Культурная политика в процессе модернизации инфраструктуры культурного пространства региона (23.01.2012)

Автор: Генова Нина Михайловна

4. Региональная культурная политика способствует формированию в регионе единого многоукладного, полиэтнического, поликонфессионального культурного пространства, Концепция вариативной культурной политики учитывает специфические алгоритмы протекания культурных процессов, на основе чего формирует ряд направлений организационной деятельности. Это способствует развитию национально-культурных движений, активизации народного творчества, сохранению культурного наследия, культурной идентификации, развитию межрегиональных отношений. Исходя из этого контекста, формируются региональные приоритеты, обеспечивающие безопасность, стабильность и устойчивость в условиях модернизации и становления гражданского общества.

5. Моделирование культурной политики предполагает выделение ряда системообразующих оснований, к которым относятся типология культуры, культурной среды, особенности региональных культурных традиций. Открытость данной социально-культурной модели обеспечивается мобильностью адаптации культурной политики к социально-культурным инициативам, активизирующим процессы культуротворчества.

6. Инновационная вариативная модель культурной политики, основанной на типологических характеристиках инфраструктуры культурного пространства региона, предполагает повышение роли субъектов культуры, культурной индустрии и, в то же время, - государственного регулирования процессов организации и самоорганизации. Центром, ядром модели является культуротворческий процесс, который обусловлен традициями и архетипами культурно-исторического пространства региона. Он, в свою очередь, определяет систему инфраструктуры культуры и характер организации культурной деятельности, которая включает в себя механизмы управления межрегиональной координации, культурного проектирования и нормативного обеспечения, регулирования и взаимодействия.

7. В контексте основных направлений реализации культурной политики региона на основе изменяющейся инфраструктуры культуры выделяются следующие блоки: национально-культурный, культурно-экологический, массово-зрелищный и локально-интегративный. В этих рамках определяются специфические структурные компоненты: некоммерческое партнерство, использование коммерческой деятельности и охрана культурного наследия.

Теоретическая значимость исследования определяется основными идеями и результатами данной работы, заключающимися в исследовании феномена региональной культурной политики с позиций системного, структурно-функционального и синергетического подходов, расширении категориального аппарата и разработке оснований нового научного направления в прикладной и теоретической культурологии - теории инфраструктурной организации и самоорганизации регионального культурного пространства и культурной политики.

Использование многообразного эмпирического материала в сочетании с единством концептуальных подходов позволило эффективно рассмотреть ряд позиций, выявивших структурную обусловленность региональной культурной политики. вычленить многокомпонентные взаимосвязи в структурной организации культурного пространства. Системная интерпретация динамики культурной среды позволила выявить теоретически важные блоки структурной детерминации, построенные на взаимодействии объекта и субъекта культуры.

Таким образом. представленная работа имеет эвристическое значение для теоретической и прикладной культурологии, социологии и регионологии, их дальнейшего развития. Расширяются возможности и перспективы концептуального осмысления региональной культурной политики как саморегулирующейся системы, а также моделирования культурной политики в связи с изменяющейся инфраструктурой культурного пространства страны и региона.

Практическая значимость диссертации. Материалы и выводы диссертации могут быть использованы в учебных курсах по культурологии, регионалистике, социологии культуры, теории управления, социальной психологии, применены в практике управления культурой на региональном и муниципальном уровнях, в процессе совершенствования законодательной нормативной правовой базы по вопросам культуры. Основные материалы исследования использованы при разработке концепции культурной политики Омского региона. Особо следует отметить личный вклад и участие соискателя как в содержательном, так и процессуальном аспектах в работу по модернизации инфраструктуры культуры в Омском регионе (1991-2011 гг.). Эти разработки легли в основу муниципальных и региональных программ развития культуры Омской области в 1990-ые, 2006 - 2008, 2009 – 2011 гг., а также использованы при подготовке и реализации межрегиональной программы «Культура Сибири» в рамках межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение», координационный совет по культуре который автор возглавляла с 1992 по 1998 гг.

Автором разработан спецкурс «Региональная культурная политика». Преподавание его ведется для студентов и бакалавров в ОмГУ им. Ф. М. Достоевского. Материалы диссертационного исследования используются при чтении базового курса «Основы культурной политики», разработанного в соответствии с Федеральным государственным образовательным стандартом для подготовки кадров сферы культуры и искусства, а также курса «Культурная политика современной России», который читается в рамках дополнительной программы переподготовки менеджеров, руководящих работников учреждений культуры и искусства, технологов индустрии досуга, проектировщиков. Создана и действует под руководством автора научно-исследовательская лаборатория ОмГУ им. Ф. М. Достоевского «Актуальные проблемы культуры и искусства Омского Прииртышья». По названной тематике студентами выполняются курсовые и дипломные работы.

Апробация работы. Результаты диссертации докладывались на

- международных научно-практических конференциях и семинарах, в том числе: юбилейная конференция к 70-летию Российского института культурологии (г. Москва, 2001 г.), «Социальное функционирование художественной культуры» (г. Москва, 2002 г.), конференции посвященная 250-летию МГУ им. М. В. Ломоносова» (г. Москва, 2004 г.), Галиаскор Камал: 125 лет со дня рождения. Новейшая история культуры и искусств Тюрко-мусульманских народов России (г.Москва, 2005г.), «Человек, культура и общество в контексте глобализации» (г. Москва, 2006 г.), «Вузы культуры и искусства в едином мировом образовательном пространстве» (г. Москва, 2007 г.), «Наука и образование» (г. Кемерово, 2008 г.), «Региональная культура в условиях глобализации» (Казахстан, г. Костанай, 2009 г.), «Социум, культура, нравственность, досуг» (г. Тюмень, 2010 г.), «Современные проблемы и пути их решения в науке, транспорте, производстве и образовании» (Украина, г. Одесса, 2010 г.), «Славянский мир: диалог культур» (г. Омск, 2011 г.);

- ежегодных Всероссийских научно-практических конференциях: «Досуг. Творчество. Культура» (г.Омск, 1998-2005 гг. ); «Художественное образование в контексте современности» (г.Омск, 2004 г.), «Культура и пространство. Творческие ресурсы Омского региона» (г.Омск, 2005 г.), «Народная культура: личность, творчество, досуг» (г.Омск, 2006 г.), «Социально-культурное пространство региона: традиции, опыт, инновационные модели» (г.Пермь, 2008 г.), «Пространство культуры и искусства страны и региона в современных условиях» (г.Омск, 2009 г.), «Актуальные проблемы формирования творческой личности в условиях культурного пространства региона» (г.Омск, 2010 г.);

- межрегиональных и региональных конференциях: «Современное состояние и тенденции развития культуры и искусства России и региона» (г. Омск, 2006-2008 г.), «Сохранение и развитие русской культуры: семья, язык, общество» (г. Омск, 2008 г.), «Кризис и культура: диалог регионов» (г. Омск, 2009 г.), «Модернизация художественно-эстетического образования и совершенствование системы подготовки специалистов в сфере культуры и искусства» (г. Томск, 2009 г.,);

- межконфессиональных научно-практических конференциях (г. Омск, 1987-2011 гг.).

Структура диссертации: Работа состоит из введения, четырех глав, заключения, списка литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

В главе 1-ой «Теоретико-методологические основы системы инфраструктуры культуры в контексте региональной культурной политики» раскрываются научные особенности и предпосылки построения теории современной культурной политики региона.

В параграфе 1.1. «Соотношение категорий и систем понятий культурной политики и инфраструктуры культуры в контексте модернизации» проводится сравнительный анализ категорий и систем понятий «культура» и «инфраструктура культуры». Обосновывается новая парадигма региональной культурной политики, связанная с выделением в модернизации не только технологической стороны, но и социально-культурной составляющей процесса. Отталкиваясь от базового определения «культуры» Л. Уайта (с. 388) как «порядка или класса явлений, состоящего из материальных объектов и передающихся небиологическими средствами с помощью социальных механизмов» и четырех других смыслов, соискателем отмечен один из них, связанный с наличием материальной инфраструктуры. В этих рамках формируется нечто иное как социокультурная среда, которая определяет характер культурного развития, инициативы, содержание господствующих ценностей и идеалов.

Отмечены другие аспекты, экстраполируемые на область культурной политики (культурные объекты, векторы развития). Исходя из составляющих культуры, выявляются теоретические предпосылки понятия инфраструктурной обусловленности региональной культурной политики в наличии блоков управления культурой, структурированного культурного пространства, организации объекта культурной политики, научной организации региональной культурной политики. Учет регионального (историко- и духовно-культурного) контекста, определяемого как «специфический фактор культурного самосознания» в локальном своеобразии культурной политики, трактуется как многоуровневая реализация культурного потенциала самоорганизующегося пространства региона. В системном соотнесении понятий «культурная среда» - «инфраструктура культуры» «культурное пространство региона» выявлено наличие некоторого культурного ядра региона в системе социально-культурных хронотопов. В нем образуется цепочка, исходящая из среды и достигающая понятия «конфигурация инфраструктуры».

В параграфе 1.2. «Развитие научных представлений о системе инфраструктуры культуры в процессе осуществления культурной политики» описывается процесс развития научных представлений о системе инфраструктуры культуры в ходе осуществления культурной политики. Связывая проблему инфраструктурной обусловленности культурной политики с общей проблемой детерминизма, диссертант апеллирует к определениям Я. А. Аскина, Л. А. Уайта, выводящим на идею культурно-эволюционного выбора. Анализ трудов Ж. Бадена, Н. Г. Гардера, Н. Я. Данилевского, Э. Маркаряна, Ж. Л. Монтескье, А. Д. Тойнби, О. Шпенглера, А. Я. Флиера, Э. Фромма позволил автору различить следующие виды эволюции инфраструктуры культуры: эволюция локальной культурной среды, влияние изменяющегося культурного ландшафта, культурные продукты и архетипы, культурно-исторические слои и бифуркации, культурно-исторические конфигурации, трансляция культурно-цивилизационного потенциала, духовно-антропологические и экологические артефакты, ценности культурно-исторической конфигурации, эволюция характера субъекта региональной культурной политики, способы организации культурной политики, особенности личностного пространства регионально-культурной среды, эволюция личности как субъекта среды культуры, смена пространственно-культурных конфигураций, взаимодействие соотношений векторов культурного развития. На этой основе было выявлено содержание всех уровней культурно-деятельностного существования человека в обществе: этнонационального, гуманизирующего (общечеловеческого), культурно-личностного и цивилизационного, которые свидетельствуют о высокой степени поликультурности и региональной специфичности феноменов культуры. В системе объекта культуры выявились модификации управления им: варьирование направлениями развития культуры, адаптационно-синхронным структурированием и межкультурным регулированием (Л. А. Уайт, Ю. В. Балакшин, М. С. Каган и др.).

В параграфе 1.3. «Теоретико-методологические основы инфраструктурного детерминизма региональной культурной политики» рассматриваются теоретико-методологические основы инфраструктурной детерминации региональной культурной политики на основе объектно-деятельностного, личностно-ценностного и организационного подходов к культуре, определяется их соотношение к блокам структурной обусловленности. При этом выделяется блок личностной дифференцированной регуляции региональной культурной политики, в который входят направления социального развития культурных сообществ, духовно-ценностные конструкты, духовно-культурный иммунитет. В этой связи выделяется личностно-ценностный подход к региональной культурной политике, индивидуальное выражение личности (А. Г. Спиркин, В. С. Барулин), проблемно-ситуационный (Э. А. Орлова) и функционально-ценностный.

С позиций системного понимания инфраструктуры культуры диссертант выявляет системообразующие компоненты ее анализа: социум и человек, которые отражаются в понятиях «объект» и «субъект культуры» и определяют, в конечном счете, содержание и характер деятельности. Особенности динамики культуры выражаются в схеме механизмов культурной политики, заданных технологиях, потенциальных и реальных ресурсах культурной деятельности, плановом содержании и формах культурной политики, которые рассматриваются как в организованной, так и спонтанной культурной деятельности. Учитывая региональные институциональные и спонтанные факторы культурной деятельности, на фоне новизны возникающих культурных инициатив рассматривается возможность инфраструктурного моделирования в процессе модернизации форм культурной политики с целью ее регуляции и коррекции. Выявляется необходимость комплексного подхода к инфраструктуре культурного пространства региона. Исходя из общего определения культуры, как творческой созидательной деятельности человека, прошлая (зафиксированная в культурных ценностях) и настоящая (основывающаяся на основании «распредмечивания» этих ценностей), региональная система культуры определяется, как целостность объектов, задающих условия и основную направленность формирования человека, его духовно-нравственного мира, связанных в этом взаимодействии генетическими, структурными и функциональными отношениями, что позволяет говорить о ней, как о системе.

Реализация культурной политики в регионе определяется характером функционирования инфраструктуры культуры. В этом направлении анализируются системные проявления структуры культуры, экстраполяция которых на процесс реализации культурной политики позволяет выделить материальную и духовную составляющие. Формы культурного продукта (культурные архетипы, духовные культурные ценности, культурные проекты, человек культуры). В результате обосновывается подход и соответствующие предпосылки инфраструктурного процесса культурной политики, которые позволяют увидеть взаимосвязь систем региональной культуры (моделей, типологий, сущностей) и процесса культурной политики региона.

Во 2-ой главе «Теория формирования инфраструктуры культуры в региональной культурной политике» представлено обобщение и систематизация научных положений в сфере культурной политики.

В параграфе 2.1. «Концепция мобильной культурной политики в динамике системы инфраструктуры культурного пространства региона» рассматривается концепция современной культурной политики в динамике системы инфраструктуры культуры и культурного пространства региона. Для определения системных связей в инфраструктуре культуры выявлена специфика культурного пространства (пространственная среда, среда аудитории, территории представления образцов, культурно-образовательная и зрелищно-досуговая среда). Кроме того, определена совокупность ресурсов культурной деятельности, выражающихся не только в определенном статусе, но и также в особенностях социально-культурной среды, связанных с некоторыми социально-культурными институтами. Описывается морфология культурной среды региона как совокупность компонентов макросреды, мезо- и микросреды, включающая инфраструктуру ближайшего социального окружения, территориальных и инициативных групп, связанных с субкультурами и национально-культурной средой региона.

Первый более всего связан с культурной политикой, два последних всего лишь соотносятся с государственной культурной политикой. Автор считает, что необходимо отметить различия в более конкретном выражении объекта культурной деятельности, содержащиеся в понятии «культурная среда региона». Особенность здесь в том, что объектная и субъектная стороны культурного процесса в наибольшей степени смыкаются.

Отсюда выделяются компоненты организационно-управленческой инфраструктуры культуры региона, включающие взаимовлияние, взаимодействие, интеграцию и регулирование складывающихся творческих и деловых социально-культурных отношений. Региональная специфика брендово-ориентированных программ отражается на процессе возрождения культуры на основе дифференцированного подхода к различным социально-культурным средам и субкультурам.

В результате проведенного анализа определены направления развития структуры культурного пространства в контексте общей инфраструктуры культуры: интеграция, культурная идентификация, культурная диффузия, институционализация и консолидация культурной среды, мультикультурализация, обновление и воссоздание культурных объектов, комплексное проектирование, нормативно-правовое обеспечение, повышение эффективности регулирующих процессов. Проведен анализ вариативных моделей культурной политики с точки зрения социостатического или социодинамического подходов. Это позволило выявить региональные особенности концептуального обоснования феномена изменчивости культурной политики с учетом специфики социального развития, общественно-политической активности, взаимодействия коммерческих и некоммерческих структур, традиций и инноваций, способов закрепления традиций и приоритетов культурного развития. Сформированы представления о компонентах инфраструктуры культуры в контексте окружающей среды «природа - человек - социум». Здесь выделяется структура культурной деятельности и культурного продукта, управление культурой, различные среды от природной до художественной, от рекреативной до мемориальной и культурно-творческой. Выявлено, что концепция мобильной инфраструктуры строится, исходя из уровней дифференциации социально-культурной среды в предметном и социально-культурном аспектах. Отсюда сформировалась дифференциация дихотомии инфраструктуры в субъект-объектных отношениях, сказывающихся на мобильности культурного облика региона, его конфигурации посредством координации, взаимодействия, социально-культурной поддержки, восстановления и воспроизводства культуры. Установлено, что возникающая здесь динамика инфраструктуры культуры заключается в создании новых организационно-экономических условий социального развития.

В параграфе 2.2. «Объектно-ориентированная инфраструктура культурного пространства региона» автор описывает объектно-ориентированную инфраструктуру культуры в культурном пространстве региона.

Следует отметить, что в составе регионального культурного пространства существует верхняя конфигуративная часть, обусловленная региональными чертами и локальным культурно-историческим пространством, и нижняя - процессуальная часть, в которой концентрируются объекты культурной индустрии, функционирование которых обеспечивает эффективность региональной культурной политики. Объекты культурной индустрии тесно связаны с субъектами культурной деятельности, которые представляют собой как институциональные, формальные, так и неформальные элементы субкультуры.

Учитывая то, что структура культуры не является раз и навсегда неизменной, она находится в постоянном развитии, в диссертации отмечается её своеобразная «культурная эволюция». Автором исследования в некоторой степени заложено определённое противопоставление. Постепенные качественные изменения, свойственные культурным процессам, в русле культурной политики связаны с нарастанием предпосылок, которые обеспечивают эффективность реализации программ и проектов в рамках культурной деятельности региона. В то же время отмечается, что понятие «культурная эволюция» означает нарастание новых достижений и ценностей, имеющих важное социально-культурное значение. Обоснование данного понятия определяется соискателем как многообразие некоторого состояния нового социально-культурного качества социума, статуса творческой деятельности, стиля жизни, ценностных ориентаций. Отражение динамики культурных процессов прослеживается через диапазон развития таких изменений в ценностно-ориентационной системе личности, которые позволяют ей адаптироваться в социально-культурной сфере.

Fвых ресурсов. Каждая из этих структур раскрывается подробно в отдельности. Сущностная инфраструктура выражается через соотношение концептуальных компонентов, сфер культурно-досуговой деятельности и форм трудовой деятельности. Ресурсный потенциал автором детализируется на традиционный, планово-проектный, интеллектуально-технологический, организационно-кадровый и социально-творческий компоненты. Выявляется, что входящие в него традиционные ресурсы отвечают культурно-историческому, традиционному и инновационному блокам единого культурного пространства региона.

Совокупность потенциала интеллектуально-технологических возможностей определяется от первичного звена технологического осмысления до звена разработки (городские и региональные инновационные центры) и далее - звена реализации в высших и средних учебных заведениях культуры и искусства. Эти три блока предполагают разный уровень обновления квалификации кадрового состава. Устанавливается, что преобладающая институциональная база состоит, с одной стороны, из ведомственных и коммерческих учреждений и, с другой, она строится на сочетании имеющихся, предоставляемых, арендуемых и привлекаемых материальных средств культурной деятельности. В то же время экономические ресурсы инфраструктуры культуры действуют на основе взаимодействия трех аспектов: ресурсосбережения, основного финансирования и софинансирования, сочетаемого с благотворительностью, спонсорством, фандрайзингом. Представлена разветвленная пространственная инфраструктура культуры, построенная на институциональной организации культурной среды, в которую интегрированы уже выявленные компоненты сущностной инфраструктуры. В результате выявляются территории, пространства, комплексы, места, зоны, в которых осуществляется многообразная культурная деятельность.

Содержательно-деятельностная инфраструктура, включает основные направления культурно-досуговой деятельности, требующие определенных формальных ресурсов (экспедиции, презентации, фестивали) и соответственно средств культурно-досуговой деятельности (кадры, транспорт, медиатехника, инвентарь и пр.).

В параграфе 2.3. «Субъектно-ориентированная инфраструктура культурного пространства региона» раскрывается потенциал субъектно-ориентированной инфраструктуры культуры в культурном пространстве региона.

Наряду с отмеченным автором информационно-коммуникативным ресурсным и стратегическим потенциалом большое значение приобретает организационно-управленческий аспект деятельности. Культурный потенциал пространства региона в свою очередь предполагает новые возможности использования ресурсов. Подробно описываются ресурсы, предусматривающие поддержку сферы культуры и искусства, заинтересованные организации, целевые аудитории, которым эта помощь адресована. Личностно-творческие ресурсы выражают виды творческой деятельности в личностно-значимых культурных продуктах (социально-культурные проекты, социально-культурные программы, концерты, выставки, спектакли, фильмы, книги, изделия любительского творчества).

Отмечается, что наиболее емкое выражение инфраструктура культуры региона находит в сочетании пяти стратегий: социально-культурной координации, социально-культурной охраны, социально-культурного и экономического контроля, социально-культурной и экономической регуляции и социально-культурного стимулирования. Воплощение этих стратегий предполагает их направленность на однородные, комплексные и интегрированные социально-культурные институты и соответственно формы культурной деятельности. Информационно-коммуникативная инфраструктура культуры соотносит между собой хранителей и потребителей информации с направленностью на тот или иной уровень социально-культурной среды. Организационно-управленческая инфраструктура культуры региона опирается на взаимодействие основных, дополнительных структур и социально-культурных партнеров. В обобщенном виде формы организационно-управленческой деятельности выражаются в прогнозировании, регуляции, поддержке, координации, защите и стимулировании.

В 3-ей главе «Тенденции и направления инфраструктурного развития региональной культурной политики» рассматриваются тенденции, направления эволюции и стратегии модернизации системы инфраструктуры культуры и культурного пространства в постперестроечный период в региональной культурной политике.

В параграфе 3.1. «Тенденции развития инфраструктуры культуры в региональной культурной политике в конце XIX – начале ХХ века» выявляется ряд тенденций инфраструктурного развития культуры в региональной культурной политике в конце XIX начале XX века, в период модернизации.

В Независимом экспертном докладе, подготовленном по заданию Президента РФ, отмечается, что «модернизация представляет собой:


загрузка...