Базовые аксиологические модели в социально-философском знании (23.11.2009)

Автор: Кузьменко Григорий Николаевич

1–3-й дни 4,57 ± 0,54

n = 13 6,88 ± 0,54•

n = 52 7,29 ± 0,40•••

n = 65 8,08 ± 0,47•••

РФМК, мг/дл

5–8-й дни 5,49 ± 0,61

n = 12 5,91 ± 0,39

n = 29 7,39 ± 0,57"

n = 34 7,70 ± 0,52#•••

Д-димер, мкг/мл

1–3-й дни 0,95 ± 0,11

n = 22 1,44 ± 0,19

n = 47 1,55 ± 0,15••

n = 47 1,65 ± 0,27•

Д-димер, мкг/мл

5–8-й дни 0,60 ± 0,07*

n = 16 0,95 ± 0,07•••

n = 21 1,98 ± 0,54••

n = 28 1,29 ± 0,10••••

Плазминоген, %

1–3-й дни 56,3 ± 3,04

n = 15 59,4 ± 2,86

n = 56 52,3 ± 2,21"

n = 72 41,0 ± 2,90"#•••

Плазминоген, %

5–8-й дни 61,5 ± 1,12

n = 10 68,8 ± 3,23*

n = 34 59,5 ± 3,64"

n = 42 42,5 ± 1,80#••••

Примечание: • р < 0,05 •• p < 0,02 ••• р < 0,01 •••• р < 0,001 – показатель достоверности различий по сравнению с контрольной группой; " – различия достоверны по сравнению с предыдущей группой при р < 0,05; * – различия достоверны в динамике на 5–8-й дни жизни внутри групп при р < 0,05, # – различия достоверны между РДС I и РДС III (р < 0,05).

Отмечено снижение частоты гиперкоагуляционных (55,2; 43,6; 31,5% у детей с РДС I, II, III по данным АЧТВ) и нарастание гипокоагуляционных изменений (17,7; 30,1; 45,2% соответственно) по мере нарастания тяжести РДС. Исходя из анализа вариантов изменений коагуляции, определены типы гемостазиограмм, частота и динамика их изменений в зависимости от тяжести респираторного дистресса. При суммированном анализе выявлено 5 типов гемостазиограмм: I – без отклонений, II – с частичной нормокоагуляцией, III – с преимущественно гиперкоагуляционными, IV – с преимущественно гипокоагуляционными вариантами, V – с разнонаправленными изменениями показателей. У 97,0% детей с РДС выявлены гемостазиограммы, характеризующие нарушения свертывания крови. В остром периоде при легком течении РДС преобладают гемостазиограммы V (57,5%) и III типа (21,3%), в 2 раза реже регистрируются гемостазиограммы IV и II типа (10,0%, р < 0,01); в подостром периоде разнонаправленность тестов отмечалась у 52,9%, частичная нормокоагуляция – у 17,6%, гиперкоагуляция – у 23,5%, гипокоагуляция встречались в 6 раз реже (3,9%). В остром периоде РДС II преобладает V тип (47,8%), гиперкоагуляция выявляется в 3 раза чаще (33,3%), чем гипокоагуляция (11,6%, р < 0,001), I и II тип гемостазиограмм – у 4,3 и 3,0%, в подостром периоде преобладают гиперкоагуляционные (40,4%) и разнонаправленные (38,5%) изменения тестов, гипокоагуляционные типы – у 7,7% детей (р < 0,05). У 38,0% новорожденных с РДС III регистрируются разнонаправленные изменения, гипокоагуляционные – в 2 раза чаще (40,0%), чем гиперкоагуляционные (18,0%, р < 0,02); в подостром периоде преобладают гиперкоагуляционные (40,0%) и гипокоагуляционные типы (32,0%), разнонаправленные регистрируются в 2 раза реже (16,0%, р < 0,05). У детей с легким и среднетяжелым РДС в первые дни гиперкоагуляция регистрируется достоверно чаще, чем гипокоагуляция. У детей с РДС III гипокоагуляция преобладает в остром, а различные варианты коагуляции – в подостром периоде. У половины детей с РДС гемостазиограммы характеризуются разнонаправленностью тестов, что имеет значение для распознавания ДВС-синдрома.

Повышенная активность Х, V, VIII факторов в подостром периоде (р < 0,05) характерна для детей с легким течением РДС по сравнению с контрольной группой. При развитии РДС II наблюдаются высокие уровни фибриногена (в сравнении с контрольной группой, p < 0,05), и сниженная активность VIII ф. (p < 0,05). При тяжелом РДС отмечено потребление прокоагулянтов у 1/3 детей, их средние показатели были сниженными по сравнению с контрольной и другими группами детей с РДС (р < 0,05), отмечено снижение вариабельных уровней ФГ в сравнении с предшествующей по тяжести группой (табл. 2). У новорожденных с легким РДС изменения базисных тестов зависели от уровней VII фактора. У детей с более тяжёлым течением РДС присутствовали связи между ПИ и показателями АЧТВ, ТВ, ФГ, АТ III, V, VIII факторов, ПС и плазминогена (r = –0,58, r = –0,53, r = 0,48,

r = 0,34, r = 0,51, r = 0,56, r = 0,43, r = 0,34 соответственно, р < 0,001), корреляции между показателями VII фактора и АЧТВ (r = –0,44, р < 0,0001), ТВ (r = –0,44,

р < 0,0001), ПИ (r = 0,41, р < 0,0001), V, VIII, Х факторами и ПС (r = 0,54, р < 0,0001, r = 0,50, р < 0,001, r = 0,47, р < 0,0001, r = 0,43 соответственно, р < 0,0001). Полученные данные укладываются в понятия современной теории свертывания, в которой VII фактору принадлежит основная роль на стадии инициации свертывания (Roberts H. R. et al., 1998; Hoffman M., 2001).

При РДС механизмы, обеспечивающие гемостатическое равновесие, становятся недостаточными, что может быть связано с избыточным поступлением тромбопластина и прокоагулянтов при гипоксии и инфекции, а также недостаточностью антикоагулянтов. Проведённое обследование показало, что активность АТ III снижалась при быстром истощении запасов антикоагулянта на фоне респираторной недостаточности, что совпадает с данными других авторов (Schmidt B. et al., 1992). У детей с РДС I и II АТ III компенсаторно увеличивается в динамике заболевания, у детей с тяжёлым течением – не изменяется (табл. 3). Проведённое обследование показало снижение активности ПС соответственно тяжести РДС (табл. 3). Снижение ПС отмечено F. Schettini (2004) и не зарегистрировано M. Yurdakok и соавт. (1999). У детей с РДС I уровни ПС на 5–8-й дни жизни восстанавливались до показателей контрольной группы, а у новорожденных с РДС III дефицит ПС сохранялся (табл. 3).

Таблица 3

Показатели, характеризующие функцию эндотелия недоношенных новорожденных с РДС различной степени тяжести в динамике раннего неонатального периода

(M ± m, n – число исследований)

Показатель Группы обследованных детей

Контрольная РДС I РДС II РДС III


загрузка...