Институт обстоятельств, исключающих преступность деяния, в уголовном праве России: основы теории, законодательной регламентации и правоприменения (24.01.2011)

Автор: Дмитренко Андрей Петрович

Диссертант выделяет два вида пределов крайней необходимости - временной и интенсивный (предел допустимого вреда). Обосновывается позиция, в соответствии с которой такое условие, как «своевременность», при наполнении его соответствующими признаками вызывает более четкие представления о временных пределах права на крайнюю необходимость.

Отмечается, что вопрос о том, возникло ли состояние крайней необходимости, следует решать как с точки зрения субъективного представления лица, причиняющего вред, так и основываясь на объективных данных, на основе осознания которых сформировалось это субъективное представление о непосредственно предстоящей опасности.

Обосновывается вывод о том, что состояния крайней необходимости существует как при возникновении опасности, так при реальной угрозе ее возникновения. Хотя следует заметить, что по данному вопросу есть различные точки зрения.

В целях повышения эффективности применения нормы, регламентирующей крайнюю необходимость, детализируются и конкретизируются объективные и субъективные признаки, свидетельствующие о прекращении состояния крайней необходимости. К объективным автор относит: 1) отпадение опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства; 2) фактическую нейтрализацию опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства; 3) создание обстановки события, свидетельствующей об отпадении опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства. Субъективным критерием окончания права на крайнюю необходимость выступает осознание лицом факта отпадения опасности причинения вреда правоохраняемым интересам.

В целях обеспечения правильного применения норм, предусматривающих крайнюю необходимость и превышение ее пределов, автор выделяет критерии, сравнение (оценка) которых позволяет определить соразмерность либо несоразмерность причиненного и предотвращенного вреда. Акцентируется внимание на необходимости определения значимости того или иного вреда с учетом как объективного, так и субъективного критериев. Обосновывается вывод о том, что эти критерии однозначно могут существовать только при сопоставляемости благ по общей этической оценке. Таковыми могут являться: жизнь – здоровье; жизнь, здоровье – свобода; жизнь, здоровье, свобода – собственность. При сопоставлении остальных благ вопрос об их соотношении решить значительно сложней. Отмечается, что в ряде случаев, учитывая бланкетный характер уголовно-правовой нормы, регламентирующей крайнюю необходимость, существенное значение для определения соотношения благ имеют нормы иных отраслей права.

Рассмотрены ситуации, когда угрожающая опасность и причиненный для ее устранения вред могут быть по характеру равнозначными. В данном случае обоснованным представляется использование так называемого количественного критерия. Диссертант полагает, что количественный критерий оценки значительности причиненного и предотвращенного вреда при крайней необходимости может применяться только в тех случаях, когда он имеет стоимостное выражение. К ситуациям «коллизии жизней» он не применим. Причинение смерти одному человеку для спасения жизни нескольких человек нельзя признать правомерным деянием. Такой вывод поддержали 84 % опрошенных респондентов.

В аспекте совершенствования уголовного законодательства, регламентирующего крайнюю необходимость, автор предлагает норму, закрепляющую самостоятельный вид освобождения от уголовной ответственности лица, превысившего пределы правомерности крайней необходимости в состоянии сильного душевного волнения.

Диссертант обосновывает позицию о нецелесообразности самостоятельной законодательной регламентации психического принуждения. Это явление полностью соответствует положениям крайней необходимости. С этим мнением согласны 68 % опрошенных респондентов.

В четвертом параграфе исследуются признаки, характеризующие основания и пределы обоснованного риска.

В теории уголовного права по поводу критериев признания риска правомерным и обоснованным существуют разные точки зрения. Диссертант выделяет условия правомерности, характеризующие основания совершения обоснованного риска, и исследует их содержание.

Отмечается, что такое условие правомерности, как отсутствие возможности достижения общественно полезной цели не связанными с риском действиями (бездействием), может иметь место при наличии объективного и субъективного признаков. Объективным признаком может выступать один из следующих: а) достижение общественно полезной цели деянием, связанным с риском причинения вреда, было единственным способом; б) достижение общественно полезной цели могло осуществляться несколькими способами, каждый из которых был связан с риском причинения вреда. Субъективным признаком является осознание лицом отсутствия возможности достижения общественно полезной цели способом, не связанным с риском причинения вреда.

Содержание такого условия правомерности обоснованного риска, как принятие всех достаточных мер для предотвращения вреда охраняемым законом интересам, на наш взгляд, определяется следующими объективными признаками: а) принятием лицом всех возможных мер обеспечения безопасности рискованных действий (бездействия); б) соответствием предпринятых мер требованиям науки, техники, производства и опыту. Субъективным признаком является осознание лицом того факта, что им предприняты все возможные меры обеспечения безопасности рискованных действий (бездействия) и того, что предпринятые меры соответствуют требованиям науки, техники, производства и опыту.

Учитывая различные позиции в науке уголовного права, диссертант солидарен с теми учеными, которые полагают, что риск может признаваться обоснованным при условии, если он осуществляется своевременно, а причиненный вред соответствует содержанию общественно полезной цели, ради достижения которой субъект осуществлял рискованные действия. Начальным моментом возникновения состояния обоснованного риска следует признать момент возникновения всех из названных признаков: 1) возникновение угрозы какому-либо благу или возникновение необходимости получения нового блага; 2) отсутствие возможности достижения общественно полезной цели не связанными с риском действиями (бездействием); 3) принятие достаточных мер для предотвращения вреда охраняемым отношениям. Отсутствие хотя бы одного из названных условий будет свидетельствовать о том, что право на обоснованный риск не возникло. Возникнув, состояние обоснованного риска продолжает существовать до момента отпадения любого объективного или субъективного критериев.

В работе сформулирован вывод о недопустимости признания риска обоснованным в том случае, если не определены его пределы.

Для решения вопроса о пределах правомерности риска предлагается установить признаки соотношения соразмерности, сопоставление которых могло бы свидетельствовать об обоснованности (социальной приемлемости) совершаемых деяний. Представляется, что обоснованным будет использование опыта, накопленного при законодательном развитии института крайней необходимости. Объективным критерием определения пределов правомерности обоснованного риска следует признавать отсутствие несоответствия между значимостью блага, которое рискующее лицо пытается сохранить или получить, и значимостью причиненного вреда при риске.

В плане совершенствования уголовного законодательства, регламентирующего обоснованный риск, полагаем целесообразным предложить норму, закрепляющую понятие превышения его пределов. Такое предложение поддерживают 78 % опрошенных респондентов.

Пятый параграф посвящен анализу признаков, характеризующих основания и пределы осуществления лицом принадлежащего ему права.

Анализ признаков ряда деяний, предусмотренных примечаниями к статьям Особенной части Уголовного кодекса РФ, позволяет диссертанту констатировать, что они регламентируют частные виды осуществления принадлежащего лицу права. Для подтверждения этой позиции проводится сопоставление признаков деяний, регламентированных этими нормами, с обобщенными признаками обстоятельств, исключающих преступность деяний. В итоге констатируется, что деяния, предусмотренные в примечаниях к ст. 151, 230, 308, 316 и 322 УК РФ, являются уголовно-правомерными, а по своему социальному содержанию - социально допустимыми, т. е. обстоятельствами, исключающими преступность деяния.

В целом осуществление своего права как обстоятельство, исключающее преступность деяния, можно определить как предусмотренное уголовным законом, социально допустимое деяние, причиняющее вред уголовно охраняемому отношению при наличии необходимых оснований.

Выделяются условия правомерности осуществления принадлежащего лицу права. Формулируется вывод о необходимости позитивного решения в перспективе вопроса о допустимости регламентации конкретных видов осуществления принадлежащего лицу права неуголовными законами. В настоящий момент положения ст. 3 УК РФ не допускают такую возможность. Однако в уголовном законе невозможно предусмотреть все частные случаи этого обстоятельства, исключающего преступность деяния. Представляется, что положительным является опыт государств, сформулировавших уголовно-правовую норму, предусматривающую это обстоятельство, по типу бланкетно-ссылочной. В этом проявляется системность существующего законодательства. Предлагается соответствующая редакция нормы. Данное предложение поддержали 64 % респондентов.

В заключении соискатель формулирует основные выводы теоретического и практического характера и предлагает пути совершенствования уголовного закона и ряда других нормативных актов.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих работах автора:

Монографии, учебные пособия, комментарии

1. Дмитренко А.П. Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление : монография. Ставрополь : Ставропольсервисшкола, 2002. – 96 с. (9 п.л.).

2. Дмитренко А.П. Обстоятельства, исключающие преступность деяния, в уголовном праве Российской Федерации : монография. – М. : Илекса, 2010. – 343 с. (20 п.л.).

3. Дмитренко А.П. Пределы правомерности права на необходимую оборону : учебное пособие. Ставрополь : Ставропольсервисшкола, 2000. – 141 с. (10,5 п.л).

4. Дмитренко А.П., Кадников Н.Г. Глава «Обстоятельства, исключающие преступность деяния» // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. – М. : Юриспруденция, 2008. (3 п.л./ 1 п.л. в сооавторстве).

Статьи, опубликованные в журналах, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации

5. Дмитренко А.П. Проблемы определения понятия и признаков обстоятельств, исключающих преступность деяния // Вестник Северо-Кавказского государственного технического университета. 2006. № 2 (6). С. 83-86 (0,5 п.л.).

6. Дмитренко А.П. Объективные и субъективные критерии определения временных пределов права на причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление // Вестник Северо-Кавказского государственного технического университета. 2007. № 1 (10). С. 94-98 (0,6 п.л.).

7. Дмитренко А.П. Применение уголовно-правовых норм, регламентирующих обстоятельства, исключающие преступность деяния, как форма их реализации // Российский криминологический взгляд. 2007. № 2. С. 127-131 (0,8 п.л.).

8. Дмитренко А.П. Функции уголовно-правовых норм, регламентирующих обстоятельства, исключающие преступность деяния // Российский криминологический взгляд. 2007. № 4. С. 120-125 (0,9 п.л.).

9. Дмитренко А.П. Стадии применения уголовно-правовой нормы, регламентирующей обстоятельства, исключающие преступность деяния // Российский криминологический взгляд. 2008. № 2. С. 174-180 (1 п.л.).

10. Дмитренко А.П. Акты применения уголовно-правовых норм, регламентирующих обстоятельства, исключающие преступность деяния // Вестник Московского университета МВД России. 2008. № 5. С. 30-32 (0,4 п.л.).

11. Дмитренко А.П. Реализация уголовно-правовых норм, регламентирующих обстоятельства, исключающие преступность деяния // «Черные дыры» в Российском законодательстве. 2008. № 2. С. 126-128 (0,5 п.л.).

12. Дмитренко А.П. Место обстоятельств, исключающих преступность деяния, в системе юридических фактов, порождающих уголовно-правовые отношения // Российский криминологический взгляд. 2009. № 3. С. 347-351. (0,8 п.л.).

13. Дмитренко А.П. Понятие и этапы квалификации обстоятельств, исключающих преступность деяния // Вестник Московского университета МВД России. 2010. № 6. С. 93-96 (0,4 п.л.).

14. Дмитренко А.П. Особенности квалификации обстоятельств, исключающих преступность деяния, при бланкетной диспозиции норм, их регламентирующих // Российский криминологический взгляд. 2010. № 2. С. 201-208 (0,8 п.л.).

Статьи, опубликованные в рецензируемых изданиях

15. Дмитренко А.П. К вопросу о пределах необходимой обороны // Проблемы теории и практики правоохранительной деятельности органов внутренних дел : сборник статей адъюнктов и соискателей. М. : Юридический институт МВД России, 1997. Вып. 8. С. 46-50 (0,4 п.л.).


загрузка...