Иностранный банковский капитал в национальной  экономике (23.11.2009)

Автор: Розинский Иван Анатольевич

эффективность иностранных банков

Глава 2. Структура международных банковских групп и концепция нового протекционизма

2.1. Трансформация внутренней структуры международных банковских

групп в период глобализации

2.2. Конкурентное государство и новый протекционизм

Инструменты реализации политики нового протекционизма

Глава 3. Международные банковские структуры в регионах мира: общее и особенное

Иностранные банки в государствах — членах Евросоюза

Особый случай — Польша

Иностранный банковский капитал в Турции

Иностранные банки в США

Иностранные банки в Восточной Азии

Иностранные банки в Латинской Америке

Иностранные банки в национальных банковских системах Канады, Австралии и Новой Зеландии

Иностранные банки в СНГ

Глава 4. Иностранный банковский капитал в России и российские банки за рубежом

Иностранные банки в России: исторический очерк и современное состояние

Зарубежная экспансия российских банков

Иностранные банки и формирование международного финансового центра в России

Локализация как основной принцип рациональной политики в отношении иностранных банков

Заключение

Список использованной литературы

Приложения

Основные положения диссертации

1. Концепция нового протекционизма.

В основе вопроса о взаимодействии стран и транснациональных компаний (международные банковские группы суть частный случай последних) лежит вопрос о том, как распределяются издержки и результаты, связанные с функционированием производственной системы страны. Для многих современных авторов центральным элементом анализа производственной системы является выделение составляющих ее производственных цепочек. М. Портер говорит о «цепочке стоимости» (value chain), П. Дикен — о «производственной цепочке» (production chain). В данной работе вслед за Г. Джереффи мы используем термин «цепочка создания стоимости» (value-added chain), обозначающий последовательность производственных стадий, в рамках которой на каждой стадии добавляется стоимость. В понятие цепочки создания стоимости входит также выполнение функций координации, регулирования и финансирования. Таким образом, вся производственная система может рассматриваться как комплекс цепочек создания стоимости, взаимодействие между которыми осуществляется посредством вертикальных, горизонтальных и диагональных связей.

Цепочка создания стоимости охватывает весь спектр видов деятельности, необходимых для прохождения товара или услуги через все промежуточные фазы производства (включая сочетание физических преобразований и вклада различных служб производителя) вплоть до доставки конечному потребителю и послепродажного обслуживания. Цепочка создания стоимости может располагаться внутри одной компании (вертикальная интеграция) либо, чаще, охватывать несколько компаний. В современном мире в значительной части таких цепочек доминируют ТНК, на долю которых приходится без малого треть мирового торгового оборота и четверть мирового ВВП. Распределяя свои производственные, сервисные, управленческие, маркетинговые и иные мощности между различными странами (т.е. фактически распределяя места в цепочке), ТНК существенно влияют на экономические результаты, занятость и потенциал дальнейшего развития этих стран.

Нахождение на территории страны более качественных звеньев цепочек создания стоимости создают больше возможностей для ее дальнейшего развития, больший потенциал, прежде всего человеческий: в места концентрации таких звеньев привлекаются более подготовленные кадры, запуская самоусиливающийся процесс повышения конкурентоспособности данной страны. Отсюда конкуренция между странами за локализацию у себя наилучших, т.е. связанных с созданием наибольшего объема добавленной стоимости, мест в цепочке. Эта конкуренция заставляет переосмыслить теоретические основы политики протекционизма и, в частности, ставит вопрос об изменении объекта протекционистской политики.

Традиционным объектом протекционизма служили предприятия — национальные производители в ряде отраслей, выбор которых осуществлялся по критерию значимости для безопасности страны, политической мощи и электоральной силы связанных с ними групп интересов, национального престижа, величины порождаемых ими положительных внешних эффектов (экстерналий) для национальной экономики и т.д. Можно сказать, что традиционный протекционизм исходит из бинарной модели «отечественный — иностранный», вызывающей ассоциацию с системой распознавания «свой — чужой» у современного истребителя: протекционистская политика направлена на помощь «своим» (отечественным) компаниям против «чужих» (иностранных). Однако в современном мире применимость бинарной модели оказывается под сомнением. Традиционная логика протекционистской политики исходит из наличия четко определенных национальных фирм, вовлеченных в конкуренцию с «национальными чемпионами» других стран. Значительный объем иностранной собственности на активы в стране радикально меняет эту традиционную логику.

Компании сегодня в определенном смысле становятся составными, их национальная принадлежность, хотя и сохраняется, но не является больше абсолютной. Доля страны происхождения в создаваемой такими компаниями добавленной стоимости часто отлична от 100%. Поддержка «своих» компаний против «чужих» перестает быть адекватной новой ситуации. Возникает потребность в небинарном протекционизме: важна не столько поддержка «своих» против «чужих», сколько содействие тому, чтобы «свои» и «чужие» достигали желаемой степени локализации. Критерий локализации в данном контексте — доля и качество звеньев цепочки создания стоимости, приходящихся на страну.

«Новый» протекционизм в отличие от «старого» предполагает иное отношение к внешней экспансии «своих» компаний и банков. Внешняя экспансия хороша не всегда, а лишь в том случае, если она ведет к концентрации в своей стране качественных (например, управленческих и связанных с НИОКР) звеньев цепочки создания стоимости и не провоцирует перевод за границу ключевых функций компании. Примером «плохой» (с точки зрения страны) экспансии является экспансия крупнейших швейцарских банков: с одной стороны, они представлены в мировой высшей лиге более широко, чем банки многих других стран, с другой — их рост не ведет к подъему собственно Швейцарии, так как эти банки становятся все более космополитичными, особенно по мере возрастания в их бизнесе операций, проводимых в Лондоне, Нью-Йорке и в растущей Азии.

Еще один момент, содействующий переосмыслению объекта протекционистской политики, состоит в том, что уже сейчас стране уверенно считать «своей» частную компанию не так-то просто и, видимо, будет еще сложнее в будущем. Национальная идентичность компаний сохраняется, но не может признаваться гарантированно неизменной на перспективу. Размывание идентичности вполне представимо вследствие смены собственниками гражданства, переноса штаб-квартиры компании за рубеж, интернационализации состава высшего менеджмента и т.д. Отсюда вытекают выводы, касающиеся как иностранных компаний (в теории они поддаются русификации), так и отечественных (утрата ими национальной идентичности в принципе возможна).

Традиционно задача удержания в стране качественных звеньев в цепочках создания стоимости решалась государствами путем выращивания национальных компаний, способных стать глобальными лидерами. Однако страна, даже такая большая, как Россия, не может надеяться на успех в выращивании глобальных лидеров во всех отраслях. В каких-то отраслях мы, очевидно, не сможем стать «чемпионами»; глобальными лидерами в них будут зарубежные компании. Поэтому очень важно уделять внимание не только выращиванию «своих» ТНК, но и месту в цепочке создания стоимости, которое займет российское подразделение ТНК либо встроенный в эту цепочку российский производитель.

Предлагаемая политика может быть сведена к двум основным приемам. Во-первых, страна может стараться обеспечить наиболее благоприятные условия для размещения желаемых звеньев цепочки создания стоимости путем подготовки кадров, инвестиций в инфраструктуру, введения благоприятного налогового режима и т.д. Во-вторых, страна может добиваться локализации на своей территории таких звеньев в качестве условия допуска ТНК на свой рынок или выдачи ей разрешения купить местного игрока. Второй аспект и представляет собой суть нового протекционизма в узком смысле слова. В реальности практически все страны с большим или меньшим успехом используют оба названных приема.

Таким образом, в рамках данного подхода сама ТНК, в которую входит расположенный на территории страны филиал, может рассматриваться как своеобразный внутренний рынок для этого филиала, на котором он должен завоевать большую долю. Речь идет о максимизации географической зоны ответственности филиала, перечня продуктов и услуг, за которые он отвечает, объема выполняемых им внутри ТНК функций.

Важность концепции нового протекционизма для финансовой и в частности для банковской отрасли определяется несколькими обстоятельствами. Во-первых, финансовая отрасль в мировой экономике относится к числу больших — объем создаваемой ею добавленной стоимости существенно превышает 1 трлн долл. США. Соответственно, увеличение доли страны в создаваемой отраслью добавленной стоимости способно оказать заметное влияние на величину национального ВВП.

Во-вторых, для финансовой отрасли характерна относительная легкость перевода функций из страны в страну по сравнению, например, с большинством отраслей производственной сферы, где довлеет груз старого основного капитала. Соответственно, эта отрасль более восприимчива к мероприятиям политики в духе нового протекционизма.

В-третьих, правила ВТО пока не регулируют жестко торговлю услугами и позволяют вводить различные условия для присутствия и бизнеса иностранных банков, подталкивая их к большей локализации.

Наконец, в-четвертых, банковское дело является высокорегулируемой отраслью, в которой не только воспринимаются как данность различные требования регулятора, но и есть принципиальная готовность прислушиваться к его неформальным пожеланиям. Таким образом, высокорегулируемые отрасли представляют собой удобный полигон для оттачивания инструментария политики нового протекционизма.

Из сказанного вытекает целесообразность смены стратегических приоритетов в регулировании иностранных банковских структур в России. Нужно стремиться к перемещению в Россию или удержанию в ней максимального количества маркетинговых, управленческих и контрольных функций банков.


загрузка...