Массовые демократические организации Южной Африки в борьбе против режима апартеида (1976 – 1991 гг.) (23.01.2012)

Автор: Тетекин Вячеслав Николаевич

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются его цели и задачи, рассматривается историография темы диссертации, характеризуются, группы источников, использованных при работе над ней.

Отправной точкой является тот факт, что 27 апреля 1994 года на первых в истории Южной Африки всеобщих выборах, в которых участвовало и черное, и белое население этой страны, уверенную победу одержал союз демократических сил в составе Африканского национального конгресса (АНК), Конгресса южноафриканских профсоюзов (КОСАТУ) и Южноафриканской коммунистической партии (ЮАКП). Этот союз набрал 62,5% голосов избирателей, получив большинство в южноафриканском парламенте. На пост президента Южной Африки был избран лидер АНК Нельсон Мандела. Впервые в истории Южной Африки к власти пришел союз сил, отражающих коренные интересы подавляющего большинства населения страны.

Результаты выборов означали ликвидацию системы апартеида, существовавшей в ЮАР с 1948 года – со времени победы на выборах белой Националистической партии – и системы расовой дискриминации, царившей в Южной Африке чуть ли не со времени высадки в 1652 году в районе нынешнего Кейптауне первых белых поселенцев во главе с Яном Фан Рибеком. Какие факторы привели к поражению мощной, укоренившейся во всех порах южноафриканского общества системы апартеида? Какие общественные силы способствовали ее падению?

Общепринятая точка зрения заключается в том, что победу над режимом апартеида обеспечил именно союз демократических сил, упомянутый выше. Это вполне справедливо. Вместе с тем, необходимо отметить, что АНК и ЮАКП действовали внутри Южной Африки в условиях подполья, а их центры находились в эмиграции. Примерно в таких же условиях действовал и Южноафриканский конгресс профсоюзов (САКТУ), который до возникновения в 1985 году КОСАТУ представлял профсоюзы в составе освободительных сил.

Между тем, с начала 80-х годов центр тяжести борьбы все больше смещался на деятельность легальных массовых организаций Южной Африки. В этой связи заслуживают особого внимания неоднократные заявления руководства АНК о том, что стратегия освободительной борьбы заждалась на четырех главных опорах: вооруженная борьба, деятельность подпольных структур АНК, международная солидарности и легальная массовая политическая борьба.

Разумеется, нет таких исторических весов, на которых можно было бы определить вклад каждой из этих форм борьбы. Они носили взаимодополняющий характер и взятые в целом образовали мощную систему, которая обеспечила падение системы апартеида. Так, например, развитие вооруженной борьбы способствовало мобилизации масс; в свою очередь быстрый рост политического сознания черного населения создавал условия для расширения вооруженной борьбы; подпольные структуры АНК служили связующим и направляющим звеном для легальных массовых структур и для вооруженной борьбы; международное движение солидарности, особенно кампания за международную изоляцию ЮАР в политической, экономической и культурной областях, сильно связывало руки режиму апартеида и облегчало ведение всех трех «внутренних» форм борьбы.

Однако наиболее заметной, ярко выраженной формой и на заключительном этапе борьбы против режима апартеида (с середины 80-х годов) наиболее эффективной была легальная массовая политическая борьба. В отличие от вооруженной и подпольных форм, которые могли вовлекать сотни, в лучшем случае тысячи людей, массовые демократические организации (МДО) вовлекали в противоборство с режимом апартеида сотни тысяч, и временами, в ходе наиболее мощных подъемов борьбы - миллионы людей.

???????????¦

????????????4

&го сознания в глубину народных масс, которые до начала 80-х годов не только не обладали таким сознанием, но и зачастую вообще не считали возможной какое-либо противостояние системе апартеида. Одновременно в ходе этой борьбы возник огромный пласт массовых общественных организаций, выражавших настроения тех или иных групп населения. Таким образом, значение массовой политической борьбы в Южной Африке развивавшейся с конца 70 и достигшей кульминации в середине 80-х годов заключается как во внедрении политического сознания в народные массы, так и в создании разнообразных и эффективных механизмов выражения этого сознания.

Первая глава «Тенденции развития политической борьбы в Южной Африке в 80-х годах» посвящена анализу объективных и субъективных причин, вызвавших подъем национально-освободительного движения и создание массовых демократических организаций.

При оценке объективных причин развития политических процессов в ЮАР отмечается, что открытие в Южной Африке месторождений алмазов, а затем и золота способствовало быстрому промышленному развитию и связанным с этим глубоким изменениям в социальной структуре общества, прежде всего, черного населения. Развитие экономики вызвало стремительный рост национального дохода. Однако, по определению К.Маркса, в рамках тех же самых отношений, в которых производится богатство, производится также и нищета.

В диссертации приводятся статистические данные, свидетельствующие об экономическом неравенстве черного и белого населения. Сравнение уровней заработной платы, безработицы, обеспеченности жильем, расходов на образование и здравоохранение показывает, что неравенство различных групп населения на протяжении нескольких десятилетий создавало мощный потенциал для социального взрыва.

Характерными для изменений в социальной структуре черного населения были рост пролетариата, разорение крестьянства, подавление государством черной буржуазии в интересах белых предпринимателей. К концу 1970-х годов рабочий класс уже был самой крупной социальной силой в Южной Африке, что оказало серьезное влияние на развитие демократического движения.

Вместе с тем, силы, противостоявшие господству белого меньшинства, были неоднородны. Существовали определенные противоречия между африканцами, индийцами и цветными. Каждая из этих крупных этнических групп имела свои исторические, культурные и экономические особенности, что определяло и разность их политических интересов.

Но и у африканцев не существовало «единообразия». Они делятся на несколько этнических групп (коса, зулу, сото, тсвана, педи и др.), имеющие свою историю и проблемы взаимоотношений. Потенциал этнических разногласий среди африканцев был использован правительством белого меньшинства в целях раскола демократического движения через деятельность, например, движения "Инката".

В рассматриваемый период усилились и социальные противоречия среди черных, в частности, ввиду разницы в положении рабочих-постоянных городских жителей и рабочих-отходников. Черные сельское население было оторвано от центров концентрации промышленного пролетариата, оно было более раздроблено и менее образовано. Возникли новые социальные слои: верхушка и бюрократическая прослойка бантустанов, благосостояние которой прямо зависело от сохранения апартеида; быстро растущая мелкая и средняя черная буржуазия, которая разделяла антирасистские настроения пролетариата, но не разделяла его социальные устремления; люмпен-пролетариат, политические позиции которого отличались неустойчивостью, что делало из него как наиболее радикальную часть демократического движения, так и приводило его в ряды коллаборационистских организаций.

Сложная этническая, социальная и политическая структура общества делала наиболее приемлемой для демократических сил Южной Африки объединительную форму народного фронта.

Среди субъективных факторов, влиявших на темпы создания, организационные формы и идеологию массовых демократических организаций необходимо отметить традиции освободительной борьбы, исторический опыт взаимодействия различных сил в рамках единого фронта. В диссертации прослеживается цепочка взаимосвязанных форм: АНК (1912 г.) – Неевропейский конвент (1927 г.) – Всеафриканский конвент (1935 г.) – Союз конгрессов (1955 г.) –ОДФ (1983 г.).

Переломным моментом в современной истории демократического движения ЮАР стало восстание в Соуэто в 1976 г. Одним из его результатов было возникновение новых политических форм, в частности, общинных организаций, налаживание взаимодействия между крупными социальными группами, которые впоследствии сыграли решающую роль в подъеме демократического движения: молодежи, общинных организаций и профсоюзов.

Важнейшее влияние на ход политических процессов в Южной Африке несомненно имела политика режима белого меньшинства, обладавшего политической и экономической властью и во многом определявшего условия политической борьбы в стране. Анализ изменений в социальной структуре белого населения показал, что в 80-х годах годы среди белых усилились центробежные тенденции. Национализм африканеров (потомков белых поселенцев – выходцев, прежде всего, из Голландии) реализовал себя не только через политическую власть, обретенную в результате парламентских выборов 1948 года, но и через постепенное выравнивание своего положения в экономике с англоговорящим бизнесом.

Альянс африканерской и англоговорящей буржуазии нуждался в политической стабильности, которую, как показал опыт 1970-х и 80-х годов, невозможно было обеспечить репрессиями. Апартеид стал препятствием для развития экономики. Это определило готовность крупного бизнеса поддержать реформы, направленные на устранение наиболее одиозных форм расизма.

Изменилась и социальная опора правительства. Раньше, при президенте П.Боте и его предшественниках, оно представляло интересы африканерской буржуазии, белого рабочего класса и бюрократии. С приходом президента де Клерка оно становилось защитником не только белых привилегий, но и, прежде всего, капиталистических отношений. В этом смысле оно все больше становилось правительством крупного бизнеса.

В 80-х годах усилился отток белых рабочих в административную систему апартеида и в управленческие структуры промышленности. Гарантированные позиции в экономике сделали не столь необходимым для значительной прослойки белых сохранение апартеида в его традиционном виде. Усилился либерализм, который всегда был важной политической традицией в Южной Африке, быстро увеличивалась прослойка белых, которая открыто ассоциировала себя с идеями демократической Южной Африки.

Южная Африка прочно интегрирована в мировую хозяйственную систему. Это означало, что транснациональные корпорации и банки, заинтересованные не в сохранении апартеида, а в защите своих интересов в ЮАР, вынуждены были подталкивать правительство ЮАР к отказу от наиболее одиозных форм расовой дискриминации. Это расширяло возможности для деятельности легальных демократических организаций.

Сыграли свою роль в создании условий для возникновения массовых демократических организаций и ошибки правительства. Попытка расколоть черных через создание нового парламента, в котором были бы представлены индийцы и цветные, но не были бы представлены африканцы, а также формирование органов черного самоуправления (что привело к ухудшению уровня жизни африканцев), вызвало столь сильную реакцию, что появление ОДФ стало лишь организационным оформлением вспышки борьбы, которая уже сотрясла Южную Африку. Новая конституция закрепляла политическое бесправие африканцев, органы самоуправления ухудшали их экономическое положение. Так что «реформы» правительства становились детонатором нового социального взрыва.

Во второй главе «Массовые демократические организации. Причины возникновения и эволюция взглядов и действий»

Усиление экономической борьбы рабочих, рост профсоюзов были вызваны глубокими изменениями социальной структуры общества. Возрождение массовой борьбы было положено забастовками африканских рабочих 1973 года, прежде всего всеобщей стачкой рабочих–мигрантов в Намибии. В ней приняло участие до 10 тысяч человек. Забастовочное движение перекинулось затем в Дурбан, где в акциях протеста против низкой зарплаты приняло участие до 60 тысяч рабочих. После этого стачечное движение распространилось на Порт-Элизабет, Ист-Лондон, Кейптаун и другие регионы Южной Африки.

Эти забастовки привели к восстановлению независимых африканских профсоюзов. Правительство и предприниматели были вынуждены не только пойти на повышение заработной платы, но и на предоставление рабочим ограниченных прав на забастовку. Но самым главным было то, что власти были вынуждены пойти на создание согласительных органов между рабочими и предпринимателями. Это повысило влияние независимых профсоюзов среди рабочих и привело к быстрому росту их численности.

Легализация профсоюзов была свидетельством намерения правящей верхушки ЮАР и их покровителей на Западе перевести рабочее движение в тред-юнионизм, т.е. к борьбе только за экономические права. Технику управления рабочим классом через профсоюзы по образцу Западной Европы предполагалось использовать и в Южной Африке. Возможно эта стратегия и сработала бы, если бы не «аномальная» (с точки зрения западноевропейской модели взаимоотношений труда и капитала) ситуация в Южной Африке: существование системы расовой дискриминации, сводящей на нет идею деполитизации профсоюзов. У рабочих начало формироваться сознание «непримиримой противоположности их интересов всему современному политическому и общественному строю».

Ещё одной важной особенностью того периода была растущая связь профсоюзной борьбы (за повышение зарплат и больший контроль над условиями труда) с социальной борьбой в чёрных посёлках (за повышение качества образования, снижение квартплаты, за улучшение транспортной системы, жилищных условий) и борьбой за предоставление политических прав.

К середине 80-х годов связь между экономической и политической борьбой в целом устоялась и укрепилась. Одним из крупных факторов, способствовавших этому, было возникновение «политических» или «общинных» профсоюзов, которые объединяли рабочих не по принципу принадлежности к той или иной отрасли экономики, а по месту жительства. Это было принципиально важное явление, которое делало возможным связывать «экономическую» борьбу на рабочих местах с политической борьбой в чёрных посёлках, где жили рабочие.

По мере бурного роста профсоюзного движения возникновение профобъединений становилось необходимостью и для повышения эффективности их деятельности, и для того, чтобы более эффективно противостоять давлению властей. Идея создания КОСАТУ была выдвинута ещё в августе 1981 года на первой конференции, посвящённой вопросам профсоюзного единства. Потребовалось четыре года сложных переговоров, чтобы идея создания единого профцентра могла осуществиться.

КОСАТУ принял Хартию свободы как минимальный набор требований. Это означало, что федерация была намерена стремиться не только к национальному освобождению, но и дальше – к социально-экономическим преобразованиям. Хотя КОСАТУ формально не вошёл в союз ни с одной политической организацией, принятие Хартии свободы, подтверждение широкого взаимодействия с альянсом АНК – ЮАКП – САКТУ и с политическими организациями внутри страны означали укрепление «политических» (в отличие от чисто «экономических») тенденций в этом ведущем профобъединении Южной Африки.

Одним из решающих факторов победы над мощной системой апартеида стало широкое молодёжное движение. До середины 60-х годов, в силу полного подавления политической деятельности, в молодёжной среде преобладали интересы, далекие от политики (прежде всего, музыка и спорт). Но к концу 60-х годов начала возникать новая политическая культура. Быстрее всего это возрождение шло в студенческой среде, поскольку в колледжах и университетах собиралась наиболее образованная и активная часть чёрной молодёжи.

Возрождение политической активности чёрного населения после запрета АНК и других организаций в начале 60-х годов началось с появления в молодёжной среде идеологии «чёрного самосознания», принявшей в конце 60-х – начале 70-х годов форму движения «чёрного самосознания». Это была попытка добиться, прежде всего, психологического освобождения от ощущения бесполезности любой борьбы, которое режим апартеида в течение многих лет пытался навязать чёрному населению. После событий 1976 – 1977 годов среди чёрной молодёжи резко возрос интерес к литературе АНК и ЮАКП. Соединение опыта старших поколений активистов АНК и молодёжи, выходящей из-под влияния идеологии «чёрного самосознания», послужило движущей силой подъёма демократического движения в середине 70-х гг.

Рост численности и активности студенческих организаций совпал по времени со спадом южноафриканской экономики в начале 80-х годов и активизацией сопротивления основной массы африканцев попыткам правительства навязать фальшивое «чёрное самоуправление». Именно в это время и начался быстрый рост молодёжных конгрессов, которые сыграли очень важную роль в массовом демократическом движении.

К началу 80-х годов произошла крупная подвижка в стратегических установках молодёжного движения: от требования реформ в области образования студенты перешли к требованиям участия в контроле над системой образования. Это было уже требование политического, общедемократического характера.

Одним из наиболее важных факторов борьбы, возникших в ходе подъёма массового демократического движения в конце 70-х – начале 80-х годов, стали общинные организации. Они начали создаваться после восстания в Соуэто в 1976 году и сыграли крайне важную (пожалуй, не менее значительную, чем профсоюзы и молодёжные организации) роль в мобилизации антиапартеидных сил.

Изначально общинные организации возникали как средство объединения жителей чёрных посёлков для решения вопросов, затрагивающих их непосредственные интересы: для борьбы против повышения квартплаты, стоимости коммунальных услуг и транспорта, против роста преступности. Однако ввиду того, что все эти проблемы в значительной мере являлись порождением системы апартеида, эти организации довольно быстро обрели политический характер. В ряде случаев они превращались в инструменты распространения идей Хартии свободы, в опору для деятельности подпольных структур АНК. И, наконец, в условиях развала к середине 80-х годов системы местного самоуправления - в альтернативные органы власти, объединявшие усилия молодёжных, женских, религиозных и других легальных массовых демократических организаций.


загрузка...