Самость, ее типология и место в самоопределении человека (23.08.2010)

Автор: Жукова Ольга Ивановна

Хотя существует принципиальное различие между самостью и Другим, но тем не менее самость и Другой взаимно конституируют друг друга, один является условием другого, без этой пары не будет смыслового пространства, так как личность может быть противопоставлена и сопряжена только с другой личностью. Итак, исходя из этой посылки, можно говорить о том, что пока человек не в состоянии посмотреть на себя как на Другого, акт самовосприятия, познания и понимания не может состояться. Поэтому только в желании встречи с Другим, в познании и понимании Другого впервые, в подлинном смысле и рождается полифоничная самость как завершенная целостность.

В параграфе 4.3. «Социальные факторы конституирования самости» рассматривается взаимосвязь мира социума и самости.

Обосновывается, что тесная взаимосвязь между самостью и Другим с логичной необходимостью приводит к проблеме Мы. В данном контексте под Мы подразумевается не просто совокупность различных самостей, а то, что связано с социальной жизнью полифоничной самости. «Мы» представляет собой особый род бытия, первичную основу, на которой базируется формирование самости и в структуре которой она находится в течение всей своей бессознательной и сознательной жизни. Бытие Мы выступает для самости как внешняя и самодостаточная реальность, определяющая и во многом детерминирующая ее существование. В Мы самостью преодолевается, хотя и сохраняется известная противоположность между ее существованием и Другим, и именно в нем она усматривает онтологическую основу своего бытия. В мире социума самость обнаруживает, что она есть и там, где она не есть как таковая, и ее собственное бытие основано на соучастие в бытие Мы.

Мы в качестве социума пронизывает внешнюю и внутреннюю жизнь самости и в этом плане становится для нее не столько объектом предметного наблюдения и познания, а дается в качестве переживаемой, открывающейся реальности. В данной реальности жизнь полифоничной самости как бы разделена на две составляющие: на обособленное, атомизированное бытие, недоступное до конца для Другого, остающееся непроницаемым, таинственным, и на социально оформленное бытие, в котором она становится членом единства Мы. Именно существование самости в социуме завершает формирование ее в качестве целостности. Жизнь в Мы, социуме становится для самости не только чем–то внешне неизбежным, искусственно сформированным, а сущностно – необходимым, созидающим ее в качестве «социумно-общественного универсума» (В.Барулин).

Учитывая всю многогранность и сложность проблемы, автор исходит из понимания социума как такой целостности, в которой через универсальный мир человеческого бытия самость постигает смысл своего личностного бытия. Отмечая многогранность социума как совокупной целостности человеческого бытия, выделяются два ключевых параметра в его понимании. Первый из них отражает антропогенную характеристику социума, в которой социум раскрывается по преимуществу со стороны человеческого воздействия на него. Второй, – рассматривает социум в качестве онтологической, в определенной степени отстраненной составляющей. В рамках диссертации как раз наибольший интерес представляет рассмотрение социума в контексте его антропогенной характеристики, поэтому не случайно раскрытие самости как целостности, в которой важную роль играет социальный компонент и предполагает его анализ сквозь призму субъективного, совокупного «Мы». Отсюда понятие «социум антропогенный» рассматривается как аутентичное понятию «Мы».

В раскрытии социального аспекта самости выделяются два ключевых момента, требующих своего осмысления. Первый связан с проблемой формирования самости в качестве социального феномена. Второй момент затрагивает проблему приоритетных взаимоотношений между социумом и самостью, который так же в философии не имеет однозначного решения.

Анализируя работы А.Гелена, Дж. Мида, Ч.Кули, Э.Фромма, так же отечественных ученых В.Барулина, Г.Тульчинского, Э.Ильенкова и др. автор отмечает, что именно недостаточность, несовершенство, ограниченность человека и требует мир социума. Мир социума оказывается для самости «второй природой» и без него у нее нет никаких шансов на выживание, поэтому не существует «естественного человека», он изначально является социальным существом и любое общество предполагает свой язык, свою систему усвоения ценностей, свою технику и т.д. Мир социума дает определенную стабильность самости, именно в нем происходит формирование ее самоидентичности, так как сама по себе самость не знает, кем и чем она является, в силу чего она не может реализоваться непосредственно, ей необходима социокультурная среда.

Относительно проблемы приоритетных взаимоотношений между социумом и самостью автор подчеркивает, что, несмотря на достаточно хорошо изученный характер данной тематики, в социально-философской мысли проблема приоритетных предпочтений в сторону социоцентризма или антропоцентризма продолжается оставаться открытой. При этом она приобретает новые грани, аспекты исследования. Анализируя процесс взаимодействия самости и социума, сегодня, с полным основанием можно говорить о том, что самость находится в состоянии двух взаимоисключающих модусах своего существования, которые, тем не менее, одновременно присутствуют в ее мировосприятии. Один модус можно определить как крайний индивидуализм, разрастание которого сверх меры приводит к нарциссизму и эгоцентризму, другой – как глубокую деперсонализацию, ведущий к потере образа своей целостной самости, состоянию апатии, психической анемии, дезориентированности и беспомощности.

Крайний индивидуализм демонстрирует новый тип современного человека, символом и знаком которого является Нарцисс. На подобную тенденцию обращают внимание многие исследователи (Т.Адорно, К.Лэш, Ж.Липовецки, П.Козловски, Р.Сеннет и др.) Нарциссический тип самости является символом перехода от «ограниченного» индивидуализма к «тотальному». Для нарциссического человека потерян смысл и значимость социального начала и даже если не совсем потерян, то смещен в сторону его гедонистического толкования. На смену традиционно понимаемому индивидуализму пришел гедонистический, психологический индивидуализм, считающий главной ценностью личные достижения самости. Одной из определяющих черт нарциссической самости является ее, по большому счету, равнодушие к миру социума. При этом безразличие, не означает пассивность, покорность. Равнодушие проявляется в отсутствие каких–либо прочных привязанностей, принципиально основополагающих убеждений. Подобный человек cool ни в чем твердо не уверен, готов к любым переменам, его взгляды и ценности подвержены быстрой сменяемости. Для нарциссического человека, человека cool значимые философские, экономические, политические проблемы столь же представляют интерес как и любой другой обыденный факт, не оказывая влияние на его жизненные приоритеты и установки. Происходит снижение высших ценностей, отказ от трансцендентных оснований, гипертрофируется личная жизнь, ослабевает ответственность перед обществом. В этом состоянии апатичного равнодушия значимой является лишь частная сфера, забота самости о своем здоровье, материальном благополучии, где жизнь без категорических императивов, высоких целей и идеалов становится вполне обыденным и естественным состоянием.

Учитывая подобные процессы, происходящие с полифоничной самостью в современном обществе, автор подчеркивает, что задачи критического теоретического осмысления стали во многом противоположными, чем они были до этого. Так еще совсем недавно критическая социальная теория видела в качестве главной своей задачи защиту человека от наступающих, доминирующих сил социума, защиту его от обезличенного, всемогущего государства, что находило свое отражение в концепциях многих философов. Сегодня задачи социальной теории изменили вектор своей направленности. Многие теоретики (З.Бауман, Ж.Липовецки, С.Московичи, А.Панарин, Р.Сеннет, Б.Хюбнер и др.) подчеркивают, что социум сегодня не стремится больше захватить и поработить человека. В современном социуме отношение самости к себе самой вытесняет отношение к Другому (что в данном контексте следует понимать как мир Мы, мир социума). В силу чего социальная деятельность, требующая определенных значительных усилий уже не так привлекательна для индивида, как ранее.

Безусловно, здесь необходимо учитывать, что во многом, установка homo ludens (Хёйзинга), нарциссической, самовлюбленной личности на жизнь в настоящем, вне связи с прошлым и будущим, обеспокоенностью только поисками собственной идентичности вызвана кризисной ситуацией, в которой оказался современный социум, вообще глобальными проблемами, с которыми сталкивается мировое сообщество. Все это не может не порождать кризис доверия к государству, к социальным институтам, вызывая чувство пессимизма, неверия в будущее, что в определенной степени поясняет развитие стратегии нарциссов опирающихся на теорию выживания, в которой приоритетными оказываются только личностные ценности. В этом плане безусловно не следует забывать о том, что нарастание нигилизма и цинизма, апатии, отсутствия смысла является в какой– то степени вполне объяснимой и логичной реакцией на реальность в которой живет человек, в которой будущее видится не как долгожданная гармония, а как угрожающая неопределенность.

Автор приходит к выводу, что сегодня можно констатировать все большую отстраненность самости от мира социума, мира Мы. Маятник качнулся от общества в сторону индивида. Самость, не без оснований, пытается дистанцироваться от социума, избегая интенсивной совместной жизни и полагаясь только на себя в своем собственном отдельном существовании. Подобная отчужденность лишь в некоторой степени соответствует марксистскому «отчуждению». В нем, как известно, речь шла о превращении человека в объект эксплуатации и манипулирования со стороны господствующих классов, разрушении личности так таковой. Сегодня же человек не одномерен в смысле Г.Маркузе, когда репрессивное общество порождало одномерного человека, а подавляемый человек воспроизводил отношения принуждения. В рамках современных реалий скорее можно говорить о том, что человек не отчужден, а вовлечен в социальные связи. Он может одновременно реализовываться в разных социальных ролях, будучи вездесущим, многоликим, синкретичным, но при этом, оставаться безразличным к социуму или рассматривать общественное как пространство, на котором проецируется только индивидуальное, частное. Но совершенно очевидно, что полифоничная самость в ее целостном понимании, в ее подлинности не может реализоваться в качестве таковой, не будучи социально ориентирована. И хотя, безусловно, социум всегда вступал в двойственные взаимоотношения с человеком (был одновременно его враждебной, репрессивной силой и его объективно необходимым условием), сегодня он в меньшей степени чем прежде враждебен ему. Напротив он является необходимым условием, вне которого самость не может реализовать полностью свой жизненный проект.

В Заключении подводятся итоги работы, делаются выводы о значении проведенного исследования и намечаются перспективы направления дальнейшей разработки обозначенной в диссертации проблематики.

Работы по проблематике диссертационного исследования опубликованы в научных журналах, рекомендованных ВАК Министерства науки и

образования РФ

1..Жукова О.И. О беззащитности сознания личности перед доминирующими формами современной массовой культуры. // Вестник Бурятского университета. Серия 5. Выпуск 11. Улан – Удэ 2005. с. 114- 120 (0,53 п.л.)

2.Жукова О.И. Современное общество и место в нем человека. // Вестник Томского государственного университета №300 (I), июль 2007 с.47- 53 (0,63 п.л.)

3.Жукова О.И. Философско – теоретическое осмысление проблемы самости личности // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. Выпуск 12(56) 2007 с. 33-40 (0,55 п.л.)

4.Жукова О.И. Проблема кризиса личности в условиях общества постмодерна // Философия образования № 1 (22) 2008 с. 176-183 (0,54 п.л.)

5. Жукова О.И.Проблема сохранения личности в условиях современного социума. // Вестник Тамбовского университета. Выпуск 2(70) 2009 с.114-120 (0,5 п.л.)

6. Жукова О.И. Понятие трансценденции и его значение для анализа структуры самости // Вестник Томского государственного университета № 323 июнь 2009 с. 67-73 (0,9 п.л.)

7.Жукова О.И. Понятие самости в системе философских представлений о человеке // Вестник Воронежского государственного университета. Серия «Философия» № 1(1) – 2009. с–139-151 (0,9 п.л.)

8.Жукова О.И. Философские трактовки герменевтического аспекта самости. // Вестник Челябинского государственного университета. Серия «Философия» № 42 (180) –2009. с.105-108 (0, 34 п.л.)

Монографии

10.Жукова О.И. Самость человека как предмет социально-философского анализа. / О.И. Жукова; ГОУВПО «Кемеровский государственный университет».– Кемерово, 2009 – 183 с. (16 п.л.)

11Жукова О.И. Осмысление самости в объективирующих концепциях философского знания. /Историческое, человеческое и этническое. монография / О.Жукова и др. Раздел III. ГУ КузГТУ.– Кемерово, 2009 с.67 -97 (1,7 п.л.)

Статьи в других научных сборниках и журналах

12.Жукова О.И. «Экзистенция» человека в философии К.Ясперса / «История духа и целостность человека» Сб. науч. статей. КГУ,–Кемерово, 1994. с. 95-107.(0,56 п.л.)

13. Жукова О.И. Проблема экзистенции человека в философии Н.Бердяева / «Человек и общество в русской философии» Сб. науч. трудов.– Кемерово, 1995 . с.62-73( 0,63 п.л.)

14. Жукова О.И.Некоторые аспекты проблемы неаутентичного человека. Материалы межрегиональной научно-практической конференции: «Духовная и светская культура как фактор социального развития региона» . – Кемерово, 24-25 мая 1996.– с. 120-123 (0,24 п.л.)

15.Жукова О.И. О некоторых гносеологических проблемах современной постструктуралистской мысли. / Материалы всероссийской научной конференции «Первые Кузбасские философские чтения». Кемерово, 5-6 октября 2000. –с. 105-108 (0.21 п.л.)

16. Жукова О.И. Современная философская герменевтика: проблема интерпретации П.Рикера./ Материалы международной конференции: «Социокультурная герменевтика: проблемы и перспективы» Кемерово,9-11 января 2002– с.35-39 (0,36 п.л.)

17. Жукова О.И. Герменевтический метод как один из путей толерантного мировосприятия. /Материалы всероссийской научной конференции «Образы толерантного мышления». Кемерово,15-16 мая 2002 с.17-20. (0,20 п.л.)

18. Жукова О.И. Идея насилия и ненасилия в русской философской традиции./Материалы международной конференции «Социальная агрессивность».Кемерово, 27-28 мая 2004– с.183-186 (0,19 п.л.)

19. Жукова О.И. Мифотворческие конструкции сознания современного человека./ Материалы научно-практической конференции вузов Кузбасса т.1.Кемерово, 2005 с.29-32 (0,21 п.л.)

20.Жукова О.И. Морально-этические основания современной личности./ Материалы международной научно-практической конференции в 2-хт. т.2.–Улан-Удэ, 24-26 мая 2005 с.46-52. (0,6 п.л. )

21.Жукова О.И. Роль педагога в формировании самости человека.// Философия образования № 2(13), 2005 . Круглый стол: «Философия образования в контексте проблем устойчивого развития общества» с.375-378 (0,18 п.л.)

22. Жукова О.И. Метафизически-субстанциальное толкование самости в европейской рационалистической философии // Ученые записки НИИ прикладной культурологи /Кемеровский государственный университет культуры и искусств.– Кемерово, 2006.т.2. с.129-142 (0,8 п.л.)

23.Жукова О.И. О некоторых аспектах восприятия феномена насилия современным человеком.//Материалы международной научной конференции «Анализ феномена терроризма».– Кемерово, 25-26 мая 2006 –с.9-11.(0,21 п.л.)

24.Жукова О.И. (в соавт.) Здоровое общество: иллюзия или реальность? //


загрузка...