Память на движения как мнемический компонент процесса формирования двигательных навыков в физическом воспитании и спорте (22.12.2008)

Автор: Гончаров Виктор Иванович

Полученные в исследовании результаты вошли в курсы преподавания «Теории и методики физической культуры», «Психологии физического воспитания и спорта» в Уссурийском государственном педагогическом институте, в других вузах.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключений по отдельным главам, общих выводов и заключения по диссертации, практических рекомендаций, списка использованной литературы из 257 источников, приложения. Включает 122 таблицы, 13 рисунков. Общий объем диссертации составляет 342 страницы компьютерного набора текста.

Основное содержание диссертации

Во введении раскрывается актуальность темы исследования; представляются его цель, объект, предмет, гипотеза, положения, выносимые на защиту; обосновываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования.

Первая глава – «Формирование двигательных навыков и «память на движения» - посвящена анализу проблемы двигательных навыков, выделению роли в них «памяти на движения»; рассмотрению проблемы психологического исследования памяти вообще; изучению феномена «памяти на движения» (понятие; структура; особенности отдельных видов «памяти на движения»; участие в работе функциональных систем, обеспечивающих управление двигательными действиями).

Проблема двигательных навыков всегда привлекала внимание немалого числа исследователей из области физиологии, психологии, педагогики. Пик его пришелся на 60 – 80 годы прошлого века (П.А. Рудик, 1960, 1967; З.И. Ходжава, 1960; Л.Г. Воронин, 1961; В.А. Плахтиенко, 1968; Н.В. Зимкин, 1970; Б.И. Бутенко, 1971; В.И. Филиппович, Э.А. Петросян, 1974; В.М. Шадрин, 1978; Б.А. Ашмарин, 1979; В.Д. Мазниченко, 1981, 1984; М.Н. Боген, 1985; М.В. Гомезо, И.А. Домашенко, 1986 и др.). В настоящее время наблюдается труднообъяснимый спад интереса к этой проблеме.

В свое время велись острые споры, не утихающие до сих пор, в отношении понятий «двигательное умение» и «двигательный навык» (Е.В. Гурьянов, 1945, 1947; Е.И. Бойко, 1955, 1957; А.Ц. Пуни, 1959; П.А. Рудик, 1960; В.В. Чебышева, 1969; С.В. Янанис, 1969; К.К. Платонов, Т.Т. Голубев, 1973; В.Д. Мазниченко, 1981, 1984; Е.П. Ильин, 2003; Ю.В. Менхин, 2007 и др.). Эти споры возникают вследствие семантической близости слов, отражающих отдельные стороны явления. Следует согласиться с авторами, которые «двигательным навыком» считают уровень двигательного обучения, завершенный его процесс, «двигательным умением» характеризуют возможности этого процесса.

В настоящее время существует несколько подходов к рассмотрению феномена двигательных навыков, но наиболее известны два.

Первый, традиционный, отражает взгляд на двигательные навыки, идущий от И.П. Павлова и его многочисленных учеников и последователей, как на образования, базирующиеся на сложном проприорецептивном условном рефлексе. В рамках этого подхода рассматривается, в первую очередь, соотношение процессов возбуждения и торможения, и, как конечная цель, формирование системы временных условнорефлекторных связей между функциональными элементами, обеспечивающими двигательное действие. Весь процесс формирования двигательного навыка делится в связи с этим на три фазы, под которые подводится соответствующая психомоторная картина и уровень освоения действия.

Второй предложил Н.А. Бернштейн, в котором он использовал им же созданную теорию построения движений. Как отмечал Н.А. Бернштейн, управление движениями – сложный многоуровневый процесс. Каждый из уровней имеет свои функции, локализацию, афферентацию. Высшие уровни регулируют двигательный акт в целом, низшие обеспечивают решение отдельных задач построения движений, без затрагивания смысла.

Две представленные теории не противоречат, а дополняют друг друга. Первая рассматривает формирование и проявление двигательных навыков на макроуровне энергетических процессов (возбуждения и торможения) с учетом фиксации достигнутого уровня овладения двигательным действием путем установления временных условно-рефлекторных связей, вторая проводит анализ на микрокинематическом и системном нейрональном уровне.

На начальных этапах разработки вопроса о рациональных способах обучения двигательным навыкам господствовал механистический методологический подход зарубежных ученых (Торндайк и др.), нашедший отражение и в методе, разработанным центральным институтом труда. Этот метод, получивший в свое время большое распространение, опирался на чисто механическое понимание процесса трудовой деятельности. Формирование двигательных навыков осуществлялось вслепую, путем «проб и ошибок».

В 30-х годах появляется ряд работ, в которых критикуется метод «проб и ошибок» (Л.М. Шварц, 1937, 1940). В них подчеркивается роль сознания и мышления в формировании двигательных навыков, высказываются возражения против «механической зубрежки».

Дальнейшим итогом работ в этом направлении было установление факта, что автоматизация двигательных навыков не означает отключение сознания от управления ими.

Другое направление в поиске рациональных путей формирования двигательных навыков определилось в лаборатории П.Я. Гальперина. В качестве центрального звена этой теории выдвигается задача исследования строения самой деятельности и ее перехода из внешнего, материального плана во внутреннюю психическую деятельность.

Самостоятельное направление в поиске путей оптимизации производственного обучения развивалось В.Д. Шадриковым (1974, 1976) на основе системного подхода. Им было установлено, что одним из принципиально возможных путей повышения эффективности обучения, в т.ч. и двигательным навыкам, является управление стратегией и тактикой формирования отдельных компонентов деятельности.

В 60-х годах очень популярным было направление обучения умениям и навыкам на основе принципов кибернетики, которое интенсивно разрабатывалось в научных коллективах В.С. Фарфеля, Л.В. Чхаидзе. В качестве общего методологического принципа и управления процессом обучения выдвигалась теория информации, объективированная техническими средствами.

В настоящее время, на основе деятельностного, информационного и структурно-функционального направлений сформировался системный подход в изучении памяти. Этот подход, ассимилируя лучшие достижения предшествующих концепций, означает в то же время качественно новый уровень исследований мнемических процессов, создавая реальные предпосылки понимания законов функционирования памяти и создания единой практически действенной теории мнемических процессов.

Память на движения является специфическим, уникальным видом памяти, отличающимся материалом для запоминания, а именно - движениями, разворачивающимися во времени и пространстве и имеющими временные, пространственные и силовые характеристики. Область этой памяти – человек, совершающий движения. При этом запоминаться могут как чужие, так и собственные движения. В последнем случае используется двигательная (проприоцептивная) модальность восприятия информации.

Проведенный в работе анализ случаев использования термина «двигательная память» показал, что этим термином обозначают три различных вида памяти: образную память на информацию, полученную посредством двигательного анализатора (проприорецепторов); память, выражающуюся в виде формирования, сохранения и воспроизведения самих движений (двигательных умений и навыков); специальную память на движения вообще, выделяемую по запоминанию определенного материала – движений. Первый вид памяти мы предлагаем обозначать термином «проприоцептивная память», второй – «двигательной памятью», следуя прежней, исторически сложившейся традиции; третий – «памятью на движения», подчеркивая специфичность запоминаемого материала – движений. «Память на движения» следует относить к специальным видам памяти по запоминаемому материалу – движениям. Право на ее выделение дают выявленное в работе большое число выявленных связей между различными модально-специфическими видами памяти на движения и случаи высокой продуктивности запоминания движений у спортсменов безотносительно к выбору канала восприятия (зрительному, слуховому и т.д.). В основе ее лежит двигательный опыт, развитие механизмов восприятия движений, умение их группировать, соотносить с ранее встречавшимся материалом.

Структуру «памяти на движения» можно представить следующим образом (рис 1-2). Согласно схеме, представленной на рисунке 1, память на комплексы движений состоит из двух основных видов памяти – памяти на форму и памяти на последовательность движений. Первая включает память на параметры движений (пространственные, временные, скоростные, силовые). Кроме этого подчеркивается комплексный, полимодальный ее характер: участие различной образной, словесно-логической, эмоциональной памяти. Память на одиночное движение (рис.2), естественно, исключает память на последовательность движений.

«Память на движения» имеет важное значение в выработке двигательных умений и навыков. Не случайно выделяется самая первая, чисто психологическая фаза в их формировании (В.Д. Мазниченко, 1984). Она связана с формированием понятия и представления о двигательном действии.

В диссертационном исследовании показано, что «память на движения» принимает самое непосредственное и ничем не заменимое участие в работе функциональных систем, обеспечивающих совершение двигательного действия. Можно сказать, что «память на движения» является системообразующим фактором двигательного действия, т.к. включена во все его стадии.

Вторая глава – «Исследование специальной произвольной кратковременной памяти на комплексы движений» – посвящена изложению полученных в работе результатов по экспериментальному изучению основного вида «памяти на движения» - памяти на комплексы движений, проявляемой в условиях произвольного запоминания при непосредственном воспроизведении сразу после предъявления.

В ее начале дается анализ работ других исследователей по этому

виду памяти на движения (К.А. Скобенников, 1950, 1955; Е.Н. Сурков, 1952; И.М. Онищенко, 1958; Н.Р. Богуш, 1966; А.Ц. Пуни, 1966; А.В. Менхин, 1970; Н.Н. Демидов, 1973, 1976; В.М. Мельников, 1973; С.М. Канишевский, 1977; Е.М. Филиппенко, 1979; В.Л. Скитневский, 1989 и др.).

В рамках диссертационного исследования получено, что у взрослых лиц, имеющих значительный двигательный опыт, и у не занимающихся регулярно спортом наблюдается как схожесть, так и различия в использовании приемов запоминания комплексов движений. И те, и другие соотносят запоминаемый материал со своим прошлым опытом, используют

свои обозначения элементов, сопоставляют элементы комплексов друг с другом.

Спортсмены чаще используют деление комплекса на части, применяют проговаривание описания элементов про себя, повторение. Некоторые стараются запомнить комплекс целиком, как одно целое двигательное действие. Шире используют комплексное, полимодальное запоминание с акцентом на зрительное и двигательное (проприоцептивное) запоминание.

Не занимающиеся спортом чаще используют логические приемы запоминания, которые компенсируют им возможности соотнесения с элементами из прошлого опыта.

У младших школьников затруднены самоотчеты о приемах и способах запоминания комплексов движений. Это связано с известным фактом преобладания у них непроизвольного запоминания над произвольным. С возрастом интроспективные процессы усиливаются и самоотчеты о мнемической деятельности становятся более подробными и объективными.

Зрительное запоминание физических упражнений для детей и взрослых является предпочтительным. С возрастом чаще используется сочетание модально-специфических видов запоминания: зрительного, вербально-слухового, проприоцептивного.

От младших школьников к студентам усиливается логическая обработка запоминаемого материала. Используются такие логические приемы, как деление упражнения на части, сопоставление элементов внутри упражнения, сопоставление элементов с прошлым опытом, применение своих обозначений и др. Чаще используется проговаривание элементов, их повторение.

Проведенное исследование запоминания комплексов движений (физических упражнений) показало, что в условиях, когда схема (форма) движений и их последовательность запоминаются раздельно, при экспозиции средней длительности, чаще всего используемой в учебном процессе и предусматривающей предъявление каждого из отдельных движений в течение 4 сек., среди отдельно применяемых способов самым предпочтительным для запоминания формы движений является показ (табл.1). На эффективности запоминания последовательности движений выбор того или иного способа не отражается (табл.2). При сочетании способов, особенно при включении активного исполнения, запоминание формы движений улучшается (табл.1). Улучшение запоминания порядка следования движений в упражнении наблюдается при сочетании показа и описания упражнения (табл.2). В тех же случаях, когда к показу и описанию подключается активное его исполнение, запоминание последовательности движений ухудшается. Это, скорее всего, связано с отвлечением внимания на само выполнение упражнения, которое не наблюдается при запоминании формы движений.

Таблица 1

Запоминание схем (формы) движений при различных

способах предъявления (n=20)

серий Способы предъявления Количество запомненных движений

Первое предъявление

М ( m Второе предъявление


загрузка...