Российские традиции охраны культурного наследия (23.01.2012)

Автор: Галкова Ольга Валентиновна

Отличительной чертой данных изданий была направленность на осмысление современных проблем памятникоохранительного движения, например, роли государственного и общественного руководства охраной памятников истории и культуры, важности сохранения памятников истории и культуры в контексте среды их обитания, охраны памятников истории и культуры в свете нового памятникоохранительного законодательства и др.

Определенные итоги этим изысканиям были подведены в докторской диссертации А.М. Кулемзина. Это комплексное многоплановое исследование, в котором история зарождения и развития деятельности государства и общества по охране памятников истории и культуры рассматривалась в контексте формирования самого понятия «памятник». В то же время, данная диссертация предоставляет важное свидетельство того, что и в начале 2000-х годов памятник, а не культурное наследие, рассматривался как главный объект охранный деятельности.

1980 – 1990-е гг. стали периодом резкой смены оценочных доминант. Стали появляться, особенно в последнее десятилетие ХХ в., статьи, серьезно и обоснованно критиковавшие деятельность государственных и партийных органов по изучению, сохранению и пропаганде культурного наследия, утверждавшие ответственность государства за сохранение памятников культуры и требовавшие принятия незамедлительных мер по предотвращению их разрушения (Д.С. Лихачев, В.Л. Янин, А. Аникшин, О.Г. Ласунский, Н.Г. Черепанов и др.). Рост работ критической направленности в новых политических, социально-экономических и духовно-культурных условиях 80 – 90-х гг. ХХ в., с одной стороны, повлек за собой существенное сокращение исследований, обобщавших советский опыт памятникоохранительной деятельности, а с другой, – привел к возрастанию публикаций, либо обращенных к поиску путей разрешения современных проблем охраны отечественного культурного наследия, либо – к осмыслению мирового опыта организации охраны культурного наследия и возможности использования его на российской почве (А.Н. Дьячков, Г.А. Кругликова, Р.А. Мнацакян, С.И. Мурашкина и др.). Наиболее популярная в западной историографии теория коммодификации (товаризации) наследия приобрела среди российских культурологов как сторонников, так и противников.

Все это с очевидностью убеждало в необходимости выработки адекватной как новым российским, так и международным реалиям концепции охраны культурного наследия, которая была разработана сотрудниками Российского института природного и культурного наследия (Института Наследия) им. Д.С.Лихачева. Новая концепция культурного наследия базировалась на трех взаимосвязанные между собой теориях – ноосферной, экологии культуры и культурного ландшафта. Именно эти теории обусловили обоснование сотрудниками Института Наследия пространственного подхода к сохранению наследия (Ю.А. Веденин, Ю.А. Веденин, М.Е. Кулешова, Р.Ф. Туровский, В.Н. Калуцков, О.А. Лавренова).

Разработка новой методологии и концепции охраны культурного наследия в современных условиях способствовала росту уровня историографического осмысления этих проблем. Прежде всего, это выразилось в значительном росте диссертационных исследований, в которых как на общероссийском (Н.А. Ежова, А.В. Лисицкий, Е.Н. Селезнева, Т.Н. Сильченкова и др.), так и местном (Г.В. Есаулов, С.Г. Малышева, М.В. Скуднева, М.В. Ямашкина и др.) материале прорабатывались различные аспекты сохранения в новых условиях памятников истории и культуры.

Осознание проблемы совершенствования российского законодательства по охране культурного наследия и приведения его в соответствие с международным культурным правом привело к значительному росту диссертаций, обобщивших опыт законодательной деятельности по сохранению памятников истории и культуры в дореволюционный, советский и постсоветский периоды (Ю.Г. Галай, М.С. Шалюгин, Е.Н. Пронина и др.).

Многие современные проблемы сохранения и использования культурного наследия в условиях его возможной приватизации и включения в рыночные товарно-денежные отношения решались в определенной степени сходных обстоятельствах в дореволюционной России. Все это повышало ценность досоветского опыта деятельности государственных органов по охране памятников истории и культуры. Предметом пристального внимания стали деятельность отдельных государственных органов, общественных и научных обществ, прежде всего, Московской археологической комиссии и церковно-археологических обществ, по сохранению памятников культуры (И.И. Комарова, А.И. Фролов, М.А. Полякова и др.). Специальному анализу были подвергнуты материалы всероссийских археологических съездов, деятельность по сохранению памятников храмового зодчества (В.С. Дедюхина, В.Ф. Козлов, И.И. Комарова и др.). Важным было и то, что в работах проявился региональный аспект проблематики (Т.О. Размустова, Л.И. Зозуля и др.), что позволило показать характер, направления и размах памятникоохранительного движения в провинции во второй половине XIX - начале XX вв.

Существенный прорыв в освещении формирования и функционирования системы охраны памятников истории и культуры в дореволюционный период связан с диссертационной работой А.В. Работкевича. Значительный хронологический период времени, на котором исследуется вышеназванная проблема, позволил автору на значительной источниковой базе выделить этапы, показать эволюцию отношения государственных структур к памятникам истории и культуры, зарождение и развитее общественного интереса к охране национального культурного наследия, осуществить анализ предпринимавшихся государственными, научными и общественными организациями попыток законодательной защиты памятников истории и культуры, а также механизмов реализации законов по сохранению культурного наследия на практике.

Дав достаточно полную картину исторического опыта российского государства в области охраны культурного наследия в дореволюционной России, автор в целом не исчерпал этой темы. За рамками исследования остались государственное решение проблем сохранения движимых памятников истории и культуры, деятельности в области охраны памятников отдельных государственных деятелей и научной общественности, сравнение российского исторического опыта охраны памятников истории и культуры с опытом, накопленным в тот же период времени зарубежными странами.

Для современного этапа осмысления проблемы сохранения культурного наследия характерно возрождение, наряду со столичными, Москвой и Санкт-Петербургом, региональных научных центров по выявлению характерных черт и особенностей местного культурного наследия и истории его охраны. Более чем трехвековые традиции исследования и сохранения регионального культурного наследия имеет и современная Волгоградская область. Они начали складываться со второй половины XVIII в., когда властям Царицына и Камышина стали поступать запросы от Сената, Синода, Академии наук о происхождении городов и о наличии в них и на прилегающей к ним территории памятников истории, археологии и прочих достопримечательностей,. Помимо этого Академией наук по инициативе М.В. Ломоносова в 1768 – 1774 гг. были организованы географические экспедиции, в работе которых принимали участие крупнейшие ученые своего времени: И.Г. Георги, С.Г. Гмелин, И.И. Лепехин, П.С. Паллас, И.П. Фальк. Они оставили подробные описания Царицына, Сарепты, Царевского и Мечетного городищ, встреченых им в степи курганов. Однако систематическое изучение и первые мероприятия по охране культурного наследия на территории современной Волгоградской области (в которую вошли территории, относившиеся до революции к Саратовской, Астраханской, Самарской губерниям и Области Войска Донского) стали проводиться не ранее первой трети XIX в. и были связаны с деятельностью таких местных научных краеведческих организаций, как губернские и областной статистические комитеты, губернские ученые архивные комиссии, Петровское общество исследователей Астраханского края. Ими создавались первые краеведческие музеи, архивы, библиотеки; предпринимались попытки создания археологических карт губернии; велись охранные археологические раскопки, сбор и научные исследования документального, фольклорного, этнографического наследия края; создавалась местная историографическая традиция, основы которой были заложены трудами таких известных историков, краеведов, археологов как Н.И. Костомаров, Д.Л. Мордовцев, А.В. Терещенко, С.А. Щеглов, К.Г. Туровский, А.А. Гераклитов, А.Н. Минх и др. Их работы в настоящее время сами являются частью культурного наследия Волгоградской области. Не преследуя специально целью изучение проблем сохранения памятников истории и культуры, эти работы содержали первые из дошедших до нас списки и описания этих памятников, отчеты об археологических раскопках и находках, исследования по традиционной культуре народов Поволжья, фольклору, топонимике края.

В 1920-е гг. работа по изучению и сохранению культурного наследия была продолжена Саратовским обществом истории, археологии и этнографии, Нижневолжским областным научным обществом краеведения, Нижневолжским институтом краеведения, Сталинградским обществом краеведения и другими государственными и общественными учреждениями и организациями. Успех их деятельности во многом был обусловлен тем, что в числе их сотрудников находились видные ученые своего времени - историки С.Н. Чернов, А.А. Гераклитов, этнограф Б.М. Соколов, специалист по истории и теории искусства А.Д. Скалдин, археологи П.С. Рыков, Ф.В. Баллод, А.А. Кротков, Б.В. Зайковский, которые имели опыт работы в Саратовской ученой архивной комиссии.

Деятельность краеведческих обществ и организаций, действовавших на территории Нижневолжского региона, в том числе и современной Волгоградской области, во второй половине XIX в. – начале 1930-х гг. сравнительно полно и обстоятельно представлена в ряде диссертаций (Т.А. Захарова, М.Е. Скиданов, В.И. Первушкин, В.А. Волков, Е.Ю. Кошелева). Иначе обстояло дело изучения и сохранения памятников в 1940-е гг. по настоящее время. Разгром краеведения и краеведческих организаций в 1930-е гг., последствия которого ощущались вплоть до 1960-х гг., отчасти объясняет отсутствие специальных работ, относящихся к этому периоду, хотя отдельные факты памятникоохранительной деятельности нашли освещение в сочинениях по истории края. К настоящему времени оказались практически не исследованными как в целом деятельность по сохранению в регионе памятников культуры, так и различные ее аспекты. Для будущих исследователей открываются перспективы изучения деятельности научных исторических обществ и организаций 1940-2000-х гг. по сохранению культурного наследия Волгоградской области, в частности, Волгоградского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, научного наследия и судеб ученых ХХ в., чья деятельность была связана с охраной культурного наследия региона, историографии исторического краеведения и охраны памятников Волгоградской области, потерь культурного наследия Волгоградской области в годы Гражданской и Великой Отечественной войн и деятельности по его охране и др.

В настоящее время изучение различных проблемы сохранения памятников истории и культуры ведется на кафедре истории и культурологи Волгоградского государственного медицинского университета, кафедрах истории России Волгоградского государственного социально-педагогического и Волгоградского государственного университетов, археологической лабораторией ВГСПУ и НИИ археологии Нижнего Поволжья ВолГУ, лабораторией региональной истории и казачества Южного научного центра РАН, региональными органами охраны культурного наследия, например, Областным Научно-Производственным Центром по охране памятников истории и культуры при Комитете по культуре администрации Волгоградской области, краеведческими, этнографическими и художественными музеями, архивами области др. Однако комплексная оценка самого культурного наследия Волгоградской области и этапов его охраны пока разработана на уровне отдельных статей и диссертационных исследований по некоторым вопросам сохранения отдельных видов культурного наследия (Т.В. Гафар, А.В. Кияшко, А.Л. Клейтмана, Е.В. Комисаровой, В.И. Мамонтова, А.А. Назарова, И.А. Петровой, М.А. Рыбловой, В.В. Серебряной, А.С. Скрипкина, И.О. Тюменцева и др.).

Таким образом, смена политических режимов в стране заставили исследователей, по крайней мере, дважды менять все главные ориентиры и отправные точки в осмыслении российских традиций охраны культурного наследия: в 1917 г., с приходом к власти большевиков и в начале 1990-х гг., когда произошли слом социализма и утверждение новых политических, социально-экономических и духовно-нравственных отношений. Это предопределило отсутствие преемственности в изучении проблемы на разных историографических этапах, недостаточный учет уже вовлеченного в историографический оборот фактического материала, ранее сделанных выводов и обобщений. В связи с изменением политической конъюнктуры процесс осмысления российских традиций охраны культурного наследия шел неравномерно, а интерес историков и культурологов к обозначенной теме не был устойчивым и продолжительным.

В целом для современного исследования проблемы сохранения культурного наследия характерна серьезная работа по выработке отечественной методологии и теории охраны культурного наследия в контексте серьезного осмысления зарубежного опыта. Происходит значительное расширение исследовательской проблематики, в том числе и на региональном уровне.

В то же время, далеко не весь круг вопросов, связанных с изучением российских традиций охраны культурного наследия нашли свое освещение. Историографический анализ показывает, что отсутствуют комплексные исследования, в которых проблемы формирования и дальнейшего функционирования системы охраны национального культурного наследия на всем протяжении ее существования рассматривался как на общероссийском, так и региональном уровнях. В большей степени изучены проблемы недвижимого, нежели движимого культурного наследия, и, практически, не исследованы вопросы сохранения нематериального культурного наследия, как в масштабах всей страны, так и отдельных регионов. Недостаточно, особенно на региональном уровне, проанализирована деятельность общественных организаций и движений по сохранению культурного наследия со второй половины ХХ века до наших дней. В дальнейшем осмыслении нуждается и понятийно-категориальный аппарат исследования культурного наследия.

Цель исследования: на основе осмысления отечественного опыта охраны культурного наследия и сопоставления его с зарубежным опытом выявить и проанализировать российские традиции охраны культурного наследия

Для достижения поставленной цели автором сформулированы следующие задачи:

– на основе изучения документов ЮНЕСКО, российских законодательных актов, документов общественных памятникоохранительных организаций, историографического анализа отечественной и зарубежной литературы по проблеме исследования представить содержание современных научных дискуссий по основополагающим понятиям культурного наследия;

– выявить изменения в содержании и практике охраны культурного наследия в связи с современными мировыми процессами глобализации, осознанием человечеством целостности окружающего мира как биосоциального и культурного явления, общей ответственности человечества за судьбу мирового культурного наследия и передачу его последующим поколениям;

–охарактеризовать основные этапы становления и функционирования российских традиций охраны культурного наследия, раскрыв эволюцию научных и общественно-политических представлений о составе, ценности, способах охраны российского культурного наследия;

– проанализировать развитие российского законодательства по вопросам сохранения памятников истории и культуры и развитию музейного дела;

– показать становление и деятельность общественных организаций и отдельных исторических деятелей в развитии теории памятникоохранительной деятельности и ее практическое осуществление;

– выявить особенности российских традиций в охране памятников культурного наследия, а также региональные особенности культуросберегающей деятельности;

– на основе осмысления процесса развития регионального культурного наследия Волгоградской области, выявления его закономерностей и особенностей выделить и охарактеризовать локально-региональный элемент в системе российских традиций охраны культурного наследия;

– исследовать регион как специфическую историко-культурную зону.

Объект исследования – российское культурное наследие.

Предмет исследования: становление, функционирование и развитие российских культуроохранных традиций.

Хронологические и территориальные рамки исследования охватывают период с первой четверти XVIII в., первых государственных указов об охране российских древностей до настоящего времени, характерной чертой которого является вхождение Российской Федерации в организацию Всемирного наследия. Такой широкий исторический охват позволяет выделить наиболее сущностные, ключевые, воспроизводимые и находящиеся в живом диалектическом развитии исторические элементы охраны культурного наследия, которые и составляют традицию.

Учитывая многоуровневый характер исследования, оно велось как в границах государства в целом (Российской империи, советской России, СССР, Российской Федерации) так и Волгоградской области в частности. Это позволило выявить как общее, так и особенное, региональное в процессе формирования и использования традиций охраны культурного наследия.

Методология исследования. В основе современных теории и практики организации деятельности по сохранению культурного наследия лежит ряд оригинальных концепций, в разработке которых особую роль сыграли достижения отдельных профильных дисциплин, изучающих материальные объекты прошлого; междисциплинарные исследования по истории и перспективам развития ноосферы и ее взаимодействии с биосферой. Они предопределили формирование в последнее десятилетие ХХ века комплексного подхода, позволившего по-новому увидеть роль культурного наследия в контексте его взаимоотношений с природой и обществом как особого механизма, обеспечивающего непрерывность самого исторического развития, передачу культурных достижений от поколения к поколению. В связи с этим актуальным для данного диссертационного исследования является осмысление в памятниковедческой плоскости теории В.И. Вернадского о ноосфере, Л.Н. Гумилева об этносфере, идей Д.С. Лихачева о роли культурной и экологической среды как целостной системы для формирования высокоморального общества, Н.Н. Моисеева о коэволюционном взаимоотношении общества и природы.

Изучение российских традиций охраны культурного наследия опиралось и на системный подход, вытекающий из методологических принципов исторической синергетики. Отечественная система охраны культурного наследия представляется как процесс сложного, нестабильного, динамичного, самообновляющегося, интеграционного развития, находящегося в постоянном многовариантном выборе и взаимодействии международных, прежде всего, западноевропейских, общероссийских национальных, локально-региональных, государственных и общественных подходов к системе охраны культурного наследия.

Учитывая это, традиции охраны культурного наследия как системный объект рассматривались, во-первых, через структуру этого объекта – государственную и общественную подсистемы (каким образом упорядочены эти составляющие систему элементы, какую иерархию они образуют); во-вторых, через функции составляющих систему частей (какую роль играет тот или иной элемент, в какой мере он ответственен за сохранение стабильности системы выявления, изучения, сохранения и использование объектов национального культурного наследия, а также ее изменения); в-третьих, через характеристику культурного наследия как постоянно усложняющейся информационной системы, в которой охрана наследия выступает, прежде всего, как выбор на том или ином историческом отрезке времени социально-значимой для общества информации о своем прошлом.

Выделение наиболее значимых процессов в сохранении и передаче памятникоохранительных традиций стало возможно благодаря использованию историко-феноменологического метода, который позволял раскрыть внутреннюю сущность объектов культурного наследия и особенности самих традиций.

Междисциплинарный дискурсивный характер большинства исследуемых объектов или дефиниций – традиция, культурное наследие, памятник и др., позволили применить как общенаучные, так и специальные, прежде всего, историко-культурологические методы исследования.

Историко-генетический, хронологический и диахронический анализ российских традиций охраны культурного наследия способствовал выявлению истоков и факторов их развития. Историко-сравнительный метод нацеливал на широкое пространственное и временное (синхронное и синстадиальное) сопоставление российской культуросберегающей системы со своим собственным и международным опытом, что позволило воспроизвести общие закономерности преобразований, их темпы, направления и национально-государственные особенности этой системы. Историко-типологический метод позволил выделить различные варианты организации данной деятельности в рамках отечественных традиций с присущими им сущностными качественными характеристиками, через которые проявлялось как их родовое единство, так и альтернативные тенденции в развитии системы охраны культурного наследия России.

Исторические источники по теме исследования можно сгруппировать по следующим видам:

1. Законодательные и нормативные акты:

– международных организаций – ЮНЕСКО, Совета Европы: конвенции, хартии, протоколы, резолюции, рекомендации, декларации, Среднесрочные стратегии ЮНЕСКО на 2002-2007 гг., 2008-2113 гг., уставы комитетов этих международных организаций в Российской Федерации и др.

– государственных органов законодательной и исполнительной власти, местных властей Российской империи, РСФСР, СССР, Российской Федерации: именные указы императора, указы и циркуляры Сената, Синода, Министерства Внутренних дел; декреты, законы, приказы, постановления, решения органов Советской власти – Совета народных комиссаров, Наркомата просвещения, Главнауки, Министерства культуры СССР и др.; конституция Российской Федерации 1993г., Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской федерации» от 25 июня 2002 г., постановления Правительства Российской Федерации и приказы Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия, Закон Волгоградской области «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации на территории Волгоградской области» от 1 июля 2009г. (принят Волгоградской областной Думой 11 июня 2009г.) и др.


загрузка...