Вера как феномен культуры (23.01.2012)

Автор: Ивановская Ольга Викторовна

Положения, выносимые на защиту:

Вера представляет собой интегративную характеристику личности, основанную на ее мировоззренческой позиции и определяющую ее нравственные предпочтения и ценностные ориентации. Суть веры – не в понимании, не в отражении объективного мира, а в творении новых ценностных смыслов, сообщающих нашей жизни ее высшую значимость.

Различаясь по основанию и будучи связанными в традиционных культурах с определенной и конкретной теологической системой, все религиозные учения одинаковы по сути – они обеспечивают духовную трансформацию личности. Поэтому вера не может не быть религиозной, если религиозность понимать в широком философском смысле как связь человека со значимым для него Идеалом.

Вера существует как определенная предуготовленность сознания к восприятию тех или иных явлений и как специфическое его состояние. С помощью веры возможна переориентация сознания на основе сменившейся символической системы, на которую оно интенционирует. Вера удерживает сознание в тонусе, в экзистенциальном напряжении, что позволяет рассматривать ее как интенциональную трансценденцию и как универсальный способ социализации и инкультурации человека, актуализации его духовного потенциала, следовательно, как гуманизирующий феномен культуры.

Вера не может служить источником вражды, ненависти и нетерпимости. В случае таких негативных, антикультурных проявлений мы имеем дело с утратой истинной веры и ее подменой различными формами тоталитарных идеологий, т. е. в различной степени выраженным недоверием (скепсисом). Истинная вера способствует персонификации личности, помогает человеку преодолеть узость и ограниченность сознания, расширить горизонт реальности в стремлении к Целостности, осознать себя формой проявления неделимой Реальности, что, в свою очередь, способствует конструированию структурной целостности реальности субъективной. В этом суть интегрального свойства веры.

Духовный кризис, с которым столкнулось человечество в конце XX века, связан и с нарушением необходимого баланса между человеческой культурой и цивилизацией. Гуманистическая цивилизация, к которой стремится любое общество, как к своему совершенному состоянию, есть сумма достижений науки и человеческой культуры. Душой культуры является культура души. А культурой души всегда занималась религия, предлагающая человеку Идеал, ради которого, он готов безоговорочно пожертвовать своей жизнью. Духовная культура и технократическая цивилизация должны сосуществовать в неразрывном взаимодействии. Только так человечество может гармонично развиваться, не боясь энтропийных процессов: любой «перекос» чреват опасными, разрушительными для социума проявлениями. Следовательно, гуманистическая ориентация в философии, несовместима с игнорированием проблемы веры, центрирующей личность и неразрывно связанной и с гносеологическими, и с аксиологическими основаниями жизнедеятельности человека. Знание и вера представляют собой совершенно различные модальности человеческого опыта, но в современной ситуации необходимо признание их равносильной значимости для дальнейшего развития человечества.

Кризис идентичности есть потеря ощущения собственной реальности, утрата веры в себя (кризис индивидуальной идентичности) и доверия к миру (кризис коллективной идентичности). В современных масштабах он вызван к жизни глобализационными процессами, обезличивающими как отдельного человека, так и национальные культуры. Глобализация инициирует, стимулирует и подпитывает протестные тенденции, и, следовательно, актуализирует интенсивный поиск духовных основ для культурной самоидентификации, заставляя функционировать самый глубинный слой человеческой психики – коллективное бессознательное с его архетипическими проявлениями, важнейшим из которых является именно вера в ее религиозно-этнической форме.

Многообразные духовные традиции мира имеют только два альтернативных основания. Все религии, по сути, могут быть разделены на апокалиптические и апокатастасические, различающиеся спецификой веры и религиозности. Это две фундаментальные цивилизационные парадигмы, связанные с двумя типами рациональности – восточной и западной.

Экуменическая тенденция к созданию «единой религии мира», о которой заявляют многие аналитики, связывая ее с глобализацией, на наш взгляд, несостоятельна. Акцент сегодня смещается с коллективных верований традиционных религиозных систем в сторону личностной веры, основанной на индивидуальном опыте. Следовательно, есть кризис института церкви, но нет кризиса феноменов религиозности и веры, напротив, наблюдается их некий ренессанс – ресакрализация. Причем основная система ценностей, утверждаемая всеми положительными религиями, не меняется. Рождается не новая религия, а новая вера – иное отношение к миру, т. е. происходит смена мировоззренческих парадигм. Вера не исчезает, а меняет свои формы и характер, обретая в кризисную эпоху экзальтированно-экзотический вид. Таким образом, специфика современности заключается в рождении нового мироощущения как духовного воссоединения: налицо сближение западной и восточной ментальностей как предпосылка для перехода современного человека в процессе его самоактуализации на новый уровень сложности, синтезирующий все ценное, что было накоплено мировыми религиями на предыдущих этапах их исторического развития. Этот процесс может быть назван стремлением к переобъединению и воспринят как протест против институционализированных форм доктринальной, догматической веры. Специфика веры в пространстве современной культуры определяется тем, насколько она способна освободить человека и какова ее эмансипирующая сила.

Теоретическая и практическая значимость работы. Теоретическая значимость исследования заключается в том, что его основные положения и выводы могут сыграть важную роль в уточнении и обновлении методологических принципов и концептуальных основ социокультурных исследований, поскольку в них предлагается новый аспект анализа многих сторон и проявлений общественной жизни, связанный с выявлением в социальном контексте всей совокупности смыслов и значений феномена веры. Работа ориентирована на дальнейшие исследования духовного фактора социального и культурного развития и может способствовать преодолению односторонности экономического детерминизма и чрезмерного социологизма.

Практическая значимость работы определяется тем, что проведенное исследование, разработкой которого автор занимается с начала 90-х годов, должно привлечь внимание не только культурологов, но и философов образования к проблеме возрождения духовности и веры в целях избежания опасных перекосов, преодоления кризисных явлений и обеспечения гармоничного развития человека и культуры в эпоху постмодернизма.

Результаты диссертационного исследования могут быть положены в основу вузовских курсов философии, религиоведения, культурологии, этнологии, психолого-педагогических дисциплин, а также при подготовке кадров для преподавания экспериментального учебно-воспитательного комплекса «Основы мировых религиозных культур», недавно введенного в российских общеобразовательных учреждениях.

Таким образом, работа может привлечь внимание как специалистов, так и широкой общественности к глубинным, не артикулируемым явно процессам, оказывающим, тем не менее, мощнейшее влияние на тектонические сдвиги в динамике современной культуры и цивилизации.

Апробация работы. Материалы диссертации обсуждались на 15 Международных симпозиумах, конгрессах и конференциях: «Международное сотрудничество в области подготовки социальных работников», Волгоград, 1999, 2000; «Наука, искусство, образование в III тысячелетии», Волгоград, 1999, 2000, 2004; «Актуальные проблемы современной духовной культуры», Волгоград, 2003; «Человек в современных философских концепциях», Волгоград, 2004, 2007; «Развитие личности в образовательных системах», Ростов-на-Дону, 2010; «Система ценностей современного общества», Новосибирск, 2010, 2011; «Религия и общество: актуальные проблемы свободы совести», Могилев, 2010; «Гуманизм: история, современность, перспективы», Биробиджан, 2010; «Диалог этнокультурных миров в евразийском историческом процессе», Оренбург, 2011; на III Российском Культурологическом Конгрессе с международным участием «Креативность в пространстве традиции и инновации», Санкт-Петербург,2010; а также на 10 Всероссийских и региональных научно-практических конференциях: «Государственно–конфессиональные отношения в России: свобода совести и ее реализация», Волгоград, 2001; «Дети дошкольного возраста в пространстве культуры, Волжский, 2003; «Воспитание личности в пространстве социальных ценностей», Волгоград, 2005; «Толерантность в России: история и современность», Волгоград, 2008; «Гендерные стереотипы и проблемы социализации молодежи в современных условиях полиэтнического взаимодействия», Волгоград, 2009; «Формирование духовно-нравственных ценностей в процессе семейного воспитания», Волгоград, 2009; «Целостность в мире философии и социально-гуманитарного знания», Липецк, 2010; «Психология индивидуальности», Москва, 2010; «Нижнее Поволжье – территория согласия. Межнациональные и межконфессиональные отношения в Волгоградском регионе: история и современность», Волгоград, 2011; «Актуальные проблемы российской философии», Пермь, 2011.

Материалы диссертации были использованы при подготовке вузовских курсов «Культурология», «Этнология», «Философия», «История религии» для студентов факультета иностранных языков, исторического, математического, естественно-географического и других факультетов Волгоградского государственного социально-педагогического университета, а также при чтении спецкурса «Основы мировых религиозных культур» для студентов факультета дополнительного образования, для учителей и руководителей общеобразовательных школ на факультете повышения квалификации ВГСПУ.

Основные положения и результаты диссертационного исследования отражены в 57 публикациях общим объемом более 55,5 п. л.

Структура диссертации: диссертация состоит из введения, четырех глав, содержащих двенадцать параграфов, заключения и списка использованной литературы, включающего 360 наименований. Общий объем диссертации – 360 с.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обоснована актуальность темы исследования, рассмотрена степень ее научной разработанности, определены объект и предмет, сформулированы ее цель и задачи. Указываются методологические основания, научная новизна, излагаются основные положения, выносимые на защиту, отмечается теоретическая и практическая значимость диссертационной работы, формы и характер апробации, описана структура диссертации.

ГЛАВА 1 – «Онтология веры» – посвящена рассмотрению различных подходов к пониманию сущности веры, интерпретаций и смыслов, которые вкладываются в этот феномен. Отражается непростое взаимоотношение веры и знания, науки и религии, предлагается авторское определение веры, рассматривается религиозный опыт человечества в его ретроспективе, соотношение религии и веры в различных культурах и эпохах, смыслы, которые вкладываются в понятие «Бог».

В первом параграфе – «Динамика основных подходов к понятию веры. Соотношение знания и веры, науки и религии» – диссертант обращается к анализу веры, существующему в различных источниках, разводит понятия «верить» и «веровать», показывает различие смыслов «фэйтх-веры» (faith) – веры религиозной и «билиф-веры» (belief) –способности человеческой души доверять чувственным и рациональным образам без достаточного основания.

Подробно вера рассматривается с позиций «религий Книги»: иудаизма, ислама и христианства, согласно которым словом «вера» называется связь человеческого и Божественного в аспекте отношения, которое человек должен иметь к Богу.

В еврейском языке слово «emunah» означает «доверие». В Ветхом Завете это понятие веры восходит преимущественно к двум древнееврейским корням: «аман», ассоциирующемуся с твердостью и уверенностью, и «батах», указывающему на доверие. Точно так же в исламе понятие «верить» выражается глаголом amina, доверять кому-то. В этом слове тот же корень mn-, что и в еврейском emunah и в русском аминь. От этого же корня происходит и мусульманское iman, вера, понимаемая как доверие, уверенность в ком-то. Коран устанавливает тесную связь веры как доверия Богу, iman, с islam, подчинением, покорности (muslim) Ему. Поэтому мусульмане используют слово din, которое обозначает в совокупности «иман» (вера, от «верить, уверовать»), «ислам» (придание себя Богу, покорность, исполнение религиозных предписаний) и «ихсан» (истовость, совестливость, чистосердечие – совершенствование в искренности веры). В Новом Завете «вера» – pistis и «верить» – pisteuein – понимается как принятие керигмы, – провозглашение спасения и прихода Спасителя.

В этическом смысле вера означает то же самое, что и способность доверять, своего рода моральную силу, которая предполагает душевную стойкость. Вера – основа доверия. Хотя до-верие – основа будущей искренней веры, которая выражает целостность личности, ее самотождественность, неизменную в изменчивом мире.

Автор показывает непростое взаимоотношение веры и знания, которое, в свою очередь, определило столь же противоречивую связь науки и религии в евроамериканской цивилизации. Автор утверждает, что, признавая всю значимость и неотвратимость научно-технического прогресса и ведущую роль научного знания в современную эпоху, нельзя сегодня не учитывать и негативного воздействия названных тенденций на внутренний, духовный мир человека.

Наука, занимая доминирующее положение в современном мире, является весьма узкой областью знания, признавая достоверной только ту информацию, которую можно проверить опытным путем и многократно повторить с помощью эксперимента. Поставляя эмпирические формы истины, но лишая объект своего исследования какого-либо ценностного в его целостности значения для исследователя, наука ограничивает возможность духовного развития личности, порождая прагматизм как стиль жизни. Наука – язык разума. Религия – язык духа, определенная семиотическая система, которая отражает совокупное общественное сознание народа, придавая святость градации ценностей, выстраивая в строгую иерархию и консервируя их.

Феномен веры не противоречит социальному опыту, но истинность ее предмета нельзя логически доказать, как это делается доказательством истинности знания с помощью логических методов. Поэтому в современной ситуации необходимо рациональное разделение роли и функций знания и веры, науки и религии, при одновременном признании их значимости для дальнейшего развития человечества.

Автор утверждает, что вера, как сущностная установка и жизненная потребность не связана непосредственно с религиозными мотивами, а строится каждым человеком в зависимости от сделанного им выбора. Абсолютная вера – вне рамок, форм и определений «религиозная» и «безрелигиозная». Так же, как на уровне разума человек мыслит понятиями, в вере он «мыслит» ценностными абсолютами (пределами значимости). Диссертант предлагает свое авторское определение веры: вера – это интегративная характеристика личности, основанная на ее мировоззренческой позиции и определяющая ее нравственные предпочтения и ценностные ориентации.

Во втором параграфе – «Бытие религиозной веры. Религиозность и Бог» – рассматривается религиозный опыт человечества в его ретроспективе. Делается вывод, что в религии закодирована такая система ценностей, которая максимально адаптирована к национальному сознанию народа, поэтому религия начинает на определенном историческом этапе выступать в роли традиции, т. е. механизма, помогающего народу сохранить наиболее значимые для него духовные ценности и передать их по наследству, увековечивая себя во времени. Культура души воспитывается в человеке с детства, прежде всего через традицию, а значит и через религию. Традиция – это самопринятие народом самого себя, разотождествление со злом, а значит, с небытием, то есть самоутверждение. Если религия – это традиция, то на личностном уровне вера есть самопринятие человека, его самоутверждение как исходная посылка бытия. Вера – это инстинкт существования, действующий на бессознательном уровне: «Я верю – следовательно, существую». Или – «я существую, пока верую».

Большое разнообразие религиозных систем указывает на неустанный поиск оптимальных путей и все более надежных способов духовной трансформации личности в сменяющих друг друга культурах и цивилизациях. Рассмотрев гностические, тантрические и бхактические традиции, диссертант делает следующий вывод. Мировые религии стали таковыми потому, что умело сочетали в себе все эти техники, все три «пути к Богу». Эволюция религиозных учений шла в направлении от единичных, частных случаев (шаманизм) через групповой опыт (мистерии древности и различные национальные системы) к массовому опыту (мировые религии). Видимо, осознав, что трансперсональный опыт доступен не всем, мировые религии не стремились делить людей на духовную элиту и послушную массу, а искали пути и способы включения всех в «духовное делание», в процесс трансформации психики, ведущий к одухотворению и полнокровному существованию человека в мире. Религия предлагает своим адептам форму отношения к Богу (Идеалу, Абсолюту, Высшему, Горнему), т. е. вид веры. В этом ее главная, непреходящая роль. Суть религии можно определить одной краткой формулой: преодоление смерти. Следовательно, различаясь по предмету, по основанию, все верования близки по сути, хотя понятия «вера» и «Бог» связаны между собой в традиционных культурах с определенной и конкретной теологической системой, и, следовательно, имеют свои национально-этнические и культово-обрядовые особенности.

По мнению автора, вера не может не быть религиозной, если религиозность понимать как связь человека со священным, святым, нуменозным, то есть, в конечном итоге, с Идеалом. Религиозность есть тотальность, целостность личности, креативная устремленной к высшей для нее цели, которая, в свою очередь, должна опираться на искреннюю веру. Переосмысливая духовный опыт разных исторических эпох и культур, можно посмотреть на религию и веру как на универсальную систему инкультурации и социализации человека, способ актуализации внутреннего потенциала личности в его направленности на духовное самосовершенствование, в конечном итоге, гуманизирующий феномен культуры.

ГЛАВА 2 – «Вера как феномен субъективной реальности» – исследует место веры в духовной структуре личности, рассматривает веру как феномен сознания и как экзистенциальное основание целостности человека.

В первом параграфе – «Место веры в духовной структуре личности: философско-мировоззренческий и психологический аспекты» – диссертант утверждает, что субъективно-свободное отношение к своему личному опыту возможно лишь при условии выработки мировоззренческого и нравственно-психологического потенциала, благодаря которому и возникает должное и вместе с тем желательное отношение личности к объективной реальности, поэтому постановка проблемы отношения веры к разуму на личностном уровне преломляется в виде проблемы соотношения веры и убеждений.

Сознание человека – это не только «со-знания», но и «со-убеждения», «со-верования». Убеждение – это логос, «аполлоновское» начало, голова, унификация, «он во мне». Вера – «дионисийское» начало, сердце, спонтанность, «Я». Убеждение – менее глубинный уровень личности, чем вера. Убеждать – значит приводить фактуально-логические доказательства, т. е. в личностном основании принятия тезиса увеличивать долю объективного. Вера, коренясь в силе личности, в аргументации и подтверждениях не нуждается. Убеждения же без них не существуют.

Со стороны убеждения происходит сверка информации с личностным знанием, со стороны веры идет идентификация с системой ценностных установок, с базовым символом, с глубинным предпочтением, т. е. с Идеалом. Если переделать известную мысль о роли культуры, то вера – есть мера человеческого в человеке.

Убеждения, являясь областью сознания, где происходит первичная интерпретационная сверка и переработка фактов, выполняют по отношению к вере роль смыслового буферного слоя, защищая веру от скоропалительных модификаций. Любое научное, идеологическое, пропагандистское воздействие на субъект, будучи основанным на определенной системе аргументов, проникает в сфере сознания, но не дальше убеждений, не достигая веры. Вера идеологическому влиянию неподвластна. И в этом смысле утверждаемое верой всегда противо-, сверхъестественно, в смысле – запредельно, проектно, трансцендентно.

Убеждения личности – важный элемент в содержательной подструктуре направленности, однако ни один вид социальной активности не начинается на пустом месте, он возникает на психологической основе, которую можно назвать предориентацией, преднастроенностью, предуготовленность, которую дает социальная установка, базирующаяся, в свою очередь, на глубинном предпочтении. В роли такого глубинного предпочтения, по мнению диссертанта, выступает именно вера.

Специфика веры заключается в том, что ее установка возникает до встречи образующегося отношения и ситуации. Вера как предпонимание, задает границы потенциальных пониманий. Изменение в нашем сознании ведет к изменению того, что мы видим. Воспринимаемый человеком мир всегда уже есть мир понимаемый и интерпретируемый, мир понятый и интерпретированный. Понимания мира более личностного, чем данного в вере, быть не может, поскольку в вере субъект черпает информацию о «вещах» не из них самих, а из собственных представлений о должном, о высших абсолютах. Таким образом, суть веры – в творении новых ценностных смыслов, сообщающих нашей жизни значимость и способствующих ее высшему осуществлению, поэтому веру можно интерпретировать как главную ценностную ориентацию в жизни человека. Наличие в рамках деятельной установки противоречий между верой и убеждениями парализует активность личности, и, наоборот, достижение единства установок веры и убеждения ведет к резкому ее возрастанию.

Рассматривая веру как феномен субъективной реальности, диссертант обращается к известным психоаналитическим концепциям А.Б. Орлова и К.-Г. Юнга, исследовавшим процессы персонализации и персонификации, как механизмы актуалгенеза различных личностных структур. Если персонализация – это позиционирование себя миру и другим людям в качестве презентабельной личности, то персонификация проявляется в стремлении человека быть самим собой. Интегрированное «Я» возникает только в случае, если человек сумеет подчинить собственную личность своей сущности. Одним из механизмов, самореализации и самоактуализации человека, способствующих процессу персонификации, выступает свободный центрированный акт веры. Таким образом, рассматривая категорию веры в контексте гуманизирующих ценностей, можно углубить представления о механизмах персонификации.

ряется, – ведь чем больше Я-образов, тем более сложно сохранять их связанность и последовательность, т. е. саму идентичность, осознание принадлежности каждого из своих Я-образов к единому комплексу «Я». Нормальная идентичность представляет собой сбалансированную систему «Я», где все Я-образы правильно связаны друг с другом, и индивид сознает их все, как принадлежащие ему и отражающие часть его сознания. В этом случае речь может идти о многогранной личности. Кризисная идентичность выражается в нарушении связей между различными Я-образами, в том, что некоторые Я-образы больше не вписываются в существующую систему, и требуется реформация, переструктурирование «Я».


загрузка...