Взаимоотношения Русской Православной Церкви, общества и власти в конце 1930-х-1991 гг. (на материалах областей Центральной России) (23.03.2009)

Автор: Гераськин Юрий Вениаминович

Действительно, возможности для написания достоверной и всеобъемлющей истории Русской Православной Церкви в советское время были ограничены, так как многие важнейшие документы по истории Русской Православной Церкви долгие годы находились под запретом. После развала советской политической системы историки получили широкий доступ к архивам. Последовал так называемый «археографический взрыв», позволивший подвести под исследования серьёзную документальную базу.

Следовательно, новый этап развития историографии проблемы начался с конца 80-х гг. ХХ в. и продолжается настоящее время. Он определяется новым отношением власти к Церкви, ее месту в обществе. Научная литература этого периода характеризуется отказом от прежних догм, развенчанием стереотипов и сменой концептуальных основ исследований. Ее отличают привлечение обширного комплекса документов, не вводимых ранее в научный оборот, большая масштабность в постановке проблем, углубление отдельных аспектов, многогранность исследовательских интересов. За сравнительно короткий период наметились предпосылки к переосмыслению советского опыта взаимоотношений Церкви, общества и власти.

Многие первые работы нового историографического этапа были написаны в жанре научной публицистики. Это, например, книги В.А. Алексеева и В. Русака (Степанова). Созданные на интересном фактическом материале, эти работы носили критический и разоблачительный характер по отношению к религиозной политике советского государства. Характеристика политики власти в них не была дополнена должным анализом позиции духовенства и мирян.

Быстрый рост постсоветской историографии кардинальным образом изменяет ситуацию в разработке и осмыслении проблемы государственно-церковных отношений. Особое место в ряду тех, кто исследовал и вводил в научный оборот массу новых источников, принадлежит бывшему работнику Совета по делам религий, ныне известному историку М.И. Одинцову.

Тема взаимоотношений Церкви, общества и власти нашла отражение в многочисленных публикациях автора.

М.И. Одинцов выделяет в ХХ веке 3 модели религиозной политики государства: самодержавную, буржуазную (Временного правительства) и советскую, которые имели разные векторы – проправославный, исповедный плюрализм, атеистический. Вполне соглашаясь с этой концепцией, отметим, что наиболее противоречивой была третья модель, в основе которой лежали атеизм, который по мере эволюции государственно-церковных отношений проявлялся в разных вариантах: воинствующего атеизма и атеизма с элементами веротерпимости. Последний вариант означал компромисс государства с церковным институтом в рамках законодательства о культах и был нацелен на политическое взаимодействие с Церковью во внутренней и внешней политике. Во внутренней политике это была попытка приспособить Церковь к решению задач социалистического строительства, в области внешней политики - к совместной антивоенной деятельности. М.И. Одинцов выделяет три основных постулата политики компромисса. Во-первых, властью подчеркивалась разница положения верующих в социалистическом и буржуазном обществе. Во-вторых, - преданность большинства верующих советскому строю. В-третьих, акцентировалось конституционное право на свободу совести.

М.И. Одинцов возглавляет Российское объединение исследователей религии (РОИР). Ученые, входящие в объединение, немалое внимание уделяют анализу религиозной политики советского государства. Объединение имеет сайт, достаточно информативный в научном плане.

В современной отечественной историографии параллельно разрабатывается два основных направления изучения проблемы государственно-церковных отношений. С одной стороны, это изучение государственной религиозной политики, а с другой – вопросы внутрицерковной жизни. Заметный вклад в развитие данной проблематики внесли петербургские историки А.Н. Кашеваров и М.В. Шкаровский. В книге А.Н. Кашеварова «Государство и церковь. Из истории взаимоотношений Советской власти и Русской православной церкви. 1917-1945 гг.» дается периодизация истории государственно-церковных отношений в рамках исследуемой хронологии: 1917-1920 гг., 1929-1932 гг., 1941-1945 гг..

Среди исследований 90-х гг., несомненно, выделяется монография М.В. Шкаровского «Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущеве (государственно-церковные отношения в 1943-1964 гг.)», которая на основе опубликованных и новых источников раскрывает модель государственно-церковных отношений в обозначенный период. Монографию отличает комплексный подход в определении факторов, влиявших на государственную религиозную политику, выделении ее этапов, изучении эволюции конституционно-правовой базы и деятельности специальных органов, осуществлявших данную политику. Данная работа восполнила значительные пробелы в знаниях по истории РПЦ, позволила по-новому взглянуть на уже разработанные аспекты темы, скорректировать уже существующие концепции. Она дает целостное представление об историческом опыте формирования, осуществления религиозной политики советского государства и развития РПЦ, как особого социального института. Автор высказывает мнение о том, что мероприятия антицерковной политики Хрущева нанесли РПЦ тяжелый урон, но желаемых результатов не достигли. Широкий круг поднимаемых вопросов позволил автору проанализировать комплекс взаимоотношений Церкви и власти. Затронута, но подробно не рассмотрена проблема внедрения новых гражданских обрядов в жизнь общества.

Исследованию деятельности Русской Православной Церкви в годы Великой Отечественной войны посвящен ряд работ самарского историка В.Н. Якунина. В этих работах всесторонне раскрывается значительный вклад, который внесла Церковь в победу над врагом. По мнению автора, процесс укрепления РПЦ в годы войны был объективным, подготовленным еще предвоенными годами, когда перед руководством СССР встал вопрос об упрочении государства, а возвращение западных территорий с не разрушенной церковной жизнью заставило прекратить политику гонений на духовенство и верующих.

Теме взаимоотношений РПЦ, государства и верующих в СССР в 40-60-е гг. ХХ века посвящена монография Т.А. Чумаченко. Автор считает, что руководство Совета по делам РПЦ в отношениях с Церковью следовало конституционно-правовой линии, в т.ч. в кризисных ситуациях. Большое внимание автор уделяет особенностям работы Совета и, в частности, считает, что замена Г.Г. Карпова на В.К. Куроедова в его руководстве привнесла мотивы «политической войны»" в деятельность этого ведомства.

Оригинальный и самостоятельный характер носят работы О.Ю. Васильевой. В своих ранних работах она ввела понятие «нового курса» в государственно-церковных отношениях, реализация которого началась в 1943 г. В монографии «Русская Православная Церковь и Второй Ватиканский собор» автор разделяет мнение Шкаровского о том, масштабные гонения на Церковь в хрущевский период были вызваны тем, что политика нормализации церкви рассматривалась как часть сталинского наследия, не совместимого с идеологией коммунистического строительства.

Характерной чертой 90-х гг. стало появление литературы, издаваемой религиозными центрами и издательствами. Появились агиографические издания, основанные на изучении рассекреченных документов, например, 7 книг серии «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Российской Православной Церкви XX века», подготовленных игуменом Дамаскиным (Орловским) (Тверь, 1992-2002), многотомные «Жития новомучеников и исповедников Российских XX века Московской епархии» (Тверь, 2002-2004), а также справочное издание, содержащее биографические сведения о репрессированном духовенстве «За Христа пострадавшие. Гонения на Русскую Православную Церковь, 1917-1956».

В конце ХХ века публикуется целая серия церковно-исторических исследований, которые вводят в науку массу неизвестных материалов. Одним из наиболее авторитетных представителей церковной исторической науки является протоиерей В. Цыпин, заместитель председателя Учебного комитета РПЦ, курирующего деятельность научно-богословского отдела. Им изданы несколько книг по истории Церкви в советский период.

Большой вклад в освещение вопросов, связанных с историей Церкви внесли представители Русского Зарубежья. Довольно значительный пласт работ представлен русской зарубежной историографией 50-70-х гг., как светской, так и церковной. Они первыми сосредоточились на проблемах репрессивной политики государства, гонений на верующих в СССР. В силу отрыва от всего корпуса документального материала, опору, главным образом, на свидетельства очевидцев и материалы прессы, данные исследования публицистичны и не претендуют на полноту освещения означенной темы. Часть из них сосредоточена на проблемах репрессивной политики государства, сущности так называемого «сергианства» и др. .

Особо необходимо отметить книги Д.В. Константинова. В книге «Гонимая Церковь: Русская православная церковь в СССР», большое внимание уделяется особенностям развития атеистической пропаганды, делается вывод о ее неэффективности и обреченности. Важным моментом в работе «Зарницы духовного возрождения (православная церковь в СССР в конце шестидесятых – начале семидесятых)» явилась попытка комплексного подхода к исследованию истории Русской Православной Церкви в СССР. Согласно авторской концепции, история РПЦ это не только история Московской Патриархии в лице иерархов и клириков, но и история, связанная с религиозной жизнью верующих.

Среди зарубежных исследований, пытающихся всесторонне исследовать процесс развития отношений Церкви, общества и власти, следует упомянуть работу Д.В. Поспеловского «Русская Православная Церковь в ХХ веке», которая остается одной из самых значительных по указанной теме. Важным источником этой работы явились статьи в эмигрантских журналах, в т.ч. самиздатовские документы. Книга изобилует красноречивыми фактами драматической истории РПЦ в советский период, взятыми из большого числа нарративных источников. Приводятся также статистические параметры развития церковной организации. Автор показывает, как в результате преследования, церковная жизнь все более приобретает опасные для власти нелегальные формы.

Многие из указанных книг русских зарубежных авторов были переизданы в 90-е гг. издательством Крутицкого Патриаршего Подворья в серии «Материалы по истории Церкви».

Работы русских зарубежных историков в целом можно условно разделить на три течения: «апологетическое» (Д. Поспеловский), «диссидентское», критикующее с либеральных позиций «просоветскую» линию Московской Патриархии (Л. Регельсон) и «катакомбное», представленное приверженцами Русской истинно-православной церкви и основанное на радикальном непринятии базовых основ взаимоотношений РПЦ и власти (В. Мосс). Историк В. Мосс получил известность книгой «Православная Церковь на перепутье (1917-1999)».

На основе имеющихся эмигрантских источников работу, посвященную взаимоотношениям Церкви и государства в СССР в 70-е гг., написала английская исследовательница Дж. Эллис. Она предложила свою периодизацию религиозного диссидентского движения. Современная зарубежная историография темы, в отличие от историографии 50-70-х гг., основанной на данных РПЦЗ и Западноевропейского Экзархата, опирается на архивные материалы. Фундаментальный характер носят монографии таких авторов, как А. Луукканен, Дж. Андерсон, П. Рамет и Н. Дэвис, написанные на материалах центральных российских архивов и содержащие ценные статистические данные.

Заметным явлением новейшей отечественной историографии стали исследования, основанные на материалах региональных архивов. Благодаря возникновению региональной традиции в историографии открылись возможности для уточнения общей картины не только государственно-церковных отношений, но и для более ясного понимания того, что представляла собой РПЦ в советский период истории, как эволюционировали ее отношения с властью. Региональным авторам удалось выявить особенности церковной политики властей на местах, проанализировать сходство и расхождения теоретических установок власти по вопросам государственно-церковных отношений с их практической реализацией.

В конце ХХ – начале ХХI вв. историография проблемы пополняется региональными исследованиями истории отдельных областей Центральной России в советский период. Среди них выделим книги, посвященные истории ряда центральных епархий. Наиболее популярным для исследования является период 40-60-х гг. ХХ века. Данный период в наиболее полной документальной форме проработан владимирскими, ивановскими и тамбовскими историками. Тамбовские исследователи разместили архивные материалы в открытом доступе в Интернете. Большое внимание уделено подаче верующими ходатайств об открытии храмов, кадровой политике Церкви, анализу состава духовенства, деятельности советских идеологических органов в сфере атеистической пропаганды. Исследователи- священники А. Гоглов, С.Н. Минин, А.А. Федотов, оперируя фондами государственных и епархиальных архивов, материалами прессы, большое внимание уделяют такому вопросу в деятельности Церкви, как подготовка кадров. Особую сложность в 60-е гг., считает С.Н. Минин, представлял для Церкви вопрос о кадрах регентов и псаломщиков.

В рамках изучения проблемы отношений РПЦ и советского государства были написаны кандидатские диссертационные исследования на материалах отдельных регионов.

В целом можно констатировать, что в новейший период исследователями был внесен большой вклад в разработку проблемы. Вместе с тем, несмотря на имеющийся пласт исследований, к настоящему моменту пока практически отсутствуют обобщающие работы по истории взаимоотношений Русской Православной Церкви, общества и власти на материалах областей Центральной России в период с конца 1930-х гг. до 1991 г.

Объектом исследования в данной работе выступают взаимоотношения Русской Православной Церкви, общества и власти в конце 1930-х –1991 гг. в областях Центральной России.

Предметом исследования являются основные направления, формы и способы взаимоотношений Русской Православной Церкви, общества и власти в конце 1930-х –1991 гг. в областях Центральной России.

Целью предпринятого исследования является анализ комплекса взаимоотношений Русской Православной Церкви, общества и власти в конце 1930-х – 1991 гг. на материалах областей Центральной России.

Для достижения этой цели автором поставлены следующие задачи:

- проанализировать этапы развития историографии и степень изученности проблемы взаимоотношений Русской Православной Церкви, общества и власти в конце 1930-х–1991 гг.;

- рассмотреть основные периоды эволюции взаимоотношений РПЦ, общества и власти в исследуемый период сквозь призму социально-экономических модернизаций, развития демографических процессов, изменения политической стратегии;

- проанализировать состояние, деятельность, особенности социального служения Русской Православной Церкви в указанный период, способы ее адаптации к изменениям государственной религиозной политики, реакции духовенства и мирян на те, или иные действия властей по отношению к религиозным организациям, легальные и нелегальные проявления религиозной активности верующих;

- исследовать феномен устойчивости церковной экономики, религиозного мировоззрения, обрядовых традиций и их воспроизводства;

- обобщить основные направления, формы, методы и результаты деятельности власти по осуществлению вероисповедной политики;

- исследовать объективные и субъективные факторы, определяющие государственную конфессиональную политику; выявить характер, особенности и комплекс причин колебаний курса власти в сфере реализации конституционного права на свободу совести;

- исследовать содержание и основные направления деятельности в сфере конфессиональной политики таких общественных организаций, как «Союз воинствующих безбожников» (СВБ), «Всесоюзное общество по распространению политических знаний» (в последующем – «Всесоюзное общество «Знание») и Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК).

Хронологические рамки исследования охватывают период с конца 1930-х до 1991 г.

Выбор нижней хронологической границы определяется тем, что во второй половине 1930-х гг. в социально-экономической, политической и идеологических сферах жизни окончательно возобладали новые тенденции, которые определяли своеобразие общества советской эпохи на всем протяжении его дальнейшего существования и нашли свое отражение в формировании новой модели взаимоотношений Церкви, общества и власти.

Верхней границей исследования является 1991 год, положивший конец советскому периоду истории и свойственным ему взаимоотношениям Церкви, общества и власти.

Территориальные рамки исследования охватывают ряд областей Центральной России. Они расположены в центре европейской части Российской Федерации – Центральной России. В этот регион входят Центральный, Верхневолжский и Центрально-Черноземный экономические районы. Вместе с Москвой они сегодня представляют Центральный федеральный округ. Центральный регион олицетворяет ядро России – особый историко-культурный регион, характеризующийся культурной целостностью и общностью своей исторической судьбы с судьбой страны. В него входят, в основном, однородные этнические и конфессиональные территории. Это единственный регион, где нет ни одного национального субъекта федерации. Среди населения издавна укоренена православная традиция.

Территории Центральной России характеризуются отсутствием черт региональной замкнутости, преобладанием общегосударственных факторов, а также общностью социально - экономического развития и культурно-бытовых традиций. В ходе губернских и областных переделов территориальные субъекты были связаны между собой самыми разными административно-территориальными конфигурациями. Кроме того, ряд областей имел общую церковную историю, поскольку границы епархий не всегда совпадали с административными границами регионов.


загрузка...