной экономики, размер экономики страны-партнера и расстояние между ними). Однако для целей перспективного анализа ex-ante (осуществляемого до момента наступления событий) используются методы имитационного моделирования, когда определяется описывающая взаимодействующие экономики модель, затем подбираются соответствующие реальности параметры (в том числе и с использованием эконометрических исследований) и коэффициенты модели. Затем рассматриваются различные варианты изменения переменных, описывающих переменные экономической политики, чтобы оценить изменение целевых переменных и определить наиболее оптимальный вариант действий. При оценке результатов создания интеграционных группировок, как правило, возникают три основных вопроса: оцениваются статические или динамические выигрыши; осуществляется ли анализ ex ante или ex post; рассматривается частичное или общее равновесие.

Автор считает, что имеющиеся модели и проведенные на их основе исследования как правило имеют два существенных недостатка. В них в основном анализируется эффект формирования регионального объединения и не исследуются этапы формирования общей торговой политики. В определенной степени необходимо учитывать и перспективы углубления интеграции. Простое устранение тарифов внутри таможенного союза может и не привести к оптимизации распределения ресурсов, особенно, если существуют политические препятствия на пути к объединенному рынку. Если цель интеграции - повышение эффективности, то параллельно должна реализовываться более широкая макроэкономическая политика (чем просто формирование таможенного союза или общего рынка). Авторский анализ позволяет выделить основные области постановки макроэкономических целей и проведения соответствующей политики, в которых развитие интеграционных процессов могло бы принести дополнительные выигрыши. Количественный анализ предполагает допущение о том, что тариф – единственная форма ограничений, однако на практике необходимо учитывать также нетарифные барьеры, для чего разрабатываются меры по определению их «тарифных эквивалентов».

Тем не менее, для целей настоящего исследования автор остановилась на модели GTAP, позволяющей определить последствия выработки общей торговой политики в рамках таможенного союза с участием РФ, Республики Беларусь и Республики Казахстан. Среди причин, по которым предпочтение было отдано именно данной модели, можно привести следующие:

• Модель GTAP является одной из наиболее широко распространённых, известных и активно используемых, как международными организациями (в т.ч. ВТО), так и государственными органами отдельных стран, независимыми исследователями для анализа вероятных экономических последствий принимаемых торгово-политических решений.

• Модель GTAP является коммерческим продуктом и на основе лицензии доступна широкому кругу исследователей.

• Модель GTAP хорошо документирована: в свободном доступе на сайте разработчика имеется обширная библиотека материалов, касающихся модели, а также результатов её применения как создателями, так и многочисленными пользователями по всему миру.

В модели предусмотрена соответствующая функция актуализации информации о действующих ставках таможенных тарифов государств-участников Таможенного союза. Предварительно были рассчитаны средневзвешенные ставки действующих пошлин участников таможенного союза по используемым в модели секторам товаров в отношении основных торговых партнёров. Кроме того, для целей моделирования экономических последствий создания Таможенного союза были получены расчетные значения средневзвешенных ставок Единого таможенного тарифа. Суть эксперимента заключалась в расчете при помощи средств модели нового состояния общего равновесия в результате изменения, прежде всего, тарифов государств-участников ТС.

Проведенные расчеты показали, что в результате перехода странами - участниками ТС с автономных тарифов на ЕТТ изменение ВВП регионов, включенных в анализ, измерялся процентными долями. При этом, для РФ в относительном выражении эффект являлся наименьшим (на уровне +0,1% ВВП) по сравнению с увеличением на 1,95% для Белоруссии и снижением на 0,14% ВВП для Казахстана. Незначительный эффект для России объяснялся, прежде всего, тем обстоятельством, что за основу при разработке ЕТТ был принят действующий российский тариф, а соответственно, переход на ЕТТ сопровождался наименьшими корректировками ставок тарифа по сравнению с корректировками партнёров по ТС. Развитие событий показало обоснованность расчетов.

Некоторое снижение ВВП Казахстана было обусловлено тем, что переход на ЕТТ сопровождался для РК масштабным повышением тарифов (с учётом ранее действовавшего автономного тарифа, а также товарной структуры импорта), что существенно ограничило импорт (снижение импорта из дальнего зарубежья не было в полной мере компенсировано беспошлинным импортом из партнёров по ТС, а также других стран СНГ). В свою очередь это привело к сокращению потребления частного сектора (как домохозяйств, так и промежуточного потребления в производстве); снижению потребления государственного сектора ввиду сокращения доходов бюджета (как от таможенных платежей, так и от различного рода налогов); ограничило инвестиционные возможности бизнеса.

Что касается Белоруссии, при переходе на ЕТТ изменения ставок тарифов были разнонаправленными (количество секторов, где тарифная защита повысилась, примерно соответствовало количеству секторов, где произошло снижение тарифов). Кроме того, структура экономики РФ позволила в большей степени извлечь преимущества из развития взаимной торговли с партнёрами по ТС и прочими государствами СНГ.

В диссертационном исследовании также приводится оценка изменения торговых потоков государств-участников ТС. На основе полученных данных можно проследить увеличение и динамику объемов торговли по отдельным товарам. Так, в частности, не прогнозировался заметный рост экспорта РФ в дальнее зарубежье ни по одному из секторов, включённых в анализ, а значительная отрицательная динамика была отмечена в секторе автотранспортных средства и запчастей к ним.

Таблица 2

Доля партнёров по РТС в торговле государств-участников ТС

Импорт Экспорт

РФ РБ РК РФ РБ РК

Доля партнёров по ТС в торговле государства. 7,87 60,49 36,70 8,16 38,06 10,03

Доля партнёров по СНГ-12 в торговле государства. 16,04 66,27 44,57 14,50

46,23 16,68

Источник: Рассчитано автором на основании информации Intracen «Personal Computer Trade Analysis System», редакция за 2003-2007 г. с представлением данных по Гармонизированной системе.

Наконец, определённый интерес представляла оценка вероятных изменений объёмов производства по секторам, включённым в анализ. В России наиболее заметный рост производства ожидался в секторе автотранспортных средства и запчастей к ним; в меньшей степени, иных подсекторах транспортного машиностроения, в выращивании и переработке риса. Отчётливое сокращение производства в РФ в дальнейшем возможно в торговле прочими мясными продуктами и одеждой, в несколько меньшей степени — в следующих секторах: текстиль, изделия из кожи; продукция деревообработки. Более подробная информация приводится в таблицах в приложениях.

Что касается уровня тарифной защиты, то для РФ он существенно не изменился, поскольку, как уже отмечалось, в основу ЕТТ заложены ставки российского тарифа. Расчеты показали, что создание ТС привело к изменению 18% импортных пошлин из 11 214 позиций.

Что касается уровня тарифной защиты, то для РФ он существенно не изменился, поскольку, как уже отмечалось, в основу ЕТТ заложены ставки российского тарифа. Расчеты показали, что создание ТС привело к изменению 18% импортных пошлин из 11 214 позиций.

Таблица 3

Прогнозируемые изменения торговли в стоимостном выражении государств-участников ТС по всей номенклатуре товаров и услуг.

Изменение импорта по всей номенклатуре товаров и услуг в стоимостном выражении из регионов (в %)


загрузка...